Териантроп

Тема в разделе 'Александр Сигида', создана пользователем Vilmind, 10 дек 2013.

  1. Vilmind Реальный пластит

    Кравченко откинулся в кресле и задумчиво барабанил пальцами по крышке стола. Взгляд усталых, окантованных морщинами глаз уставился в пустоту. Пиджак с генеральскими погонами повис на спинке кресла. Только кот Васька греет колени и урчит, когда Кравченко почёсывает его. Перед внутренним взором снова проскакивают сводки и донесения. Китайцы скапливаются у границы. Неделю назад подошли несколько разрозненных отделений, спустя пару дней спутники показали уже взвод. А потом китайцы заглушили местность от спутникового наблюдения и радиосвязи. Пограничники натыкались на мелкие отряды без опознавательных знаков. Китайское правительство, естественно отрицает причастность своих военных, мол, контрабандисты или браконьеры захаживают, но вы по отношению к ним, пределы допустимого насилия не превышайте, это наши граждане, хоть и преступники, вы обязаны их выдать…

    Ага, выдашь их. Кравченко перестал барабанить и стиснул пальцы в кулак. После каждой из трёх стычек так называемые браконьеры умудрялись уйти, оставив по несколько раненых пограничников, и даже двух убитых. Откуда у браконьеров, спрашивается, бельгийские автоматические винтовки? Китайцы не дураки, в открытую нападать не будут. Первыми не будут. Но создают напряжённость. Пытаются устроить провокацию. Установленная полтысячи лет назад граница до сих пор не даёт им покоя. За эти века было несколько конфронтаций, и граница таки менялась. Не на много, по сути, речь всегда шла о каких-то островных территориях на Амуре. Но противоположные берега были для Поднебесной всегда лакомым кусочком. Быть может дело даже не в самих землях, быть может китайцам не даёт покоя ущемлённая гордость?

    Сейчас политическая ситуация сложилась в их пользу. Почти не заселённая российская Сибирь, и чрезмерная плотность населения на китайских приграничных территориях. Активная иммиграция, как законная, так и не очень. Этнические проблемы, конфликты между этническими русскими и китайской диаспорой…

    Дребезжащий звонок вывел генерала из задумчивости, Васька поднял мордочку и навострил уши. Кравченко спихнул его с колен, поднялся. Генерал знал, кто на другом конце провода, у этого старого телефонного аппарата только один канал связи. Годы, отданные армии и соблюдению субординации заставили его вытянуться по стойке смирно даже при разговоре через обычную телефонную трубку, будто бы собеседник видел его.

    - На линии министр обороны, - сообщил приятный женский голос в трубке, - линия зашифрована.

    - Генерал Кравченко слушает.

    Обычно Кравченко держался ровно хоть с министрами, хоть с депутатами, хоть с самим президентом, но в свете последних событий голос слегка дрогнул, интонация была не та, что обычно. Почти не заметно, но наверняка на том конце провода помимо министра сидят лучшие аналитики, или может быть уже какой-нибудь робот, искусственный интеллект. Записывают, разбирают интонации, полутона и обертоны, это всё пойдёт в личное дело…

    - Вольно, генерал, - произнёс спокойным, тихим голосом министр, Кравченко даже подумалось, что тот его видит, и он машинально украдкой скосил глаза по сторонам, будто ожидая увидеть объективы камер видеонаблюдения. Видеонаблюдение теперь везде…

    - Валерий Иванович, разрешите к вам не по уставному, - продолжил министр, - перейду сразу к делу – президент не доволен! Мы понимаем всю сложность ситуации, но двое убитых пограничников, не говоря уже о раненых! И это при том, что ещё не было военных действий!

    - Один приказ от Вас или от президента, - затараторил Кравченко, - и вторая мотострелковая дивизия дальневосточного округа будет у границы! Так гораздо проще… Миномётный огонь, танковая атака…

    - Стойте, стойте, генерал. Отставить. Вот этого не надо. Вы же сами прекрасно понимаете, что именно к этому нас и вынуждают!

    - Понимаю, - согласился Кравченко.

    Спина начала затекать, да и суставы уже не те, пора бы решиться на искусственные. Генерал пошарил по сидению кресла сзади, не запрыгнул ли котяра, пару раз уже вот так вот, не глядя, садился на бедолагу, крику было… Кресло с лёгким стоном приняло грузное тело. Васька тёршийся о кожаную обивку возле ножки отпрыгнул и побрёл к окну, где принялся играть с краем шторы.

    - Хорошо, что понимаете, но боеспособность ваших пограничников оставляет желать лучшего.

    Кравченко начал злиться. Там в столице это не тут. Что они понимают о Тайге! Думают, прислали новое обмундирование и армия должна сразу стать сильнее? Новые единицы техники? А кто ею управлять будет? Катастрофически не хватает солдат! Срочников на границу сейчас не погонишь - комитет матерей, правозащитники, такой крик поднимется… А контрактников не так уж и много. Не настолько много чтобы заткнуть ими все бреши в границе с государством, действующая армия которого насчитывает больше двух миллионов солдат! И сервомоторы с имплантами тут не помогут. Генерал рад бы выдать весь этот расклад министру и всему его кабинету, но только вот там и без него всё это понимают. И сами они в тупике. А субординация есть субординация…

    - Приложим все усилия! – сухо сказал Кравченко. – По всем данным, у китайцев на нашей территории близ границы есть лагерь, на его поиски брошены все силы!

    - Не стесняйтесь использовать более технологические средства, генерал. Я понимаю, вы человек старого поколения, возможно вам трудно принять новое вооружение, новизна которого заключается не в увеличенном калибре и не в большей начальной скорости полёта… У ваших солдат есть всё необходимое, для успешного выполнения поставленных задач. Выполняйте!

    - Так точно, - отчеканил Кравченко, но в трубке уже были гудки.

    Кравченко поглядел на Ваську, тот облизывал лапу уже сидя на подоконнике, и то ли коту, то ли самому себе пробормотал:

    - Будем выполнять…

    ***
    Тарас Бербеев смотрел на ребят облепивших БТР, сам он расположился на носу, у пушки, покачиваясь в такт движению и неровностям дороги. Внутри только водитель и наводчик, да ещё эти двое новеньких с собакой, остальные на броне. Высокотехнологичный камуфляж создаёт впечатление футуристичности, будто бы не простые пограничники в тайге, а космический десант, высадившийся на неизвестной планете. Ещё пять лет назад, когда Тарас только начинал служить на границе простым рядовым, о таком обмундировании нельзя было даже помыслить. Облегающая броня, сервомоторы экзоскелета, встроенные датчики, камеры, связь со спутником. Да и бойцы уже не так просты. Даже сам Бербеев, несмотря на изрядную долю консерватизма, позволил напичкать себя агентами – модифицированными бактериями образующими искусственную иммунную систему, так называемый «МедКонтроль». Это не говоря уже о киберлинке, коммуникаторе на основе тех же агентов, только другой модификации, подсаженных в кору мозга. Консерватизм консерватизмом, но жизнь дороже. А нынче на границе - тучи ходят хмуро…

    БТР пробирался по буреломам и буеракам. Более-менее расчищенная просека кончилась, но стволы деревьев пока ещё были на достаточном друг от друга расстоянии. Несколько раз сильно петляли, объезжая совсем уж непролазные завалы: поваленные деревья толщиной в несколько охватов. Если бы не вид заросших мхом и поточенных жуками стволов, Тарас приказал бы оставить машину и разведать что там, за ними, уж очень удобно вот так огородить лагерь от ненужных гостей. Но по всему видно, что деревья свалились от времени, старости и болезней. А устраивать лагерь внутри таких естественных преград – дело хлопотное, учитывая, что у китайцев там наверняка уйма оборудования, которым они глушат связь, а ещё оружие, припасы, и скорее всего транспорт которым всё это доставлялось. И всё же, надо будет проверить, подумал Бербеев, на обратном пути отклонимся с заданного маршрута.

    Тарас вызвал карту, она легла полупрозрачным окном в поле его зрения, в личном слое дополненной реальности. Жёлтыми векторами по карте пролегает их маршрут, составленный аналитиками из генеральского штаба, стрелкой отмечено текущее местоположение и направление движения. Из за отсутствия связи со спутником приходится полагаться только локальный расчёт системы позиционирования. Китайцы заглушили спутники и наземную радиосвязь, но связь между кибер-бактериями в инфракрасном диапазоне оставалась. При достаточной их концентрации в среде, между ними можно наладить передачу данных. А уж авиация позаботилась о распылении достаточного количества… Сигнал как по цепочке, или как по сети, может распространяться от одной бактерий к другой. Увы, не бесконечно, но для связи внутри группы на площади пары-тройки километров хватит.

    - Чёртовы китайцы, - выругался Бербеев, - Ряднин, связи нет? Вопрос можно было считать риторическим, в интерфейсе киберлинка Тарас видел красный значок отсутствия внешних коммуникаций, но у связиста с собой внешний блок усиления.

    - Никак нет, глухо как у негра в жо… в желудке, - пробормотал связист - голубоглазый и светловолосый парень.

    - У китайца, - поправил Третьяк, снайпер, - как у китайца, в том самом

    Он расположился на корме БТР, одной рукой опираясь о корпус, а другой, держа между колен крупнокалиберную винтовку с внушительной оптикой.

    Остальные шестеро бойцов сидят по бортам «брони», свесив ноги с покатого корпуса. В руках автоматы, взгляды хмурые, подозрительно ощупывают двигающиеся по бокам заросли. Шутку не восприняли, слишком напряжены, наслышаны о трёх засадах и потерях.

    Бербеев снова бросил взгляд на Третьяка. Тот один из первых модифицированных. Виден шрам над бровью, уходящий вверх под волосы, и на шее коннектор, под воротником не видно. Тогда ещё технологии были грубыми, импланты вживляли хирургически. Срастание с нервами и адаптация были процессом долгим. Но снайпер имеющий прямую связь со спутником для отслеживания цели и способный за долю секунды, просчитать не только влияние ветра, давления и влажности на полёт пули, но и скорость вращения той точки планеты в которой он находится, приобретение весьма ценное для армии. Сейчас у Третьяк обновлённые импланты, на основе тех самых кибер-бактерий, но старое железо осталось, никак его теперь не вытащишь, без повреждений мозга.

    Просека закончилась, стволы деревьев пошли настолько густо, что на машине между ними не проехать. Кроны сомкнулись, закрывая небо тёмно-зелёным, лишь изредка попадаются яркие пятна солнечного света.

    Бербеев дал в сеть отделения команду на спешивание. БТР замедлился, мерное фырчание двигателя сделалось тише, машина остановилась совсем, чуть качнувшись вперёд и заставив бойцов стукнуться кожухами сервомоторов на плечах. Двигатель поработал на холостых и заглох. Люк в носовой части открылся, там показалась бритая макушка. Водитель-механик Стецюк высунулся по грудь и молчаливо уставился на Бербеева.

    - Ага, приехали, - подтвердил командир, - остаёшься тут с Аганяном. Замаскируйте машину и ждите нас. Дежурство несёте по очереди, при появлении условных сигналов действовать согласно установок!

    Стецюк кивнул и скрылся в люке. Молодой парень армянской внешности, ухватился за крышку верхнего люка, откинул и нырнул внутрь, к Стецюку.

    - Позови пассажиров! – воскликнул ему в след Тарас. Сообщение в локалке должны бы видеть все, но мало ли, кто их, этих новеньких, знает.

    Пограничники спрыгивали с бортов, мягко пружиня усиленными ногами. Сервомоторы работают почти беззвучно, специальная модификация для разведки, мощность и объёмы меньше чем в штурмовых, зато противник не услышит, даже если будет стоять в пяти метрах.

    Когда уже все спрыгнули и Бербеев отдавал команды, в каком порядке и как идти, из верхнего люка выглянула лохматая собачья морда. Видно по всему, что помесь дворняги и овчарки. Пёс навострил уши, умными глазами осмотрел всех, облизнулся и резво выскочил на броню, а затем сразу же на землю. Внизу он отряхнулся, будто бы только что крал курей и весь в перьях, сделал пару кругов вокруг БТР и под конец задрал ногу на толстое, шипованное колесо.

    - Главное, чтобы Стецюк не видел, - усмехнулся Третьяк, заинтересованно глядя на пса. Винтовку он пристроил за спиной, и стоял, засунув пальцы рук под ремень, в виду отсутствия карманов на штанах бронекостюма. Шесть пар глаз, не считая Бербеева, весело наблюдали за псом.
    - Пометил - значит, считает своим, - пояснил Ряднин, - явно выйдет конфликт интересов с хохлом!
    - Да зачем Бобику бронемашина? – наигранно удивился Лесневский.

    - Дык прижился, пока ехал в трюме, - пояснил с почти серьёзным видом Белокопытин, проверяя автомат, - теперь это его дом, или даже – конура!

    С борта спрыгнул Крылов, крепкий и высокий, на полголовы даже выше крепыша Белокопытина, в таком же бронекостюме как и у всех. Ребята глянули не вечно хмурого хозяина пса, переглянулись и занялись своими делами, готовясь к переходу.

    - Что так долго? – мирно поинтересовался Бербеев, - Команда на спешивание в сеть ушла минут десять назад!

    - Видели, - ответил Крылов и не глядя ни на кого отошёл в сторонку, пёс без команды побежал за ним.

    - Простите, - раздался сверху тонкий голос, - мы видели, но нужно было закончить диагностику агентов!

    Сергей Жуков – инженер-диагност кибербактериальных систем. Худощавый и сутулый настолько, что выступы сервомоторов на плечах и бёдрах смотрятся нелепо, как на голодающем богомоле. Он пытался слезть с борта, держась руками за верхние поручни и ставя ногу то так, то эдак на бортик снизу. Наконец ботинок соскользнул, Жуков нелепо взмахнул руками и повалился на спину. Пограничники захихикали. Крылов лишь посмотрел, зато его пёс подбежал и лизнул в щёку. Жуков потрепал Бобика и, кряхтя, поднялся.

    - Понимаете, - обратился он к Бербееву с виноватой улыбкой, - Саша и Бобик сейчас в глубоком симбиозе, мне нужно было промониторить показания их нейроагентов.

    - Наноботов, чтоли? – заинтересованно спросил Третьяк.

    - Микроботов, - пояснил Ряднин, понимающе переглянувшись с Жуковым, мол чего взять с этих простых и даже очень простых, далёких от техники…

    - Да, - подтвердил инженер, - наноассемблеры и агенты сконструированные на их основе пока что остаются мечтой, быть может несбыточной. На том уровне иные законы взаимодействия…

    Третьяк фыркнул, мол, в меня вшивали железо без всяких нано и микро, ещё когда вы под стол пешком ходили, подвигал плечами, устраивая поудобнее винтовку, и отвернулся.

    - Ладно, - подал голос Бербеев, - выдвигаемся! Вы, Сергей, и ваш подопечный держитесь в середине колоны. Как понимаю, изображение из глаз пса может транслироваться в локалку? Организуйте с Рядниным трансляцию на мой киберлинк. Думаю, териантропа нам для этого дали?

    - Это простейшее, как может использоваться териантроп, - пояснил Жуков. С этого начинались исследования – дистанционное управление животным для слежения, шпионажа… Но сейчас териантропы это нечто большее…

    - Очень интересно, пробормотал Тарас, удаляясь в головную часть колонны, - по дороге расскажете… Не мне, Ряднину, пока будете вместе налаживать трансляцию.

    Связист ободряюще улыбнулся и сбросил Жукову через локалку протоколы доступа к киберлинку командира.

    Погранинички пробирались до поздней ночи. Зелёный купол над головой стал непроницаемо чёрным, лишь в редкие разрывы видны яркие точки звёзд. Тайга зажила ночной жизнью. Где-то ухала сова, а через время слышался шорох крыльев, стрекотали свои песни сверчки. Привычные к вылазкам в тайгу пограничники шли не отвлекаясь, приборы ночного видения подсвечивают всё зелёным, программа целезахвата выделяет то барсука, то неосторожного оленя, на миг замершего, навострившего уши, и шурунувшего в кусты, подальше от непонятных двуногих.

    Жуков каждый раз пугался, даже при уханье совы. Всякий раз вздрагивал и осматривался. Бербееву казалось, что инженер пугается даже стрекотания сверчков. Часто спотыкался и задевал сучья. Крылов шёл спокойно, размеренно, умело огибая валежины и низкорастущие ветки. Бобик нарезал круги вокруг группы, держался метрах в ста, двигался быстро, но осторожно. Бербеев разместил окошко с трансляцией зрительной информации пса справа на периферии зрения, слева плывёт окошко карты с помеченным маршрутом патрулирования. Окна оставались не в фокусе пока Тарас не скашивал глаза на то из них, которое нужно, тогда оно приобретало чёткость. Но воспринимать зрение пса было неудобно, чёрно-белая картинка дёргалась, металась, да и ракурс непривычно низкий. Ряднин объяснил, что это и так после программной обработки, подлажено под человеческое восприятие. И даже на тридцать процентов не отображает всей полноты псиного восприятия, где гораздо более важную роль играют запахи и звуки. Полнота картины доступна лишь териантропу. В основном в поле зрения Бобика попадали стволы сосен и елей, кустарник, мелкие животные.

    Ряднин и впрямь разговорился с Жуковым, тема его заинтересовала, оба технари, оба работают с кибербактериями, только в разных отраслях использования. Беседа проходила по выделенному каналу между ними двумя, но Бербеев, как командир подразделения имел доступ ко всем персональным каналам и краем уха слушал беседу. Оказалось, что Крылов не управляет собакой, как все в группе считали изначально, человек и животное составляют спаренный интеллект. Животное выступает в роли внешнего органа чувств человека, связь поддерживается с помощью всё тех же кибербактерий. При обычных условиях рассинхронизация идёт уже при дальности объектов в пару – тройку метров, но авиация буквально засеяла местность бактериями специализирующимися на связи и Бобик может спокойно отбегать от Крылова на несколько сотен метров, потом сигнал размывается, становится нечётким.

    Шорох отвлёк внимание Тараса от диспута между связистом и инженером о форме лапок микроассемблеров. Командир потянул с плеча автомат, по локальной сети группы пролетела команда тревоги. Ребята так же потянули автоматы, в том числе и териантроп Крылов, готовые тут же открыть огонь. Жуков и Ряднин перестали трепаться, инженер побледнел, видно даже в зелёном отсвете ночного видения. Группа замерла, кусты впереди раздвинулись и хищной походкой, скаля клыки, в сторону людей выдвинулись три волка. Они остановились на миг и двинулись огибая отряд по кругу. Напряжённые мышцы красиво играют, шерсть на загривке встопорщена. За ними из кустов выдвинулись один за одним ещё пятеро волков, таких же матёрых.

    Лесневский направил ствол автомата на ближайшего, готовый нажать на курок, но на ствольную раму сверху опустилась рука стоящего рядом Третьяка. Он покачал головой и вытащил нож.

    - Всё верно, - подтвердил Тарас не шевеля губами, по локальной сети, - не стрелять без необходимости, я не хочу чтобы нас было слышно за десять километров!

    - Я бы посмотрел, как бы мы справились ножами, если бы наткнулись на тигра!

    - Тут есть тигры? – струхнул ещё больше Жуков.

    - Конечно, дурень, это же тайга!

    - Тигры не нападают на человека – огрызнулся Тарас, - сколько раз натыкались! Просто уходят, если их не провоцировать.

    - Волки тоже, - заметил Третьяк, тем более нас девять человек!

    - Это какие-то неправильные волки, изголодались что ли. Хотя, не зима же!

    Стая волков принялась обходить людей по кругу, слышалось рычание и шорох лап. Бербеев достал нож и приготовился к нападению, но тут сзади прошлёпали четыре лапы. Бобик прошёл мимо людей и встал между ними и волками. Волки зарычали громче, шерсть на загривка вздыбилась так, что стала похожа на шипы дракона. Бобик тоже взрыкнул и уставился в глаза ближайшего зверя, по-видимому, вожака. Они стояли около минуты, глядя друг на друга и издавая лёгкое рычание, потом вожак, не отрывая взгляда от пса начал двигаться в сторону. Наконец он отвёл взгляд и трусцой скрылся между деревьев, стая последовала за ним.

    - Молодец, Бобик, - шепнул Бербеев, - двигаемся дальше!

    - Это не Бобик отогнал волков, - подал голос Жуков, - это Саша. В ментальной паре человек-животное, доминирует человек, некорректно говорить о действиях териантропа как о действиях животного.

    Тарас глянул на Крылова, тот невозмутимо стоял ни на кого не глядя, будто ничего не произошло.

    - Ну, всё равно, молодец…

    - А что означает «териантроп», - спросил Лесневский заинтересованно.

    - Все разговоры по локалке! – прошептал Бербеев и двинулся дальше в чащу, остальные двинулись за ним, уже забыв об инциденте с волками.

    - Это от греческого, - пояснил Жуков уже в общую сеть, - дикое животное и человек. Термин широкий, применяется в разных сферах - этнография, мифология, психиатрия, и у нас вот.

    - Так выходит, Александр всё-таки управляет Бобиком? – спросил Лесневский.

    - Нет, мозг Саши, модифицированный нейро-кибернетической системой на основе бактерий-агентов, воспринимает продукт работы мозга собаки. Не только зрительные, слуховые, обонятельные, тактильные и другие чувства, но и инстинкты, психологию, само мышление. То, как пёс сам воспринимает окружающий мир и оценивает его. На самом деле, это побочный эффект, весьма нежелательный, но пока нет программного обеспечения, способного очистить поток данных с рецепторов и отделить его от животного восприятия.

    - Он поэтому такой, эм, нелюдимый?

    - Да. При цифровой териантропии человек срастается с животным… По сути, исчезает человек, исчезает животное, появляется териантроп. Существо, конечно, не потерявшее своей человеческой личности, но уже являющееся чем-то другим…

    Лесневский передёрнул плечами и уже больше ничего не спрашивал. Разговор продолжил Ряднин, который крайне заинтересовался технологией и был готов выпытать любую не засекреченную информацию.

    - Получается, можно связать человека с любым животным, или даже с несколькими? Или даже – нескольких людей!

    - Да, - подтвердил Жуков, - это ответвление технологии объединения сознаний людей в единый сверх интеллект… Но там пока глухо, насколько знаю. Человеческий мозг слишком сложен. Да и как бы сказать – не этично.

    - А над животными издеваться этично… - буркнул Лесневский.

    - Животное, в некотором роде совершенствуется, после длительной связи в форме териантропии. Смешение сознаний накладывает свой эффект на обоих участников. Правда, тщательных исследований не проводилось, после длительной синхронизации разделение крайне не желательно. Оба участника тандема стремятся вновь объединиться ментально, вернуть, так сказать, потерянный разум, и при невозможности сделать это, впадают в крайнюю форму подавленности, вплоть до истощения и смерти.

    Бербеев, слушавший диалог краем уха удивился:

    - Но ведь собаки живут гораздо меньше людей!

    - Всё дело в кибербактериях. Пара человек-животное формируется за счёт внедрения бактерий-агентов из человеческого организма в организм животного. Таким образом, формируется не только нейроинтерфейс животного но и подобие искусственной иммунной системы типа «МедКонтроль», который, как известно продляет срок жизни человека, и таким же образом начинает влиять на животное.

    - Как-то всё это мудрёно, - подал голос Третьяк, - раньше было гораздо проще – вшили тебе железку, она срослась, и всё, пользуйся! А сейчас эти кибер, микро, нано…

    На какое-то время в сети повисло молчание. Отряд продолжал двигаться, до привала ещё час. Бербеев расчитывал пройти как можно большее расстояние, чтобы не выбиться из графика.

    - Теперь понятно, - заговорил Ряднин, - почему именно собаки. После увольнения из рядов нашей доблестной армии проще жить с собакой, чем с каким-нибудь крокодилом, или слоном!

    - Ты думаешь, этим ребятам позволено увольняться? – хмыкнул Третьяк. – Они же теперь орудие армии, такое же, как танк или самолёт! Но даже с танка можно снять пушку, пулемёт и отправить на вспашку целины, а тут… Ну ты слышал.

    - С имплантами тоже не позволяли раньше уходить, - ответил Ряднин, - тебе ли не знать, ты один из первых.

    - И то верно, я когда согласился, думал всё, теперь на вечно с потрохами армейский пёс! Но нужно было семью кормить, а за модификацию в то время такие премиальные начисляли, ух! Ну… как теперь обычное жалование…

    - А я бы дельфином стал, - мечтательно заявил всё время молчавший Белокопытин, - плавал бы по морям-океанам, нырял бы во всякие марианские впадины. Красота!

    Все засмеялись. Даже Тарас не удержался от того чтобы не хмыкнуть. Один Крылов остался всё так же без-эмоционален, находясь разумом где-то в иной плоскости реальности.

    Через час разбили привал. Бербеев определил очерёдность дежурства, только Крылов мог бегать Бобиком всю ночь, Жуков пояснил, что в парной синхронизации, мозг человека и животного работает по аналогии с полушариями мозга дельфина. Непрерывность сознания поддерживается поочерёдно работающими мозгами и, разумеется, программным обеспечением, контролирующим этот процесс.

    За ночь никаких происшествий не случилось. С первыми лучами солнца Бербеев поднял отделение и приготовился гнать подчинённых дальше по маршруту. Он отдавал команды в сеть, как вдруг увидел, что к нему идёт Крылов. Не просто в его сторону, а судя по взгляду, именно к нему.

    - Разрешите обратиться? – проговорил чуть хрипловатым голосом териантроп.

    Бербеев немного опешил, как и все в отделении. За двое суток в одной команде привыкли, что Крылов почти не разговаривает. Только Жуков лишь с интересом прислушивается, Крылова знает лучше, и знает чего от териантропа ожидать а чего нет.

    - Разрешаю!

    - Я тут ночью побегал, и наткнулся на запахи. Пахнет бензином, тушёнкой, и человеческим потом.

    Бербеев опешил ещё больше. Встревоженные бойцы начали стягиваться ближе, ловя каждое слово териантропа.

    - Какое направление?

    - На юго-восток. Дальше трёх сотен метров я пройти не смог, рассинхронизация. Не могу чётко мыслить… Вернее, мыслю только как человек. Но судя по интенсивности запахов, километрах в пяти отсюда – лагерь.

    - Хорошая работа, - похвалил Бербеев. – А где сейчас, эм… пёс?

    - Я подыскиваю тропу, где сможет пройти отряд, - ответил Крылов, - по прямой только я могу пробраться, там густые заросли.

    - Веди! – приказал Бербеев. Самоидентификация Крылова немного смутила его, но одно он понял – териантроп выведет к лагерю противника.

    Отряд двинулся за Крыловым, тот шёл уверенно, будто прочесал всю местность лично. Судя по всему, так оно и было. Жуков и Ряднин теперь шли в конце отряда. Когда солнце уже было высоко в небе пограничники вышли на маленькую поляну, там их ждал Бобик, он посмотрел умными глазами на Тараса и ринулся между деревьями.

    - Только тихо, - предупредил Крылов, - у них тут начинаются посты. Я чую часовых, если не шуметь мы подберёмся ближе, на расстояние прямой видимости.

    Бербеев махнул рукой, отряд начал пробираться за псом. Они вышли к поросшему мхом холму. Бобик сидел наверху, меж зарослей кустарника, и внимательно глядел на что-то вне поля видимости ребят. Крылов махнул рукой. Пограничники бесшумно взобрались на вершину, и сквозь кустарник увидели расчищенный от деревьев, но задрапированный сверху камуфляжной сеткой участок. Бурыми неопрятными кучками выделяются то ли шалаши, то ли землянки. В сторонке, между двух деревьев виднеется пикап российского производства. Из одной из землянок выбрался человек в потрёпанном камуфляже без опознавательных знаков. Круглое азиатское лицо с характерным разрезом глаз посмотрело по сторонам, кому-то кивнуло. Китаец перебежал через поляну к ближайшему дереву, повернулся к нему лицом и, судя по движению рук, принялся расстёгивать ширинку.

    - Тут лишь несколько человек и десяток часовых в радиусе нескольких сот метров, - сообщил Крылов по локальной сети отделения.

    - На наших нападали большими отрядами, - задумался Тарас.

    - В нескольких километрах восточнее я чую ещё людей, - проговорил териантроп, - и с юга идут какие-то запахи.

    - Ладно, отходим, - скомандовал Бербеев, - нужно вернуться к машине и выехать за пределы радиуса действия глушилки. Там сообщим в штаб. Ряднин, связь с машиной есть? Пускай Стецюк и Аганян будут наготове.

    - Связь слабая, мы далеко от машины, да и концентрация бактерий с каждым днём уменьшается. Я отправил сообщение, дойдёт или нет – пятьдесят на пятьдесят.

    - Отправляй каждый час!

    - Есть!

    Они спустились с холма и углубились в заросли. Крылов вёл другим маршрутом, пояснив, что часовые вокруг лагеря сменили местоположение.

    - Нужно уходить как можно скорее, - заметил Третьяк, - мы не зайчики и не хомячки, натоптали слегка, если у них опытные следопыты, сразу поднимут тревогу, сообщат своим подразделениям в округе!

    Внезапно Крылов остановился, на миг замер, потом принялся вращать головой, будто пытаясь что-то увидеть или услышать. Ноздри его трепетали, пытаясь уловить запахи которые, по всей видимости, чуял пёс. Бобик вылез из кустов, вид пса крайне настороженный, внезапно шерсть на загривке вздыбилась, губы затрепетали, обнажая клыки.

    - Волки! – почти с рычанием выдавил из себя териантроп, - почему я не почуял сразу!

    - Где они? – прошептал Бербеев, забыв о локальной сети. - Обойдём!

    - Везде!

    - У китайцев тоже териантропы! - догадался Жуков. – Та стая вчера…

    Бербеев выругался, теперь понятно, почему враг всегда оказывался на шаг впереди. Лучшая разведка в лесу, это сами дикие лесные звери. А вчерашние волки ушли с дороги чтобы незримо провожать и докладывать своим хозяевам…

    - Но почему так много? – зло прошептал Ряднин.

    - Это ещё не много, - сквозь рычание выдавил Крылов, - вот это много!

    Меж кустов, зарослей и стволов деревьев, вокруг, насколько видно, начали выдвигаться оскаленные волчьи морды.

    - Да их здесь десятка два, - вырвалось у ошарашенного Белокопытина.

    - Больше, - прорычал Крылов, - гораздо больше!

    - Прорвёмся… - прошептал Тарас, доставая из за плеча автомат, - раз уж нас обнаружили… Это всего лишь волки!

    Он прицелился в ближайшего и вдавил курок. Автоматный треск разрезал таёжную тишину, будто зазубренным ножом. Волка смяло короткой очередью, на траву и кусты плеснуло алым. Тут же Бербеев услышал треск автоматов позади себя. Пограничники, почти не целясь, косили волчью стаю. Потеряв десяток из стаи, звери бросились всей толпой. Бойцы не справлялись, волки взяли группу в кольцо, самые решительные уже хватали за лодыжки, бросались пастями на руки. Если бы не бронезащита от отряда остались бы одни клочья. Крылов отвёл Бобика в центр группы и вместе со всеми отстреливался из автомата.

    Здоровяк Белокопытин взревел и бросив автомат за плечо принялся расшвыривать волков руками. Сервомоторы тихо взвизгнули, Белокопытин ринулся вперёд, круша черепа хищников закованными в броню кулаками. Самых резвых, осмелившихся прыгнуть, он хватал на лету и бил о колено, а затем отшвыривал. Слышался хруст костей, вокруг катались, извивались и бились в конвульсиях окровавленные лохматые тушки. Отряд двинулся за Белокопытиным, прикрывая его автоматным огнём.

    Вырвавшись из оцепления, пограничники почти побежали, насколько это было возможно в густых зарослях. Ветки хлестали по плечам. Избегая особо крупных сучьев, приходилось пригибаться или подпрыгивать. Бербеев слышал сзади шорох догоняющих волчьих лап и надсадное рычание. Изредка то справа то слева выскакивали серые звери, но тут же падали от чьей-нибудь меткой очереди, разбрызгивая кровь.

    Наконец стая отстала, но отряд продолжал двигаться с максимально возможной скоростью.

    Запыхавшийся даже в экзоскелете, Жуков хрипло заметил:

    - Если я правильно понимаю, скоро подойдут их хозяева.

    - Правильно понимаешь, - прошипел Бербеев, пытаясь по виртуальной карте определить, как далеко они отклонились от маршрута. Автоматика прокладывала новый маршрут к месту, где остался БТР. Но как сказал связист – концентрация бактерий с каждым днём падает, данные в распределённой сети обрабатываются дольше…

    - Зачем им было ложить половину стаи? – воскликнул Ряднин, - неужели надеялись одолеть нас?

    - Устрашение, - пробормотал Крылов.

    - Но откуда столько териантропов? – не унимался связист. - Сколько мы положили? Десятка два? Три? А сколько ещё осталось?

    - Думаю, дело в том, - нерешительным голосом сказал Жуков, - что эти териантропы не пары, а стаи.

    - Ты же говорил, что только пары! – возмутился Лесневский.

    - Я не говорил, что только. Я говорил, больше одного зверя обычная человеческая психика не потянет!

    - Откуда китайцы набрали ребят с необычной психикой?

    Жуков задумался.

    - Скорее всего, они используют какие-то расширители сознания: ЛСД, псилоцибин, мескалин…

    - Наркота?

    - Препараты, изменяющие сознание и мышление, - поправил Жуков.

    - Псилоцибин, - заметил Третьяк, - это же алкалоид грибов? В округе полно мухоморов, я видел!

    Жуков поморщился.

    - Нет, не думаю, что они настолько кустарно готовят териантропов. Скорее всего готовые препараты, в ампулах…Однако, стоит отметить, что грибы и по сей день применяются в ритуалах коренных этносов как по нашу сторону от границы, так и по ту. В таёжных областях Китая шаманство весьма распространено. То есть, такая методика для них является традиционной…

    - Они здесь! – крикнул внезапно Крылов и бросился в сторону, пуская пса впереди себя.

    Бербеев услышал справа треск, будто пробирается стадо гигантских кабанов.

    - Уходим! – крикнул он, - за Сашкой!

    Отряд ринулся за Крыловым. Треск сзади нарастал.

    - Да что у них там, - выпалил Третьяк, - танки что ли?

    Бербеев вызвал перед глазами тактическую панель.

    - Ряднин, активируй сеть бактерий! – скомандовал он.

    - Уже делаю, - выпалил связист.

    На виртуальной панели стали появляться данные. Если концентрация кибербактерий позволит, можно узнать о противнике больше.

    - Чёрт возьми, - выругался Бербеев, - да у них тут человек пятнадцать и два штурмовых экзоскелета сверхтяжёлого класса!

    - Похоже, настало моё время, - буркнул Третьяк.

    Он замедлил бег и скинул с плеча винтовку.

    Бербеев оглянулся на товарища. Двух штурмовиков и пол роты солдат он не потянет. Однозначно. Но если повезёт, то замедлит. Возможно даже, бронебойными поразит штурмовика. Вопрос в том, выживет ли? В глазах снайпера читалась решимость, но Бербеев заметил в осунувшемся лице и обречённость.

    - Действуй, - только и сказал он, оставив эмоции на потом. Он будет сожалеть о приказе, но вряд ли кто-нибудь осудит его. Потому что приказ верный. Разве что только сам себя.

    Третьяк остался позади, спрятавшись за какой-то валежиной. Спустя минуту раздался оглушительный выстрел винтовки. Следом ещё два… и тишина.

    - Впереди ещё отряд, - предупредил Крылов и рванул влево.

    Бербеев выругался, шансы выбраться стремятся к нулю.

    - Ряднин! Связь с машиной!?

    - Нет связи! Нужно подойти ближе!

    Тарас зарычал в бессилии и с разбегу налетел на внезапно остановившегося Крылова.

    - Какого чёрта? – только и успел выругаться.

    - Мы в кольце, - обречённо ответил тот.

    Сам Крылов оставался спокоен до невозможности, но пёс крутился из стороны в сторону, ноздри трепещут, а вставшие торчком уши подрагивают.

    - Поздно, - успел сказать териантроп.

    Бербеев как в замедленной съёмке увидел летящую из кустов гранату, брошенную явно не руками, скорее всего из ствола, смонтированного на штурмовой экзоскелет.

    Граната описала дугу, стукнулась о землю и подскочила вверх. Тарас будто продираясь сквозь смолу, до невозможности медленно крутанулся и хватая попавшего под руку Жукова прыгнул в сторону. Раздался взрыв, в спину толкнуло тугой струёй горячего воздуха. В ушах зазвенело. Раздался ещё один взрыв, за ним ещё. Тело толкало взрывными волнами будто тряпичную куклу. Тарас попытался собраться в комок, закрыть лицо руками, но руки не слушались. Господи, есть ли ещё у него руки? А затем наступила чёрная мгла.

    Сознание вернулось так же внезапно, как и ушло. Тарас разлепил веки и сквозь кровавую пелену увидел возвышающиеся фигуры. Ушей коснулась китайская тарабарщина, переводчик нейролинка начал что-то переводить, но нужно ли уже… Бербеев попытался пошевелиться, ноги и левая рука не слушалются, возможно, их уже нет, правая рука слегка двигается, пульсируя жуткой болью. В интерфейсе нейролинка выплыло окошко МедКонтроля, красное как сама кровь. Какие-то данные о повреждениях организма, ускользающее в пустоту сознание отказывалось концентрироваться на них.

    Раздался выстрел. Тарас нашёл в себе силы приподнять голову и скосить глаза. Ростом в полтора человеческого, за счёт усиленной ходовой части и навесной брони с пушками, там стоял штурмовик. Он добил из винтовки кого-то из ребят, кажется Белокопытова. Внутри разлилась боль и отчаяние. Тарас попытался осмотреться. Рядом с ним пытался встать жуков. Судя по всему контужен, но видимых повреждений нет. Чуть дальше сидит на коленях испачканный в кровь и сажу Крылов, пустой взгляд опущен на посечённое осколками тело пса, лежащее рядом с ним. Териантроп лишь посмотрел на подошедшего штурмовика и снова вперил взгляд в мёртвую собаку.

    Сервомоторы зажужжали, закованный в тяжёлую броню китаец наставил дуло винтовки в голову Крылова. Со стороны раздалась китайская речь. Переводчик выдал что-то типа «не стреляй, без пса он как овощ». Бербеев напрягся и повернул голову. Там стоял, судя по всему, командир отряда, а за ним, в окружении десятка волков китаец-териантроп, во взгляде которого Тарас не увидел ничего человеческого.

    Командир китайцев увидел движения Тараса и Жукова, подошёл ближе. Жуков почти оклемался, поднялся на колени, держась за голову. На подошедшего китайца посмотрел удивлённо и с надеждой.

    - Сдаёмся, – прошептал инженер, - сдаёмся!

    Тарас двинул рукой, и сквозь запёкшиеся губы выдавил:

    - Им пленные не нужны…

    - Ти пряв, - сказал китаец по-русски с жутким акцентом, - ми ни армия!

    Он достал пистолет и направил на Жукова, тот закрыл лицо руками, тело мелко задрожало.

    - Сами вы растения! – раздался голос Крылова. – Сергей! Беги!

    Он встал с колен и выхватил из подсумка граната, тут же выдёргивая чеку. Стоявший рядом штурмовик взметнул винтовку, и вдавил курок. За секунду до выстрела Тарас успел увидеть взгляд Крылова, такой же равнодушный, как и обычно, но теперь в глазах промелькнула надежда. Командир китайцев, обернувшийся на голос Крылова, и увидевший гранату, попытался шарахнуться на землю, но не успел, раздался взрыв. Китайцев расшвыряло по сторонам. Броню штурмовика посекло осколками, он растянулся на земле с помятой грудиной, из швов между пластинами сочится кровь.

    Бербеев, снова оглушённой, почувствовал, как его хватают руки и тащат.

    - Сергей? – прошептал он, теряя сознание, - беги сам! Брось… Я не жилец!

    Когда Тарас очнулся, он лежал на чём-то твёрдом. В ушах шумит. Приподнявшись на локте, он увидел, что это лесная речушка. Подошёл, хромая, Жуков, перемазанный кровью, грязью и сажей.

    - Повреждения сильные, - сказал он, снимая посечённый камуфляж с Тараса. – МедКонтроль едва справляется. Ты потерял много крови и вместе с ней изрядную часть кибербактерий. Я подключился к твоему нейролинку и запустил процесс размножения. Но это займёт время…

    - Зачем? Беги дурень! Пробирайся к машине… Нужно сообщить в штаб…

    Жуков покачал головой.

    - Я всё равно в тайге один не проберусь. Я в трёх соснах путаюсь, а тут… Даже твоя карта и маршруты для меня так же непонятны как тебе программные коды управляющие бактериями.

    - А ребята?

    - Все погибли, - тихо сказал Жуков, лицо его потемнело, - и мы бы… если бы не Сашка…

    - Мы и так, считай трупы, - прошептал Тарас, - не думаю, что ты унёс меня далеко, нас найдут за считанные часы… А с их волками рассчёт вообще на минуты.

    Голова прояснилась, и Тарас уже мог немного соображать. Жуков аккуратно снимал с него броню. Пластины все посечены, крепления сервомоторов перебиты, теперь это просто бесполезный кусок железа. Броня Жукова выглядела гораздо лучше и вроде бы функционирует. Только за счёт этого ему удалось вытащить Тараса.

    Бербеев поморщился, когда Сергей стягивал костюм с той руки, что целее. Он посмотрел на левую и увидел лишь сочащийся кровью обрубок. Жуков тут же перетянул его ремнём. Обеднённая искусственная иммунная система не могла справиться с потоком крови и та обильно сочилась, залив все камни возле воды и окрасив саму воду. С ногами обстояло не лучше – правая по крайней мере на месте а от левой ошмёток на уровне бедра.

    Тарас застонал. Им не выбраться.

    Со стороны донёсся шум и рычание.

    Жуков испуганно обернулся туда.

    - Похоже, териантропы, - шепнул он, - надо уходить!

    - Уходи сам! Я задержу их!

    Тарас попытался здоровой рукой нашарить подсумок с гранатами, чтобы повторить подвиг Крылова, но подсумок остался на кусках экзоскелета. А между тем к реке выскочила пара волков и сразу за ними ещё трое. Хищники заметили людей и бросились к ним. Слева раздался рёв, мелькнуло что-то чёрно-рыжее и двое волков отлетели, скуля, в стороны. Огромный таёжный тигр на миг замер и тут же вцепился в горло третьему волку, стоявшему ближе всех. Двое оставшихся прижали уши, захрипели и попятились назад. Тигр громогласно взревел, разевая клыкастую пасть как экскаватор свой ковш, мощная лапа с перекатывающимися под лоснящейся шерстью тугими мышцами ударила землю, давая понять, что чужаки вторглись в чужие охотничьи угодья.

    - Я думал они белые, - прошептал Жуков, - он спас нас!

    - Лежи, молчи и не двигайся! Ему до нас дела нет, он охраняет свою территорию!

    Бербеев и Жуков замерли, а таёжный хищник царственной походкой направился к воде. Жёлтые глаза подозрительно осмотрели двух чужаков, ноздри трепещут, улавливая запахи. Тигр подошёл ближе. Тарас почувствовал, как напрягся рядом Жуков, главное, что бы не побежал! Тигр догонит в два счёта и разорвёт! Хотя, в доспехах не разорвёт, но голова и шея открыты. У самого сердце забилось чаще а в животе появилась не то холодная пустота, не то стянутый до предела ком. Готовый совсем недавно бесстрашно умереть, что бы задержать врага, Тарас теперь откровенно трусил. Его охватил первобытный страх перед хищником.

    Тигр подошёл вплотную, принюхиваясь. Косматая рыжая голова с короткими ушами склонилась над лужей крови, ноздри затрепетали сильнее. Замелькал алый язык, слизывая потёки. Тарас затаил дыхание. Тигр склонился над ним, обнюхал и, фыркнув, отошёл. Ком внутри чуть разжался. Тигр подошёл к краю речушки, стал передними лапами на камни, аккуратно, что бы не замочить, и принялся лакать. Напившись, он отошёл от воды, навострил уши, подвигал ноздрями и с озадаченным видом удалился.

    - Уф, пронесло, - выдохнул Жуков. – Я уж думал нам конец.

    - Нам и так конец, - буркнул Тарас.

    Чуть отлежавшись, он чувствовал себя лучше, мед-бактерии, похоже, принялись размножаться, Тарас чувствовал голод. Но самостоятельно двигаться он не мог, а упрямый жуков не хотел идти сам. То ли, в самом деле, так трусит, то ли геройствует, прикрываясь трусостью…

    - Возьми гранаты и паёк из моего подсумка, и уходим, - скомандовал Тарас, - и флягу наполни в реке

    Жуков отцепил подсумок, закрепил рядом со своим и, подхватив Бербеева поволок его вдоль реки.

    - В воду зайди! Нужно двигаться по реке, это собьёт волков с нашего следа.

    Сергей зашёл в воду по щиколотку и побрёл, волоча Тараса за собой. Кровь из ран уже не лилась, но на воде всё же оставались кровавые разводы. Если не осядут, подумал Тарас, их вычислят, нельзя долго идти и по реке.

    Пройдя с километр, они вышли из воды на обратной стороне и углубились в лес. Начинало смеркаться.

    - Нужно сделать привал, - сказал Тарас. Подыщи какую-нибудь ложбину или овраг, где мы можем спрятаться.

    Вскоре отыскалось подходящее место: нагромождение полусгнивших стволов, заросшее папоротником. Один из стволов оказался огромным и пустотелым, Бербеев и Жуков уместились в нём.

    - Если повезёт, - заявил Тарас, - нас не найдут до утра.

    Жуков достал паёк, отделил большую часть Тарасу и они принялись за еду. Затем Жуков покопался в своём подсумке и достал ампулу авто-введения с какой-то жидкостью.

    - Это ускоритель размножения бактерий, тут всякие нужные им вещества. Вообще это для териантропов, но подойдёт для любой искусственной иммунной системы.

    Он вколол ампулу Бербееву и спустя минуту того потянуло на сон.

    Тарасу снилось, что он уссурийский тигр. Большой и мощный. Он выслеживает жертву, оленя. Феерия запахов и звуков просто взрывали его мозг, но он мог ориентироваться по ним как настоящий лесной хищник. Азарт погони. Жажда крови. Феромоны страха исходящие от жертвы. Прыжок. Солёный привкус горячей крови, брызнувшей на язык…

    Проснулся он в горячем поту. Сквозь отверстие дупла и закрывающие его стебли папоротника проникает дневной свет. Слышен щебет птиц и журчание реки. Не так уж далеко они отошли от неё. Жуков мирно посапывает рядом. Тарас растолкал его они перекусили вторым пайком и двинулись дальше. Жуков взвалил Тараса на спину и так они двигались через заросли папоротника.

    - Через твой интерфейс можно связаться с машиной? – спросил Бербеев.

    - Можно. Но Ряднин использовал блок усиления. Мой сигнал не пробивается, видимо мы двигаемся не в сторону машины.

    Тарас вызвал перед глазами интерфейс навигации. Судя по всему они ушли в сторону от маршрута, которым двигались вчера. Река пролегает южнее.

    - Сделаем петлю и вернёмся на наш маршрут, - прошептал Тарас.

    Сегодня ему стало хуже, чем было вчера вечером, несмотря на то, что кровь перестала сочиться из мелких ран и оторванных конечностей. В теле разлилась слабость, подташнивало. Жуков пояснил, что это действие кибербактерий, они усиленно латают его раны. Тарас не заметил, как вырубился. И снова он в личине тигра пробирался по тайге, снова запахи туманили разум а мельчайшие шорохи отдавали в голове с силой набата.

    Он очнулся всё так же на спине Жукова. Похоже, без сознания был не долго, солнце, проглядывающие в разрывы хвои сейчас в зените. Тарас повёл взглядом по сторонам, местность показалась знакомой.

    - Мы пересекли реку? – спросил он.

    - Нет.

    - Значит, мы ходим кругами! – с уверенностью заявил Бербеев.

    - Да вроде прямо шёл, - ответил Жуков.

    - В лесу такое бывает. Вроде бы прямо идёшь, только чуть заросли огибаешь, а оказывается, что делаешь петлю…

    - И что теперь?

    - Да ничего. Попытаюсь не вырубиться и следить за маршрутом.

    Однако места казались знакомыми. На уровне ощущений Бербеев чувствовал, что они тут были.

    - Там что-то лежит, - сказал вдруг Жуков.

    Они подошли ближе и уставились на полу-обглоданную тушу оленя. На вид свежую. Она тоже показалась Тарасу до жути знакомой. Хотя он точно помнил, что не вчера, ни позавчера, ни тем более сегодня никакая туша им не попадалась.

    - Это наш старый знакомый постарался? - с испугом в голосе поинтересовался Жуков и Тарас вздрогнул. Тут же в памяти возникли образы охоты из сна. Он отбросил глупые мысли и проговорил:

    - Скорее всего. Тигры – одиночки, у каждого территория охоты радиусом в десяток километров, которую они ревностно охраняют. Обычно вот так добычу не бросают. Лучше уйти поскорее отсюда.

    Они шли ещё несколько часов, потом остановились на привал. Еды не было, только сделали по несколько глотков из фляги. Внезапно жуков подёргал за плечо лежащего на земле Тараса. Тот повернулся и обомлел. За деревьями, на грани видимости, метрах в двухстах, маячит рыжее пятно.

    - Медленно поднимаемся и уходим, - процедил сквозь зубы Тарас.

    Сергей взвалил его на плечо и постоянно оглядываясь, побрёл подальше от хищника.

    - Какого чёрта ему надо? – буркнул Жуков, когда они отошли на приличное расстояние.

    - Не знаю. Следит, что бы мы убрались с его территории?

    - По крайней мере, это отпугнёт волков с нашего следа, - обрадовался Жуков. - Если он до сих пор не напал на нас, значит, не видит в нас особой угрозы?

    - Возможно. Но лучше не проверять. А у китайцев и без волков приличный арсенал. Не думаю, что испугаются какого-то тигра. Волки отступили потому, что им велел отступить их звериный инстинкт. А с тигром справится любой охотник, вооружённый винтовкой или ружьём.

    - Даа, - протянул Жуков, - их териантропы очень, эм… озверелые. Слишком много особей на одного человека. Человеческий разум не справляется с волной диких инстинктов. Удивляюсь, как китайцы ими управляют.

    - Наркота?

    - Скорее всего. Какие-то психотропные вещества.

    Когда Жуков и Бербеев снова остановились на очередной привал, вдали всё так же маячило рыжее пятно. Чуть посидев и выпив воды, они двинулись дальше и шли до темноты. Когда уже начали сгущаться сумерки, Жуков заприметил овраг поросший орешником. Они пробрались в самую гущу зарослей и затаились, в надежде пережить и эту ночь. Бербеев и сам начал верить, что у них есть шанс выбраться. Крохотный. Но всё же отсутствие погони говорит о том, что шанс есть. Либо о том, что это затишье перед бурей.

    Когда они, уставшие за день, уже почти уснули, сверху над оврагом послышался шорох. Бербеев вздрогнул, толкнул здоровой рукой Жукова. Тот заозирался, пытаясь что-то разглядеть в темноте. Шорох приближался. Ребята замерли. Послышалось тихое рычание. Волки? Подумал Тарас. Но орешник раздвинулся, и к двум людям просунулась большая косматая голова, в темноте выглядящая серой, как у всех уважающих себя кошек. Жуков отпрянул. Но тигр не выглядел агрессивно. Лишь обнюхал Тараса и лёг тут же, рядом.

    - Да что за чёрт? – прошептал Бербеев, - он что, ручной? Из цирка сбежал что ли?

    Жуков пододвинулся ближе.

    - Я, кажется, начинаю кое-что понимать.

    Он полез в подсумок и вытащил небольшой наладонник. Несколькими движениями по сенсору он то-то активировал и послал Тарасу запрос на объединение в локальную сеть. Тарас принял запрос и перед ним развернулся незнакомый интерфейс. Но кроме себя и Жукова он ощущал ещё чьё-то присутствие в сети.

    - Это программа работы с териантропом, - пояснил Жуков, тут же, по локалке, - это удивительно, но ты, Тарас, теперь териантроп.

    Бербееву начало доходить.

    - Кровь?

    - Именно! Тигрище лизнул тогда твою кровь, в кубическом миллиметре около тысячи кибербактерий твоей искусственной иммунной системы – универсальные и самые живучие. Вдали от основного массива твоих бактерий они бы всё же погибли, но в окружающей среде всё ещё много бактерий коротковолновой связи, и связь с бактериями в твоём организме не прервалась. До этого я запустил программу усиленного размножения, а когда позже я вколол тебе тонизатор и твои бактерии принялись массово размножаться, бактерии уже всосавшиеся через желудок в кровь тигра получили от твоих бактерий команду, что всё нормально, твоя система восстанавливается, они размножаются. Бактерии в тигре тоже начали размножаться, хоть и не так быстро. Но за счёт того, что тигр в хорошей физической форме и, по-видимому, сыт, этот процесс идёт весьма интенсивно. Сейчас кора его мозга покрывается сетью из бактерий, и их количество увеличивается.

    - И… Что дальше? – спросил озадаченный Тарас?

    Сергей снова полез в сумку и достал ампулу.

    - Эй, ты что делаешь? Я не могу им управлять, не лезь к нему!

    Но Жуков придвинулся к тигру и вколол автошприц с инъекцией в толстую, мускулистую шею.

    - Лучше контролировать процесс, чем пустить на самотёк! Если выберемся, эх, я такую диссертацию напишу! Точно получу докторскую! Сейчас вам лучше спать. А завтра я инсталлирую программное обеспечение!

    Лежать рядом со зверюгой было всё-таки страшно, даже не смотря на объяснения Жукова. Тарас долго не мог уснуть, прислушивался к дыханию тигра, а тот, похоже спал, даже несмотря на то, что является ночным охотником. Жуков, похоже, тоже уснул. Тарас усмехнулся, пугливый Жуков сразу осмелел когда дело коснулось чего-то в чём он разбирается. Но всё произошедшее… Это же просто бред!

    Ещё пару дней назад они шли в обычную вылазку, каких за его службу на границе было сотни, а теперь он с оторванной рукой и ногой дрожит в овраге рядом с огромным тигром, и совсем скоро, если верить Жукову, его сознание, сознание Тараса, не Жукова, необратимо изменится! А если нет? Что тогда? Териантропов создают в лабораториях под присмотром когорты разношёрстных специалистов. Можно ли вот так, в походных условиях? Без специализированного оборудования, с истощённым организмом и полученными ранами…

    Если так, то завтра любой школьник, богатенькие родители которого обеспечили чадо искусственной иммунной системой и нейролинком, сможет скачать через интернет соответствующее программное обеспечение, конечно же пиратское и десять раз пропатченное, и синхронизировать себя с домашним котом Мурзиком, или псом Шариком… Да хоть с крокодилом!

    На этих мыслях Тарас уснул. Этой ночью ему ничего не снилось, быть может, от того, что тигр тоже спал. Проснулся Тарас от ощущения, что за ним кто-то наблюдает. Он открыл глаза, ожидая увидеть Сергея. Но того не было, а смотрел на него тигр. Пристально, не отводя взор и почти не моргая.

    - Кис – кис – кис, - проблеял Тарас жалобно, - хороший котик… Хороший…

    - Кот просто отличный!

    Жуков, шелестя ветками орешника, спустился в овраг.

    - Я с ним уже подружился, и тебе советую, тем более вы вообще, ха – ха, одно целое.

    Сергей пролез между ветвями и без церемоний потрепал огромного котяру по холке. Тот лишь повернул голову в сторону человека и довольно зажмурился.

    - Ничего не чувствуешь?

    - А что должен чувствовать?

    - Тигру приятно, тебе тоже должно быть… Я инсталлировал софт тебе и ему.

    - Пока что мне очень хреново, и я не вижу поводов для веселья и радости. Хрен с ним с тигром, но нам нужно как-то выбираться!

    - Это да. Но с тигром нам будет проще это сделать.

    Жуков снова потрепал усатого по холке.

    - А ты не боишься, что он тебя тяпнет? – поинтересовался Тарас.

    - Кто? Бербей? Да он ручной! Бактерии уже воздействуют на его разум.

    - Граната тоже ручная, - заметил Тарас, - а руку оторвать может! И что за Бербей?!

    - Ну, - замялся Жуков, - ты Бербеев, он Бербей… Как-то же звать его надо!

    - Мне всё равно. Давай двигать дальше.

    - Погоди, съешь это.

    Жуков протянул Тарасу что-то округлое, белое, красноватое с другой стороны. Тарас машинально протянул руку и замер.

    - Ты что, с дуба рухнул? Или тут только сосны? Я мухоморы жрать не буду!

    - Это нужно! На начальной стадии синхронизации без веществ никак. Но у меня нет ничего подходящего.

    - Я не буду жрать мухоморы, - выпалил по слогам Тарас и вперился в Жукова бараньим взором.

    - Ладно, ладно, как скажешь. Но без должной синхронизации Бербей не станет полноценной частью тебя.

    Они принялись выбираться из оврага. Жуков тащил Тараса, обхватив руками за подмышки. А когда оказались наверху предложил:

    - Может тебе поехать на Бербее?

    - Иди к чёрту, Серёжа, - огрызнулся Тарас, это ты с ним на «ты», как погляжу, вот и езжай. И вообще, осмелел ты, я смотрю. Уже один по тайге шаришься.

    - Да я так, недалеко, - понурился Жуков, - только грибы поискать.

    Он водрузил Тараса на спину, и они двинулись меж сосен и зарослей кустарника. Тигр плёлся позади в нескольких метрах. До полудня они сделали крюк и снова вышли к реке. Дальше пробирались особо осторожно. Бербеев сверялся с картой, Жуков тащил Бербеева, а тигр просто плёлся сзади безучастный.

    - Что он как зомби стал? – поинтересовался Тарас. – Прям смотреть жалко.

    - Сознание животного готово к синхронизации – инстинкты подавлены.

    Когда они взбирались по заросшему соснами холму тигр взрыкнул, начал принюхиваться. Жукова это насторожило.

    - Бербей что-то чует!

    Не успел он закончить фразу, как впереди, между деревьями показались волки. Хищники не атаковали, просто стояли, скаля клыки и издавая рычание. Присутствие тигра их пугало.

    - Назад, - выдавил Тарас пересохшим горлом. Жуков бросился обратно, в сторону реки, ухватив Тараса крепче, так, что тот всхлипнул. Но там появился штурмовик в экзоскелете.

    - Вправо! – крикнул Тарас, и Жуков ринулся в ощетинившийся колючими ветками кустарник.

    Сзади раздались автоматные очереди. Пули просвистели рядом. Жуков вскрикнул и упал, они с Тарасом покатились по уклону. Тигр прыжками обогнал их и, растопырив лапы, повернулся мордой в сторону врагов, оскалил клыки.

    - Не смогли, - прохрипел Жуков.

    С его губ срывалась кровавая пена. Бронебойная пуля прошла в сантиметре от спины Тараса и пробила спинную пластину Жукова. В груди Бербеева будто что-то оборвалось. Он вскрикнул, ухватил Жукова здоровой рукой и попытался тащить, понимая всю тщетность. Боль в повреждённых конечностях стегнула по нервам тысячевольтовым разрядом, и Тарас потерял сознание.

    Он вынырнул почти сразу, и опешил. Перед ним лежит его собственное тело и тело хрипящего Сергея. Тарас попытался крикнуть, но вместо голоса услышал звериный рёв. Тысячи запахов и звуков ударили по нервам, затопили мозг какофонией ощущений. Восприятие поплыло, но он понимал, что впереди враг. В душе клокотала звериная жажда убийства, как у загнанного зверя.

    Бербев сосредоточился на ощущениях, запахи и звуки начали понемногу упорядочиваться. Он ощутил впереди десяток волков, пахнущих страхом, человека-териантропа, который и был этими волками, и штурмовика пахнущего огнём и железом.

    Ярость вскипела и погнала вперёд. Тигр бешеными прыжками преодолел расстояние до врага. Волки оставались там же, на холме, а штурмовик прочёсывал кустарник. Бербей налетел на него сбоку, надеясь повалить и разорвать клыками горло, но тяжёлый получеловек полу-машина устоял. Дуло автомата расцвело вспышками. Бербей отпрыгнул и бросился вновь. Когти зацепились за выступы брони, и он повис на спине штурмовика. Зубы лязгнули о защиту шеи. Но штурмовик всё-таки потерял равновесие и покатился с холма, ломая кусты и стукаясь о стволы сосен. Сознание снова на миг померкло, и когда вернулось, Тарас услышал стук и крики. Сверху скатился штурмовик, которого он только что повалил. Тигр стоял выше и тяжело дышал, кажется, снова потерял активность, лишившись разума Тараса.

    Ударившись о ствол сосны, штурмовик выпустил из рук автомат, и тот, пару раз кувыркнувшись, остановился посередине между китайцем и Тарасом. Бербеев извернулся, и превозмогая боль пополз, цепляясь одной рукой и отталкиваясь ногой. Неповоротливый из за сверхтяжёлого экзоскелета, штурмовик всё ещё пытался встать, когда Тарас обхватил рукоять автомата. Палец вдавил курок, короткая очередь взрыхлила землю, последние пули звякнули о броню штурмовика и отскочили. Искалеченный Тарас был не в силах прикончить врага на таком расстоянии, а тот уже извернулся, вот-вот поднимется.

    Бербеев сконцентрировался и снова попытался стать тигром. Нужно было послушаться Жукова и съесть грибы, возможно, было бы, в самом деле, проще. Мысли об умирающем Жукове придали сил. Он зацепился краем сознания за сознание тигра и зрение будто раздвоилось. Когтистыми лапами Бербеев придавил почти поднявшегося штурмовика и оглушил рёвом, тот в ужасе прикрыл лицо руками и пытался отпихнуть тяжёлого зверя.

    Другое тело Тараса медленно ползло ближе, сжимая в единственной руке рукоять автомата. Ствол упёрся в закрытый бронепластиной висок китайца, и палец вдавил курок. Руку тряхнуло, голова штурмовика дёрнулась и тот замер навечно, из Продырявленного бронебойным патроном щитка потекла густая тёмная кровь.

    Тарас, ослабленный, прикрыл глаза, но зрением хищника видел упокоившееся тело врага, а ноздри уловили запах крови. И ещё другой запах крови – Жукова. Он ринулся к другу. Косматая морда склонилась над лицом Сергея, алый язык лизнул в щёку. Тарас прислушался к стуку сердца. Но сердце не стучит. Грудь не вздымается. Остекленевший взгляд Жукова вперился в ярко-синие разрывы зелёных крон, смыкающихся вверху. Над тайгой раздался полный тоски и боли звериный рёв.

    Он шел, пользуясь и виртуальной картой и звериным нюхом. Человеческое сознание норовило скатиться в забытьи, но усилием воли Тарас кое-как хватался за реальность, а здоровая рука сжимала загривок тигра. Он лежал на спине хищника, чувствуя всем телом перекатывающиеся под мягкой шерстью стальные мышцы. Его мышцы. Какой-то другой частью сознания он чувствовал эти мышцы как свои, чувствовал упругую силу, спрятанную в них. Оставляя тело Жукова, он забрал лежавшие в подсумке мухоморы. С трудом прожевал и затолкал в себя суховатые куски, а потом кое-как взобрался на тигра.

    Теперь он смотрел на мир глазами хищника, чуял за несколько километров снующих людей и волков, всё ещё прочёсывающих местность, и старался обойти их. Волки, то ли не чуяли его, толи териантропы китайцев, почти безумные от бурлящих в крови алкалоидов, не воспринимали его как человека. Может быть, запах тигра был сильнее и будоражил страх. Ту стаю, которая видела, как тигр убивает по воле человека, Тарас добил. Лишь китайца-териантропа не тронул. Человек представлял собой жалкое зрелище, когда цельный разум потерял большую часть себя вместе со смертью волков. Та личность, что осталась в отравленном наркотиками теле была чем-то безучастным, замкнутым в себе. Растение – вспомнились слова китайского командира. Это было именно растение.

    БТР-а не было на том месте, где он остался. Тарас осмотрел следы от колёс и понял, что ребята действовали по инструкции. Возможно, слышали выстрелы, и выждав положенное время отступили. Доложить командованию важнее, чем броситься в слепую на врага.

    Когда стемнело он спрятал своё человеческое тело в зарослях, а личиной хищника вышел на охоту. Хотелось есть. Голод двух тел взаимно дополнял друг друга и почти сводил с ума. Но отойдя метров на триста Тарас почувствовал, как сознание мутнеет. Предел для синхронизации в условиях распылённых кибербактерий связи такой концентрации. Пришлось довольствоваться мелкой добычей. Мышь жалобно пискнула в зубах тигра и затихла. Вторую Тарас хотел принести себе, но уловил шорох какой-то птицы в кустах и проглотил маленький комочек. Птица, подняв крик, забила по воздуху крыльями и взлетела с гнезда, сшибая в темноте ветви. Тарас аккуратно взял в зубы гнездо с несколькими яйцами и двинулся к своему человеческому телу.

    Выпив яйца, он смежил веки, чтобы поспать. Тело слишком ослабленно, бодрствовать сутками, как это делал Крылов, не получится. Тигриная часть тоже улеглась рядом, по обоим телам начало расползаться приятное тепло. Сознание почти провалилось в сон, когда тигриные уши уловили отдалённые звуки, а ноздри защекотал запах бензина, железа и людей. Много людей. Но всё это шло не со стороны китайского лагеря, а с обратной, откуда несколько дней назад двигалось отделение Тараса. Сердце сжалось в надежде. Он нащупал холку тигра и подтянулся, вскарабкиваясь на спину зверя. Теперь главное, чтобы не подстрелили свои.

    Бербеев крался навстречу шуму и запахам. Только подумать, раньше представить не мог сколько шума от отрядов двигающихся по тайге, а уж о запахах и говорить нечего. Слышно за километры. Вскоре в интерфейсе нейролинка всплыло окно с уведомлением о появлении доступной сети, но сигнал всё ещё слабый, чтобы заявить о себе.

    Колона из трёх БТР-ов, соблюдая режим светомаскировки, пробиралась между пока ещё редкими деревьями, а молодые деревца просто подминала под стальные брюха машин. Бойцы сидят на броне, направляя стволы автоматов по сторонам. Кошачье зрение рисует чёткую черно-белую картинку. Тарас наконец-то послал запрос на подключение к командирской сети и вышел на линию их движения. Передняя машина замедлила ход и остановилась. Тарас увидел как бойцы на броне качнулись по инерции, их стволы автоматов смотрели прямо на него. Он понимал, как дико смотрится в их глазах, лёжа верхом на тигре.

    - Свой, я свой… - шептал он запёкшимися губами и превозмогая боль пытался помахать здоровой рукой.

    - Тарас! – раздался знакомый голос и с одного из БТР-ов спрыгнули двое.

    К нему шли Стецюк и Аганян. Остановились лишь за десяток шагов, тревожно глядя на тигра.

    - Он ручной, - прошептал Бербеев, - он ручной…
  2. Atlas Генератор антиматерии

    блин, "окантованных морщинами глаз"...
    Знак нравится это.
  3. Знак Administrator

    Кравченко, кравченко, кравченко, кот васька ))) много лишних слов - не нужной информации
  4. Знак Administrator

    Кравченко откинулся в кресле и задумчиво барабанил пальцами по крышке стола. Откинулся, это свершившееся действие отстранения. Вот человек сидел приникнув к столу и рраз - откинулся. На спинку кресла откинулся, на подлокотник откинулся... в общем отклонился назад. После этого откидывания он мог совершить следующее "забарабанил пальцами по крышке стола" ну можно представить странную картину "откинулся, продолжая барабанить по крышке стола" (ну может быть рука резиновая) Он мог раз за разом откидываться в кресле, барабаня по крышке стола, когда наклонялся обратно, но чёрт возьми это выглядит странно. Особенно странно, делать это "задумчиво"

    Взгляд усталых, окантованных морщинами глаз уставился в пустоту. Окантовка, подразумевает край, ребро, обод, ступеньку. Какой-то перепад высот, хотя бы зрительный.
    Вот чёрная окантовка:
    черная окантовка.jpg

    Пиджак с генеральскими погонами повис на спинке кресла. Только кот Васька греет колени и урчит, когда Кравченко почёсывает его.

    Пиджак с генеральскими погонами повис на спинке кресла. (это понятно, показывает что Кравченко таки не барабанщик, а генерал) Но почему дальше: только кот Васька... ??? Неужели не видишь корявости? Зачем это противопоставление? Вот если бы кресло и стол, а также пиджак и погоны угрюмо молчали бы и морозили, только тогда бы "только кот васька греет и урчит"
    Опять же, это второе имя в первом абзаце, предполагает что Васька второй действующий перс. Но нет, кот больше не несёт никакой функции, очень скоро его спихнут и забудут.
    ________
    Дальше размышления терпимы, но слишком рубленые что ли. (имхо)
    Atlas нравится это.

Поделиться этой страницей