Системный трепет

Тема в разделе 'Атлас', создана пользователем Atlas, 28 сен 2015.

  1. Atlas Генератор антиматерии

    Пыльная лампа свисала с потолка на длинном шнуре. Проносящиеся в тоннеле поезда заставляли ее раскачиваться, отчего по лицам сидящих скакали причудливые тени. Прямо под лампой в пятне света расселись шестеро, стуча костяшками домино.
    С краю стола, неподалеку от электрического щита, расположились еще трое, не принимающих участие в забаве: Петюню не взяли по молодости, Рябой уже продулся и ревниво следил за игрой, а Сильвер устроился с книгой, задумчиво перелистывая страницы. Все вокруг выглядело таким скучным и обыденным, что Петюня опустил голову и тихонько вздохнул.
    — Тяжело небось под землей с непривычки, — сочувственно заметил Сильвер, поглядев на него.
    — Тоскливо как-то, — признался Петюня и слегка покраснел, отчего круглое, конопатое лицо сделалось совсем детским.
    — Не боись, молодой, — немедленно встрял Рябой. — Выдадут зарплату — сразу повеселеешь!
    Он беззвучно изобразил палитру наслаждений, которая доступна человеку со средствами.
    — Я не из-за денег, — сказал Петюня, покраснев еще больше. — Товарищ мой на железную дорогу устроился, столько уже повидал... — он снова вздохнул и уныло покачал вихрастой головой, — сначала завидовал мне, а теперь говорит: поехали со мной.
    Сильвер задумчиво пощипал редкую бородку и негромко продекламировал:
    — Всем скажу «оревуар» и уеду в Сыктывкар...
    — Во, во, — подхватил Рябой. — Сык, тык, и — в кар, а деньги за сапоги так и не отдал!
    — Ну как вы не понимаете! — воскликнул Петюня. — Люди в космос летают, а тут...
    — Мы, Петюня, не просто аварийная бригада, — возразил Сильвер. — Это, чтоб ты знал, — экспериментальная модель будущего!
    Доминошники затихли, с любопытством прислушиваясь.
    — Умные головы давно сообразили, — начал Сильвер, — что как ни крути, всегда останутся вещи, которые можно сделать только руками.
    — Точно, — снова вмешался Рябой. — Вот как-то раз, у соседа на даче сортир обвалился, и я...
    — Тихо, ты, — пихнули его локтем. — Дай послушать!
    Вся бригада уставилась на Сильвера, ожидая продолжения. Он не спеша налил из термоса чаю и с наслаждением отхлебнул.
    — Ну давай уже, не тяни, — не выдержал кто-то.
    — Так вот, — Сильвер поставил кружку. — Ученые взяли и посчитали, сколько для этого потребуется рабочих рук. В общем получилось, что треть населения Земли будет занята физическим трудом, а остальные наукой, искусством и другими творческими кренделями. Чтобы не портить природу все производство спрячут под землю. Ну и работяг, тоже... Поближе к рабочему месту, да и вообще — для порядка.
    — Это что же, — не выдержал Рябой, — Наверху сплошь члены партии, а внизу аварийные бригады вроде нас?
    Все возмущенно загалдели.
    — Чего-то ты, Селиверстов, загнул, — укоризненно прогудел бригадир, перекрывая гомон.
    — А в увольнение пускать будут? — спросил кто-то.
    — Будут, будут, — успокоил Сильвер. — Но только по ночам...
    — А если я жениться захочу? — поинтересовался Рябой.
    Сидящие начали переглядываться, подмигивая и скрывая улыбки, а бригадира одолел внезапный кашель.
    — Так получается, что интерес будет скорее гастрономический, — ответил Сильвер, когда веселье улеглось.
    Рябой заерзал на скамейке:
    — Погоди, как это гастрономический?
    — Ага, — подтвердил Сильвер. — Апофеоз социальной справедливости: те, что внизу питаются теми — кто наверху...
    Все потрясенно замолчали. За стеной прогрохотал очередной поезд, лампа качнулась и следом потянулись тени, отчего слова Сильвера показались особенно жуткими. Во всяком случае, Петюня ощутил липкий холодок страха.
    — А как ученые про это узнали? — несмело спросил он.
    — Экстраполяцию провели, — туманно ответил Сильвер. Он огляделся и, видя сомнение на лицах, добавил: — Послали подготовленного человека. Разведчика. Со специальной аппаратурой. Чтобы значит пробить пространственно-временной континуум и проверить...
    — Брехня, — разочарованно заключил Рябой.
    Бригадир досадливо крякнул, покачал головой и отвернулся. Игроки зашумели, вернулись к недоигранной партии, а Сильвер снова взялся за кружку.
    — Я кажется, фильм такой видел «Машина Времени», — смущенно сказал Петюня.
    Сильвер хладнокровно пожал плечами:
    — Идеи носятся в воздухе. Говорю же, экспериментальная модель...
    На какое-то время все замолчали. Остался лишь привычный, повседневный гул метро, перемежаемый стуком костяшек домино.
    Первым не выдержал Рябой:
    — А что, молодой, — подтолкнул он локтем соседа. — Интересно узнать, что будет через сто лет?
    Петюня покачал головой:
    — Ну, это только в кино...
    Сильвер опустил кружку и, склонившись над столом, сказал, доверительно понизив голос:
    — Между прочим, реальные разработки уже ведутся.
    — Разве можно обогнать время? — усомнился Петюня.
    — Так ведь что такое время, — поглядел на него Сильвер. — Такой же поток, как в задаче про бассейн и трубу...
    — И как труба, все время что-то новое приносит! — заржал Рябой, но встретив взгляд Сильвера, умолк.
    — Уравнение давно известно, его еще в восемнадцатом веке решили... Слыхал про закон Бернулли?
    — Мы его, кажется, в школе проходили, — неуверенно ответил Петюня.
    — Вот видишь, — удовлетворенно сказал Сильвер. — А ты говоришь кино...
    — Где же такую трубу взять? — удивился Петюня.
    Сильвер поболтал чай в кружке.
    — Видишь воронку? Вот тебе ускорение и сужающаяся труба. Для наблюдателя в ее центре все будет происходить настолько быстро, что его можно назвать путешественником во времени, но сам он останется на месте. Нужно только раскрутить побыстрей... Говорят, даже на простой центрифуге, будильник отстает на пол-минуты.
    — Точно! — оживился Рябой. — Я на карусели катался в Луна-парке. Написано три минуты, а по моим получилось — две с половиной! Подошел я, значит, к мужику, который билеты проверяет...
    — Да погоди ты, — отмахнулся Сильвер.
    Он снова испытующе посмотрел на Петюню.
    — Ты про коллайдер слышал?
    — Кто же про него не слышал, — обиделся Петюня.
    — Большой Агромный Коллайдер, — сострил Рябой.
    — Думаешь, просто так его круглым сделали? — Сильвер с намеком повертел кружкой. — Никто особо не скрывает, что там разгонять собираются...
    — Ух, ты! — восторженно выдохнул Петюня. — Ничего себе.
    — Вот такие дела, — подвел итог Сильвер. — А ты в проводники собрался!
    Петюня поник головой и уставился в стол. Он выглядел таким несчастным, что даже Рябой изобразил укоризненную гримасу, встретив взгляд Сильвера. Тот покачал головой и добавил:
    — Так, глядишь, и сингулярность наступит, а ты будешь простыни пассажирам выдавать...
    — Какая еще сингулярность? — попытался отвлечь его Рябой.
    — Технологическая, — кратко ответил Сильвер, все еще поглядывая на Петюню.
    — Сильвер, будь человеком, объясни по-нормальному, — возмутился Рябой. — Что еще за сингулярность?
    — У тебя мобильник есть? — поинтересовался Сильвер.
    — Ну есть и что?
    — То самое! А лет десять назад, ты про них и не слышал. Это вообще были какие-то подрасстрельные понты — только для господ офицеров...
    Рябой почесал в затылке.
    — Все равно не понял, — признался он.
    Петюня поднял голову и застенчиво сказал:
    — Я тоже...
    Сильвер улыбнулся:
    — Можно сказать, что сингулярность — это такой момент, когда скорость развития достигнет максимума. Выстрелит, как пробка от шампанского. Сплошной технологический фейерверк...
    — Это что же, конец света что ли? — озабоченно спросил Рябой.
    — Наоборот! Наступление сингулярности будет началом нового мира, — воодушевленно сказал Сильвер.
    — А старый куда денется?
    — Исчезнет потихоньку...
    — Эй, эй, — забеспокоился Рябой. — Как это исчезнет? Я в деревне домик присмотрел и недорого... Хотел в порядок привести, чтобы все как у людей, а теперь что получается?
    — Да это не скоро случится, — успокоил его Петюня.
    — Как посмотреть, — возразил Сильвер. — Кому скоро, а кому и шиш с маслом! Это ведь не день рождения — назначил дату и жди подарков. Технологическую революцию в избушке не пересидишь...
    — Может и не будет никакой «Сингареллы», — огрызнулся Рябой, подозрительно глядя на Сильвера. — Ты-то откуда знаешь?
    — Сам подумай, — рассудительно сказал Сильвер. — Открытия совершаются все быстрей. Каждый день что-то новое! А раньше? Пока колесо изобрели, пока телегу к нему приладили — тысяча лет прошло. Древние греки даже самогонку гнать не умели...
    — Да ну! — поразился Рябой.
    — Вот тебе и ну, — парировал Сильвер. — Брагу пили и водой разбавляли — такая вот технологическая отсталость! Над ними там смеялись всем античным миром. Только они быстро поумнели и научились всяким полезным штукам. А самых смешливых начали в катапульту заряжать — для перевоспитания. Тут прогресс и пошел... Следующую тысячу лет поживее крутиться стали: корабли строить, мельницы ветряные, да и насчет самогонки сообразили. А потом и вовсе вскачь понеслось — аэропланы, электричество, компьютеры... Сейчас, вообще, оглянуться не успеешь, как пластмассовая жена будет тебе нано-котлеты жарить.
    — Почему пластмассовая, — заерзал Рябой. — Мне, между прочим, настоящую невесту в компьютере нашли!
    — Ходил он с получки в какой-то салон, — охотно пояснил сосед Рябого, — поджениться хотел, да не туда зашел, деревня! — и обидно захохотал.
    — Аферисты, небось, — ухмыльнулся Сильвер.
    — А вот и нет! — обиделся Рябой. — Наука! Планирование э-э... успешной семьи и брака. Надо только правильную женщину встретить — ну, там здоровье, вес, рост...
    — И сиськи! — выкрикнул кто-то.
    Вся бригада дружно закатилась от смеха.
    — Да ну вас! — насупился Рябой.
    — Вот видишь, — сказал Сильвер Петюне, — У каждого есть мечта. Только она должна быть достойной эпохи, тогда за нее не будет стыдно...
    — А из чего можно выбирать? — жадно спросил Петюня.
    — Да из чего хочешь! — Сильвер пожал плечами. — Хочешь, по космосу путешествуй, а хочешь — молнии руками лови.
    — Хорошая тема, не сомневайся, — вмешался Рябой. — Я слышал, они больших денег стоят!
    — Кто?
    — Молнии!
    — Это он про фульгурит, — пояснил Сильвер. — Я как-то рассказал — так он неделю потом не появлялся. Больничный взял, а сам бегал по деревне с лопатой...
    — Вот и неправда, — обиделся Рябой. — Я на поправку ездил, молочка парного попить.
    — Рассказывай... — усмехнулся Сильвер.
    — Погодите, а что такое фульгурит?
    — Застывшая молния, — Сильвер пошарил по карманам и вытащил кусок провода. Намотав его на гвоздь, он ловко снял изоляцию и протянул Петюне. — Вот примерно так она и выглядит. Там где молния ударяет в землю остается окаменелый след, вроде изогнутой трубки, только больше размером. Его еще «пальцем дьявола» называют.
    — А почему получается трубка? — не понял Петюня.
    — Загадка природы, — отозвался Рябой. — Но дорогущая... Ты, молодой, подумай! Вдвоем копать легче...
    — Ему бесполезно объяснять, — махнул рукой Сильвер. — На самом деле, я говорил про настоящие молнии. Человек будущего сможет усваивать энергию в любом виде. И использовать как угодно, на свое усмотрение.
    — Да ну, — угас Петюня, — Опять фантастика какая-то...
    — Это не фантастика, — серьезно сказал Сильвер. — Это у тебя системный трепет.
    — Чего? — удивился Петюня.
    — Системный трепет, — повторил Сильвер. — Предвкушение мечты, для которой требуется пересмотреть всю систему взглядов...
    — И хочется, и колется, и мама не велит, — перевел Рябой. — Короче, это такая реальная маза, что тебя трясет, как перед свадьбой!
    — Вроде того, — согласился Сильвер. — Если преодолеешь, поверишь в свои силы — сможешь добиться всего, чего только захочешь!
    — Что, — удивился Петюня, — и молнии?
    — Подумаешь, молнии! — Сильвер огляделся и незаметно подмигнул Рябому.
    Поднявшись из-за стола, он подошел к стене и открыл дверцу электрического щита. Внутри тянулись разноцветные шины и ровные ряды здоровенных предохранителей. Игроки обернулись на скрип заржавленных петель и затихли, предвкушая представление.
    — Эй! — подал голос бригадир. — Может хватит дурью маяться?
    Сильвер успокаивающе махнул рукой и посмотрел на Петюню.
    — Значит, говоришь, фантастика?
    Он поджал одну ногу, взялся за предохранитель и выдернул его из зажима. Полыхнула короткая дуга, но Сильвер, как ни в чем ни бывало, шагнул к столу.
    — Держи, — в руку лег теплый керамический цилиндрик.
    Сильвер неторопливо опустился на скамью и снова взялся за остывшую кружку. Все выжидательно молчали. Петюня недоуменно огляделся и поднялся из-за стола. Он подошел к щиту, заглянул внутрь и повернулся к остальным, округлив глаза:
    — Не может быть!
    Словно по команде, все оглушительно захохотали. В приступе веселья сосед колошматил Рябого по плечу, повторяя:
    — Не может быть...
    Когда смех начал утихать Петюня робко улыбнулся, снова поглядел на переплетение проводов и хитро подмигнул Сильверу.
    — Стой! — закричал тот, но было поздно.
    Петюня старательно поджал одну ногу, как это делал Сильвер, и решительно ткнул предохранителем внутрь. Дуги в этот раз никто не увидел. Раскинув руки, Петюня отлетел от щита и опрокинулся на стол, чудом не зацепив лампу. Все повскакали со своих мест, ошарашенно глядя на распростертое тело.
    — Что же ты парню дырявые сапоги подсунул, — спросил Сильвер Рябого, глядя на подошвы Петюни. — Хорошо я фазу вырубил, это его остаточным долбануло...
    Словно услышав, тот открыл глаза, приподнялся на локте и попытался что-то произнести дрожащими губами.
    — Вот вам и системный трепет, — хладнокровно заявил Сильвер.
    Бригадир сверкнул на него взглядом, открыл было рот, но тут на стене ожил селектор.
    — Аварийная, что там у вас?
    — Петрович, — вдавил кнопку бригадир. — Кажись конденсат в щите коротнул, — он беззвучно погрозил Сильверу кулаком. — Уже все исправили...
    — Тогда дуйте срочно в третий коллектор, там решетку главного насоса забило, — прохрипел селектор и затих.
    — Опять какая-нибудь дохлятина застряла, — уныло вздохнул Рябой.
    Бригадир махнул рукой и все зашевелились, разбирая нехитрый инструмент, поминутно оглядываясь на Петюню.
    — С тобой, фокусник, потом поговорим, — пообещал бригадир Сильверу. — Молодой пусть здесь остается, пригляди за ним, а как очухается — догоняй...
    Он подтолкнул замешкавшегося Рябого и скрылся за дверью. Сильвер не спеша разулся и начал натягивать длинные резиновые сапоги. Петюня сполз со стола и уселся на лавку.
    — Это же протез! — воскликнул он, глядя на ногу Сильвера.
    — Ага, — ухмыльнулся тот. — Сплошной пластик! Стал бы я без изоляции в щит соваться!
    — Я думал, что «Сильвер» — это из-за фамилии, — сказал Петюня растерянно. — Значит, все не по-настоящему — сингулярность, и чтобы молнию голыми руками...
    — Дурак ты, Петюня! — рассердился Сильвер. — Надо же соображать: где маза, а где фаза!
    Он нахлобучил оранжевую каску и с сомнением поглядел на Петюню.
    — Ладно, держи, — он протянул вынутый из-за пазухи томик. — Глядишь, ума наберешься...
    Петюня растерянно принял потрепанную книгу и посмотрел на обложку. На ней крупными буквами значилось «Трансчеловек». Он поднял глаза, но Сильвер уже отвернулся, взял прислоненный в углу багор и шагнул прямо сквозь стену, догоняя ушедшую бригаду.
  2. Atlas Генератор антиматерии

    Пропечатали в сборнике, жюри присудило первую премию, гонорар в Северо-Американских долларах; хлещет шампанское, в воздух летят чепчики, и отдельные девочки утверждают, что уже влажные.
  3. Ромка Коктейль Молотова

    Врут. Они всегда врут. Мне друзья рассказывали.
  4. Atlas Генератор антиматерии

    я проверю;)

Поделиться этой страницей