Прекрасное далеко

Тема в разделе '3 Группа', создана пользователем Знак, 27 янв 2013.

  1. Знак Administrator

    Прекрасное далеко

    Аня устало вздохнула и переступила с ноги на ногу. Россия никогда не отличалась толковой организацией общественных процедур. Даже влияние Эмнов оказалось бессильным.
    – Все-таки это безобразие, – забрюзжал сухонький старик с редкими седыми волосами, стоящий впереди. – Пенсионеров должны обслуживать вне очереди.
    Никто не подхватил брошенную фразу, не стал поддакивать или наоборот ругаться. Все обрели равнодушие и покорность, сутки шагая к Испытанию. Странно, что еще год назад, все подшучивали на тему конца света и делали ставки, что же произойдет в 2023? Действительность превзошла ожидания. Появились Эмны – не пришельцы, не мутанты, а прародители, оставившие частицу своих людей эволюционировать на Земле.
    – А у вас там уже кто-то был? – неожиданно спросил парень, стоящий сзади.
    Аня повернулась, окинула взглядом его длинную нескладную фигуру, взъерошенные рыжие волосы и остановилась на впалых карих глазах. Минуту она молчала, погрузившись в мысли и воспоминания, а потом тихо ответила:
    – Родители.
    Она уже давно не боялась и не думала, каково будет там за дверями комплекса. Аня просто подчинялась и следовала за остальными. Ей больше нечего терять.
    – Ненавижу их, – прошипел парень. – Благодетели фиговы. Перестрелять бы их, передавить как мерзких тараканов…
    – Заткнись, урод! – рявкнул, стоящий рядом с ним мужчина в полицейской форме. – Вот из-за таких как ты, нашу планету и подвергли чистке. – Он сплюнул на выложенную серой плиткой дорогу.
    Аня наблюдала, как парень-бунтарь съежился, почувствовав десятки чужих взглядов: осуждающих, гневных, презрительных, сочувствующих… Ее профессиональные навыки не дремали, автоматически сплетая психологический портрет. Есть, чем убить время до того как все решится.
    – Я не со зла так… Просто нервничаю, – вновь заговорил парень, наклоняясь к Ане.
    – Понимаю, – отозвалась она.
    Когда вызвали родителей на Испытание, Аня изводила себя страхом и надеждой, убеждала, что они – замечательные люди и их не развеют. Она совсем забыла, что отец иногда злоупотреблял выпивкой, а мама часто перемывала косточки знакомым. Ни то ни другое недопустимо в высоконравственной цивилизации Эмнов. Хотя вполне возможно в их собственных темных уголках души было что-то пострашнее… Аня грустно улыбнулась, подумав, что раньше хотела жить в мире, существующем по законам добра и совести, где природа не задыхается от наглости людей, где можно забыть постоянную тревогу и радоваться каждому дню. Только вот оказалось, что они не достойны.
    – А если мы не пройдем Испытание, то нас убьют? – спросил навязчивый сосед по очереди.
    – Да.
    – Но это же не по их законам?
    Аня вздрогнула: «А ведь точно! Везде твердят о казни, но вдруг это лишь уловка? Они хотят, чтобы мы боялись и показали свою сущность, стали либезить, валяться на коленях, размазывая слезы и сопли. Кроме основных грехов, они больше всего ненавидят трусость и слабость. Но тогда куда пропадают люди, провалившие Испытание? Может, им просто стирают память и отправляют на другие планеты? Не зря же всех людей выдворили из космопортов».
    ­ – Ты прав. Возможно, мы не совсем правильно понимаем их термин «развеять», и казнь – понятие относительное, если посмотреть ритуалы других народов...
    – Ага, – хмыкнул впереди стоящий старик. – Ты делаешь гадости, а тебе за это дают пряник с полки. Ну-ну.
    – Я ничего страшного не совершила, также как и мои родители, – вспылила Аня.
    – Вот на испытании и проверим, – ­ едко отозвался старик.
    «Небось, у самого целый чемодан «добрых» дел», – неприязненно подумала Аня.
    – Думаю, осталось не больше шести часов, – сказал парень. – Вон уже ворота комплекса.
    – Еще один раз покормят и два раза напоят, ­ – внес старик свою лепту.
    Действительно, проблем с питанием, а также с личной гигиеной не возникало, благодаря установленным будкам. Хоть об этом государство позаботилось. Еще бы не свозили людей к комплексу как стадо баранов и не устраивали дурацкую очередь... Может так надо для нагнетания обстановки?
    – А что если взять и убежать? – прошептал парень, наклонившись к Ане.
    – Зачем? – еле слышно отозвалась она.
    – Чтобы жить.
    – Где? Все города под их контролем… Тем более, мы же не знаем, что происходит по ту сторону дверей?
    – Ничего хорошего. Иначе бы не скрывали.
    – Это Испытание. Если бы смысл был известен, то сама процедура становилась проформой.
    – Чушь! Они пускают нас на органы…
    – Или на пирожки, – хихикнул старик.
    «У этого точно со слухом и любопытством все в порядке», – подумала Аня, поморщившись. Последнее время люди ее раздражали.
    Парень и старик стали перепираться. Аня отошла в сторону и не прислушивалась к их разговору, погрузившись в себя, до тех пор, пока парень не закричал:
    – А я сделаю! – И побежал прочь.
    Аня растерялась и не успела его остановить. Остальные люди в очереди проводили бегущего парня недоуменными взглядами, но никто не сдвинулся с места.
    – Что вы наделали?! – воскликнула Аня. – Из-за вас он попадет в неприятности.
    Старик насупился и проворчал:
    – Я не виноват, что он шибко впечатлительный.
    – Что вы ему сказали?
    – Много чего… Ну, возможно, его задели мои слова о трусости, и он решил поднять бунт.
    – Глупо, – вздохнула Аня. – Эмны способны отыскать его где угодно и превратить в газ и воду.
    – Да? А может они нас презирают за то, что мы такие покорные? Мы – великая нация, мы столько войн выиграли!
    – Вы упускаете из виду то, что мы пытались сопротивляться. Только вот никто не знает, куда исчезло все вооружение и большинство военных.
    Старик окинул ее неприязненным взглядом и отвернулся, напоследок сказав, что ему противно спорить.
    Через пять часов Аня оказалась перед самой дверью. Мерзкий старик зашел внутрь пятнадцать минут назад, и она в глубине души считала, что ему среди них не место.
    Пластик гостеприимно отъехал в сторону, приглашая зайти. Аня вздохнула и еле подавила желание перекреститься. Никогда не была верующей, не зачем и начинать. Внутри было свежо и просторно. Полукруглый зал с высоким потолком, четыре коридора, расходящиеся в разные стороны, матовые стены, неяркая подсветка, отдающая синевой, умиротворяющее журчание воды, льющейся с одной из стен в прямоугольный узкий бассейн. Эмны боготворили эту стихию. Одним из первых указов, они объявили водные объекты неприкосновенными, и за неделю исчезли все нефтяные установки и корабли.
    Аня повертела головой. Никого. Лишь ближайший коридор по правую руку светился чуть ярче остальных. С замиранием сердца она пошла туда. Мысли в ее голове мелькали так быстро, что она не могла ухватиться ни за одну. Чувства заморозились ожиданием. Скоро все станет ясно. Одна из еле заметных дверей пропала, и Аня очутилась в небольшой белой круглой комнате. На полу лежали три бесформенных пуфика из прозрачного желеобразного материала. Садиться на них не хотелось, но тут раздался приятный мужской баритон:
    – Присаживайтесь, Анна. Нам давно пора познакомиться.
    Она огляделась. Никого. Осторожно опустилась на пуфик. Ощущения напомнили ей купание в Мертвом море.
    – Здравствуйте, – поздоровалась она, решив, что надо быть исключительно вежливой с невидимым собеседником.
    – Как вы себя чувствуете?
    Аня удивилась и занервничала: «К чему такие вопросы? Как надо себя вести? Отвечать честно? Или стараться показать себя идеальной? Только бы знать еще, что для них идеал».
    – Боюсь.
    – Чего?
    – Смерти… Неизвестности.
    – Мы ознакомились с вашей жизнью… Вы считаете себя достойной?
    Неожиданно в глубине ее души поднялась злость, и она резко ответила:
    – Вы ведь все решили! К чему этот фарс? До вас я была счастливой, у меня была семья, будущее, а теперь я – насекомое в чужой руке.
    – Вы их убивали?
    – Кого? – В ее висках начинало покалывать, скоро голова окончательно разболится от непонятных вопросов.
    – Насекомых, – спокойно и доброжелательно ответил голос.
    – Да, – удивленно сказала Анна. – А что надо было комаров кормить и на волю отпускать?
    – Ваши воспоминания просканированы и предварительный ответ подтвержден. Вы можете идти.
    На противоположной стене появился проем, ведущий в коридор с зеленоватым освещением. Она ошарашено молчала, не двигаясь с места. «Они и в мозги ко мне успели залезть? Ничего себе технологии, я ничего не почувствовала. Нам до них далеко и мы не способны понять, – подумала Аня с грустью. – Они нас всех убьют как мерзких паразитов».
    – Я не прошла, да?
    – Да.
    Ей захотелось разреветься, но почему-то было стыдно. Аня заставила себя прошептать:
    – Как вы убиваете?
    – Мы – не люди. Вас просто переселят на более приспособленную к агрессивным существам планету.
    «Родители живы! – мысленно воскликнула Аня. – Мы опять будем вместе, а остальное неважно. Пусть хоть в ад нас отправляют!».
    – Можно последний вопрос? – спросила она, вспомнив парня, соседа по очереди.
    – Конечно, мы уважаем любопытство.
    – Что случается с теми, кто избежал Испытания?
    – Их не больше пятнадцати процентов. Когда Земля оправится, она сама сможет поддерживать баланс. Мы в свою очередь не повторим ошибки и не оставим человечество без присмотра.
    – Если вы будете контролировать, то зачем большую часть людей отправлять на другую планету? – удивилась Аня.
    – Ей, как и ее обитателям, очень скучно.
    «Что?! – завопили одновременно ее паника, гордость и ум. – Лучше бы я родителей подговорила и вместе с ними сбежала куда подальше. А я еще жалела сбежавшего парня, да ему больше всех повезло… Как эти Эмны смеют называть себя гуманными!».
    Голос вздохнул и поторопил:
    – Вам пора.
    – Нет! – закричала Аня. – Я так просто не сдамся! – В ту секунду ей казалось, что она способна свернуть горы.
    Стены комнаты пошли рябью и начали медленно приближаться друг к другу. Аня заметалась в поисках двери, в которую она зашла. Ничего. Только зеленый тоннель, ведущий к собратьям, на планету, которую они заслуживают.

Поделиться этой страницей