Последний пират

Тема в разделе 'Береснев Фёдор', создана пользователем Берендей, 14 май 2012.

  1. Берендей Факел

    Дубликатор мелодично тренькнул и перестал гудеть. Индикатор пищевого картриджа сменил цвет со светло-зелёного на бледно-розовый. Значит ресурса осталось всего на девять готовок.
    Быстро что-то. Хорошо хоть покупать их не приходится. Разорился бы на одной еде. Можно, конечно, моноблюдные брать, они дешевле. Но их тоже не бесплатно раздают. Да и шкаф отдельный пришлось бы под всю эту дребедень заводить, за наполнением следить, сроками годности. Морока одна.
    Стас вынул яичницу с беконом из дубль-камеры и наскоро позавтракал: спешил на работу. Антон кипит уже небось. Конечно, официально он лишь наёмный работник, но по факту - друг детства и компаньон. Может и нецензурно своё недовольство высказать. Стоит ли из-за мелочей прямо с утра настроение себе портить?
    Встав из-за стола, Стас выбрал из меню аппарата пирожки с капустой и опять запустил дубликатор. Надо бы бабу Маню угостить. Той пенсии решительно ни на что не хватает, а денег не берёт - гордая. Хотелось хоть как-то помочь старушке. Та его и в сад водила, и с температурящим днями сидела, и по дому помогала, когда мать в больницу легла. Золотой человек, незаслуженно забытый внуками.
    Пока собирался, выпечка поспела. Положив её в коробку, мужчина вышел наружу. Соседка как всегда сидела на лавочке у подъезда.
    - Как дела, баба Маня? - спросил он.
    - Всю ночь не спала: спина окаянная мучила, - привычно начала жаловаться старушка. - И голова болит. Как будто кто молоточками по ней. Тук-тук, тук-тук. А ещё кости ломит. К смене погоды, наверное. Старость - не радость, будь она неладна.
    - Вечером принесу что-нибудь от головы, а пока пирожков возьмите. К чаю.
    - Ой спасибо, Стасичек. Дай бог тебе здоровья. А мои оболтусы совсем дорогу домой забыли. Спасибо, касатик. Мама тобой бы гордилась.
    Да уж, гордилось бы. Мечтала, чтобы сын врачом стал, а он картриджами для дубликаторов торгует. Да ладно, просто бы торговал - он ещё и контрафактом пробавляется. Взламывает израсходованные, перепрограммирует и снова продаёт. 'Мы не бандиты, а благородные пираты' любит повторять Антон. Ага. Робин Гуды современности. Воруем у богатых и продаём бедным. Очень благородно.
    Попрощавшись с соседкой, двинулся к метро. Там, в коротком ряду таких же тесных и неудобных построек, стоял их ларёк. Размер - три на четыре. Прилавок, стул, касса и выставка. Работали с напарником по гибкому графику, стараясь делить время поровну. Была мысль взять третьего, но его посвящать во всё надо. Боязно. Тем более, своё же дело. Нужно отлучиться - повесил табличку «Технический перерыв» и вперёд. Никто слова не скажет.
    Антон сидел, опустив голову на грудь, и кемарил. Блаженная улыбка и полупустая бутылка водки на прилавке наводили на нехорошие мысли.
    - Ты что, совсем охренел, работничек? - гаркнул с порога Стас.
    - Я... да ты что... только для... - вскочив, осоловело завертел головой продавец.
    Стоя посреди магазина, Стас сжимал-разжимал кулаки, медленно наливаясь бешенством.
    - Армена вчера вечером взяли, - наконец выпалил новость очухавшийся товарищ.
    Вот значит как. И до него добрались. Армен, владевший магазинчиком в другом конце ряда, был, пожалуй, последним из тех, с кем они начинали.
    А золотое было времечко. С размаху влетевший в новую эру мир лихорадило. Прорывы в науке - лавиной. Открытие поля Носова, волн Дасье, пространства Либхнера, изобретение молекулярного преобразователя. Наконец, свершилось то, о чём человечество давно мечтало. Стало возможным получать золото из свинца, еду из отбросов, полезное из ненужного. Им, молодым и наивным, казалось тогда, что вот-вот и на земле не останется голодных и несчастных. Они со щенячьим оптимизмом смотрели в завтрашний день. Как же быстро это закончилось! Несколько горячечных лет - и всё. Долгожданное завтра пришло, но радости и счастья как-то не прибавилось. Люди по-прежнему страдают, голодают и дохнут по канавам и помойкам.
    - На чём? - разом сдувшись, спросил, решивший было проявить строгость, хозяин магазина.
    - Как все - торговля некондицией. Программатор, вроде, пока не нашли.
    - Ну вот, видишь. Может, и обойдётся ещё. Оттрубит пару лет, вернётся.
    - Дай бог, дай бог. Не верится мне.
    - Не раскисай. Сейчас кофе тебе принесу. Выпей и топай домой.
    Стас отошёл к автомату с мелочёвкой, заказал двойной и, обжигаясь о тонкий пластик, заспешил обратно. Возвращаясь, увидел сквозь витрину двух гостей и остановился. Один из пришельцев шарил по карманам у стоящего лицом к стене Антона, а второй рылся под прилавком. Первый был в полицейской форме, его товарищ - в штатском.
    Приплыли. Ну как можно? Взять и продать неизвестно кому палёный картридж, да ещё на следующий день после того, как повязали соседа. Всё водка треклятая. Залил глаза - совсем мозги отшибло. Выбросив стаканчик с напитком в ближайшую урну, Стас развернулся и полетел на всех парах домой, огромным усилием воли заставляя себя не бежать, а хотя бы идти спортивным шагом.
    Инструменты и левые расходники давно уже прописались в огромном туристическом чемодане. Как раз на такой случай. Осторожность - превыше всего. Подхватив его, предприниматель позвонил соседке. Та, хвала Зевсу, оказалась дома и открыла почти сразу. Значит, ещё не забылась счастливым предобеденным сном. Тоже удача.
    - Баб Маня, я чемоданчик у тебя оставлю. Там вещи ценные, а я днями дома не бываю. Жалко если пропадёт что.
    - Конечно оставь, Стасичек. В кладовку только оттащи. Я женщина бедная, у меня искать никто не будет. Чаю хочешь?
    - Нет, спасибо.
    - А я выпью. Надо кишечки пропарить, - сказала старушка и ушаркала на кухню.
    Замаскировав чемодан среди древней рухляди, вернулся к себе.
    Полиция пришла примерно через час. Главным был оперативник, шаривший недавно под прилавком магазинчика. Стас узнал его по приталенному, с накладными карманами костюму. Он смотрелся чужеродно и на рынке, и в тесной типовой двушке. Визитёру не хватало пробкового шлема и огромного ружья. А так - хоть прямо сейчас в Индийские джунгли. Тем более, лихо закрученные усы у него уже имелись.
    Предъявив ордер на обыск, ищейки принялись планомерно переворачивать квартиру вверх дном. Приглашённые для порядка понятые, скромно жались в углу. Нюрка, соседка снизу, выглядела испуганной, дёргалась при любом громком звуке. Баба Маня что-то недовольно шептала под нос и испепеляюще зыркала на пришельцев.
    Старший жестом пригласил предпринимателя на кухню.
    - Баб Мань, смотри чтобы пинкертоны мне ничего не подбросили, - сказал тот, уходя с ним.
    - Станислав Игоревич, знаете ли вы, что ваш сотрудник торговал товаром с отсутствующими пломбами?
    - Господи, конечно нет. У меня всё строго. Беру оптом, прямо у производителей. Всё через кассу пускаю. Как тут можно левак толкнуть?
    - Он не пробил чек.
    - Вот жук! Перехватил где-то партию брака по дешёвке и решил продать из-под прилавка. Накажите его по всей строгости, пожалуйста. Я давно хотел уволить разгильдяя, да всё жалко было.
    - Учтите, если выяснится, что он не только торговал, но и подделывал расходные материалы, суд может дать вплоть до пожизненного.
    - Кто? Тоха? Да ладно вам. Я его со школы знаю. У него мозгов не хватит. Спереть там чего, скрысятничать - это да, а взломать многоуровневую защиту картриджа - вряд ли.
    В комнатку ввалился один из обыскивавших квартиру полицейских.
    - Пусто, - сказал он и тут же вышел.
    - А у вас мозгов хватило бы?
    - У меня? Никогда не думал об этом. Я же знаю, как важна для производителя каждая копейка. Он содержит десятки лабораторий, постоянно повышая качество продукции, программирует всё новые и новые вещи. Вот в прошлом месяце, например, появился омлет со вкусом клубники. Пальчики оближешь. Отобрать у этих тружеников дублькода честно заработанное - свинство, я считаю.
    Капитан испытующе посмотрел на собеседника, но, решив, что сарказм к делу не подошьёшь, поднялся.
    - Если что узнаете - сообщите.
    - Разумеется. Сразу же.
    Гости покидали разгромленную квартиру, тихо, стараясь не глядеть в глаза хозяину. Только замыкающая шествие баба Маня недовольно осмотрела беспорядок и отпустила пару нелестных эпитетов в спину служителям закона.
    Стас остался доволен и визитом, и беседой.
    Найти ничего не нашли, магазин не закрыли. А что придётся на месяц-другой завязать - так в первый раз, что ли? Во время последнего передела вообще год непрерывно под камерами работали. Вот тогда трудно было, а сейчас - курорт.
    Двое из ларца с грубыми, будто наспех слепленными лицами ждали его наутро у подъезда.
    - Программатор где? - тихо спросил один из них, схватив предпринимателя за грудки и сильно впечатав спиной в стену.
    - Не понимаю, о чём вы?
    - Ты дурачка тут не строй, - цыкнул второй, почти незаметно вонзив кулак в его ливер. - Не у следователя.
    - Ребят, вы меня с кем-то перепутали, - попытался урезонить их Стас.
    - Всё точно, - уверил его первый, так же прощупав чужие внутренности накоротке. - У тебя должна быть машинка, и мы её заберём. Не выкатишь вечером - пеняй на себя. Заказчика твоя голова вместо программатора тоже устроит.
    Сладкая парочка, удостоверившись, что послание понято, медленно зашагала прочь. Тот, что говорил вторым, на прощание ободряюще похлопал предпринимателя по плечу и хищно улыбнулся.
    За этой сценой с излюбленной лавочки осуждающе наблюдала баба Маня. Стас подошёл к ней.
    - Извини, баба Маня, про лекарства совсем из головы вылетело.
    - Кто это был?
    - Да так, знакомые.
    - Не водись с такими знакомыми, Стасичек! С ними не долго и в тюрьму угодить. Вон, уже и полиция вчера приходила.
    - Не буду, баб Мань, не буду.
    Ага, кто бы с ними общался по доброй воле. Сами к кому угодно придут и быстренько водиться заставят. Да ещё спросят, почему радуешься не активно.
    Весь день Стас провёл как на иголках. Выглядывал в витрину, вздрагивал от громких звуков, отказывал из предосторожности даже старым, проверенным клиентам. В три пополудни не выдержал, повесил на двери дежурную табличку и пошёл к Ваське Штырю.
    Работник ножа и кастета оказался на обычном месте: сидел в замызганном баре неподалёку и тянул своё вечное нефильтрованное. И куда только влезает? Худому, жилистому, с изъеденным оспинами лицом, рэкетиру пиво явно не шло впрок. Возможно, оно просто проскакивало, не задерживаясь, сквозь тело и уходило в пол по вросшим в него ногам.
    - Вась, что за дела? Зачем ты их ко мне послал? - спросил предприниматель, присев рядом.
    - Кого? - сделав долгий глоток, невозмутимо поинтересовался Штырь.
    - Так то не твои ребятки были? За что я тебе тогда плачу, спрашивается?
    - Не части, внятно излагай.
    Выслушав подробное, в лицах, описание происшествия любитель пива некоторое время сидел молча, изредка отхлёбывая из кружки.
    - Это не мои, и вообще ничьи. Точно говорю. Их или «КитченСофт», или «ГосПищеПром» послал. Они так с вами, пиратами, борются.
    - Что несёшь-то такое?
    Васька придавил забывшегося на мгновение Стаса тяжёлым взглядом.
    - Сам несёшь, а я дело говорю. Помнишь последний передел? Когда ещё целая война была, труп на трупе? Это корпорации нас прессовали. Кто под них не прогнулся - все в земле лежат. Тогда и ваших, коммерсантов неслабо положили. Почти все на их совести. Братва только отстреливалась.
    - А что ж я ничего не знаю?
    - Это потом вскрылось, когда дым осел, и пришла пора заносить, куда сказали. Извини, тебе доложить при этом забыли.
    Помолчали. Стас переваривал полученную информацию, а Штырь методично приканчивал пенный напиток.
    - Ты отдай, что просят, - сказал он, осушив кружку. - Может и выживешь. В мусарню ходить бесполезно - у них там всё схвачено.
    Васька хлопнул сосудом об стол, встал и неторопливо ушёл в подсобку.
    «Отдай». Проще сказать, чем сделать. А вдруг, это провокация? Вдруг, повяжут прямо при передаче? Выкатишь чемодан из подъезда, а там уже ждут с наручниками, и всё, прощай Москва, привет лесорубы. Дело следует хорошенько обмозговать.
    Впрочем, выбирать Стасу не пришлось.
    Соседка будто ждала его под дверью. Не успел он выйти из лифта, а баба Маня уже стояла рядом. И откуда такая прыть у старого, ведущего преимущественно лавочный образ жизни человека?
    - Я твой чемоданчик знакомым отдала.
    - Каким знакомым?
    - Утренним. Пришли ко мне, говорят, вещи важные тебе на хранение оставляли. Сказали, мол, очень огорчаться, если не найдут. А я возьми и скажи, что знаю, о чём они, могу даже помочь. А что, не надо было? - испугалась старушка.
    - Да нет, всё правильно. Я сам хотел вернуть, прежде чем порвать с ними окончательно.
    Удовлетворённая соседка гордо ушла восвояси.
    Ну, вот и ладушки. Одной проблемой меньше. Встречаться с утренними визитерами решительно не хотелось: печень до сих пор ныла, селезёнка, при одном воспоминании о них, йокала. Пусть возьмут и отстанут. Теперь одна проблема осталась - где новый товар брать. Без него, на одной лицензии, совсем туго придётся. Впрочем, вопрос вполне решабельный. Тем более с содержимым Димкиного гаража...
    Утро показало, что Стас рано радовался.
    Мордовороты и не думали оставлять его в покое. Они, как на службу, пришли к подъезду и ждали у двери, поплёвывая под ноги. Прямо на вчерашнем месте. При приближении к ним внутренности страдальца сжались, печень в предвкушении заныла. И не ошиблась: разговор начался с нескольких чувствительных тычков.
    - Чего вам ещё? Программатор вы получили. У меня больше ничего нет, - не выдержал предприниматель.
    - Серийный номер аппарата оказался в списке уничтоженных, - пояснил тот громила, который за день до этого по-отечески похлопал по плечу. - И нам очень интересно узнать, где ты его взял.
    Теперь понятно. Ищут утечку в своих рядах. Не по адресу обратились, ребята. Совсем не по адресу.
    - Да не помню я уже. Давно было.
    - У нас в арсенале есть процедуры, улучшающие память, - орудуя кулаками, заверил второй. - Даже с полной амнезией, бывает, так петь начинают - любо-дорого послушать.
    - Всё, всё. Перестаньте, - взмолился Стас. - Вспомнил. На рынке у барыги взял. Могу показать. Только узнать надо, где он теперь.
    - Вот это другой разговор, - удовлетворённо похвалил первый и ободряюще потрепал его по затылку. - Говорили же - улучшает. До завтра справишься? Или прописать пилюли, повышающие скорость?
    - Да. Приходите завтра. Всё что нужно узнаю.
    Экзекуторы вальяжно скрылись за углом. Избитый предприниматель бросил взгляд на лавочку. Пусто. Видимо, беспутные внуки наконец соизволили пожаловать. Хорошо. Не хотелось, чтобы баба Маня видела разборку. Могла бы и на защиту ринуться, а это чревато.
    Стас, не заходя в магазин, сделал пару кругов по району в попытке обнаружить слежку и направился к тому самому гаражу.
    Их было трое: он, Антон и Димка. Вместе учились, вместе начинали торговать. Первая точка тоже была общая. Склад и перевалочную базу устроили в гараже Димкиного отца. Это место вскоре стало их вторым домом. Сколько водки там было выпито, сколько бредовых планов озвучено! Постепенно дороги друзей разошлись. Сам Димка давно за границей, семью туда вывез: жену, мальца, мать с отцом, но гараж до сих пор на нём числится. Плату Стас вносит регулярно, а больше председателя кооператива ничего не волнует.
    Конспиративным помещением предприниматель дорожил. Держал там самое опасное и криминальное, изредка заходил в поисках покоя. Посидеть, подумать, о прежних днях повспоминать. Там же, кстати, был спрятан купленный на всякий случай пистолет и коробка патронов к нему. И теперь, попав в щекотливую ситуацию, он по привычке двинулся именно туда. Всё взвесить и осмотреться.
    Поразмышлять было о чём.
    Стас соврал бандитам. Программатор этот он сделал сам. Скопировал с взятого на прокат с помощью хакнутого дубликатора. А вот его, дубликатор этот, он купил у барыги на рынке. Таких теперь не делают. Одна из первых моделей, механическое управление, шкала настройки, регулировка мощности. После небольшой доводки размножал что угодно, в любом количестве. Не чета нынешним аппаратам, что с красивым сенсорным меню, но и с прошитым в картридж ограниченным набором стандартных вещей.
    Этот торговец, если не изменяет память, очень плохо кончил. Как раз в последний передел его порубили на куски, упаковали в чёрные пакеты и разбросали по торговым рядам. Говорят, на некоторых частях тела были заметны следы пыток. Не проданный ли агрегат искали? Если так, то спасибо ему огромное за то, что не выдал.
    Чем дольше думал Стас, тем отчётливей понимал, что его преследователи не остановятся, пока в их руках не окажется раритетный аппарат. Он с радостью отдал бы её, но подозревал, что этого будет мало. Его станут пытать, с целью вызнать кому и что копировал, аккуратно запишут каждое слово, а потом разделают как свиную тушу и зароют где-нибудь в лесу.
    Но почему они не успокоились? Отчего который уже год продолжают непреклонно идти по следу? Это, ведь, дела давно минувших дней. Положению корпораций ничто больше не угрожает. Или угрожает? Может, этот единственный уцелевший ретродупликатор способен изменить мир?
    Если удастся понять, чего боятся сильные мира сего и сделать это достоянием общественности, возможно, получится выжить. Ведь, исчезнет основная причина для убийства: он перестанет быть потенциальным носителем тайны.
    Стас ухватился за эту мысль как утопающий за соломинку. Позаимствовал у соседа дубликатор новой модели и, вскрыв его, попытался понять, чем он отличается от старого, запрещённого и отовсюду изъятого.
    Оказалось, отличия есть, но не принципиальные. Если выломать картриджеприёмник, выпаять панель управления и сложный блок неподалёку, и прожечь две прямые дорожки поперёк главной платы получится нечто очень даже похожее. По крайней мере, любую вещь получившаяся установка копирует на раз.
    Окрылённые успехом Стас два дня практически не вылезал из гаража. Писал развёрнутую, с фотографиями, схемами инструкцию по апгрейду, готовил массированный информационный вброс. Спал урывками, питался копиями чудом захваченного в первый день бутерброда.
    Наконец, всё было готово, проверено и запущено.
    Рано утром на десятках форумов, блогов и соцсетей одновременно появилось подробное описание, как улучшить свой дубликатор и обходиться совсем без картриджей. По сотням тысяч адресов пошёл спам с этой информацией.
    Больше от него ничего не зависело. Оставалось надеяться на верность расчета. Ведь, это приберегаемую для личного пользования информацию легко локализовать и придушить, а свободная и бесплатная она разбегается со скоростью лесного пожара, её ничем не остановишь.
    Довольный собой Стас вышел за ворота гаражного кооператива и направился домой. Хотелось помыться и выспаться.
    Из припаркованного неподалёку от подъезда автомобиля вылезла до боли знакомая парочка.
    Бандиты подошли, без предисловий ударили предпринимателя под дых и, пока тот хватал ртом воздух, скрутив его по рукам и ногам, забросили в багажник. Там было тесно и пыльно. Когда машина тронулась, по стенам заскользили блики от фонарей. Ящик с инструментами, подпрыгивая на ухабах, больно врезался в спину. Ныла многострадальная печень.
    Лёжа на боку, Стас вспоминал свою жизнь. Мысленно прощался с друзьями, грустил о несбывшемся и гадал, удалась ли его задумка, дошла ли информация до людей, смогут остановить её корпорации или нет. А ещё его интересовало, только ли человеколюбием руководствовался Прометей, воруя огонь с Олимпа. Хотел ли тот, чтобы его жертва оказалась не напрасной или ему достаточно было осознания правильности своего поступка? Эти вопросы волновали похищенного больше, чем его собственное будущее.
    За тонкой жестяной стенкой багажника просыпался осчастливленный, но пока ещё ни о чём не подозревающий город.
  2. Знак Administrator

    Жесть. Да, корпорации самая крутая мафия хехе. А уж как подсаживают народ на расходники...
  3. fiatik Генератор антиматерии

    йома, ну никто своих гг не жалеет
    прочитал с интересом)
  4. Берендей Факел

    Это по настроению. Вот сейчас про футбол конкурс идёт. Так там я своего героя даже не отшлёпал хорошенько. Хотя стоило бы.:) http://textgenetic.ucoz.ru/forum/15-51-1

Поделиться этой страницей