Н. Трой "Инкарнация" (рассказ; мистика)

Тема в разделе 'Рассказы Николая Троя', создана пользователем Трой, 26 май 2011.

  1. Трой Гремучая ртуть

    Автор: Николай Трой
    ИНКАРНАЦИЯ
    На Окружной снова пробка. Автомобили едва ползут, водители ругаются в окна, сигналят. Кто похитрей да понаглей, сразу выруливает на обочину, гонит по тротуару, распугивая прохожих. Но машин все больше, затор уже и на газонах.
    На асфальте месиво из вчерашнего снега, соли и грязи. В воздухе, кроме запаха бензина и выхлопных газов, отвратная морось, не то дождь, не то снег. Ветер горстями швыряет ее в открытое окно моего жигуленка, от чего раздражение только усиливается.
    Машины встали окончательно. Я заглушил мотор, чего зря бензин палить, и машинально потянул из пачки сигарету. Уже пятую за полчаса… теперь ясно, почему говорят, что пробки укорачивают жизнь.
    Мой взгляд упал на пассажирское сиденье, наткнулся на газету, какие раздают на перекрестках. От нечего делать я раскрыл ее наугад.
    «Гороскоп… Кто-то еще верит в астрологическую дурь?» — пронеслось у меня в голове, но глаза уже бегали по строчкам.
    «…Скорпион. Сегодня Ваша жизнь круто изменится. Звёзды благосклонны к Вам, и дарят Шанс. Все неприятности, что преследовали Вас — уйдут, но при условии, что Вы не упустите этот шанс…»
    «Как всегда, — подумал я, с раздражением отшвыривая газету. — Туманно и бессмысленно!»
    Я смял окурок в пепельнице, привычно выругал московские пробки, и закрыл окно. Если так пойдет и дальше, в офис доберусь только к вечеру… интересно, чем там Сашка занят? Наверно в Интернете копается, если вообще пришел…
    В кармане завозился мобильник, не глядя на экран определителя, я машинально принял звонок.
    — Алло?
    Трубка взорвалась возбужденным шепотом:
    — Тимур, ты где, ё-ма?! Срочно дуй в офис, у нас клиенты!
    Клиенты?! Не может быть! От неожиданности я потерял дар речи, а взгляд нечаянно зацепил скомканную на сидении газету.
    «Звёзды благосклонны и дарят Вам шанс»…
    По спине пробежал мистический холодок, а сердце забилось чаще.
    — Сашунь, — я заторопился от волнения. — Я в пробке застрял, ты уж сам там, добро?! Только повежливей, кофе предложи… не упусти их!
    — Черт!.. ладно, давай только быстрей!
    Сашка отключился. Пару минут я тупо смотрел на дорогу, обдумывая ситуацию.
    Наша контора на грани краха. Детективное агентство «Всё найдём», где я и Сашка — директора и сыщики, без клиентов уже третий месяц. Кто бы мог подумать, что в Москве нет неверных жен и мужей, никто не пропадает и даже слежка не нужна? А счета за оплату лицензий и помещения все приходят, им не объяснишь, что денег нет…
    И вот, первый клиент за три месяца! Только бы не упустить! Только бы не…
    Я не выдержал. Двигатель завелся с пол-оборота, мой старенький жигуленок вырулил на газон, и, не обращая внимания на гудки и крики, помчался вперед.

    * * *
    К старенькой гостинице, где мы снимаем офис, я подкатил через полчаса. Зеркало заднего вида показало молодого парня, вполне симпатичного, даже интеллигентного. Правда льняные волосы растрепаны, а серый, под цвет глаз, галстук помят.
    Заглушив мотор, я машинально пригладил волосы, застегнул верхнюю пуговицу на сорочке.
    В вестибюле гостиницы никого, даже вахтерша где-то распивает чаи. Молясь, чтобы клиенты еще не покинули контору, я рванулся по лестнице, не дожидаясь лифта. Буквально взлетев на шестой этаж, я ринулся к офису.
    Дверь распахнулась под моей рукой, офис качнулся навстречу. В небольшой комнате, квадратов шестнадцати, сильно пахнет растворимым кофе и принтерной краской. Правда, сейчас примешивается аромат восточных благовоний и какой-то парфюм. Из мебели только два кресла, тумбочка с кофейником, да возле единственного окна два спаренных стола, захламленных бумагой.
    В креслах ровно, будто на уроке, сидят двое.
    «Фига се! — промелькнуло у меня в голове. — Ну ни фига се!»
    Обоих можно использовать в атласе по восточным религиям: мужчина средних лет, какой-то бледной наружности, одетый в незаметный костюм; и женщина, довольно симпатичная, если бы не одна деталь — оба бритые до синевы! Увешаны деревянными бусами, талисманами, четками…
    «Бубна не хватает…» — почему-то подумал я.
    Сашка, бабник и хохотун, любитель пива и пошлых анекдотов, вскочил с моего кресла, сказал важно:
    — Господа, познакомьтесь — мой напарник Тимур Аверин, лучший детектив Москвы. Тимур, а это наши клиенты, — Котлова Инга Робертовна и Котлов Виктор Анатольевич.
    Я кивнул в ответ на сухое «здравствуйте», шагнул к столу, стараясь соответствовать рекомендациям напарника. Сделал важное лицо, насупился, и проникновенно вытаращился на клиентов, изображая проницательный взгляд, что зрит прямо в корень.
    — Итак?
    Мужчина перехватил мой взгляд, поежился в кресле, сказал торопливо:
    — Э-э, господин Аверин, мы, вообще-то, уже получили согласие вашего коллеги… стоит ли тратить драгоценное время на пересказ нашей печальной истории? Поверьте, нам это нелегко дается…
    Сашка изобразил на лице сочувствие, посмотрел на меня, как на врага народа, будто это я виноват в трудностях клиентов. Сказал с несвойственной ему мягкостью:
    — Конечно-конечно! Мы возьмемся за это дело, и, поверьте мне, выполним! Слов на ветер мы не бросаем!
    А вот с этим я категорически не согласен! Сашка должен мне сотню баксов уже полгода, и каждый месяц обещает, что вот-вот отдаст. Так же он и с девушками — каждый вечер с новой и каждой обещается любить до гроба. И как они ему верят? Из-за внешности Брэда Питта?
    — Мы вам сегодня же позвоним! — едва не кланялся Сашка, выпроваживая ошарашенных его энергией клиентов. — Вот прямо щас начнем искать… нет! Не искать, а землю рыть будем, но всё найдём! У нас даже агентство так называется — «Всё найдём»…
    Притворив за клиентами дверь, Сашка обернулся, и победно вскинул кулаки. Видя, что его аж распирает от желания рассказать мне суть заказа, я сказал милостиво:
    — Ну?
    Он набрал в грудь воздуха, сказал торжественно:
    — В общем, суть такова — нам нужно найти ребенка, мальчика.
    Он картинным жестом бросил на стол фотографию маленького ребенка, почти младенца. Я поморщился. Ненавижу похищения детей, да и все связанные с ними истории. Вечно куда-нибудь вляпаешься. Но делать нечего, я выудил карманный компьютер, стилус, и приготовился записывать.
    — Когда ребенка видели в последний раз? С кем? Точное время…
    — Ребенок погиб.
    Я не сразу врубился, а, когда понял, с недоумением поднял глаза. Лицо у Сашки светится как у кота, что спер крынку со сметаной.
    — Как погиб? — спросил я тупо. — А кого же искать?
    Сашка нагнулся ко мне, в глазах три тонны счастья, едва не прокричал от радости:
    — Его новое воплощение!

    * * *
    Ага, воплощение. Конечно, как я, дубина, сразу не догадался? Что ж тут необычного, каждый день души погибших детей находим…
    Я отложил стилус, спросил ласково:
    — Сашунь, ты свихнулся?
    — А чё? — спросил Сашка невинно. — Ну, хотят люди найти новую инкарнацию их погибшего сына, и что? Желание клиента — закон, слышал такое?
    — То у официантов и продавцов, — педантично поправил я, но тут же встрепенулся: — Ты мне зубы не заговаривай! Скажи лучше, чем ты думал, когда соглашался?
    Сашка развел руками, сказал с возмущением:
    — Ё-ма, головой!
    — А твоя голова подсказывала, что у нас будут проблемы?! — Я бахнул ладонью по столу. — А если проверяющие узнают, что мы берем заказы у психов? Вот ведь реклама будет, — обманываем сбрендивших буддистов! Дожились!
    — Да кто узнает-то? — Сашка пожал плечами. — Ну есть вавка в голове у ребят, и что? Их же тоже можно понять — ребенок погиб. Ну увлеклись религией, верят в переселение душ, это же не преступление. К тому же, мы не навязывались, они сами деньги предлагают! Зачем отказываться?!
    Я помолчал, стараясь успокоиться, но вышло все равно громко:
    — Ты понимаешь, на что подвязался?! Где, и самое главное — как ты будешь искать инкарнацию погибшего ребенка?! Ты астролог, индусский йог или прорицатель?!
    — Ё-ма! Тима, в чем проблемы? — спросил Сашка с искренним непониманием. — Зайдем в детский дом, найдем похожего…
    — Похожего?!
    — А чё? Это ж проще пареной репы, они все на одно лицо в этом возрасте! Скажем клиентам — вот он, ваш ребенок, точнее, его инкарнация. И всё, дело в шляпе!
    — Это же подлог!
    Сашка скривился, сказал умоляюще:
    — Не надо громких слов! Ты что, хочешь бегать по всей Москве и заглядывать в колыбельки? Или гадалок обходить, с вопросом «мне нужна новая инкарнация погибшего ребеночка»? Ха!
    — Тогда как? — я развел руками.
    — Найдем ребенка в детском доме, там их полно, — заулыбался Сашка. — И ребенку добро сделаем, в семью пристроим, и его новым родителям! А заодно и мы долги заплатим.
    Как-то у него все легко получается на словах. Значит, на деле будет во стократ сложней.
    Я с сомнением посмотрел на фотографию ребенка, попытался рассмотреть его лицо в ворохе пеленок. И вдруг заметил то, что поначалу приписал неуклюжести фотографа.
    — У него на лице родимое пятно! Как ты его подделаешь?
    Сашка всмотрелся в снимок, на миг замялся, но тут же выпалил:
    — Татуировка! У меня есть знакомый художник, так он любую татуху запросто сбацает… за двадцать баксов. И еще столько же дадим воспитателю детского дома за молчание. Усыпим ребенка, и сделаем…
    — Усыпим?!!
    — Ну… эта… снотворного дадим, чтоб не кричал.
    У меня голова пошла кругом. Какой-то сумасшедший день, ей-богу! Я рухнул в кресло, обхватил голову руками и застонал.
    — Будь проклят тот день, когда я…
    — Сел за баранку этого драндулета, — перебил Сашка. Но, видя, что я сейчас взорвусь, сказал поспешно: — Я одного не понимаю, чего ты ломаешься? Хочешь весь бизнес подставить? Мы и так на нуле, за аренду платить нечем, лицензии продлевать надо…
    А ведь он прав… Мой взгляд скользнул по пачкам квитанций на столе, неоплаченные счета за аренду, коммунальные услуги. Ко всему прочему можно добавить неглубокие, но очень неприятные долги и… да куча всего! Но это же не повод, чтобы бросаться в авантюры и искать… нет! Не искать, а обманывать клиентов, пусть и спятивших на религии!
    Все еще рассматривая фотографию ребенка, Сашка сказал задумчиво:
    — Можно еще и гороскоп составить липовый. Мол, даже звезды указывают на истинность найденного ребенка. Нам-то что, раз плюнуть! А клиентам добавит уверенности… ну, что решил?
    Я кивнул.
    — Конечно, найдем ребенка, состряпаем татуировку, накалякаем гороскоп… что может быть проще? Когда я в последний раз составлял гороскопы?..
    Сашка скривился, уныло поискал в пачке сигарету.
    — Зря ёрничаешь, Холмс, прям из мухи слона делаешь! — Сашка прервался на прикуривание, выдохнул сизую струю в потолок, и неожиданно разозлился: — А что ты хочешь, ё-ма?! Третий месяц сидим без работы! У тебя хоть жена есть, какие-то деньги в семье, питание! А я задолбался макароны есть, да кофе только на работе пить, да и то — у тебя стреляю!
    Мне вдруг стало неловко, будто это я виноват в отсутствии работы. Теребя пальцами долговые квитанции, сказал негромко:
    — Ладно, Саш, извини, нервы… знаешь, как-то неожиданно все. Думал — нормальная работа, найти загулявшего мужа, или там, проследить за кем… блин! До сих пор поверить не могу — найти инкарнацию ребенка!
    Сашка ржанул молодым конем, сказал:
    — Зато какой опыт, ё-ма! И на старости лет будет что вспомнить!
    — Да уж… — вздохнул я с отчаяньем. Мой взгляд скользнул по долговым квитанциям, я быстро высчитал, какую сумму после гонорара погасим. Выходило, что еще и в плюс выйдем…
    Я понял, что сдался, и спросил со вздохом:
    — Ты хоть представляешь, как искать?
    Сашка торжествующе осклабился.
    — Ё-ма, проще пареной репы!

    * * *
    — Господа, вы можете зайти.
    Мы с Сашкой вскочили одновременно. Тусклая, как серая мышь, девушка-секретарша посмотрела на нас с неодобрением. Мол, взрослые люди, а суетятся, как подростки. Знала б она, о чем мы сейчас будем говорить с ее директором…
    Мысленно встряхнувшись, я вежливо стукнул костяшками пальцев по дверному косяку, и шагнул в кабинет директора детского дома «Цветы Жизни».
    Маленький кабинет директора в таком же стиле, как и все заведение. Старые затертые обои, еще советская мебель, пахнет пылью и сырой бумагой. На древнем столе, среди груды папок, настоящим артефактом смотрится компьютер.
    — Чем могу служить?
    Только сейчас я увидел за монитором женскую фигуру. Директор, на вид типичная математичка, строгое лицо, совершенно лишенное эмоций, взглядом указала на два стула.
    — Здравствуйте, Алла Валерьяновна, — сказал Сашка, начиная сладенько улыбаться. Красивым жестом подал визитку: — Меня зовут Александр Пичугин, а это мой коллега — Тимур Аверин. Мы частные сыщики.
    — Очень приятно, — сказала директор бесстрастно, напрочь игнорируя все Сашкины ужимки Казановы. — Чем могу помочь?
    — Понимаете, тут такое дело… — начал я, но осекся под внимательным взглядом женщины. Ну не могу я нести всю эту пургу об инкарнации, глядя в такие честные глаза!
    — Нам бы детей посмотреть! — вклинился Сашка. Потом, сообразив, как прозвучали его слова, сказал поспешно: — Дело в том, что у наших клиентов месяц назад случилось прискорбное событие — в автокатастрофе погиб ребенок. И они хотят усыновить его инкарнацию…
    Директор поперхнулась.
    — Что?!
    — По буддистским верованиям, — с покровительственной улыбкой пояснил Сашка, — если погибает ребенок, это карма. То есть, говоря по-нашему, грехи за прошлую жизнь. А, так как смерть — расплата за них, значит не долго ждать и новой инкарнации! Все просто. Вот мы и ищем ее.
    — Инкарнацию?
    По глазам директора я понял, за кого она нас считает и куда сейчас позвонит. Видимо, Сашка тоже это почувствовал, и торопливо сказал:
    — Вы не переживайте, татуировщик приедет сам…
    — Татуировщик? — брови директора полезли на лоб. — К кому приедет?
    Я понял, что Сашку надо спасать.
    — У погибшего ребенка было родимое пятно на лице, — сказал я осторожно. — Где ж мы такого найдем? Вот и решили нанять…
    — Татуировщика? — что-то в голосе директора меня насторожило.
    — Мы хорошо вознаградим! — попробовал пискнуть Сашка. — То есть, поможем…
    Директор нехорошо сощурилась, приподнялась над столом, грозно нависнув над нами.
    — Молодые люди, вы знаете на сколько потянет ваше предложение вкупе со взяткой?! Лет на пятнадцать!
    — Но… — проблеял Сашка.
    — Вон! Или я сейчас вызываю милицию!

    * * *
    — Мог бы на нее воздействовать, Казанова, — сказал я сварливо, когда мы вышли на улицу. — Ты ж хвастался, что со всеми женщинами легко находишь общий язык.
    — То в анатомическом смысле, — огрызнулся Сашка. — Да и не могу я через силу, что я, проститут?
    — Так для дела же.
    — Даже для дела! — отрезал он. — Не могу, понимаешь? Как тут флиртовать, когда она скучная, как овца в сумерках? Не мой это тип женщин…
    — Ладно, не оправдывайся.
    Мы сели в машину, закурили. Настроение стремительно портилось, при одной мысли, что так же нас будут встречать во всех детских домах. И, возможно, сегодняшний вечер я проведу не в семейном кругу, а в теплых пенатах родной милиции.
    — Куда дальше? — спросил я, заводя мотор.
    Пару минут Сашка изучал справочник города, потом сказал со вздохом:
    — Детский дом «Четыре поросенка»… слушай, а кто четвертый-то?..

    * * *
    К вечеру я вымотался окончательно. Двадцать три детских дома. По Москве и региону. В пору выставлять клиентам счет еще и за бензин, истратились, будто Боинг заправляли.
    Впрочем, хоть одна удача за весь день. Похожего малыша мы все-таки нашли, как и сговорчивого директора. Правда, едва наскребли денег на взятку. Впервые в жизни я радовался коррупции…
    — Завтра поедешь сам к татуировщику, — процедил я, сворачивая к Сашкиному дому.
    Напарник устало возмутился:
    — Почему это сам?! Ё-ма, как гонорар получать, так вдвоем, а как грязную работу делать…
    — Это была твоя идея!
    — Но ведь заказ-то приняли оба?
    — Я не принимал!
    — Принимал! Мы все обсудили еще утром, и ты согласился.
    Жигуленок затормозил у Сашкиного подъезда, я сказал с раздражением:
    — Выметайся, приехали.
    — Хам, — пробурчал Сашка с обидой, но тут же взмолился: — Ну, Тима, не будь мерзавцем, давай вдвоем сходим! Я вообще крови боюсь, а вдруг не услежу…
    — Ладно! — рявкнул я, больше для того, чтобы напарник прекратил упрашивать.
    Сашкино лицо засияло от счастья, он довольно осклабился, толкнул дверь машины.
    — Тогда завтра в…
    Резко, и как-то требовательно зазвонил мобильник. Я с волнением схватил телефон, недоверчиво прочитал номер детского сада «Цветы Жизни».
    — Что? — одними губами спросил Сашка.
    Я пожал плечами, с сильно колотящимся сердцем поднес телефон к уху.
    — Алло?
    В трубке помолчали, потом женский голос с неуверенностью сказал:
    — Тимур Юрьевич? Это Алла Валерьяновна из детского дома «Цветы Жизни»… гм… помните меня?
    — Д-да… — каркнул я, потом прочистил горло, сказал уже уверенней: — Да, Алла Валерьяновна, чем обязан?
    Женщина помолчала, потом разом выдала, решившись:
    — Это насчет инкарнации ребенка… Наверное, это звучит как бред, но…
    Я почувствовал напряжение в ее голосе, понял, что директор готова бросить трубку. Сказал поспешно:
    — Алла Валерьяновна, что? Говорите! Вы можете нам доверять!
    В трубке помолчали, будто сомневаясь, наконец, сказали:
    — К нам мальчик сегодня поступил, новенький… у него родимое пятно на лице, точь-в-точь как на вашей фотографии… и странные шрамы на теле, хотя в милиции, откуда его принесли, клянутся, что раньше их не было… как стигматы, сами появились… Я сразу вспомнила о вас, но такого совпадения быть не может… Тимур Юрьевич, не могли бы вы завтра заехать?

    * * *
    Уже на следующий день счастливые родители подали документы на усыновление. А еще через пару дней, пришли в наш офис поблагодарить и лично вручить гонорар.
    Сашка, счастливый и гордый финалом, ходил гоголем, выпячивая грудь. Правда, в его глазах остался странный панический огонек. Ребенок и вправду какой-то чересчур похожий, аж дрожь берет! Да еще эти шрамы на теле… белые полоски, как порезы от стекла, и синяки. Будто и вправду после аварии…
    Позвякивая амулетами и оберегами, Котловы вручили мне плотный конверт с купюрами и «освященную Буддой» ароматическую свечку на счастье. Гонорар мы не считали, мол, клиент для нас — царь и бог. Предложили выпить по такому случаю шампанского, но Котловы отказались, религия не позволяет.
    Уже прощаясь, Инга Робертовна вдруг обернулась на пороге, сказала застенчиво:
    — Знаете, мы недавно с друзьями виделись… они совершали паломничество в Рим…
    Я не мог дождаться, когда уже бритые клиенты уйдут и эта сумасшедшая история закончиться. Но все же натянул на морду лица дежурную улыбку.
    — Надо же! В Риме, наверное, безумно интересно?
    Женщина замялась, неуверенно кивнула:
    — Да, но… в общем, у наших друзей миссия. Сами они католические монахи, из тайного Ордена Ватикана… так вот, перед смертью Папе Римскому было видение. Он предсказал, что Второе Пришествие состоится уже в этом году, и Мессию искать здесь, в Москве… и, знаете, мы порекомендовали друзьям вас, как отличных детективов… Что-то не так, Тимур? Вы как-то побледнели…
    Bishylover и Знак нравится это.
  2. Анна Сергевна Коктейль Молотова

    Супер :)
    Только соколы не гоголи. Соколами летают, а не ходют.

    Трой, курить вредно...
  3. Трой Гремучая ртуть

    Анна Сергевна, спасибо)) Рад, что вам понравилось)
    А курить... бросаю))
  4. Анна Сергевна Коктейль Молотова

    Бросьте и за меня, пожалуйста... в смысле - возьмите меня с собой :)
  5. Лорд Табаско Гремучая ртуть

    "Заглушил и потянул" - не надо. Это гусеница.
    "Мотор фыркнул и замолчал, чего зря бензин палить, я машинально потянул сигарету".
    "Я заглушил мотор, чего зря бензин палить, очередная сигарета сама собой перекочевала в зубы".
    Пачка в любом случае не нужна, она тут лишняя. Все итак знают, откуда берутся маленькие большие сигареты.

    Мой не нужен, это сорняк. Без него предложение не изменится.
    "Упал, наткнулся" - пожалуй, лишнее. Зачем такое долгое развитие? "Упал на пассажирское сидение", можно было бы написать, "где-то на середине этой поверхности, описываемой простейшими уравнениями геометрии Лобачевского можно было выделить прямоугольный сектор средних габаритов. В центре сектора лежала газета, я ее почитал".
    Действие не соответствует вводному описанию (по длине). Конечно, понятно, что газета лежит на сиденье, а потому, чтобы ее увидеть, надо посмотреть на сиденье. Но для читателя это как если бы рассказчик начал говорить: "А потом я нашел га-га-га-га-а-а-а-а-а-га-га-азету". Все уже поняли, что он нашел, но рассказчик продолжает гагакать.
    Поэтому про сиденье не надо. Просто "Взгляд упал на газету, такие раздают на перекрестках".

    Я - последняя буква алфавита. Уберем ее.
    "От нечего делать раскрыл ее наугад".
    Кого ее?
    "Взгляд упал на газету. От нечего делать раскрыл ее наугад".
    А, значит, взгляд упал на газету, от нечего делать раскрыл газету. В принципе, логично, но все это помнят. Можно "ее" убрать.
    "Взгляд упал на газету. От нечего делать раскрыл наугад".
    А так ли нужно уточнить, что ГГ раскрыл ее от нечего делать? Можно убрать - всем будет понятно, что в пробке ГГ мается от скуки.
    "Взгляд упал на газету, такие раздают на перекрестках, раскрыл наугад".

    Обладай ГГ даром телепатии, уточнение "у меня" было бы хорошо и полезно. А так, чем быстрее его изничтожить, тем хорошо.

    Гусениц надо убивать. А тут даже длинная. Плоская такая, как бычий цепень.
    "Смял окурок в пепельнице" -> "Окурок вонзился в пепельницу, как рыцарь в лагерь сарацинов".
    "Привычно выругал московские пробки" -> "Сквозь зубы непроизвольно вырвалось ругательное слово. Гребаные пробки, как же ненавижу, дайте человека, который заведует постройкой новых дорог, я перегрызу ему горло, пусть кровь льется на горячий асфальт, дайте автодилеров, этих подонков, ежедневно выпускающих новый дребезжащий мусор на городские дороги, я растерзаю их на месте".
    Это если вы хотели показать, что ГГ не нравятся московские пробки. Если хотели показать, что он чихнул, то можно не исправлять, по уровню экспрессии - примерно такое же получилось.
    "Закрыл окно" -> "Окно отгородило резкой границей от уличного гама и животных выделений выхлопных труб".
    То есть, в принципе, предложение можно переписать так, что личность ГГ вообще не возникнет даже в перспективе, но читатель, тем не менее не проскользнет взглядом, а зацепится. Действия увеличится в разы.

    И вообще, далее по тексту, если убрать "я", "мне", "меня" - предложения станут чище, румянее и аккуратнее. Вам, конечно, как автору, может показаться, что переизбыток односоставных некрасив, и вообще, без "я" предложения станут хуже и неудобочитаемее, оно так и есть. В перспективе одного предложения. Если воспринимать текст с "читательской" стороны, как поток, то лишние местоимения - камешки в русле.
    Знак нравится это.
  6. Знак Administrator

    Да, рассказ действительно оригинальный. По тематике в сборник не проходит, но сам по себе, лучше многих. Такой не грех покритиковать.

    Для начала, покритикую критику критики. )) Лорд правильно тычет в ошибки местоимений и гусеницы. То что варианты предлагает на замену тоже не ахти, не должно смущать и раздражать. Это уже дело автора, поправить должным образом.
    Чуть сложнее управляться с действием, длину события с длиной предложения. Если, как здесь, действие не имеет особой смысловой нагрузки или не требуется заострить внимание, то да - чем короче предложение, тем лучше. Но, если нужно замедлить время, чтобы показать какие то особенности события, то и самое простое действие можно сделать центром вселенной.

    Да, и ещё по тексту. Замечательные фрагменты вроде "вонзился в пепельницу как рыцарь в лагерь сарацин" и "окно отгородило от животных выделений выхлопных труб", смотрятся примерно как золотые купола на финском одноэтажном коттедже. То есть, своей красотой мощно притягивают взгляд, но оставляют ощущение неуместности.

    "вонзился в пепельницу..." Подразумевает, что окурок пробил её насквозь, она с сухим треском лопнула, вывернулась часть панели, кусочек отскочил в глаз и в довершении всего сработала подушка безопасности, зажав героя намертво. А пробка двинулась и равнодушные водители с любопытством лишь посматривали... ну и так далее.

    "окно отгородило от животных..." Подразумевает ярость на загрязнение окружающей среды, герой молча брызгает слюной, крутит ручку закрывая стекло, но всё таки часть выхлопа замерла внутри салона. Его ломает и корёжит от этих животных выхлопов. Какая нафиг газета, ещё немного и его вырвет под сиденье... )) Да, после этого уместнее всего смотрится: " Гребаные пробки, как же ненавижу, дайте человека, который заведует постройкой новых дорог, я перегрызу ему горло, пусть кровь льется на горячий асфальт, дайте автодилеров, этих подонков, ежедневно выпускающих новый дребезжащий мусор на городские дороги, я растерзаю их на месте".

    В общем, здесь не нужная фокусировка на второстепенном событии, отвлекающая от основной темы.
    Каждая такая заявка фокусирует внимание, как начало какого-то особенного события, но если события не следует то выходит лишь отвлечение от основной темы и недоумение.
    Трой нравится это.
  7. Трой Гремучая ртуть

    Спасибо огромное всем! И за критику, и за похвалу, и за то, что прочитали.
    Лорд, спасибо за комментарии. Очень хорошо ответил Знак (благодарю!), но и я отвечу. Для начала соглашусь с тем, что текст неидеален, т.е. при чтении возникает некоторая шероховатость в паре мест. Но и, к сожалению, предложенные Вами варианты не всегда положительны. Например, Вы говорили, что много сорняков, уточнений, и поправили фразу "Мой взгляд упал на пассажирское сиденье, наткнулся на газету, какие раздают на перекрестках." И поправили на "Взгляд упал на газету, такие раздают на перекрестках". А где картинка, Лорд? Бесполезное уточнение, это если бы я пояснил, что пассажирское сидение справа от водителя и на нем сидят пассажиры, задницей сидят, а облокачиваются спиной на спинку. А уточнение, что газета лежала на пассажирском сидении, а не на капоте, асфальте, в бардачке, в кармане гаишника на обочине дает читателю картинку... Так во всем, присмотритесь, иногда сорняки нужно оставлять. Хотя они и зло. Но повторюсь - спасибо, что прокомментировали!
  8. Знак Administrator

    Там слово "мой" лишнее )) А газету если бы ему всунул в незакрытое окно мальчишка, было бы самое то, там и вместо того чтобы мучительно вспоминать что там за газеты на перекрёстке раздают, читатель прямо видит действие. Настырный мальчишка сунул свёрнутый рулон, конопатая физиономия осветилась счастьем, что успел таки просунуть, пока водила закрывал окошко.
    Слов столько же, но действие выходит гораздо ярче, а то (сам грешу) этими постоянными "падающими взглядами" )))
  9. Трой Гремучая ртуть

    Знак, я не совсем готов ответить на "мой", мне почему-то кажется, что не лишнее. В тексте, кроме сорняков и нужных художественных оборотов, должна быть еще некая... только не бейте... певучесть, что ли. "Взгляд пал" после описания и мыслей ГГ как-то слишком грубо, что ли. Блин, может быть я не прав... надо подумать. Хотя, наверное, прав)) не прав в том, что если получается, что оставить сорняк лучше для удобного чтения, я оставляю, а не переписываю фразу иначе. Предложенный Вами вариант с мальчишкой, наверное, тот самый выход из двух зол.)) надо подумать))
  10. Знак Administrator

    ;) тоже из КСП не сразу темы воспринимались. Разуму то всё понятно, если убрать какое то слово и ничего не изменится в восприятии или смысле, значит оно не нужно. Но только спустя какое то время, наконец, реально осеняет, что да-да это так, а не иначе!
    Нужно под микроскопом изучить, восприятие стереотипов. И что это собственно за напевность такая. Какие-то цеплючие стандарты, внушённые строгой учительницей в детстве? )) Я принципиальный противник непонимания и автоматизма. Не принимаю на веру.
  11. Трой Гремучая ртуть

    Напевность? Ну, примерно следующее: читатель идет вслед за автором, потому, как Вы знаете, увлекаться текстом нельзя, лучше потом редактировать.. ибо, непонятно, спотыкается читатель. Вот и здесь так, наверное. Описание-описание, мысли ГГ. и вдруг :"взгляд упал". слишком резкий переход. Нужно, мне кажется, по-детски подвести, что "мой взгляд упал"... хотя, как уже пришли к выводу, абзац лучше переписать))
  12. Лорд Табаско Гремучая ртуть

    Ну, я сначала тоже покритикую критики критики, надеюсь, автор на меня не обидится.

    Знак, я не ставил своей задачей подобрать для автора готовые фрагменты. Я старался проиллюстрировать свою мысль насчет приводимого фрагмента. Чтобы наглядно показать, почему я считаю его неправильным, и как его бы стоило исправить. Разумеется, подобрал мощные и красивые, уж какие подобрал.
    Да и не может кратенькая фраза быть сводом здания, как купол.

    Да что ты, я просто хотел сыронизировать по поводу свежего выхлопного воздуха московских дорог.

    Знак, дело-то не в этом. Есть фраза в солитере "выругался на московские пробки". Что значит "выругался"? Это значит, накопил кучу отрицательных эмоций, такую, что даже не смог сдержаться.
    Но вся проблема в том, что "выругался" эту кучу отрицательных эмоций передает ну просто никак. "Чихнул", "покашлял" по характеру абсолютно такое же. Так что все отрицательные эмоции надо дописывать.
    С другой стороны, если они не нужны, то так ли нужно писать про "выругался"?

    Теперь покритикую дополнение критики критики.

    Эх, чувствую, все-таки неправильный я ник выбрал. Называйте меня просто Табаско, не обращайте внимания, что это зарегистрированный товарный знак.

    Понимаете, Трой, сообщение "взгляд упал на сиденье" - это нифига не картинка. Это лишнее уточнение. Картинка - это: "Поперек расчертивших кожу кресла меридианов валялась(ется) газета, уголок загнут и грязен, словно за него хватались чьи-то жирные масляные лапы".

    Что касается напевности. Знаете, Трой, я вот искренне и довольно долго считал, что прошедшее время - это очень хорошо, и ничего ужасного в этих "был, была, были" нет, наоборот, они создают особую напевность повествования, этакий литературный стиль. Ну как вон радиоведущие говорят, можно не видеть, откуда идет звук, но по интонациям, фразам сразу поймешь, что это радио.

    А люди меня тыкали в это прошедшее время. И я на них обижался, потому что считал, что они начитались КСП, в котором по поводу времени указана неверная позиция, и теперь поправляют. На самом деле надо все делать наоборот.
    Так и писал, потому что в своем тексте ошибки увидеть невероятно трудно, просто очень сложно, нужно преодолевать себя, чтобы смотреть, ведь это все такое родное, очевидное, закономерное, все из чего-то вытекает, взаимосвязано, как это может быть неправильным? Но, к счастью, у других авторов посмотрел, как это все выглядит, и увидел, что да, в КСП правильно написано все. Действительно, какашкой смотрятся былы.
    Вот "мой" там, где "мой" не нужен, тоже плохо выглядит, поверьте.

    Что касается сюжета. Хотел высказаться после критики отдельных фраз, но как-то отвлекся тогда. Мне сюжет не понравился. Действия мало, героя спасает deus ex machina, сам он не смог ни найти, ни даже предложить ни одного остроумного решения проблемы, кроме "усыпить ребенка и вытатуировать родинку".
  13. Знак Administrator

    Ну да, я и упомянул, что "не обращайте внимания что замена тоже не очень" - фрагменты зацепили рассуждение на тему переносов внимания и уместности ярких моментов в небольшом произведении. То есть на их примере проиллюстрировал видение "в коротком произведении не нужно слишком много ярких моментов - отвлекают"

    Сюжет же, если можно так сказать, идеально уложился в размер произведения. Нет ничего лишнего. И есть всё что нужно и завершается красиво.
    Трой нравится это.
  14. Трой Гремучая ртуть

    С критикой понятно, еще раз спасибо.
    А вот с сюжетом... гм... как-то вот так сложилось, что этот расск у меня или нравится, или из-за сюжета не нравится)) что делать?))
    Например, вопрос Ваш, Табаско, героя спасает случай, сам он не смог найти. Как я задумывал, рассказ больше приближен к реализму. Вот вы, например, бросились бы искать инкарнацию? Да ни за что не поверю! Герой бы вообще отказался, ибо грешно над такими людьми издеваться, и еще деньги брать, но напарник уже согласился. И какой Вы можете предложить выход? Нет, правда, вы таки броситесь искать инкарнацию?)) вот и герой идет на поводу у пронырливого напарника, угнетенный нуждой. А сам факт инкарнации в ткани расска - чудо в забавной и грустной истории. Все.
  15. Лорд Табаско Гремучая ртуть

    Так проблема-то в том, что все на что хватило ума главного персонажа - взятка, хлороформ, татуировщик. Он даже решения и не искал, просто воспользовался предложенным другом.

    Нет борьбы, нет поиска, нет конфликта. Перебор директоров детских домов, в надежде, что кто-то из них примет взятку и даст изорудовать ребенка - это не поиск и не конфликт.
  16. Знак Administrator

    )) Как то наблюдал в одном сборнике рассказов оценки выставленные Головачёвым и Лукьяненко за произведения финалистов. Оценки были практически противоположные. То что нравилось одному - не нравилось другому. Их трудно обвинить в предвзятости, потому, с тех пор я перестал чутко настораживать уши, когда тот или иной автор начинал выкрикивать, мол судят плохо, усе козлы и всё такое.

    Попросту принял во внимание, что разные вкусы у людей и дело автора лишь качественно написать, а уж о чём пишет его дело. На то и писатель. Будут качественные произведения - будет контингент читателей. Только и всего.
    Трой нравится это.
  17. Лорд Табаско Гремучая ртуть

    Нет, ну, в принципе, да, просто я чего, собственно-то, в общем, это.
    Рассказ хороший, когда читаешь, в какой заднице главные персонажи, напрягаешься сразу и ждешь борьбы. И вот в такую они идиотскую ситуацию попадают, из которой не выкрутишься, и конкретно прижало, так что надо вертеться как ужу на сковородке, и...
    ...и происходит чудо, и рассказ сразу заканчивается, не успевшись толком начаться.
    Мне вот это конкретно не понравилось. Это то, что я понимаю под "отсутствием борьбы и конфликта".
    Можно было бы расширить рассказ без вреда для него, только с пользой, ИМХО.
  18. Трой Гремучая ртуть

    Собственно, так первоначально и планировалось, честно говоря( поджимал очень объем, нужно было написать не более... вот и получилась такая форма.
  19. Ромка Коктейль Молотова

    Мнение читателя: читалось легко и интересно. Но концовка противная: не над чем раскинуть мозгу свою. И еще: странно как то у них в агентстве, негуманно что ли - чтож они себя так не любят, занялись бы каким делом поживее, а то замудрили агентство а рынок не пробили, без зарплаты плохо же - переживал за них, убогих.
  20. Знак Administrator

    Часто чтобы начать, нужно просто рвануть вперёд. Анализ рынка и всё такое неумолимо скажет, что все ниши заняты, те что начали раньше далеко опередили, а реальное положение дел никто не скажет. Потому все рассчётливые и умные никогда не начинают ничего делать. В таких делах разум только вредит.

Поделиться этой страницей