Мы ещё повоюем

Тема в разделе '1 группа', создана пользователем Знак, 23 янв 2012.

  1. Знак Administrator



    Скажи мне, кто твой враг
    Тадеуш очнулся от того, что совсем рядом хрипло каркнул ворон. Наглая птица, заметив, что человек еще жив, тяжело подпрыгнула и перепорхнула в сторону. Презрительно покосившись на него, она принялась клевать труп лошади с разорванным брюхом.
    Раненый король перевернулся на бок, затем встал на колени. Голова раскалывалась, правый бок, словно раскаленным прутом, пронзило болью.
    Тадеуш осмотрелся: куда ни бросишь взгляд, над телами павших пировали вороны. От останков воинов некроманта Мортуса сильно несло мертвечиной: даже черная магия не могла остановить разложение.
    Сумерки все плотнее окутывали поле битвы серой пеленой, издали доносился тоскливый волчий вой. Хороший денек у них выдался, сытный!
    Неподалеку раздался знакомый голос оруженосца:
    - Ваше Величество! Вы живы? Отзовитесь!
    - Я здесь, - отозвался Тадеуш.
    Руки и ноги короля дрожали от слабости, в глазах темнело.
    - Сир, держитесь! Я сейчас.
    Тяжелораненый король попытался встать, опираясь на копье, и провалился в небытие, словно с головой ухнул в ледяную полынью.
    Очнулся от болезненного толчка в бок: верный оруженосец тащил его на волокуше. Янек шел медленно, сильно наклонившись вперед. На очередном ухабе короля сильно тряхнуло, Тадеуш потерял сознание от боли
    В бреду король снова и снова оказывался на поле сражения.
    … Вселяющее ужас войско живых мертвецов, вал за валом накатывается на королевскую армию в долину Свияти. Тадеуш рубит врагов, задыхаясь от смрада их гниющей плоти. Не знающие ни боли, ни страха воины Мортуса темной лавиной врубаются в ряды рыцарей и пехоты.
    В следующий миг Тадеуш несется верхом на черном жеребце, чтобы снести голову убегающей эльфийке, … пылает огонь, ржут кони, падают торговые палатки непокорных дворфов, отказавшихся платить дань королю.
    Городская чернь в королевской столице Юнграде приветствует своего властелина радостными воплями:
    - Слава королю! Смерть остроухим!
    В тот день его добрые поданные славно повеселились, устроив погромы угрюмым дворфам и надменным эльфам.
    Снова в ушах гремит предсказание мага: «И падет тьма на землю, и восстанут мертвецы, и воцарится власть смерти над живущими, и придет конец веков. Сгинут люди, словно и не было рода человеческого на земле!»
    Король слышит собственный голос:
    -Замолчи, старик! В Черной башне на острове Рока будешь ждать исполнения своего лжепророчества!
    Глупец!
    Раненый Тадеуш часто слышал голоса, но смысл сказанного уловить не мог.
    В этот раз все было иначе: король понимал каждое слово. Кто-то звонко выкрикивал обвинения, его оруженосец отвечал негромко, но упрямо.
    - Янек, еловую шишку тебе в рот! Зачем ты притащил этого кровопийцу в наш дом?
    - Ирга, он мой король. Я присягнул ему в верности.
    Что-то громко звякнуло.
    - Мне дела нет до твоих клятв, братец. Или ты все забыл? Если уж выбирать между кровопийцей Тадеушем и Мортусом, я выберу некроманта. И ты знаешь почему. К слову, за твоего господина, живого или мертвого, хорошая цена назначена.
    После короткой паузы снова послышался звонкий голос Янека:
    - Сестра, неужели ты выдашь раненого, беспомощного человека слугам некроманта и обречешь его на верную смерть?
    - Братец, за тебя, не эльфа - простого человека, я любому висельнику глотку перегрызу, но твой Тадеуш убийца и король убийц! – голос девушки звучал все громче и громче. – Это он велел убивать нас, эльфов, без суда и следствия по любому доносу. Не с его ли легкой руки мастеровитых дворфов кличут чужеродцами? Забыл резню в Юнграде? Мои родители приютили тебя, голодного сироту, любили как родное дитя. Они не были мятежниками – тебе ли об этом не знать?! За что их убили, скажи? Молчишь…
    Снова что-то звякнуло.
    - Ирга, наши родители погибли во время погрома.
    Девушка гневно фыркнула:
    - А помнишь солдат, что раздавали с телег оружие в тот день и орали во все горло: «Бей, остроухих приблуд!». Заметь, королевские патрули делали вид, что ничего не происходит.
    Янек заговорил спокойно и рассудительно:
    - Я все помню, Ирга, не кричи.
    Тадеуш с трудом повернул голову, чтобы взглянуть на спорящих людей, и замер: изящная и стройная девушка достала из печи горшок с варевом, поставила на стол. Грациозно, словно танцующая статуэтка, подняла руки, откидывая светлые волосы с прекрасного лица. Изумительный профиль! Король уставился на приоткрывшееся острое ушко: эльфийка!
    Словно почувствовав на себе его взгляд, девушка обернулась и язвительно сказала:
    - Братец, твой драгоценный король очнулся! Поцелуй его в царственную задницу!
    - Сестра, прекрати! Не позволяй гневу и ненависти взять вверх. Веди себя достойно.
    Девушка презрительно отвернулась.
    Оруженосец бросился к Тадеушу:
    - Сир, я рад, что Вашему Величеству лучше.
    Король с трудом проговорил:
    - Где я? Сколько времени прошло после битвы? Что слышно о некроманте?
    Янек с горечью ответил:
    - Сир, Вы в лесной сторожке. Почти неделю бредили, но, слава Всевышнему, пришли в себя. Плохие новости. Столица пала. Бароны принесли клятву верности некроманту. За вашу голову назначена награда в десять тысяч злотых. Желающих разбогатеть нашлось много, и все землю роют, чтобы найти вас живого или мертвого.
    Тадеуш попытался ухмыльнуться:
    - Я дорого продам свою голову!
    Девушка, возившаяся с горшками и плошками , расхохоталась:
    - Да ну?! Едва живой, а все хорохоришься! Теперь ты на своей шкуре узнаешь, каково это быть беглецом, которого травят, как дикого зверя. Пожалуй, я рада, что спасла тебя. Помнишь, как преследовал эльфов?
    Король скривил губы:
    - Не твоего ума это дело, эльфийка. Все вы – предатели и преступники. Для блага государства следует под корень вырубить ваш род. Нелюдям нет места в моем королевстве.
    - Тадеуш, теперь и тебе здесь нет места, – усмехнулась Ирга. – Каково это, из охотника стать дичью?
    Легко ступая, девушка подошла с кружкой в руках к его ложу и сунула неаппетитное варево ему под нос:
    - Пей!
    Король отрицательно мотнул головой и сжал зубы.
    Ирга насмешливо ухмыльнулась, затем свободной рукой зажала ему нос. Тадеуш дернулся, пытаясь оттолкнуть кружку, но девица резво увернулась. Задыхаясь, король хватанул воздух ртом и получил порцию горького напитка.
    - Только попробуй выплюнуть! – пригрозила травница. - Так этой кружкой между глаз и получишь.
    Зеленые глаза девушки горели мрачной решимостью. От изумления король глотнул горькой бурды и недовольно захрипел:
    - Как ты смеешь, девка? Ты забываешься. Я все еще твой король.
    - Разве? Ты король ровно до тех пор, пока сюда не явится свора охотников за твоей драгоценной головой.
    Травница фыркнула, и, презрительно скривив красивые губы, добавила:
    - Она нынче на вес золота. Если бы не Янек, торчать бы королевской голове на пике над воротами твоего же собственного замка… Я бы назвала это торжеством справедливости. Заметь, как ловко бароны предали тебя, перейдя на сторону некроманта. Никто и слезинки не прольет, когда тебя прикончат как бешеного пса.
    Взгляд ее был серьезен и угрюм.
    Янек приблизился к ложу короля и, твердо глядя ему в глаза, сказал:
    - Ваше Величество, мои приемные родители были эльфами. Их убили во время погрома в Юнграде, когда вы, грозный король Тадеуш, объявили всех чужеродцев вне закона. Я пошел к вам на службу, чтобы отомстить.
    Тадеуш подергал себя за бороду, затем устало спросил:
    - Почему же ты не добил меня на поле боя?
    Оруженосец нахмурился:
    - Запятнать себя бесчестьем? Нет, Ваше Величество. Как только Вы достаточно окрепнете, я вызову Вас на поединок.
    Король криво усмехнулся:
    - Щенок! У тебя не будет ни единого шанса в схватке со мной. Неужели ты не боишься смерти?
    - Я ничего не боюсь. На моей стороне правда! – звонко выкрикнул Янек, развернулся на каблуках и выбежал из хижины, громко хлопнув дверью.
    Тадеуш задумчиво посмотрел ему вслед: «Наивный мальчишка. Честен до неприличия. И все же, если бы не он, вороны славно попировали бы моим трупом».
    Вслух же Тадеуш раздраженно заметил:
    - Малахольные вы оба!
    Ирга раздраженно поставила на стол деревянную тарелку с вареными бобами и, не оборачиваясь, сказала:
    - Твое Безголовое Величество, лучше не начинай, а то из этой лачуги отправишься ночевать прямиком в чисто поле. Там сейчас льет как из ведра, заодно и искупаешься. Больно дух от тебя тяжелый идет.
    Король ухмыльнулся, затем обратился к ней, томно растягивая слова, словно она не дикая эльфийка, а придворная дама:
    - Юной девице перед лицом короля пристало себя вести скромно и достойно. Опусти глаза долу, сделай реверанс и смиренно проси королевской милости.
    Договорить он не успел, Ирга схватила с полки массивную сковороду и подбежала к нему:
    - Поговори еще, палач!
    Тадеуш прищурился:
    - А то что?
    Король уставился прямо в глаза дикарке, затем дурашливо подмигнул и попытался приподняться, делая вид, что хочет ее поцеловать. Ирга залилась алой краской и выскочила из лачуги вслед за братом.
    Кто бы мог подумать, что эльфы испытывают те же чувства, что и люди! Тадеуш всегда был уверен, что они чванливы, высокомерны и презирают короткоживущих.
    Про себя отметил, что мерзкое варево хоть и было отвратительным на вкус, существенно прибавило ему сил.
    День за днем король выздоравливал. Янек разговаривал мало и вел себя сдержанно, зато его сестра не скрывала своей неприязни и шипела на Тадеуша, как рассерженная гадюка.
    Король посмеивался над гневом девушки, а к мальчишке стал испытывать нечто вроде симпатии. «Будь у моих баронов хоть половина рыцарских достоинств Янека, мы бы могли еще побороться с Мортусом!» - думал он. – «Пику мне под ребро - честность и благородство в этом мире только мешают. С волками жить, по-волчьи выть. Странно, что приемные родители не смогли внушить ему столь простого рецепта успеха».
    Потом оруженосец ушел на разведку, но ни к вечеру, ни следующим утром домой не вернулся.
    Ирга не находила себе места, все выскакивала во двор, с окошек глаз не сводила, наконец, не выдержала и отправилась в деревню узнать, что случилось с братом.
    Тадеуш остался совсем один в лесной избушке, идти ему было совершенно некуда.
    Эльфийка вернулась домой через три дня бледная и взволнованная. Увидела Тадеуша во дворе (король как раз вышел за дровами) и сказала устало:
    - Везет тебе, Твое Безголовие! Поединка не будет. Брата схватили слуги некроманта и увезли в Юнград. В деревнях болтают, что Мортусу не хватает трупов для превращения в живых мертвецов. Пленников убьют...
    Он хмыкнул:
    - Мало ли что болтают темные крестьяне.
    Ирга сузила глаза, на ее скулах появился легкий румянец:
    - Дворф Радимир, деревенский кузнец, сказывал в корчме, что по тракту со стороны Свияти мертвецы везли в Юнград телеги с телами павших воинов. Думаешь, некромант им пышные похороны устроит?
    Ирга отвернулась от Тадеуша и расплакалась.
    Король молчал: он мог бы попытаться ее утешить, но вряд ли она оценила бы его порыв. Дикарка. Знатные дамы, не ей чета, в борьбе за внимание Тадеуша были готовы друг дружке от ревности глаза выцарапывать, а эта только дерзости ему говорит.
    Девушка ссутулилась, захлебываясь от рыданий.
    Король задумчиво пригладил бороду, потом заговорил:
    - Утри слезы, эльфийка! Янеку этим не поможешь. Послушай меня. У Черного озера живет монстр - Вран Черное Крыло. Приходилось мне на него охотиться, - Тадеуш рассеянно потер старый шрам на лбу. - Хитер и сметлив, гад ползучий. Обязательно придумает, как спасти твоего Янека, если раньше тебя не сожрет.
    Ирга бросилась в лачугу, и, все еще всхлипывая и шмыгая носом, начала торопливо собираться.
    - Твое Безголовие, рано или поздно сюда доберутся охочие до золота предатели-бароны и городская голытьба. Им твоя голова позарез нужна, чтобы разбогатеть. Уноси ноги, пока цел. Они ни перед чем не остановятся.
    Король понимал, что эльфийка права, нужно уходить, исчезнуть, но Янек… Мальчишка вытащил его полуживого с поля боя, а дерзкая эльфийка поила травами, выходила, поставила на ноги. Негоже платить неблагодарностью за добро!
    Тадеуш расправил плечи – сила воина вернулась в его тело.
    - Я иду с тобой, - сказал он. – Подай мне плащ! Короли отдают долги сполна.
    Девушка хмыкнула:
    - Мне это известно лучше, чем кому-либо другому в королевстве. Ты всегда расплачиваешься с лихвой. Любопытно, чего тебе эльфы и дворфы задолжали?
    Тадеуш нахмурился:
    - Лесные голодранцы из твоего народа воруют детей и уносят в леса, а за свои проклятые деревья без колебания всадят стрелу между лопаток, алчные гномы осатанели от жадности, дерут за свои поделки непомерную цену. Все вы, нелюди, спите и видите, как бы людской род извести!
    - Да неужели? Ты в этом так уверен? И доказательства нашей злокозненности есть?
    - Зачем? – удивился король. – Ведь это всем давно известно.
    - Я так и думала. Дурак ты, хоть и король.
    Ирга, взяла в руки дорожную суму и уставилась на короля с неприязнью.
    Тадеуш, возмущенный дерзкими словами, хотел было поставить ее на место, но тут эльфийка подняла руку, делая знак замолчать, насторожилась и показала на стаю птиц поднявшуюся над лесом:
    - Погоди! Кого-то несет в нашу глушь. Не нравится мне это. Скорее в лес.
    Король удивился:
    - Ты думаешь, я не приму боя?
    - Ха! У тебя даже меча нет. Как ты будешь сражаться? Учти, если это те, о ком я думаю, честной схватки не будет: получишь пару болтов в грудь или спину и все.
    Тадеуш неохотно согласился с Иргой:
    - Ты права, красавица, еще не время. Пока еще не время.
    Эльфийка схватила дорожный мешок и помчалась по тропинке в лес, король поспешил за ней.
    Быстроногая девушка первой добежала до края оврага и спрыгнула вниз, Тадеуш – следом. Упал, неловко перекатился набок, встал: ранения все еще давали о себе знать.
    Ирга приложила палец к губам. Тадеуш понял, бесшумно подкрался и сел рядом. Человек и эльфийка притаились в зарослях, среди корней и опавшей листвы.
    В той стороне, откуда они прибежали, было тихо. Вдруг заржала лошадь, и потянуло горьким дымом.
    Глаза девушки округлились:
    - Эти сволочи - вилы им в брюхо! - подожгли мой дом. Я им сейчас покажу, кто в этом лесу хозяин!
    Эльфийка рванула было к сторожке, король схватил ее за руку. Несколько минут они молча боролись. Ирга извивалась изо всех сил, но вырваться не могла.
    - Пусти меня, король паршивый! - разъяренной кошкой зашипела эльфийка, ее зеленые глаза засверкали от ярости, щеки расцвели румянцем.
    «Демон меня подери, настоящая красавица! Придворные дамы ей в подметки не годятся!», - мелькнуло в голове Тадеуша, но он немедля прогнал эти мысли. Не время, и не место.
    Они просидели в овраге почти дотемна. В сумерках вернулись на пожарище, долго бродили в потемках, пытаясь отыскать хоть что-то полезное в дорогу.
    Лес мрачно шелестел за спиной.
    - Сколько не ищи, но все, что уцелело, мы уже нашли, - подвела итог поискам Ирга, - Твое Величество, сегодня мы заночуем в лесу, а утром отправимся к твоему недобитому врагу Врану.
    Эльфийка внимательно посмотрела на Тадеуша, прищурилась и процедила сквозь зубы:
    – И не смей на меня так смотреть!
    - Как?
    - Словно сожрать меня хочешь, шишка тебе в бок!
    - Не бойся, не съем! Эльфийские кошки королям не по вкусу.
    - Конечно, не съешь – подавишься.
    Возле лесного озера разбили лагерь. Король молча выполнял приказы эльфийки – то дров принесет, то воды. Видел, что Ирга злится от того, что Тадеуш спокоен и хладнокровен, но придумать ничего достаточно унижающего его достоинство не в силах.
    С рассветом отправились в дорогу. Шли, широко зевая, и вяло переругивались. Эльфийка легко скользила в зарослях, они нежно касались ее тела и тихо шелестели ей вслед, ему же приходилось постоянно уклоняться от веток, так и норовящих хлестануть по лицу и выбить глаза.
    Полуденное солнце припекало, когда Тадеуш обернулся и сказал:
    - Мы почти пришли. Логово Врана рядом. Помалкивай, говорить буду я.
    Ирга язвительно ответила:
    - Да? Может очи долу опустить? Я реверансам не научена! Наплевать мне на твои советы!
    Тадеуш не успел достойно ответить: ломая кусты и деревья, навстречу им выполз черный дракон. Ящер опустил к ним длинную лебединую шею, и громко втянул в себя воздух. Шипастая голова выглядела такой же уродливой, как и в ту, прежнюю встречу, когда конь Тадеуша, испугавшись монстра, понес. Огромной лапой дракон наступил на молодое деревце, оно громко хрустнуло.
    Дракон грозно прорычал:
    - Что за шум? Кто посмел потревожить сон Врана Черное Крыло?
    То ли унюхав, то ли разглядев Тадеуша, ящер лениво зевнул:
    – А, это опять ты. С чем пожаловал?
    Янтарные глаза с черными щелями зрачков, не мигая, глядели на незваных гостей, из ноздрей вырывались струйки дыма, словно дракон только что раскурил трубку.
    - Мудрый Вран, - радостно закричала Ирга, - мне нужна твоя помощь! Я Иргалиен, эльфийка.
    Торопливо, от волнения проглатывая окончания слов, она начала рассказ о брате.
    Дракон слушал внимательно, затем спросил:
    - Дорогая, я все понимаю, кроме одного: почему мой внук помалкивает?
    - Кто? – потрясенно вскрикнула Ирга.
    - Кто… кто… Король в манто.
    Вран взмахнул крыльями и продолжил:
    - Эх, молодежь… А ты, Тадеуш, молодец, - и меня и своего отца, короля Владислава, ныне дракона Мудра, переплюнул в жестокости и властолюбии.
    Ирга ахнула, а у короля зачесалось между лопатками. «Я внук дракона? – подумал Тадеуш. - Крылья режутся?»
    Ящер заметил сомнения короля и громогласно расхохотался:
    - В огнедышащего ящера так сразу не превращаются. В нашем роду все короли становятся драконами исключительно после смерти. Конечно, для этого следует провести особый обряд.
    Вран шумно втянул ноздрями воздух, хмыкнул, потом осторожно спросил:
    - Признайся, Тадеуш, у тебя между лопатками не чешется? А ниже спины? Чего ты гогочешь, грубиян?! У меня именно там появились первые чешуйки хвоста.
    Ирга бесцеремонно оттолкнула короля и громко сказала:
    - Вран, мне не до шуток! Янеку нужна помощь. Сильнее и мудрее тебя никого нет. Научи, как победить некроманта Мортуса и спасти моего брата.
    Дракон почесал задней ногой за ухом, как обыкновенная собака, и смущенно признался:
    - Стар я уже, Иргалиен. Отяжелел, больше не летаю. Всегда любил плотно покушать. Понимаешь? А чем тебе Тадеуш не подходит?
    Эльфийка промолчала и разочарованно отвернулась.
    Король решил сказать и свое веское слово:
    - Вран, помоги ей, научи, как спасти брата. Даю слово: ты получишь, все, что пожелаешь.
    Ящер задумчиво затянул глаза прозрачной пленкой:
    - Что я слышу? Мой внук впервые в своей жизни думает о ком-то кроме себя. Невероятно. Ну что ж, Тадеуш, коль судьба этой девицы и ее братца так волнует будущего дракона, я тебе помогу.
    Вран помолчал, затем вкрадчиво произнес:
    - Отдаешь ли ты себе отчет в своих поступках? Так сказать, в здравом ли ты уме и твердой памяти?
    Король решительно кивнул.
    Дракон поднял лапу и указал в сторону пещеры:
    - Уступаю тебе мое ложе, а утром продолжим нашу беседу. Иди.
    - Зачем мне твое ложе?
    Вран показал внушительные клыки:
    - Ступай, говорю. Утро вечера мудренее. Или передумал?
    Тадеуш вошел внутрь. Пещера поражала воображение своими размерами, в ее глубине что-то слабо мерцало.
    Увы, но ни золота, ни драгоценных камней он не нашел, только мерцающий кристалл да ворох сена, покрытый выделанными медвежьими шкурами.
    «Интересно, есть ли хоть одна правдивая история о драконах? Ни тебе золота, ни девственниц – сплошное разочарование», – подумалось ему. – «Здесь все могли бы разместиться: и я, и Мудр, и Ирга. Иргалиен…».
    В грезах о ласках зеленоглазой и строптивой эльфийки король незаметно уснул. В какой-то миг соблазнительные картины растаяли в алом зловещем тумане сновидения. Король вновь увидел себя с мечом в руке на поле боя в долине Свияти.
    Крики атакующих, стоны раненых, ржание лошадей, звон мечей и свист стрел сливаются в дикую какофонию. Кровь заливает лоб, темные бабочки пляшут перед глазами, весь мир тонет во взмахах их траурных крыльев. Нескончаемый полет в пропасть. Как только Тадеуш достигнет ее дна, он умрет. Он в этом твердо уверен.
    На дне пропасти его ждет Мортус, некромант и маг. Ждет, чтобы прикончить его и превратить в умертвие.
    И снова в ушах звучит предсказание: «И падет тьма на землю, и восстанут мертвецы. Сгинут люди, словно и не было рода человеческого на земле».
    Грудь сдавило словно в тисках, дышать стало нечем.
    Мортус громко хохочет в лицо Тадеушу, но отчего в его глазах страх?

    Тонкий девичий крик разрывает паутину сна.
    Знакомый голос.
    Ирга? Ирга! Он рванул к выходу из пещеры и сразу же увидел ее.
    Эльфийка вырывалась из рук каких-то мерзавцев. На разбитых губах кровь, волосы растрепались.
    Двое держали за руки, а третий орал на Иргу:
    - Стервь, говори скорее, где Тадеуш? Не смей запираться. Мортус сказал, что король с тобой!
    В руках у него блеснул нож:
    - Молчишь, тварь? Ничего, станем ремни драть из твоей нежной шкурки, запоешь как птаха.
    Ударил девушку кулаком в лицо и заорал подельникам:
    - Вяжите девку к дереву. Сейчас она нам все выложит!
    Ярость и гнев затуманили взгляд Тадеуша. Он хотел заорать, но из горла вырвался рев.
    Мерзавцы обернулись, их лица побелели от ужаса. Девушку отпустили, и она прыгнула в кусты.
    Изо рта Тадеуша вырвалась струя пламени. Бандиты не успели даже заорать: яркими факелами вспыхнули в огне драконьего дыхания.
    Тадеуш толком даже удивиться не успел. Тысячи запахов взволновали его обоняние: некоторые показались ему аппетитными, другие вызвали дикую ярость, деревья втянулись в землю, а кусты превратились в зеленый вереск. Демоны леса, да что с ним происходит?!
    Король вытянул шею и с высоты оглядел окрестности, пытаясь осмыслить, что происходит.
    На поляне у лесного озера увидел черного дракона в магической клетке - прутья пылали огнем, не выпуская наружу. Несколько магов направляли в сторону ловушки свои магические посохи. Рядом с ними невысокий пухленький человек, гордо надувая щеки, вещал:
    - Дракон, отдай нам короля живого или мертвого, и мы уйдем. Великий и непобедимый Мортус направил нас сюда с точным указанием, что Тадеуш и эльфийская девка у тебя. Ее можешь оставить себе, а король нужен некроманту.
    Тадеуш подкрался к ним бесшумно, с неведомой ему прежде хитростью лесного зверя
    Маги сосредоточенно колдовали над ловушкой, появление второго дракона оказалось для них полной неожиданностью. Тадеуш навис над человечками, расправил крылья, заслоняя гигантской тенью солнце.
    - Вам нужен король?! – заревел он во всю мощь легких. - Так возьмите меня!
    - До чего же ты горяч! – разглядывая останки магов, несколько минут спустя восхитился Вран.
    - Сейчас будет еще горячее! Почему я стал драконом? Как ты это сделал?
    Старый ящер стукнул хвостом по жухлой траве.
    - Где твоя благодарность, Тадуеш? – сказал Вран. - Вот и помогай после этого людям! Ты был готов превратиться в дракона, а Драконий камень всего лишь помог тебе принять истинное обличье. Да оно и к лучшему: вишь, некромант прислал за тобой целую армию проходимцев и кудесников.
    Король не нашелся, что ответить.
    Вран продолжил, церемонно раскланиваясь перед эльфийкой:
    - Ирга, не нужно меня благодарить. Мой внук обещал тебе свою помощь, не так ли? Огневая поддержка у тебя есть - пора войско собирать.
    Эльфийка потрясенно смотрела на двух драконов: черного и золотого.
    Король не знал, радоваться ему или гневаться, но с Враном он распрощался очень холодно.
    Ирга с радостью забралась ему на спину. Кто бы сомневался! Все женщины одинаковы: стоит проявить минутную слабость, и вот она уже сидит на твоей шее, свесив ножки.
    Эльфийка привстала, опираясь ногами в основания его крыльев, и громко закричала:
    - Смерть некроманту! Лети, Золотой Дракон, как ветер! Нам нужно торопиться на штурм Юнграда, но сначала за помощью - в Иырх Дорн, к королеве эльфов, затем в Долиндэйл в Круг мастеров-дворфов.
    Золотой ящер развернул крылья.
    - Мы еще повоюем, Мортус, - сказал Дракон Тадеуш. – Повоюем!
    Mарат, kxmep и Хрустальный Феникс нравится это.

Поделиться этой страницей