Григорий

Тема в разделе '2 Группа', создана пользователем Знак, 15 янв 2013.

  1. Знак Administrator

    Г Р И Г О Р И Й

    В один ничем непримечательный вечер в потемневшем от папиросного дыма, пропахшем пивом кабачке на улице «Вечно Живых», собралась небольшая компания друзей. Здесь были доктор, юрист, коммерсант и инженер. Беседа затянулась далеко за полночь.
    - По-моему, этот процесс требует постельного режима, - сказал доктор, как бы подводя итог встрече.
    - Позвольте, какой же это процесс, - возразил юрист, - если один дает больше, чем получает. Это скорее – сделка!
    - Ну, ладно, хватит старых анекдотов! - прервал юриста коммерсант Гарри Слэйн, уставший от бесконечных научных дискуссий, которого в кругу бизнесменов звали по-приятельски «Гадина».
    - Любовь, есть любовь…, - продолжил он, глядя сквозь пивную кружку на тусклую лампу, слабо освещавшую только середину кабачка.
    - Любовь есть любовь, - неожиданно встрял и продолжил мысль Гарри юрист Чарли Хват, обиженный тем, что его перебили,-правда, сейчас на Западе деградировало высокое искусство любви, которым некогда владели пламенные филистимлянки, сладострастные вавилонянки. К тому же, можно подумать, что ты знаешь, как любили филистимлянки!», - закончил он.
    - Да, знаю, - спокойно ответил Гарри, ровным счетом не обратив внимания на бестактность юриста.
    Приятели с удивлением и интересом посмотрели на него.
    - Ну, этот анекдот, кажется, поновей! - весело зашумела компания, и притихла, ожидая продолжения истории.
    Гарри выдержал небольшую паузу, допил оставшееся в кружке пиво и начал свой рассказ…
    - Однажды мне пришлось заночевать в старой харчевне дядюшки Икс. Вы знаете, наверное, этого старого чудака по его нашумевшим в свое время похождениям в 1812 году.
    - Но, позвольте, - опять перебил Гарри дотошный юрист, - ведь когда «много шума из ничего», то это скорее походы, а не похождения.
    - Давайте послушаем дальше, - вмешался инженер по прозвищу «Свисток». Он был молодым специалистом, жадно впитывал в себя все новое и прогрессивное, но на работе нервничал, спешил, в результате его главный агрегат стоял уже целую неделю.
    - Давайте послушаем, - повторил он, зная, что если Гарри и врет, то весьма занимательно.
    Но Гарри не спешил, он медленно перевел взгляд на юриста, который был обязан Гарри своими внушительными гонорарами, позволявшими ему приобретать недвижимость как внутри, так и за пределами своей горячо любимой Родины, ожидая, что тот опять встрянет в разговор, и, как бы взглядом своих проницательных глаз, призывая его вести себя интеллигентнее. И, выдержав небольшую паузу, сказал:
    - Так вот, в то время харчевня дядюшки Икс была любимым местом обитания самых изысканных джентльменов. Я был в их числе. Однажды поздно вечером, собираясь домой, я вдруг увидел в дверях харчевни очаровательное существо – девушку, на вид лет восемнадцати. Она быстро поднялась по лестнице и скрылась в одной из комнат. Я видел ее одно мгновение, и это мгновение было изумительным. Я заколебался…. мне почему-то расхотелось возвращаться домой в свою холостяцкую квартиру. Я стоял в нерешительности ….
    - Время – деньги, - напомнил коммерсанту юрист, чем вызвал бурю негодования со стороны своих менее практичных товарищей, уже полностью захваченных историей Гадины.
    - Так вот, я стоял в нерешительности, - продолжал Гарри Гадина, задумчиво глядя на опустевшую кружку и покручивая великолепные черные усы, твердо и окончательно решив уволить, хоть и покладистого, но слишком разговорчивого юриста, - как вдруг мне в голову пришла блестящая мысль!
    - О, со мной так однажды было! - воскликнул вновь, долго молчавший инженер – Свисток. Я проводил эксперимент по теме «КЭН», что расшифровывалось как «КомуЭтоНадо», под грифом СС (совершенно секретно). Это старая, но как говорят, вечно волнующая тема….»
    - Ну, Свисток, - перебил его юрист, нервно заерзав на стуле, в результате чего часть содержимого кружки выплеснулась на его модные клетчатые брюки.
    Он, по-видимому, забыл бесценный совет об интеллигентности поведения, полученный бесплатно от своего кормильца, Гарри Гадины, еще не зная, что уже уволен.
    - Если ты и дальше так будет перебивать, то испортишь впечатление от рассказа точно так же, как портится впечатление у больного, которому операцию по удалению аппендикса начинает делать хирург, продолжает терапевт, а заканчивает похоронное бюро!
    -Давайте договоримся так, - мрачно обведя глазами присутствующих, сказал доктор Бобби Стерв, по прозвищу «Открытый Нерв, - того, кто еще раз прервет Гадину, выкидываем в окно!
    У доктора Бобби была тяжелая челюсть и на редкость кровожадный взгляд, Некоторые его пациенты на приеме падали в обморок от одного его вопроса:
    - На что жалуетесь?
    - И вот еще что, - вновь, желая любым способом обратить на себя внимание, чтобы запомниться мэтрам и быстрее продвинуться по иерархической научной лестнице, длиною в жизнь(!), вновь встрял неугомонный молодой специалист, обращаясь напрямую к Гарри, - либо говори правду, либо ври складно, а то совсем запутал. Сначала: «Я видел ее мгновение, и оно было изумительным», а потом: «я заколебался…», я же знаю тебя, милый, подлый Гарри. Ты ни на секунду не засомневался бы в выборе между прекрасной тайной и скукой холостяцкой квартиры».
    - В которой он почти не бывает», - подхватил на лету мысль Свистка со смехом Чарли.
    - А если и бывает, то не один, -распаляясь все больше, выкрикнул Свисток и довольный собою засмеялся, повизгивая и похрюкивая.
    Назвать владельца финансовой империи и главаря олигархической научной группировки «НеТа» милым и подлым было смелым и, как покажет дальнейший разворот событий, не оправдавшим надежды молодого специалиста решением.
    - Давай правду! - грохнул по столу кулачищем Бобби Стерв, и это прозвучало, как: «Давай кошелек!»
    Гарри выдержал подобающие главарю паузу, а затем, кивнув головой в знак согласия, сказал:
    - Ладно, буду говорить правду. Итак, я видел это божественное создание одно мгновение, и оно было изумительным.
    -Ну, об этом мы уже слышали!- заметил уже совсем осмелевший Свисток, за что немедленно был выброшен Бобби Стервом в окно.
    Через несколько секунд до оставшихся донесся какой-то хруст, писк, несколько слов на языке ойяями, затем наступила тишина.
    - Да, но только одно мгновение,- продолжал Гарри Гадина, как будто ничего не случилось, ведь одним молодым специалистом больше, одним - меньше– какая разница, их каждый год, хоть пруд пруди, - в следующее- я стремительно взбежал вверх по лестнице и осторожно приоткрыл дверь, за которой скрылась девушка. В полумраке я пытался рассмотреть предметы, стоявшие в ней, как вдруг….
    Гарри не суждено было закончить начатой фразы. Гром автоматной очереди внезапно расколол, разметал и смешал неторопливый гул бара с воплями ужаса и грохотом опрокидываемых столиков. От беспощадного и, казалось, бесконечного ливня раскаленных пуль маленький уютный бар никому не мог предоставить защиты. Люди с криками бросались к окнам и падали, не достигнув их, сраженные наповал. Доктор Стерв уронил свою косматую, навсегда замолчавшую голову на стол. Чарли, вскочивший при первых звуках автоматных выстрелов, грохнулся на пол. Гарри Слэйн, Гарри Гадина, так и не успевший рассказать своим друзьям о любви филистимлянки,бессильно откинулся назад, привалившись спиной к стене, искореженной косой автоматной очередью. Багровое пятно выступило на его белой рубашке, затекая под галстук с бриллиантовой застежкой. Последнее, что увидел Гарри сквозь табачный туман, застилающий сознание, был невысокого роста худощавый мужчина в очках, лет тридцати, появившийся в дверях бара. Его глаза прятались под навесом ресниц, а в беспощадных зрачках метался яростный холодный огонь, и этот огонь странно гармонировал с горячими вспышками пламени, вырывающимися из дула автомата, который мужчина сжимал в руках…
    Когда все было кончено, мужчина подошел к столу, за которым еще минуту назад Гарри Слэйн вел свой интригующий рассказ. Он с отвращением бросил автомат и сел напротив Гарри на то место, где только что сидел Чарли. Мутными глазами, цвет которых уже стал меркнуть от душного дыхания приближающейся смерти, Гарри посмотрел на мужчину и с трудом спросил:
    «За что?...»
    Мужчина неторопливо достал из кармана белоснежный батистовый платок, снял очки, протер и без того ослепительно блестевшие стекла, затем вытащил спрятанный в кармане пиджака пистолет и, не целясь, выстрелил… Безжизненное тело Гарри, скользнув вдоль стены грохнулось на пол. Мужчина также неторопливо сунул пистолет в нагрудный карман, так что наружу осталась торчать ручка, на которой, красовалась надпись: «Моему верному соратнику и другу«Джеймсу Бонду» от И.А.».
    Затем он достал сигареты «Лайка» и, закурив, откинулся на спинку кресла. Теперь, когда приказ шефа выполнен с блеском, мужчина мог себе это позволить!
    В бар с грохотом ворвались полицейские. В одно мгновение на убийцу были наведены дула сразу нескольких карабинов.
    - Наручники! - приказал комиссар. Двое полицейских бросились к незнакомцу, и в одно мгновение его руки оказались скованными.
    - А теперь, когда я не представляю никакой опасности, прошу подойти Вас ко мне»,- обратился арестованный к комиссару, - меня попросил передать Вам пару слов И.А.
    - Как Вы докажете, что эти слова от И.А.? - спросил, побледнев, комиссар.
    - Попросите убраться в сторону этих ослов, - кивнул на полицейских незнакомец.
    Подчиняясь короткому жесту комиссара, полицейские отошли. Незнакомец вытащил из нагрудного кармана и положил на ладонь маленькую куриную кость.
    - Мэгги, - взвизгнул комиссар, - снять наручники!
    Приказ был выполнен мгновенно.
    - Стив, а ты вызови машину и увези трупы в морг, - сказал комиссар полицейскому и, обратившись к посланцу от И.А., почтительно попросил:
    - Но, Вы, сэр, все- таки хотя бы в общих чертах объясните мне, что здесь произошло? И поспешно добавил: «Только для отчета».
    - Этот господин, - отвечал незнакомец, показывая на мертвого Гарри, - хотел рассказать, как мне показалось, что-то неприличное о даме, которая является личной знакомой И.А, честь которой я охраняю.
    - Да, но зачем Вы уничтожили всех посетителей бара? - спросил комиссар, вскинув удивленно густые черные брови вверх.
    - Этот господин говорил слишком громко, и у меня не было времени, чтобы понять, кто его слышал, а кто нет. Это – все, что я могу Вам сказать. А теперь, обеспечьте мне безопасный уход! Для этого, собственно, я Вас и ждал!
    Выйдя из бара, Джеймс Бонд вдохнул освежающий воздух ночи, засунул руки в карманы коричневого в рубчик импортного пальто и неторопливо пошел по опустевшей улице.Он расслабился, но его мозг совершал гигантскую работу. Он думал о своем будущем:
    - Старик ( его шеф) за последнее время заметно поглупел и не в состоянии предложить ему стоящего дела, а тем более, хорошо заплатить за него.
    Бонд чувствовал, что сам он способен на большее, чем это мелкое убийство пьяных и невооруженных людей, что ему по - плечу решение более крупных, возможно, и мировых, проблем.
    Его размышления прервал короткий гудок автомобиля, неожиданно появившегося прямо из ночи. Бонд поднял голову, и в нескольких шагах от себя различил очертания «Мерседеса», как бы притаившегося и ожидающего его в ночи. За рулем сидел и иронически улыбался мужчина в очках. Это был сам шеф. Джеймс перевел дыхание и,нагнув голову, решительно шагнул навстречу черному чудовищу. Он знал, что это будет их последний разговор. Когда Джеймс поравнялся с машиной, дверца бесшумно отворилась, и из чрева «Мерседеса» раздался глухой голос:
    - Садитесь.
    Джеймс сел на сиденье рядом с шефом.
    - Как дела? - отрывисто спросил шеф, глядя прямо перед собой в черную тьму ночи.
    -«Все в порядке!»
    -«Свидетели остались?»
    -«Только полиция»
    -«Жертвы?»
    -«Двадцать семь!»
    Шеф некоторое время молчал, что-то обдумывая, а затем, не оборачиваясь к Джеймсу, сказал:«Вы свободны», - и повернул ключ зажигания.
    Джеймс молча кивнул головой, вышел из машины и скрылся в подворотне, но когда заурчал мотор «Мерседеса», он метнулсяк машине и осторожно, без лишнего движения, лег на задний бампер. Сотрясание кузова, вызванное этими манипуляциями, слилось с нетерпеливой дрожью мотора. Шеф ничего не заметил. «Мерседес» качнулся и, шурша шинами по асфальту, стал набирать скорость. Джеймс, распластавшись на гладкой поверхности автомобиля, старался удержаться в неудобном и опасном для жизни положении.
    Джеймс знал, куда держит путь шеф, и этот длинный путь он знал в мельчайших подробностях. Но онбыл уверен, что сегодня путь шефа будет значительно короче: только до моста Инквизиторов, переброшенного через глубоководную Луару.
    Когда до моста осталось около пятидесяти метров, Джеймс сунул руку в карман и, вынув продолговатый плоский предмет, нажал на кнопку. Из рукоятки выскочило лезвие стального жала. Джеймс кинул нож на вращающееся заднее колесо машины. Раздался подобный выстрелу грохот лопнувшей шины, машина резко вильнула влево, вышибла секцию ограды и полетела в реку. Во время полета от нее резким толчком отделилось и бесшумно вошло в воду человеческое тело.
    Несколько сильных взмахов рук и Джеймс вышел на берег. Его одежда промокла и неприятно липла к телу. Холодная ванна, которую ему пришлось принять, испортила ему настроения, но мысль о том, что теперь он свободен, согрела, начавшее было дрожать мелкой дрожью, тело.
    Джеймсу повезло: метрах в двухстах от него мелькнули два огонька. Он встал посреди дорогии поднял руку, призывая водителя остановиться. За рулем серого, как показалось Джеймсу, «Шевроле» сидел молодой мужчина спортивного вида. Его голубые глаза поражали своей глубиной. Они настойчиво и неудержимо притягивали к себе! Это был, пожалуй, первый случай, когда сердце Джеймса дрогнуло, и готово было открыться этому совершенно незнакомого ему человеку.
    -«Вас подвезти?» -вежливо спросил мужчина, казалось, не обращая внимания на жалкий и странный для такого времени вид Джеймса.
    -«Пожалуйста»,- ответил Джеймс и сел рядом с хозяином «Шевроле».
    Некоторое время они ехали молча.
    -«Ваш адрес?» - нарушив первым молчание, спросил мужчина.
    Джеймс не ответил. Ведь в этом чужом для него городе он фактически был в положении командированного: бесприютного и беспризорного. Оставшийся путь оба спутника молчали, погруженные каждый в свои мысли. Вскоре машина въехала в город и остановилась около десятиэтажного, построенного в духе двадцатого века дома.
    -«Может быть, Вы воспользуетесь моим гостеприимством и переночуете у меня?- спросил мужчина и, видя колебание Джеймса, добавил,- Вам совершенно необходимо переодеться и обогреться, а я с удовольствием мог бы предоставить в Ваше распоряжение все необходимое».
    -«Вы очень добры,- ответил Джеймс, - пожалуй, я приму Ваше предложение».
    Мужчина оказался владельцем небольшой квартиры, состоящей из столовой, спальни, ванной, совмещенной с туалетом, и кухни.
    -«Я думаю, мы – мужчины не стесним друг друга тем, что расположимся на ночлег в одной комнате», - сказал, улыбаясь, хозяин, - а сначала, пожалуйста, в ванную.
    Джеймс вошел в ванную и запер дверь на щеколду. Оставшись один, он подошел к зеркалу и осторожным, но точным и быстрым движением сдернул с лица маску и парик. Прекрасные каштановые волосы упали на плечи Джеймса… Затем была сброшена одежда и …..о, чудо!!!Если бы был жив и присутствовал при этом Гарри Гадина, он без труда узнал бы прекрасную незнакомку, чью любовь он мог сравнить только с любовью филистимлянки. Это была она,Эорея,таково истинное имя Джеймса Бонда. Эорея наполнила ванную теплой водой и с наслаждением отдала свое тело ласкающим объятьям воды. Постепенно усталость стала уходить, уступая место приятному возбуждению.
    Эорея размышляла, что делать дальше? Конечно, можно убить своего благодетеля, как это было задумано еще в тот момент, когда на шоссе показался «Шевроле». Она должна была его уничтожить, как последнего, живого свидетеля, но не уничтожила!
    -« Правда, сделать это никогда не поздно», - размышляла она, наслаждаясь теплотой ванны,- хотя здесь, в этом уютном доме условия для ликвидации свидетеля были менее благоприятными, чем там, на пустынном шоссе».
    Эорея не испытывала ни малейшего желания убирать с дороги владельца «Шевроле». Совсем другие желания неожиданно овладели ее сердцем! Еще в машине, она вдруг почувствовала, что не хочет, чтобы эти голубые, такие глубокие и властные глаза закрылись от холодного прикосновения вечности!
    -« В конце концов, не одна только смерть – мое оружие,- решила она, - я заставлю его молчать, не отнимая жизни, а наградив за молчание».
    Усталость ушла, решение принято….. Эорея осушила тело мягкой, простыней и, отпихнув ногой в угол мокрый мужской костюм, обернулась ею так, как это делают негритянские женщины – до подмышек.
    В это время за дверью ванны раздался голос хозяина дома:
    -«Эй, приятель, Вы там не утонули?»
    Эорея распахнула дверь и с улыбкой ответила:
    -«Нет, приятель, как видите, я жива!»
    Она ожидала, что незнакомец будет в крайнемизумлении, увидев ее, но этого не произошло. Он только улыбнулся и сказал:
    -«Мне кажется, Вы согласитесь с тем, что у меня прекрасное чутье», - взял ее за руку и усадил в кресло.
    -«Когда Вы сели в машину, я сначала решил везти Вас в полицию, но бросив взгляд на кисти Ваших рук, прекрасных, тонких, я понял, что такие руки могут принадлежать только женщине. Именно поэтому Вы оказались у меня, а не в полиции».
    -«Вам очень повезло, что Вы обратили внимание на мои руки», - улыбнувшись, ответила Эорея.
    Ее задело, что она не произвела ожидаемого эффекта, но в то же время прозорливость владельца «Шевроле» импонировала ей.
    -«Да, мне,чертовски, повезло», - ответил мужчина с глубоким удовлетворением, видимо, не уловив, отнюдь не безобидного смысла ее слов. А теперь, надеюсь, Вы не откажетесь от ужина?»
    Он подкатил к ее креслу столик, уставленный закусками и вином, и сам устроился напротив. Ужин прошел в непринужденной беседе. Джордж, так звали хозяина квартиры, все больше нравился Эорее, и она радовалась, что тогда в машине успела рассмотреть его раньше, чем убить!
    Беседуя с Джорджем, она заметила, что его взгляд становится нежнее, окидывая ее с головы до ног.Под простыней угадывались контуры прекрасно сложенного тела. Эорея знала, что нет такого мужчины, который не заметил бы ее притягательной красоты.
    Когда настенные часы пробили полночь, Джордж встал с кресла и, галантно склонившись к Эорее, спросил:
    -«Может, леди хочет отдохнуть? В Вашем распоряжении моя спальня, а я размещусь в этой комнате».
    Эорея покачала головой:
    -«Я не люблю одиночества!»
    И тогда Джордж сильным и легким движением поднял Эорею на руки и почувствовал, как горячая волна нахлынула на него.Взгляды их встретились, и в прекрасных глазах Эореи Джордж прочел желание избавиться от огня, сжигающего ее. Он нежно прижал Эорею к груди и, толкнув дверь спальни ногою, шагнул в ночь любви.

    Эорея проснулась первой. Она приподнялась на постели, полуобернулась к Джорджу и внимательно всмотрелась в его лицо. Его сон был глубок, и внезапно ей пришла в голову мысль, что сейчас она может сделать его еще более глубоким! В ней сказывались профессиональные привычки, привитые ей шефом. Как видно, с этим наследием ей еще долго придется бороться.
    УЭореи нервно дрогнули губы, она была недовольна собой. Скорее на воздух! Утренняя прохлада вернет ей самообладание.
    Осторожно выскользнув с кровати, чтобы не разбудить Джорджа, она нашла в его платяном шкафу атласный голубой халатик, явно принадлежащий женщине.
    -«Проказник!»- подумала про Джорджа Эорея и, набросив халатик на плечи, вышла в сад насладиться утренней прохладой.
    Оказавшись в саду, она закинула руки за голову и жадно глотнула освежающий воздух. Вдруг чья-то сильная рука рывком прижала голову Эореик своему телу, а другая заткнула ей рот кляпом. Затем на голову ей накинули мешок, руки связали сзади ремнем и, легко подняв, внесли в машину, которая тотчас рванулась с места. Эорея оказалась лежащей на чьих-то коленях и четыре жесткие, как клещи руки, крепко стиснули ее тело. Поняв, что сопротивление бесполезно, она расслабила мышцы, но мозг ее работал стремительно и четко. Она пыталась связать свое похищение с делами отдаленного прошлого, но нить, которую она пыталась протянуть, неизбежно рвалась.
    Прошло около часа, в течение которого похитители не проронили ни слова. Машина мягко покачивалась на рессорах, подчеркивая свою высокую стоимость и, наконец, остановилась. Эорею вынули из машины, внесли по шаткой лестнице в какое-то помещение и опустили в мягкое кресло. Хлопнула металлическая дверь, послышался нарастающий гул мотора, и Эорея почувствовала, как задрожал, рванулся вперед и поднялся в воздух, неизвестно куда увозивший ее самолет!
    Когда самолет перешел в горизонтальный полет, кто-то подошел к ней и снял с головы мешок. Перед ней стоял высокий, худощавый мужчина. Черты лица его были жесткими и острыми, и весь он походил на одиноко торчащую в море скалу в ветряную погоду. Мужчина вытащил кляп изо рта Эореи, освободил от врезавшихся в нежные руки веревок.
    -«Кто Вы и куда меня везете?- спросила она, не скрывая своего раздражения.
    -«Вы скоро это узнаете», - бесстрастно ответил страж.
    -«Я хочу это знать сейчас… Ну, отвечайте же!..- потребовала Эорея.
    Однако ее властный тон не произвел на Цербера (так звали стража) должного впечатления.
    Время тянулось медленно и томительно. Эорее казалось, что оно просто остановилось, а пространство сконцентрировалось в тесном объеме салона, за стенами которого начинался потусторонний мир. Наконец, самолет пошел на посадку, и когда смолк гул моторов, молчаливый страж открыл металлическую дверь и жестом приказал Эорее выйти из салона.
    Земля встретила Эорею душным зноем и буйным цветением зелени. Ее окружила красочная природа юга. Когда она ступила на землю, мужчина в ослепительно белой сорочке учтиво предложил ей занять место в автомобиле. Легкая тревога, смешанная с любопытством, охватила ее. Куда ее везут и какова ее дальнейшая судьба?
    Откинувшись на мягком сидении, она отдыхала. Ее мысли вернулись к недавнему прекрасному прошлому – к Джорджу, и теплая волна прошла по ее телу.
    -«Как воспримет он ее исчезновение? Увидятся ли они когда-нибудь вновь», - спрашивала себя Эорея, удивляясь, что потеря Джорджа для нее столь небезразлична.
    Резкая смена пейзажа прервала ее размышления. Машина выехала из тени на залитую солнцем равнину и понеслась по дороге, сливающейся далеко впереди с горизонтом.
    -«Уж не дорога ли это, ведущая в рай?»- усмехнулась про себя Эорея.
    Эта приятная мысль успокоила Эорею, и она стала изучать проносившийся мимо
    пейзаж. Вскоре в ее поле зрения попал белый дворец,выглядевший на фоне голубогонеба кристаллом горного хрусталя.

    -«Мираж!» - подумала Эорея, но видение было настойчивым и приближалось с каждой минутой.
    -«Чей этот прекрасный дворец?» - не выдержав, спросила она у водителя.
    -«Это – гарем Бартра, - последовал ответ, и мне приказано доставить Вас туда».
    В этот момент даже известие о безвременной кончине Джорджа не было бы для Эореи столь ошеломляющим, как то, что она услышала сейчас!
    Как только машина подъехала ко дворцу, кончилось все обыденное, привычное, европейское, и началось чарующее,восточное! Навстречу Эорее из дворца сначала выбежали смуглые красавицы с распущенными волосами, полуобнаженные тела которых дышали негой. Следом за ними, появились юноши в красных набедренных повязках со щитами и саблями в руках.
    Во дворце заиграла нежная, ласкающая слух музыка, в дверях показалась человеческая фигура, склонившаяся в низком поклоне, и юноши с носилками на плечах. Когда кортеж приблизился к Эорее, она узнала в согнутой фигуре - Цербера, неизвестным образом, оказавшегося здесь, раньше машины с Эореей. На его узкой и бледной груди Эорея заметила редкие рыжие волосы, но более всего его поразил его взгляд: пристальный и леденящий.
    Носилки опустили к ногам Эореи, и Цербер жестом приказал ей лечь на них. Оказавшись во дворце, Эорея в восхищении обводила взором внутреннее убранство дворца. Ее окружала ослепительная, роскошь. Неожиданно боковая дверь бесшумно отворилась, из нее вышли два гиганта-евнуха и женщина.
    -«Вы должны принять ванну и переодеться», - сказала с поклоном женщина.
    Эорея послушно кивнула головой, после столь тяжелой дороги принятие ванны, входило в ее планы. Она уже совсем владела собой, во всяком случае, чувствовала, что пока ничто не угрожает ее жизни.

    Опьяненный ласками Эореи, уснувший лишь глубокой ночью, Джордж проснулся, когда Солнце находилось уже в зените. Обнаружив, что Эореи нет рядом, он негромко позвал ее, но ответа не последовало.
    -«Эорея, шалунья, подойди ко мне!» - крикнул Джордж громче, но его кокетливый призыв остался без ответа.
    -«Что это значит? – подумал Джордж, почувствовав необъяснимую тревогу.
    Он вскочил с постели, обошел всю квартиру, но Эореи нигде не было. Тогда он стал искать хоть какой-нибудь знак, оставленный ею, но поиски опять остались безуспешны. И только в ванной в углу по-прежнему валялись мокрый костюм и резиновая маска, да в шкафу не оказалось голубого атласного халатика Матильды, неглубокой, но симпатичной девушки, навещавшей Джорджа по его призыву. Джордж был в отчаянии и ярости.
    -«Медведь, бурбон, монстр!» - повторял он, мечась по комнате и сжимая голову рукам, - безмозглое животное, - он готов был разбить собственную голову о стену, - проспал такую женщину, упустил такую возможность, единственный, может быть, случай завербовать блестящую агентку!»
    Синдикат «Коза наша», где работал Джордж переживал кризис: неделю назад от ножевой раны скончалась его звезда, примадонна, очаровательнейшая женщина, продувная бестия, своего рода Мата Хари, все знавшая, все умевшая, наводившая Синдикат на крупные дела, - Фиеста Пуэсто. Синдикат простаивал без дела, разваливалсяна глазах продвинутой мировой общественности. Необходимо было срочно найти достойную замену Фиесте.
    Агенты Синдиката буквально сбились с ног в поисках новой звезды. В их числе был и Джордж. И ему почти повезло! Ведь все складывалось так благоприятно. Там на пустынном шоссе, приняв в машину странного пассажира, он сразу почувствовал необычность ситуации и, увидев тонкую женскую кисть, понял бутафорию костюма и решил использовать это стечение обстоятельств, а если потребуется, то и шантаж, в своих интересах.
    Когда его догадка о том, что ехавший с ним пассажир является женщиной (да еще какой!) подтвердилась, он мысленно поздравил себя с победой и должностью ведущего сотрудника Синдиката. И что же? Все исчезло, как сон, как утренний туман.
    -«Нет, шеф Бренди Хрен, известный под кличкой «Чума», не простит ему этого промаха, если узнает, а он, наверняка, узнает, как бесталанно Джордж упустил золотой шанс, и не простит ему такого промаха. И тогда,…. тогда закон Синдиката раздавит его!
    -«Но что же все-таки случилось? Где сейчас Эорея? Почему ушла? Не поверила ему! Решила не рисковать!… А вдруг Эорея покинула меня не по доброй воле? А что, если похитили ее?» - думал Джордж.
    И тут догадка, как молния, блеснула в голове Джорджа:
    -«Уж не старая ли это лиса, вероломное чудовище, исчадие ада опять встало ему поперек дороги! Этот рыжий пес! Хитрая и жестокая бестия, сводный брат шефа школы шпионов в Гваделупе И.А. – Цербер!!! Он всегда жаждал богатства и славы и ради их был готов на все! Ходили даже слухи, что он служил в ЦРУ и имел тесную связь с султаном Бартра. С Джорджем они были, как бы коллеги, но разных Синдикатов. Их дороги часто пересекались, но пока счет оставался не в пользу Джорджа. Ну, погоди,- сквозь зубы процедил Джордж, - ты еще пожалеешь об этом!»

    Покончив с восточным церемониалом встречи новой наложницы султана, Цербер удалился в помещение, выделенное ему во дворце. Тяжело опустившись на кровать, почесал свою тощую грудь и погрузился в глубокое раздумье. Пока все шло по хорошо продуманному плану, как смазанная и заправленная качественным бензином машина. Он был очень доволен собой.
    -«Кхе, хе, хе,….- послышался не то смех, не то кашель Цербера, - здорово я надул этого Красавчика с бараньими мозгами! Птичка в клетке и выпустить ее на свободу может только он - Цербер! Но…. но он ничего не сделает просто так! Однако надо спешить! У него не так уж много времени».
    Цербер хорошо знал, что Бартра обычно не посещает новую наложницу в первый день. Значит, в его распоряжении есть один-два дня!
    Достав из широких шаровар длинную металлическую спицу, Цербер широко открыл рот и вставил ее в коренной зуб нижней челюсти, находящийся справа. В нем был смонтирован миниатюрный приемо-передатчик, специально разработанный супер специалистами для выполнения этой секретной операции. Посидев неподвижно несколько секунд, Цербер услышал доносившийся из зуба шум эфира. В ответ он простучал другими зубами условные позывные и прислушался, ожидая ответа.
    Зуб пискнул. Это означало, что его сигнал принят, и он на связи! Через некоторое время биотоки, возбужденные микро - приемником в зубе донесли до мозга Цербера зашифрованную фразу: «А – УУУ», которую Цербер расшифровал как «Джимми слушает!»
    Церберу не надо было отвечать вслух, ему достаточно было подумать ответ про себя, передатчик-преобразователь биотоков немедленно и четко посылал в эфир его ответ:
    -«Я у дяди. Следить за порядком в доме и мыть пол поручаю тебе! Новости есть?»
    Последовал немедленный ответ:
    -«Умер племянник Гарри!»
    Это известие потрясло сводного брата И.А. Еще бы! Гарри Гадина – веселый и ловкий негодяй, был любимцем Цербера. Такую потерю будет трудно восполнить. Здесь Цербер торопливо вынул антенну из прекрасно работавшего зуба, чтобы слушавший его эфир не был свидетелем его горьких мыслей! И продолжил переговоры только после того, как полностью справился с волнением.
    -«Как и где это случилось?» - подумал он.
    -«В кругу друзей, - ответил мысленно Джимми, терпеливо ожидавший потерянного эфира, - один из родственников твоего брата угостил их всех в кабачке на улице Вечно Живых горячими пирожками с мясом. Кто именно – неизвестно! Причины тоже пока не ясны».
    -«Выяснить,- приказал Цербер. Выйду на связь через пару дней, в полночь!»
    В бессильной злобе он вытащил спицу-антенну из нагревшегося за время сеанса связи зуба, решив непременно поднять вопрос о разработке системы его охлаждения на ближайшем научном совете.
    -«Плохо придется тому, кто окажется убийцей его Гарри!»- подумал Цербер.
    Жажда мщения переполнила все его существо и, чтобы привести нервную систему в равновесие, он, как обычно в таких случаях, укусил себя за локоть!
    Однако постепенно заботы текущего дня вытеснили светлый образ Гадины из жесткого сердца Цербера. А заботы эти были весьма серьезными.
    Цербер знал о трудностях, которые переживал Синдикат Брэнди Хрена - «Коза наша». Складывалась ситуация, весьма подходящая и благоприятная для того, чтобы прибрать к рукам «Козу» - хренову империю, которая неуклонно приближалась к краху! И чтобы опередить других, надо самим ускорить распад Синдиката. И главное, не дать в ближайшее время «Козе нашей» найти замену безвременно потерянной Фиесте Пуэсто, т.е. - новую заводилу и везучую бестию.
    Через «своих» Цербер знал, что поиски новой«звезды» возложены на этого осла, Красавчика. И то, что решение важной проблемы «Коза наша» поручила Красавчику, подтверждало слухи обее кризисе.Нетрудно догадаться, что Красавчик – это кличка, которую придумал Цербер для Джорджа
    По приказу Цербера его люди установили жесткий контроль за каждым шагом Красавчика. Его нюх ищейки подсказывал ему, что игра стоит свеч! Вчера агенты контрольного пункта у моста через Луару стали свидетелями странной автомобильной катастрофы и удивительного спасения одного из сидящих в машине. Они видели, что спасшегося подобрал Красавчик, проезжавший по мосту чуть позже этих печальных событий.Судя по всему, в сети Красавчика шла крупная дичь! Добычу нужно было перехватить, во что бы то ни стало! Именно онадолжна была помочь Церберу в осуществлении его замыслов в отношении Бартра!
    Дело в том, что операция по подавлению деятельности «Козы нашей» требовала крупных наличных денег. «Разменные Чеки» Внешпосылторга», полученные им за опубликование научных статей в открытой печати, обменивались лишь на различные товары в специальных магазинах и не были в привычном обращении. Значит, они не в счет. Деньги, большие деньги, лежали совсем рядом с ним – в сейфах Бартра, но были пока для Цербера недосягаемы! Только один шанс из тысячи заполучить их давал надежду на успех. И этим шансом была ликвидация Бартра, а исполнителем, его замысла, станет новая наложница, Эорея, о невероятных способностях которой во всех сферах деятельности (научной и общественной) так же, как и об ее неземной красоте, он был хорошо осведомлен. Итак, решено, именно на нее он делает ставку, которая для него больше, чем жизнь! Жизнь, которую в принципе он впоследствии готов продолжить вместе с ней!
    -«Но, как склонить Эорею к столь рискованному мероприятию?» - напряженно думал Цербер, погрузившись в свой грандиозный план, реализация которого, безусловно, всколыхнет мировую общественность.
    В принципе, он не очень опасался мнения мировой общественности.
    -«Ну, поговорят, поговорят! Какое-то время его фотографии заполнят научные журналы, а результаты работы будут обсуждаться на семинарах и в общественных местах! Ничего страшного! Аналогичные дела, давно уже стали известными и привычными, как стена! Ну, а если возникнет что-либо серьезное, то у него есть хороший знакомый, многоопытный юрист Чарли Хват» - размышлял Цербер, не ведая, что Чарли Хват уже в ином мире.
    Уйдя в себя,он не заметил, как в комнату бесшумно вползла и медленно направилась в его сторону черная лента – ядовитая змея, упругая, гибкая, коварная! Бесшумно подкравшись к Церберу, она грациозно взвилась в воздухе вверх и укусила его за мочку уха.
    Цербер вскочил на ноги, как сжатая и неожиданно распрямившаяся пружина, взвыв от нестерпимой боли.
    -«Гадина!»- закричал он в гневе и бессильной злобе.
    -«Да, я – Гадина! Вернее, Гарри Гадина! Ты мне больше не друг! И это тебе моя плата за твои гнусные планы против царицы моей души, прекрасной филистимлянки Эореи», - сказал человеческим голосом реинкарнированный в образе змеи Гарри Гадина.
    Не успев ответить, Цербер замертво рухнул на пол, а перевоплощенный Гарри, довольный своей работой, облизываясь раздвоенным, ядовитым язычком, также бесшумно,как и появился, бесследно исчез.
    В это время Джордж не мог знать, что жизненный счет между ним и Цербером изменился в его, Джорджа, пользу. Он тоже крепко задумался, что делать дальше? И вдруг вспомнил о своей уникальной способности посылать на расстояние и улавливать слабейшие сигналы из эфира и решил попытаться использовать их в этом чрезвычайном случае, важном не только для Синдиката, но и лично для него!
    Сев в мягкое кресло и расслабившись, Джордж попытался вызвать в своем воображении светлый образ Эореи,милые черты которой он не только хорошо запомнил, но и полюбил. Через какое-то время он впал в транс и перестал ощущать себя в реальном пространстве. Он оказался там, где царствует один только разум, воплощенный в электромагнитные поля и дух, пропитанный живыми человеческими ощущениями со всеми нюансами, столь же сильными и многогранными, как в реалии. Неожиданно в светлом сиянии, неземного происхождения, появилась Эорея в окружении шестерыхмилыхчерненьких детишек.
    -«Это – наше будущее»,- промолвила она, улыбаясь.
    Это не были буквально слова. Это была передача мысли на расстояние. И Джордж легко принял их. Контакт был установлен, и как ни хотелось ему бесконечно долго смотреть на свое прекрасное будущее,нельзя было терять ни секунды!
    -«Эорея, любовь моя, ты где?»- послал порцию своей далеко не бесконечной энергии в пространство Джордж.
    -«Я у …!»- мгновенно (без временных задержек, как это бывает в обычных цепях связи) последовал зашифрованный в виде похрустывания, позвякивания и покрякивания ответ.
    Джордж все понял, и информации, полученной от Эореи, было достаточно для составления плана ее спасения, но сейчас он был на седьмом небе от счастья!Эксперимент, о котором он только мечтал из-за отсутствия достойного партнераи финансирования, удался!Мысль послана, мысль принята! Качественно, бесплатно и без посредников! Он был горд полученным результатом, видел себя на Международных конференциях и Симпозиумах, причем не только внутри своей страны, но и за рубежом.
    На этих дерзких представлениях он резко остановил поток своих мыслей, уносящий его в Зенит Славы. Ведь эти мысли принимала и Эорея, которая могла не понять, о чем это он?. К тому же, совершенно неизвестно, в какой ситуации она сейчас находится, и сколько времени может длиться этот уникальный сеанс связи!
    -«Дорогая, умоляю, не предпринимай никаких резких действий в отношении Бартра и его окружения. Выполняй все, что тебе предписывают их нравы и этикет! Я с тобой и поверь, найду способ и возможность освободить тебя!»- продолжал мысленно посылать сигналы в никуда Джордж.
    По тому, как в ответ не поступилони позвякивания, ни покрякивания, Джордж понял, что условия, в которых находилась Эорея, изменились, и связь прервалась.
    Джордж, вздрогнув,медленно приходил в себя. Он, по-прежнему, сидел в кресле, но совершенно обессиленный, как в ту ночь с Эореей. Только сейчас он отдал свою энергию не на близость с ней, а на преодоление пространства между ними!
    -«Что делать?И как?»-задал себе Джордж два вопроса, на которые он срочно должен былнайти ответ, чтобы освободить Эорею.
    Однако, видимо, он слишком много отдал сил на этот уникальный сеанс связи, потому что вместо четкого ответа с вариантами освобождения Эореи, в его мозгу, явно давшим сбой, всплыл третий вопрос:
    -«А зачем мне это надо?!»
    Окончательно придя в себя, Джордж (он же – Григорий) не получив ответа ни на один вопрос, устало поднялся с кресла и побрел на маленькую и неудобную кухню, чтобы приготовить себе чашечку горячего ароматного желудевого кофе! Предел мечтаний многих молодых специалистов.
    –«Да, видно, вчера я не слабо погулял, чтобы приснилось такое! Надеюсь, моя вчерашняя подружка не беременна! А то, ведь говорят: сон в руку! Расскажу завтра друзьям. Посмеемся вместе!»
    Юлия нравится это.

Поделиться этой страницей