Батарейка

Тема в разделе '2 Группа', создана пользователем Знак, 29 янв 2013.

  1. Знак Administrator

    Батарейка

    Алекс в два глотка допил пиво и с хрустом смял пустую банку.
    Настроения не прибавилось – на душе было все так же гадостно. Он хмуро смотрел на прогуливающихся возле фонтана голубей. Запустить бы в них банкой, чтобы, суматошно хлопая крыльями, метнулись во все стороны! Глупое, ребяческое желание, но шугануть сизарей хотелось так сильно, что аж рука зудела. Безмозглые твари с пустыми круглыми глазами… Расхаживают тут, смешно трясут головами, поклевывают зернышки – и ни забот, ни хлопот. А ты сиди и парься над тем, как выпрыгнуть из ямы...
    - Привет, Алекс, - послышалось справа. – Ты разрешишь?
    Он удивленно повернул голову на голос и увидел незнакомую девушку. Или, скорее, смутно знакомую – возможно, встречал в случайной компании.
    Ей было лет девятнадцать-двадцать. Невысокая, хорошо сложенная, в обтягивающих джинсах и короткой легкой курточке. Правильные черты лица, лишь чуть тронутого косметикой, слегка волнистые каштановые волосы, почти доходящие до плеч. Алекс, правда, предпочитал девчонок повыше и малость попышнее, но и при виде этой инстинктивно сглотнул слюну.
    - Привет… Садись, конечно. А ты кто?
    - Я – Вика, - представилась она, опускаясь на скамейку.
    - Это, конечно, многое объясняет. И что, мы знакомы?
    - Теперь – да. Не удивляйся. Просто до этого ты мне пару раз попался на глаза… вместе с приятелями. И я запомнила, как они тебя называли.
    Алекс вспомнил, что все еще держит смятую банку, и бросил ее в урну, стоящую у края скамейки. Но не попал – рука дрогнула. Нервишки…
    - Может, ты про меня еще что-нибудь знаешь? – подозрительно спросил он.
    - Больше ничего. Но надеюсь узнать. Я вижу, у тебя проблемы?
    Это его разозлило. Алекс никого не посвящал в свои дела — кроме людей, с которыми был повязан одной веревочкой. Меньше треплешь языком — больше гуляешь на свободе.
    Он уже хотел отбрить Вику по полной программе — не принцесса, уши не завянут. Но вместо этого, сам себе удивляясь, буркнул:
    - Ну, проблемы... Тебе-то что?
    - Серьезные?
    - Да какое твое!.. - вскинулся Алекс. И осекся. Потому что спинным мозгом почувствовал - тут не простое любопытство. За невинным вопросом явно стоял какой-то расчет. А когда в тебе заинтересованы, можно попытаться обернуть это себе на пользу.
    Он достал пачку сигарет, протянул Вике – та покачала головой. Алекс закурил, наклонился вперед, уперевшись локтями в колени, и выпустил длинную струйку дыма, словно надеясь достать до голубиной стайки.
    - Короче, замутили мы с приятелем одно дело. Года полтора все шло гладко. Не скажу, чтобы были в полном шоколаде, но на пиво хватало. И не только на него… - Он криво усмехнулся. – Все бы хорошо, да только дельце мы выбрали из тех, по которым статья плачет. И доплакалась - вычислили нас. Ну, мы давай скорее концы в воду. Доходы, само собой, накрылись медным тазом. Пытались откупиться – все деньги на это спустили. Да только впустую – не на тех людей вышли. А вчера Вовчика повязали. Мы с ним со школы не разлей вода – не могу поверить, что расколется и заложит. Но черт его знает — у них умеют обрабатывать… Надо бы ноги делать, да некуда – нигде ни родни, ни нормальных знакомых. Вот такое дерьмо…
    - Понятно, - сказала Вика.
    «Если поинтересуется, что это за дело, - точно пошлю! – мрачно подумал Алекс. – И так уже слишком много выболтал. Распустил язык, болван, словно кто тянул».
    Бизнес у них действительно был подсудный. Они с Вовчиком занимались скамерством — раскручивали на деньги иностранных женишков. Те, за редким исключением, вели себя как последние лохи: верили всем сказкам виртуальных любимых и послушно трясли баксами — раз за разом все щедрее. Почему бы не пощипать тупых американских гусей, если они сами того хотят?
    Однако Вика не стала выспрашивать детали — похоже, они ей были просто ни к чему.
    - Я не знаю, во что ты влип, Алекс, но могу тебя вытащить. Бесплатно и со стопроцентной гарантией.
    Он поперхнулся сигаретным дымом, отбросил окурок и зашелся в кашле. «Подстава, - мелькнуло в голове. - Вытащить за просто так — ага, ищи идиота!»
    - Слушай, - откашлявшись, сказал Алекс, - не парь мне мозги. До сих пор я обувал других и очень не люблю, когда пытаются обуть меня. Твой папа — такой крутой начальник? Да даже если и так — на кой я тебе сдался? Ты еще скажи, что втюрилась в меня с первого взгляда, что у тебя целый год не было парня, что…
    - Дурак.
    Он вскочил – так резко, что испуганные голуби шумно взвились над фонтаном. И, уже не сдерживаясь, длинно и грязно выругался.
    Вика тоже встала, и Алексу показалось, что она хочет залепить ему пощечину. «Ну-ну, попробуй», - подумал он и напрягся, чтобы вовремя перехватить ее руку. Но до таких крайностей дело не дошло.
    - Ты найдешь меня у друзей, - спокойно, словно ничего не случилось, сказала Вика. – Улица Пришвина, двадцать восемь, квартира сто одиннадцать. Я бываю там по вечерам, после шести.
    Она повернулась и пошла прочь. Не торопясь, уверенной походкой, словно показывая - дело сделано. Клиент может бесноваться сколько угодно, но он заглотил наживку и уже не соскочит.
    «Ага, сейчас, - подумал Алекс, глядя ей вслед. – Пошла ты вместе со своими друзьями. Выручальщица, блин. Справлюсь как-нибудь – не первый раз выходит такая задница. А может, и само собой рассосется».
    Не рассосалось.

    Дверь ему открыла сама Вика. Кроме нее, в квартире были двое парней и девушка.
    Один парень, высоченный и худой, сидел в углу комнаты за компьютером. Услышав, что кто-то пришел, он обернулся через плечо, смерил гостя взглядом и опять застучал по клавишам. Алексу бросились в глаза высокий лоб с залысинами и сосредоточенное выражение лица – такое бывает у решающих сложную задачу, когда нельзя ошибиться.
    В отличие от первого, второй парень был среднего роста и мог похвастать густой шевелюрой. Он стоял посреди комнаты и смотрел на Алекса с плохо скрываемым разочарованием, словно ожидал увидеть чудо-рыцаря в сияющих доспехах, а пришел мужик в лаптях и зипуне. Алексу даже захотелось буркнуть: «Чего вылупился?» Но он сдержался: ему показалось, что парень просто закомплексован и не уверен ни в ком, даже самом себе.
    Девушка, темноволосая и темноглазая, сидела в кресле, держа на коленях раскрытую книгу. На лицо Викина подруга была ничего, но женственности определенно недоставало - короткая «мальчишечья» стрижка, крепко сбитая фигура… «Спортсменка, что ли?» - подумал Алекс.
    - Давайте знакомиться, - улыбнулась Вика. - Это Алекс. А это Берт, хозяин квартиры и наш компьютерный бог.
    Длинный парень наконец-то отлип от клавиатуры, повернулся на крутящемся стуле и протянул гостю руку.
    - Альберт, значит? – спросил Алекс, пожимая вялую пятерню.
    Берт поморщился – похоже, этот вопрос задавался ему много раз и успел осточертеть.
    - Нет. Мой отец – ученый, программист. Он назвал меня в честь Норберта Винера.
    Это было сказано таким тоном, что невежде, впервые услышавшему про Норберта Винера, оставалось только провалиться сквозь землю от стыда.
    Алекс насупился. Его самого кормил Интернет, но шибко умных он недолюбливал, а высокомерных попросту не выносил. Я, мол, из семьи интеллектуалов, ношу имя великого человека, а ты вообще без понятия, кто это такой. Что может знать простой беспородный Шурик, хоть и приукрасивший себя до Алекса? Шурик – он везде Шурик, пусть даже его случайно занесло в приличную компанию…
    Наградив Берта тяжелым взглядом, Алекс повернулся ко второму парню.
    - Костик, - представился тот. Его рукопожатие было крепче, чем у Берта, но очень короткое, словно он боялся обжечься. – А это Тоня.
    Темноволосая девушка молча наклонила голову.
    «Непростая штучка, - подумал Алекс. – С виду тихоня тихоней, но, похоже, с характером. Ладно, не будем тянуть резину».
    - Ну, вот и познакомились, - сказал он. – Я слышал, мне тут собираются помочь. Шутить изволите или как?
    Прежде чем ответить, Вика переглянулась с Бертом, и тот кивнул.
    - Никаких шуток. Все очень серьезно. Но сначала ты должен пройти тест.
    Алекс присвистнул.
    - Да уж, серьезнее некуда. Какой еще, к лешему, тест?
    - Вот этот. – Берт встал, уступая ему место у компьютера.
    На экране светилась странная ажурная фигура. Она походила на перекрученный, неправильной формы, лоскут, сплетенный из тонких зеленых нитей.
    - Эту сетку надо заполнить. Видишь, одна ячейка начала мигать? Значит, просит начинки. Теперь смотри!
    В нижней части экрана появилась и медленно поползла слева направо вереница других фигурок — маленьких, выпуклых, разноцветных. Многие из них выглядели как черепки вдребезги разбитых кувшинов, но были и совершенно причудливые, напоминавшие то ли амеб, то ли чернильные кляксы.
    - Тыкаешь в какую-нибудь из них мышкой, кликаешь — и она сама садится в ячейку, - объяснил Берт. - Главное — ни о чем не думать.
    Алексу показалось, что он ослышался.
    - Не понял. Тесты для того и проводят, чтобы узнать, хорошо ли варят мозги. Как это – ни о чем не думать?
    - В буквальном смысле. Все должно быть на уровне интуиции. Или подсознания — назови как хочешь. Не надо анализировать, почему эта начинка тебе нравится, а та - нет. Тыкаешь — и все. А мы посмотрим, что получится.
    «Бред, - подумал Алекс. - Они тут все свихнулись. То ли обкуренные, то ли повернутые на религии - сейчас каких только не встретишь! Одни поют «Харе Кришна», а эти придурки ищут смысл жизни, складывая черепки на уровне подсознания. Тьфу! Хотя... Почему бы не развлечься? Хуже, чем сейчас, все равно не будет, а может, что и обломится. Вдруг они проводят чемпионат по этой дурацкой игре, а в награду исполняют любое желание победителя? Например, спасают от тюряги».
    Эта мысль его позабавила.
    - Ну, давай. – Алекс сел за компьютер и, не раздумывая, подвел курсор к одному из черепков. – Поехали!
    Поначалу он откровенно бездельничал. Развалясь на стуле, небрежно шевелил мышкой, а пальцами левой руки постукивал по столу в такт льющейся из колонок музыке. Но вскоре ритм игры начал нарастать: мигающие ячейки стали появляться все чаще, а черепки заметно прибавили в скорости. Теперь уже расслабляться не приходилось. Алекс мог, конечно, повалять дурака, но самолюбие и вспыхнувший вдруг азарт заставляли выкладываться по полной. Тем более что новые знакомые, стоя у него за спиной, проявляли к действу живейший интерес. Даже Тоня не усидела на диване.
    Больше всех переживал Костик — шумно сопел и переминался с ноги на ногу.
    - Не так! - вдруг выдохнул он. - Теперь не сложится!
    - Подожди, - наконец-то подала голос Тоня. Он оказался на удивление сильным и звучным. - Все отлично сложится, я вижу.
    - Я тоже вижу, - подтвердил Берт.
    Игра закончилась неожиданно — поток черепков иссяк, хотя сетка не была заполнена даже на четверть. Алекс прождал какое-то время, но больше ничего не происходило.
    - Да уж, игрушка — крындец всему! - ядовито сказал он. - Ну и что это было?
    - Сейчас увидишь. Разреши-ка. - Берт взялся за мышку, проделал какие-то манипуляции, и из глубины экрана одна за другой выплыли еще четыре сетки. Они по очереди сливались с той, над которой трудился Алекс, и с каждым разом суммарная картинка становилась все четче и объемнее. Наконец с монитора глянула удивительная фигура. Проявив воображение, в ней можно было увидеть то ли дикарскую ритуальную маску, то ли череп фантастического существа.
    - Практически полное наложение, - деловито констатировал Берт. – Девяносто шесть процентов.
    - Здорово. – Костик наконец-то перестал топтаться на месте. – Не ожидал!
    Алекс огляделся. Лица у всей четверки сияли.
    - Я вижу, вам весело, - сказал он. – Неужели от этой раскрашенной морды? Тогда уж и меня просветите – порадуюсь за компанию.
    Берт длинными тонкими пальцами потеребил подбородок.
    - Это не так-то просто. Чтобы во всем разобраться, надо в корне пересмотреть устоявшийся взгляд на эволюционный процесс. Если рассматривать эволюцию как функцию…
    - Постой, - перебила его Вика, - ты сейчас опять залезешь в свои дебри. Проще надо. Верно, Алекс?
    Алекс, которому уже хотелось убить Берта за лекторский тон, кивнул.
    - Так вот, - продолжала Вика, - дело в том, что ты – наш.
    - Да ну? – усмехнулся Алекс. – А мне казалось, я сам по себе мальчик.
    - Понимаешь… Мы пятеро – ты, я, Тоня, Берт и Костик – уже не сами по себе. Ты видел, как совместились наши сетки? Почти идеально!
    - И что с того?
    - То, что мы образуем сообщество. Замкнутую цепь, все звенья которой дополняют друг друга!
    Алекс слушал – и никак не мог заставить себя поверить.
    Со слов Вики выходило, что человечество подошло к новой фазе своего развития. Первый звонок прозвенел, когда СМИ наводнили сообщения о гениальных детях индиго. Но в погоне за сенсацией журналисты безбожно раздули масштабы явления и в итоге подорвали доверие к собственной писанине. В конце концов ученые объявили индиго мифом. Возможно, по этой причине второй звонок, куда более серьезный, так и не был услышан. А знающие истину не спешили раскрывать свою тайну непосвященным.
    Суть заключалась в следующем. То тут, то там стали появляться группы молодежи, объединенные не близостью интересов, а загадочной внутренней связью. Доходчиво объяснить ее, используя привычные термины, до сих пор никому не удалось. Она просто была – и с каждым днем становилась все прочнее.
    Группы возникали стихийно. Наступал момент, когда у самого обычного, казалось бы, парня или девушки словно срабатывала опознавательная система «свой – чужой». Таинственные импульсы, исходящие от «своего», позволяли распознать его даже в огромной толпе. Повстречав друг друга, эти двое знакомились и какое-то время спустя находили третьего. Так формировалось удивительное ментальное сообщество – Круг. Самый маленький состоял из трех человек и назывался по-музыкальному – трио. Самый большой, в теории, мог иметь неограниченные размеры, но пока не удалось обнаружить ничего крупнее восьмизвенного октета. Чаще всего встречались Круги из четырех и пяти звеньев - квартеты и квинтеты.
    Вика закончила, и наступила тишина. Алекс тупо разглядывал физиономию на экране. Казалось, из черных провалов глазниц сочится нездешняя жуть, а уродливый рот ухмыляется: «Влип ты, парень. Теперь наш, никуда не денешься».
    - Вот, значит, как, - наконец произнес Алекс. – Круги и звенья… А на кой черт?
    Вика пожала плечами.
    - У природы не спрашивают. Как она задумала, так и будет, хотим мы этого или нет. Может, все наши предки жили и умирали ради того, чтобы мы объединились в Круг.
    - Ага, сейчас! Еще скажи – мир перевернулся бы, если бы ты не подошла ко мне на бульваре. Слушай, Вика, а вы что, специально за мной охотились?
    - Видишь ли… Нас уже было четверо. Сперва казалось, что этого достаточно, но Круг никак не хотел замыкаться. Оставалось ощущение неполноты. Тогда Берт вычислил, что наш Круг – квинтет. И я отправилась на поиски пятого.
    - Почему ты?
    - В каждом Круге есть кто-то, у кого система «свой-чужой» работает лучше, чем у остальных. В нашем такое звено – я.
    - Ну хорошо, ты меня нашла. А для чего тогда я лепил ту морду? – Алекс кивнул на монитор.
    - Это не морда, - сухо ответил ему Берт. – Абстрактная симметричная фигура. Могла быть другая – есть разные варианты. Найти-то тебя Вика нашла, но нам было важно знать, насколько хорошо ты вписываешься в Круг. Тест придумал один из наших. Он открыл структуры, которые мы, повинуясь интуиции, заполняем правильно. Ну, или почти правильно. Если подсунуть эти же сетки обычным людям, цельной картинки при наложении не получится – она развалится на фрагменты.
    - Ладно, сетки, морды, люди нового поколения – это все ваши заморочки. Играйтесь, если хотите, а я пас.
    - Пас? - растерянно переспросил Костик и оглядел друзей, словно ища у них поддержки. - То есть... как это?
    - А вот так! Мне сейчас не до ваших кругов и квадратов с треугольниками. Дела обстоят хреново и с каждым часом становятся все хреновее. Вика пообещала помочь, но пока не врубаюсь – чем. Я что, стал суперменом, и теперь мне все проблемы по барабану?
    - Не горячись, - неожиданно жестко сказал Берт. - Костик прав — ты зря бросаешься такими словами.
    Алекс терпеть не мог, когда ему указывали.
    - Вон как заговорил, компьютерный бог! - повысил он голос. - Да плевать я на всех вас хотел! Сейчас развернусь и уйду.
    - Не уйдешь. Пойми, Алекс, ты в передряге, и без нас тебе не выкарабкаться. Мы не супермены, решать проблемы кулаками и акробатическими трюками не умеем. Но от проблем можно сбежать.
    - Сбежать? Куда же это? За границу, что ли?
    - В будущее.

    Поляна выглядела живописно, хотя ее портили чернеющие тут и там проплешины — их оставили любители шашлыков. Но сейчас, посреди рабочего дня, разводить здесь костры было некому.
    Это местечко на краю лесопарка «Сосновая роща» предложил Берт. Мол, поляна полвека не менялась (есть свидетельства) и еще полвека, как минимум, будет выглядеть так же. Идеальная площадка, где можно нырнуть в водоворот времени и вынырнуть через десятки лет!
    Пока они гуськом шли по узкой тропинке через рощу, Алекс держался нормально, но сейчас ощутил, как у него противно дрожат поджилки.
    «Слабак! – мысленно ругнул он себя. - А ну, подбери сопли!»
    Тоня казалась углубленной в себя, Вика разглядывала усыпавшие поляну белые и синие цветы, Костик хмуро смотрел по сторонам, лицо Берта выражало нетерпение.
    - Разъясните-ка мне все капитально, - сказал Алекс. - А то я что-то до конца не въезжаю.
    Разъяснять взялся Берт.
    - В теории это выглядит так. С точки зрения физики, мы живем в пространственно-временном континууме. Не спрашивай, что он из себя представляет, просто поверь на слово. Мы заключены в нем, как мухи в куске янтаря. Только, в отличие от мух, не вморожены намертво, а очень медленно, почти незаметно, движемся из настоящего в будущее. Одному человеку ускорить этот процесс невозможно. Но достаточно большому Кругу – хотя бы такому, как наш – вполне под силу. Он генерирует поле, которое в момент наивысшего напряжения способно прорвать ткань пространства-времени. За счет этого разрыва можно переместиться на несколько десятков лет в будущее. Только в будущее. Без возврата.
    Алекс озадаченно потер переносицу.
    - Слушайте, а чего вам сейчас не живется? Можно подумать, будущее медом намазано!
    - Но это же очень просто, - вступила в разговор Вика. – Представь, хотя бы в порядке бреда, что ты отрастил себе вторую голову.
    - На хрена?
    - Чтобы стать в два раза умнее! Так вот, жизни у тебя с той поры не будет. Все тычут пальцем, называют уродом, журналисты вьются вокруг, как назойливые мухи, ученые ставят на тебе опыт за опытом… Между тем ты высчитал, что лет через тридцать-сорок двухголовость станет нормой. И мир полностью изменится. Заправлять в нем будут новые люди – такие же сверхразумные, как ты. Поэтому он станет мудрее, цивилизованнее, гуманнее. Исчезнут нищета, невежество и злоба, войны прекратятся, оружие останется только в музеях. Словом – прекрасное далеко! Разве ты не хотел бы туда попасть?
    Алекс хмыкнул.
    - Красиво расписываешь, только ничего не выйдет. Если все Круги рванут в будущее, некому будет его строить. Все равно что забыть посеять хлеб, а потом прийти его жать.
    Вика покачала головой:
    - Все не рванут. Видишь ли, перенестись во времени может только Круг с очень высокой совместимостью звеньев. Такая, как у нас, за девяносто процентов, бывает редко, обычно тесты показывают семьдесят-восемьдесят. В общем, нам сказочно повезло.
    - Ну-ну. Значит, создавать это твое прекрасное далеко будут Круги из трех-четырех звеньев, а еще те, кому повезло не сказочно. Только я что-то не вижу, с какой стати это у них получится.
    - Все расчеты показывают, что должно получиться. Понимаешь, обычные люди… у них нет тех качеств, какими обладаем мы.
    - Понимаю, чего тут не понять. Все кругом, значит, злые идиоты, а вы – святые в белых одеждах и потому построите рай. Ну ладно, считайте, что я поверил. Хотя... Да посмотрите вы на себя!
    Вика прикусила губу. Берт смотрел на Алекса с откровенной враждебностью, Костик – испуганно. Самым неприятным был взгляд Тони – брезгливо-высокомерный, как у прирожденной леди, которой внезапно нахамил лакей. И Алекса это взбесило.
    - Что, все-таки считаете себя святыми, а меня — замаранным с ног до головы? Наверно, рады бы послать куда подальше, да никак не обойтись?
    - Алекс, ну зачем ты так... - начала Вика.
    - Молчи! – грубо оборвал он ее. - Теперь буду говорить я. Так вот, без меня все вы — нули без палочек. Недоделанный Круг. Можете считать себя супер-пупер крутыми, но вчетвером никуда не уедете. А замены мне нет, верно? Если бы была, давно бы подыскали такого же, как сами — чистенького и правильного. Ну, на нет и суда нет. А раз так, объявляю себя главным звеном. Вас, конечно, больше, но вы же меня не грохнете — это все равно, что собаке отгрызть собственную лапу.
    - Что значит... главным? - голос Берта впервые дрогнул.
    - То и значит. Недоделанный Круг в будущем никому не нужен, так ведь? Значит, будем жить впятером. А чтобы не перелаяться, должен быть кто-то один, кого остальные слушаются. Из вас никто не подходит. Слабаки.
    - А ты? - Тоня смотрела на него все так же презрительно-высокомерно.
    - Только я и подхожу. Меня жизнь так покрутила — ни одному из вас не снилось. И подчиняться я никому не собираюсь — скорее сдохну. Но сдыхать мне еще рановато, так что подчиняться придется вам. Во всех смыслах. Вот с сексом, к примеру, у вас как? Раз Круг — значит, все между собой, девочки общие, верно? Ну, я не против — обе вполне. Значит, так: моя очередь всегда будет первой, а уж вам, Бертик с Костиком, придется после.
    Лицо Костика страдальчески сморщилось. На нем было написано: «Ну вот, я так и знал, что этот уголовник всем нам сделает козью морду!»
    - Ты думаешь, что говоришь? - ледяным голосом осведомилась Вика.
    - Еще бы! Ты будешь у меня главной женой. А Тоня — номером два.
    - Это даже забавно. - Тоня скрестила руки на груди. - Ну, куда еще простираются твои султанско-наполеоновские планы?
    - Юморишь? Скоро тебе станет не до смеха. Кстати, ты что, видишь тут кого-то лучше меня? Ни за что не поверю. Костик — просто слюнтяй. А Берт — высоколобый профессорский сынок. Видывал я таких — корчат из себя невесть что, хотя жизни не нюхали.
    - Но-но! - Берт возмущенно расправил щуплые плечи.
    - Заткнись, - коротко велел ему Алекс и, демонстративно отвернувшись от «компьютерного бога», уставился на Тоню. Сейчас ему хотелось объездить эту строптивую кобылку еще больше, чем Вику. Повозиться, конечно, придется с обеими, но ничего, Круг есть Круг, деваться им некуда...
    Наступило молчание. Слышались только щебет птиц да громкое сопение Костика.
    - Ну, чего притихли? – Глядя на постные лица всей компании, Алекс развеселился. – Ладно, не пугайтесь, на самом деле я добрый, белый и пушистый. Только не люблю, когда встают в позу и начинают гнилой базар. Мы же теперь одна семья, вот и договоримся по-семейному. Главное, слушайтесь меня – и будет вам счастье. Или вы уже передумали отчаливать?
    - Нет, – одновременно ответили Вика и Берт.
    - Замечательно. Тогда поехали! Как это у вас делается?
    - Мы должны встать в круг и взяться за руки, - с каменным лицом объяснил Берт. - Затем появится воронка. И в конце концов...
    - Что еще за воронка? - перебил его Алекс.
    - Это невозможно объяснить — надо видеть и чувствовать. Мы вкладываем в нее свою энергию, а она все сильнее искажает континуум, пока не прокалывает его. И в конце концов происходит перемещение.
    - Ладно, разберемся. Все готовы? Тогда давайте руки. Ну?!
    Немного поколебавшись, они послушались. И Круг замкнулся.
    В следующую секунду Алекса будто ударило током. Взвыв, он шарахнулся назад и попытался отдернуть руки, чтобы выпасть из Круга. Но не смог – пальцы не разжимались, словно их свело судорогой.
    Мгновение спустя свет померк. Все вокруг заполнила унылая серая муть, в которой смутно вырисовывались продолговатые темные фигуры. Из-за полной неподвижности и смазанности очертаний они больше напоминали кегли, чем людей. Затем вверху, соединяя макушки «кеглей», вспыхнуло узкое кольцо, состоящее из язычков холодного голубого пламени. Язычки непрерывно удлинялись, и вскоре кольцо разрослось в трепещущую корону. Потом зубцы короны наклонились внутрь и изогнулись, образуя воронку. Видимо, ту самую, о которой говорил Берт.
    В горловине воронки возникло облачко ярких белых искорок. Оно закрутилось вокруг своей оси и, непрерывно уплотняясь, превратилось сначала в веретено, а затем – в ослепительную иглу. Раздался тонкий, на пределе слышимости, свист, от которого все тело Алекса пронзила мелкая дрожь.
    После этого случилось невероятное. Алекс ощутил, как в него, заставив потесниться собственное «я», влились чужие сущности. И ему открылась истина.
    Каждый в этом удивительном сообществе играл свою роль. Берт был мозгом Круга, холодным и почти всемогущим, способным решать сложнейшие задачи. Костик выполнял менее заметную, но тоже полезную функцию. Он постоянно во всем сомневался, заставляя того же Берта убавить самомнения и относиться к своим успехам более критически. Вика несла в себе эмоциональное начало, отыскивала других «новых людей» и благодаря врожденной эмпатии налаживала с ними контакты. Что же касается Тони... Поразительно — она-то и была главной в Круге! Немногословная, сдержанная – и в то же время умеющая каким-то незримым воздействием удерживать все звенья в одной связке.
    А затем Алекс понял собственное предназначение. И в первый момент не поверил – настолько жалкой, смехотворной оказалась его роль.
    Он был всего-навсего «батарейкой» Круга. Чтобы совершить прыжок во времени, нужна биоэнергия. Много биоэнергии. Не той, которую сосали придуманные машины в «Матрице», но вполне реальной, физически обоснованной. Отнимать ее у действительно значимых звеньев было нецелесообразно. Требовалось еще одно звено - добавочное, ни на что другое не годное, кроме как служить источником питания. Звено, которое можно выжать досуха, а затем, уже на месте, отбросить, как отработавшую свое ступень ракеты. Потому что на самом деле этот Круг — никакой не квинтет. Он — квартет, наконец-то нашедший дурачка с подходящей совместимостью, чтобы на его горбу въехать в рай. Что станет с дурачком потом, никому не интересно - пусть выживает, как умеет. А сумеет ли — большой вопрос: в мире, где заправляют Круги, одиночке не позавидуешь...
    Только сейчас Алекс в полной мере осознал, как жестоко, чудовищно его обманули. Прозрение походило на обжигающий удар хлыста.
    «Гады! – взорвалось в мозгу. – Гады, гады, гады!»
    Он им страшно отомстит. Никто из мерзавцев не уйдет от расплаты – будут знать, с кем связались. Но это потом. А сейчас – разорвать Круг! Разорвать Круг. Разорвать Круг…
    Алекс дергался, извивался, как червяк, но Круг держал свою «батарейку» мертвой хваткой. Он многое умел, этот гениальный новорожденный.
    На подавление бунта ушла какая-нибудь пара минут. Мятежное звено, сломленное в ментальной схватке, уже не пыталось вырваться из замкнутой цепи. И вся пятерка, скользнув сквозь прокол в пространстве-времени, отправилась в прекрасное далеко.
    Сергей Петрович и Atlas нравится это.

Поделиться этой страницей