Этюд в теплых тонах

Тема в разделе '3 Группа', создана пользователем Знак, 1 фев 2013.

  1. Знак Administrator

    Этюд в теплых тонах

    Мир не перевернется,
    Когда в пыли семи дорог
    Затопчет кованый сапог
    Мой след босых усталых ног,
    След, уводящий на восток,
    Где утренней зари цветок
    Роняет алый лепесток
    Бесшумно в пыль семи дорог,
    И в паутине паучок,
    Мохнатый тишины божок,
    Нашептывает эпилог:
    «Он не проснется…»

    Автоэпитафия первого киллера Тени

    Бордовый коктейль заката медленно стекал за горизонт. Лесопарк. Вечер. Тишина. Индейское лето. Серж до безумия любил это время года в сочетании с этим временем суток. Теплая палитра осенних красок – от багрового до лимонно-желтого. Играя в свете заходящего солнца, листва горит нежно и ровно. Ярко, но не обжигающе. Воздух – не жаркий и не прохладный, будто и нет его вовсе. Легкий ветерок несет мимо паутинку. Сюр…
    Шорох гаревой дорожки и шорох опавших листьев под ногами. Сзади, до самого заката тянется длинный след истории. Его истории. И тает, тает в этом волшебном, прозрачном и звенящем, как хрусталь, воздухе. Тень впереди. Длинная. Привет! Ты ведешь меня в дальний уголок парка? Туда, где обычно нет никого. Хотя, есть. Там есть тишина…
    Хорошо. Легко и спокойно…
    Вот мы и пришли. Безлюдная зона лесопарка.
    Серж присел на скамейку. Спиной к солнцу, чтоб не резало глаза. Обалденно. Все богатство осени, отражая закат, растекается вокруг золотым потопом, пронизывает твое естество… Растворяет его…
    Серж закурил сигарету и открыл банку пива. И с улыбкой заметил, что тень, присев на скамейке напротив, повторила те же действия. Тень пила из банки пиво (наверное, темное, в отличие от Сержа) и курила сигарету без огонька, выпуская черный дым вместо сизого.
    Забавно! Я и сам как тень. Не очень-то бросаюсь в глаза. Такая моя работа. Отработал объект – и в тень. И заказчик, хоть всегда один и тот же, – сам как тень. Какой-то виртуальный персонаж, находящий меня где угодно, как-то переправляющий гонорар и досье следующего объекта. Удобно – супер! И ведь объекты все, как на подбор, – выродки из нуворишей. Так что даже совесть не болит. Правда, постоянно приходится менять имя и место в пространстве. Как там поется? «…Я менял города, я менял имена…». Серж – далеко не первое выдуманное имя. То, которым наградили родители, забыто уже давно. Как будто и не было. Незачем…
    И что, трудная жизнь? Постоянно в бегах? Ха! Не так уж это и сложно. Те, которые за тобой гоняются, мотивированы разве что копеечной зарплатой и желанием избежать очередного начальственного пистона! А ты, уворачиваясь от захвата, рискуешь каждый раз жизнью и свободой! У кого больше шансов на успех? Вот поэтому все отработанные дела для ищеек – просто глухари! Наиглушайшие!
    Серж почувствовал, что расплывается. Нет, банки пива для этого мало. Но окружающее буйство индейского лета! Просто сказка какая-то, мистика…
    Он влил в глотку остатки пива из банки. Вот и мишень готова! Зря что ли покупал? Серж вспомнил, что вышел на прогулку не один. Ворчун тоже, как и любое домашнее животное, нуждался в выгуле. Никогда, ни разу, Серж не использовал его в работе. Держал так – для самообороны, на всякий непредвиденный случай. Но оружие без дела может и зачахнуть. Так что надо периодически выгуливать любимца.
    Он присмотрел метрах в тридцати пылающий оранжевым пламенем куст, пристроил пустую банку в развилке веток и вернулся к лавочкам. Достал из внутреннего кармана куртки револьвер с бесшумными патронами. Ворчун – его единственный верный и безотказный друг.
    – Фас! – мысленно скомандовал Серж, нажимая спусковой крючок.
    – Щас! – хриплым шепотом отозвался Ворчун.
    Банка звякнула громче, чем рыкнул револьвер. С куста посыпались искры оранжевых листьев. Красота! В голове всплыли строки: «…Увяданья золотом охваченный, я не буду больше молодым…»
    Рядом с кустом Серж обнаружил свою тень на толстом стволе старого дуба. Три выдоха Ворчуна – и у тени на коре появились глаза и рот. Забавно!
    Внезапно тень начала подниматься, сгущаясь и обретая объемную форму человеческой фигуры.
    – Не стоит стрелять в собственную тень. Плохая примета…
    Серж опешил. Голос исходил явно из тени. Рефлексы не позволяли ни зажмуриться, ни сдавить пальцами глаза, ни опустить револьвер, ни вообще пошевелиться. Ждать. И быть готовым действовать. По обстоятельствам. Ворчун тоже застыл в стойке, как перед броском.
    – Да-да, вы не ошиблись. С вами говорю именно я... Не лучше ли будет присесть на скамейку?
    Серж попятился, продолжая держать Тень на мушке, присел на ту же лавку, что и раньше. Тень тоже заняла свою скамейку напротив.
    – Ты кто? – все, что мог произнести сейчас Серж.
    – Сложно сказать. По аналогии с ангелом-хранителем, меня можно назвать ангелом-вдохновителем. Хотя, ни к ангелам, ни к какой-либо религии вообще, я не имею ни малейшего отношения. Я твой посредник. Твой работодатель. Видишь ли, обычные люди концентрируют все свои обиды и претензии на конкретных персонах. Дельцах, олигархах, бандитах и банкирах. Их ненависть складывается в результирующие векторы, которые, достигая определенного уровня, требуют безотлагательного решения. Сглаживания. Над этим мы с тобой и работаем.
    – А кто же тогда платит? – Серж продолжал беседу на автопилоте, сам находясь в каком-то глухом ступоре.
    – Особенность наших объектов такова, что всегда найдутся заинтересованные «доброжелатели», готовые заплатить. Я нахожу их и передаю деньги и заказ тебе. А ты выполняешь. Себе я не беру ни копейки. Все по-честному!
    Серж минуту молчал, пытаясь переварить все произошедшее и услышанное.
    – В общем, ты – благородный Робин Гуд, а я – твой верный лук?
    – Я понимаю, что это шутка, хотя чувство юмора мне не присуще, … как и благородство. Я лишь посредник.
    Серж начал постепенно приходить в себя, хотя нереальность происходящего сильно мешала возврату трезвого взгляда на ситуацию.
    – Здорово… А сейчас… Зачем ты здесь нарисовался?
    – Особый случай, – секунду помешкав, ответила Тень. – Очень необычный заказ… Для тебя необычный. Заказан ты…
    – Я?.. Что за бред!..
    – Ты много и эффективно работал. Результат – огромное число родных и близких, проклинающих убийцу их благодетеля. Чаша переполнилась. Ты заказан.
    Безумие нарастает и ширится. Будь у Сержа похлипче нервы – он бы грохнулся в обморок. Но, вопреки логике, он продолжил общение… черт знает с кем!
    – И ты считаешь, что я выполню заказ? Ради смеха – сколько мне заплатят за меня?
    – Нисколько. Это бессмысленно. Но заказ – есть заказ… Парадокс? Согласен! Но у меня есть предложение, как его разрешить. У тебя в барабане есть еще один не отбитый патрон. Сыграем в гусарскую рулетку? Проиграешь – заказ выполнен. Выиграешь – заказ снят. Решайся! Шансы на твоей стороне.
    Серж посмотрел на револьвер. Ну да, держал для себя. На всякий случай. А вот он и случился. Нет, чушь! Я ж не больной придурок, играть в такие игры!
    – А если нет? Что ты сделаешь? – Серж начал заводиться.
    – Я тебя уволю.
    – Ха! Увольнение или смерть! Я лучше уволюсь! Обойдусь как-нибудь и без тебя – стану фри-лансером. А может, вообще, сменю профиль. Живут же как-то люди…
    – Ты так не сможешь. Не сможешь как все. Ты найдешь других заказчиков, а вместе с ними – растущие шансы на провал или ликвидацию. Рано или поздно, но тебя грохнут!
    – Рано или поздно мы все умрем! – Серж все более убеждался в своей правоте. Эта мистическая сущность пытается уболтать его на самоубийство, не имея других вариантов выполнить заказ. Ща! Буду я тебе подыгрывать!
    – Кроме того, что ты лишишься моих заказов – то есть стабильной работы, ты лишишься и моей опеки. А как ты думал? Я всегда был у тебя в тени, нашептывая твоему бестолковому сознанию правильные решения в сложных ситуациях. Подумай – как тебе удавалось всегда выходить сухим из воды?.. Ты сдохнешь очень скоро – и это без шансов! Я же предлагаю тебе шанс…
    «Не ведись, – шептал Ворчун. – Он все равно тебя оформит. И я ничего не смогу сделать».
    – Шанс? А как было с моими предшественниками? Я ведь у тебя не первый?
    – Да, ты не первый.
    – И от них всех ты избавлялся таким же образом?
    – Когда как.
    – Последний вопрос – хоть один выиграл у тебя в рулетку снятие заказа?
    – Пока нет.
    – Пока?! Ну, ты и шутник! Знаешь, что? Пошел ты к черту! Я не играю с шулерами! Я…
    Ворчун медленно поднял руку Сержа, нацеливая себя на призрачно-темную фигуру Вдохновителя.
    – Ты уволен, – перебила его Тень, приобретая опять естественную плоскую форму, расстеленную на скамейке. Ворчун больше не видел цели. Звенящее безмолвие осеннего вечера снова окутало Сержа своим желто-багряным покрывалом. Тишина…
    А может, надо было согласиться? Шансы-то четыре к одному? Нет, это чепуха… Просто производители хреновы начали мешать в пиво какую-то наркоту. Для привыкания. А я сейчас, поговорив с собственной тенью, начну играть в рулетку! Черта с два!
    Его мысли резко прервались. Все выключилось…
    …Стоящий за скамейкой парень в бейсболке и кожаной куртке отбросил в желтую листву окровавленную половинку кирпича. Клиент сделан.
    Из упавшей руки жертвы он вынул странного вида револьвер. Попытался откинуть влево барабан. Не вышло. Ладно, разберемся дома. Парень нагнулся над телом.
    В этот момент их тени слились…
    Обшарив карманы, добытчик обнаружил запасную револьверную обойму с пятью необычными патронами и солидный пухлый бумажник. Мобильник на фоне содержимого кошелька выглядел уже совершенно неинтересно. Оставим.
    Рассовав добычу по карманам, довольный собой джентльмен удачи поспешил прочь. Он бодро шагал навстречу багровому закату, предвкушая счастливое и обеспеченное будущее. Длинная тень неспешно следовала за ним. Вступительный экзамен пройден. А впереди – годы серьезного обучения ремеслу.
    А еще впереди – кровавый закат индейского лета, стекающий за горизонт.

Поделиться этой страницей