Эсмиральда

Тема в разделе '1 Группа', создана пользователем Знак, 2 фев 2013.

  1. Знак Administrator

    ЭСМИРАЛЬДА

    Это случилось давно. Когда дальние холмы полностью покрывала трава, когда ее еще не съели привезенные издалека серые козы. Когда на каждом холме стояли мельницы, весело вращали лопастями, отвечая на порывы ветра. Когда Синяя река была достаточно синей, и несла свои воды к Белой скале, огибая камни. В общем, давно это было. В те времена заезжали сюда сразиться с мельницами рыцари со всех отдаленных мест. Разгоняясь на боевых конях, привстав на стременах, бросались они на мельницы, пробивая копьями лопасти. Развлекались, в общем. Ведь когда-то в эти места залетали драконы, и рыцари должны были тренироваться, чтобы быть готовыми дать им достойный отпор. Но постепенно драконы вымерли, а рыцари никак не могли оставить привычку сражаться с ветряными мельницами. А что делать, если больше не с кем?
    У моего деда тоже была мельница. Возле самой Белой скалы. Как-то раз дедова мельница сильно пострадала. Заезжий рыцарь не на шутку увлекся сражением. Он воинственно бросался на ветхое строение, воинственно выкрикивая свой боевой клич. И уже солнце стало клониться к закату, и уже второе копье сломалось, и лошадь устала. Уж пар валит из разгоряченных конских ноздрей, пена летит во все стороны из под железного намордника, а рыцарь все не унимается!
    «Эсмиральда!» - выкрикнул в очередной раз рыцарь, разгоняя коня. Затрещали лопасти, и одна из них отломилась, с грохотом упав на землю. Ну, тут уж у деда лопнуло терпение! Где это видано так мельницы ломать! И так после каждого рыцарского заезда приходится дыры латать, а тут уж заново строить надо! Вышел дед из мельницы и давай рыцаря ругать! А тот слез с коня, подошел к деду, извинился. Вежливый, в общем, оказался. Слово за слово, все и выяснилось. Оказывается, утащил у рыцаря невесту дракон. Не все, видать, вымерли. И звали ту невесту Эсмиральда. И пообещал тот рыцарь найти дракона и отомстить за свою возлюбленную. Ведь дракон, наверняка, съел девушку. Что ему еще с ней делать? Не жениться же на ней, в самом деле! Но вот незадача – не может никак рыцарь найти того зловредного дракона. Вот и приезжает он на холмы, чтобы в горячке выпустить свой гнев наружу. Успокоился малость рыцарь, помог деду лопасть приладить, да и отправился восвояси. А деду, надо сказать, очень имя рыцарской невесты понравилось. Прямо таки в душу запало. И решил он тогда, что если родится у него девочка, назовет он ее Эсмиральдой.
    Так и вышло. В скором времени родилась у моего деда дочка, моя мать. И назвал он ее Эсмиральда. Тяжело пришлось деду, не позавидуешь. Ведь моя бабушка умерла во время родов, и остался дед один, с младенцем на руках. Так и воспитывалась моя мать одним отцом. Нет, мой дед был хорошим и добрым, но он должен был работать, чтобы прокормить себя и дочь. Так и крутился с утра до вечера на мельнице, и Эсмиральда при нем. Ухватится за штанину – и ни на шаг не отпускает. Трудно было деду, а что делать?
    Когда моя мать подросла, решил дед отдать ее в школу. Но не в простую. В те времена была еще школа волшебства, это сейчас на ее месте ночной клуб. А тогда все было серьезно. Профессора волшебных наук шуршали мантиями полутемными коридорам, кланялись при встрече, звякая серебряными бубенчиками на островерхих шляпах. Метелки припаркованы вряд в длинном коридоре. Заклинания для открывания на каждой двери нацарапаны. Все, как положено. Даже преподавание велось на латыни. Уж куда серьезней! И неважно, что любители поболтать на латыни вымерли вместе с драконами! Ведь суть совсем не в этом! Вот представьте на минуту, пришли вы ребенка своего любимого и гениального отдавать в школу. В одной вас встретил простой учитель в примятом пиджачке, поговорил с вами на вашем родном, понятном с детства языке, потрепал ваше чадо по щечке. Ничего интересного. А пришли вы в другую школу. Выплыла вам навстречу дама в балахоне, вся в бубенцах и с веником под мышкой вместо портфеля. Прощебетала пару фраз на непонятном языке, закатила глубокомысленно глаза, вспоминая, что сии фразы означают. И вам сразу стало понятно, что пришли вы в заведение серьезное, и что из вашего гениального ребенка сделают сверх гениального всего за пару-тройку месяцев. Ну, как в рекламе написано.
    Дед мой не был исключением из правил. Уж если отдавать единственную дочь в обучение, так в волшебники! Дело в том, что в те времена еще существовала мода на всякие волшебные штуки. Корове помочь разрешиться теленком, или грыжу пупочную крикливому младенцу заговорить. И не так, как в случае ведьмы с дальнего болота. Как придет, бывало, как глянет на младенца сурово, тот обмочится весь и замолкает. Надолго так замолкает, что уж потом его заново надо учить кричать. Нет, в школе обучали настоящим заклинаниям. На латыни опять же. Для солидности.
    Надо сказать, была еще одна причина выбора деда. Моя мать росла очень мечтательным ребенком. Все куда-то вдаль смотрела. Уж и суп в тарелке давно остыл, и мухи по ее краям расселись, лапки потирают, а она смотрит куда-то и ничего не замечает. Задумается, ложкой по тарелке водит, мухи уже скучать начинают, головами вертят в недоумении – кому охота холодный суп доедать, а она все ложкой ковыряет. Так вот задумается, бывало, то ведро в колодце утопит, то цыплят прозевает на радость лису. А уж как она подолгу переобувалась! Развяжет шнурок на одном ботинке, задумается, потом на другом ботинке. Снова вдаль посмотрит. Уже солнце за гору закатилось, а она все еще в ботинках. Все мечтает о чем-то. Оно и понятно, когда ребенок подолгу сам себе предоставлен, так что ему еще прикажете делать, как не мечтать. И как такому человеку выжить в этом суровом мире без волшебства? Хоть какая-никакая, а все подмога. То же утопленное ведро из колодца достать.
    Так что однажды утром снарядил дед подводу и отправил свою единственную дочь в самую настоящую волшебных наук школу.
    Когда телега миновала ворота и моя мать увидела школу, у нее перехватило дыхание от восторга. Высокое каменное здание острыми шпилями протыкало небо. Все увешанное разноцветными флажками и гирляндами, оно приветствовало будущих волшебников и волшебниц. А когда девочке со странным именем Эсмиральда выдали форменное платье, расшитое серебряными звездами и островерхую шляпу с бубенчиками, ее радости не было предела. И еще высокие сапоги с серебряными пряжками и загнутыми вверх носами, как у гномов. Дед печально посмотрел на длинные шнурки на новых ботинках дочери и тяжело вздохнул.
    Но мой дед зря беспокоился. Дела у Эсмиральды, как у будущей волшебницы, шли просто замечательно. Она быстро осваивала науки, которые должны были помочь ей в будущем. Она писала отцу письма исключительно на латыни. Когда дед их получал, он бережно брал их в руки, разворачивал, вздыхал и складывал в шкатулку. Откуда обыкновенному мельнику знать латынь! Но, судя по всему, дочь его круглая отличница, раз освоила непонятный язык.
    А Эсмиральда в последнем письме писала отцу, что приезжает погостить. Ее, как одну из самых лучших учениц, отпускают на каникулы. Но дед, повертев в руках письмо, по привычке положил его в шкатулку. Каково же было его удивление, когда он увидел любимое чадо возле мельницы с саквояжем в руках.
    Приезд Эсмиральды совпал тогда с ежегодным заездом рыцарей – любителей сражаться с ветряными мельницами. Дед расцеловал дочь и повел в дом, где на кухне расположился рыцарь. Тот самый, который когда-то сильно покорежил дедову мельницу. Теперь он каждый год приезжал к деду в гости, с удовольствием узнав, как мельник назвал свою дочь. Рыцарь растрогался, когда услышал, что Эсмиральда еще и лучшая ученица в школе волшебников. Последнее время волшебство сильно занимало рыцаря. Теперь ему будет с кем поговорить на интересующую его тему. Ведь у рыцаря была одна маленькая тайна, которая не давала ему спокойно спать по ночам, и только человек, отягощенный волшебными знаниями, мог подсказать рыцарю, на правильном ли он пути.
    Рыцарь сразу понравился Эсмиральде. Открытый, мечтательный, он также, как и она, любил часами смотреть вдаль. Она сразу почувствовала к нему доверие. Эсмиральда рассказывала рыцарю о заклинаниях, о практических работах по волшебству, о своих друзьях из школы. Дед недовольно ворчал, замечая, что его дочь все свободное время проводит с малознакомым рыцарем. И что интересного находит маленькая еще девочка в компании престарелого вояки?
    Мечты, вот что! Ведь в один из дней рыцарь поделился с моей матерью своей тайной.
    Впрочем, тайну, в которую посвящены все в округе, тайной-то и не назовешь. Но ведь смотря как относиться к этой тайне! Можно сказать, что это и не тайна вовсе, а так, сплетни заезжих торговцев. Все это непроверенные сведения. Значит, так и следует это называть – «непроверенные сведения». И нечего из них тайну делать! Но ведь так хочется, чтобы все вокруг походило на тайну! Пусть маленькую, чуть больше секрета! И рыцарь решился. Однажды вечером, когда солнце уже клонилось к закату, он усадил мою мать на небольшой стог сена, уселся рядом, и, как обычно, уставившись куда-то вдаль прозрачными голубыми глазами, стал рассказывать.
    Когда-то давно, рыцарь познакомился с одним волшебником. Произошло это на ярмарке, куда стекается невероятное количество волшебников и просто тех, кто хочет на них походить. И тот волшебник поведал рыцарю одну тайну (непроверенные сведения) в благодарность за то, что тот спас его от избиения. Небольшая группка волшебников играла в карты, и кому-то показалось, что один из них жульничает. Рыцарь подоспел вовремя, когда нашего героя загнали в угол при помощи волшебных вил. А уже потом расчувствовавшийся волшебник рассказал рыцарю о странном месте, расположенном как раз за Белой скалой. Там все, абсолютно все по-другому! И он однажды там побывал! В доказательство волшебник продемонстрировал позаимствованный там сувенир. Он закатал рукав мантии и показал предмет, отдаленно напоминавший куранты на центральной башне города, но намного меньше и почему-то прикрепленный к серебряному браслету. Там полно таких диковинных вещей, о которых не помышляет самый удачливый ярмарочный торговец. А железные повозки, передвигающиеся сами по себе без лошадей! А какие там огромные драконы! Они могут проглотить сразу множество людей и унести их в неизвестном направлении. Причем, люди эти сами идут в пасть дракону. Не иначе, как под действием гипноза. Волшебник сам это видел собственными глазами. Он так испугался, что не помнил, как отыскал дорогу назад. Услышав о драконах, рыцарь оживился. Ведь он так давно мечтал сразиться хотя бы с одним из них! Рыцарь поинтересовался, почему там, за скалой, все иначе. Оказывается, все дело в том, что посетил место за скалой какой-то Прогресс. Откуда он пришел, как выглядит и насколько намерен задержаться, волшебник ответить затруднился. Но, наверняка, он великий маг, раз творит такие невероятные вещи, что, глядя на них, голова идет кругом. И все его чтут и уважают. Волшебник сам видел огромную надпись прямо на крыше замка, видимо, жилище мага: «Слава техническому прогрессу!». Буквы огромные, в рост человека, одних чернил сколько пошло редкого пурпурного цвета!
    Да, много чудного рассказал тогда волшебник рыцарю. Но самое главное не успел. Какое заклинание надо произнести перед скалой, чтобы она открыла потайной ход в другой мир. Уснул волшебник мертвецким сном после третьего бочонка пива прямо за столом. А наутро, когда рыцарь сам проснулся и захотел его найти и расспросить, того и след простыл.
    И теперь рыцарь мечтал попасть в мир технического прогресса, чтобы убедиться лично в наличии страшных драконов, поедающих людей сотнями.
    Но Эсмиральда ничем не могла помочь рыцарю. Заклинания, раздвигающие горы они еще не проходили. Вот как печь пироги при помощи волшебства или там занавески повесить – это пожалуйста. Но заклинания на ветер и горы – это в старших классах. Так и уехал тогда рыцарь ни с чем. А мою мать с тех пор стала привлекать Белая скала. Она часто прогуливалась возле нее, разговаривала с ней, трогала руками шершавую поверхность. Она обязательно должна попасть туда, на ту сторону. Ведь о наличии другого мира знали все, но почему-то предпочитали считать это выдумкой. А может, все просто боялись страшных драконов? Или опасались всего нового, неизвестного. Ведь так спокойней, когда ничего не происходит.
    Эсмиральда регулярно приезжала на каникулы. Но рыцаря она больше не встречала. Поговаривали, что видели его последний раз возле Белой скалы. Без лошади, без доспехов, одетого как простой горожанин, и в руках у него была клетка с голубями.
    Моя мать всегда отличалась сообразительностью. Она догадалась, что рыцарь все-таки узнал заклинание и проник в другой мир. Вот бы дождаться его и подробно обо всем расспросить! Но годы шли, а рыцарь так и не появился. Наверное, его заколдовал великий и могучий Прогресс, думала Эсмиральда. Эх, поскорей бы узнать заклинание, раздвигающее горы! Уж новоиспеченная волшебница не даст себя околдовать, даром что ли у нее по колдовству одни пятерки!
    И долгожданный день настал. День выпускных экзаменов в школе. Эсмиральда ловко справилась со всеми заданиями. Ведь она была отличницей. Печь пироги при помощи заклинаний, вышивать золотой иглой, не касаясь ее пальцами, заставить замолчать наглеца или связать драчуна невидимой веревкой, чему только в школе не учили! Но мою мать волновал другой вопрос. Белая скала манила ее с невероятной силой. Туда, туда, в неизвестность! Она сильная и могучая волшебница, она справится с любыми препятствиями. Построить мост через бурную реку или пробить тоннель в скале – все теперь под силу Эсмиральде! И неважно, что отец подыскал ей «тепленькое местечко» в клинике для болящих животных. Конечно, это наверняка интересно, лечить с помощью заклинаний больных коров и поросят. Но не этого хотелось девушке. Новые впечатления, новые горизонты, новый, неизвестный и пугающий мир по ту сторону скалы. Вот что не давало спокойно спать моей матери теплыми майскими ночами.
    И однажды она решилась. Она встала рано утром, умылась в последний раз у колодца, и, прихватив клетку с голубем, отправилась к скале. Отца она будить не стала, она лишь нацарапала прямо на скатерти несколько прощальных слов на латыни. Ведь она скоро вернется, вот только глянет одним глазком и назад.
    И случилось то, что должно было случиться. Эсмиральда произнесла заклинание, скала раздвинула свое грузное тело и девушка оказалась в другом мире. Но, к разочарованию молодой волшебницы, он мало отличался от привычного для нее места. Так же светило солнце, так же весело плескались рыбешки в речке, которая как две капли воды походила на Синюю реку. Такие же деревянные мостки для рыбаков. И мальчишка с удочкой. Эка невидаль!
    В то раннее-раннее утро мальчишка удил рыбу и не помышлял ни о чем сверхъестественном. Да и что может случиться сверхъестественного рано утром? Он широко зевнул и сладко потянулся, когда вдруг заметил быстро приближающуюся к нему фигурку. Незнакомая девушка бодро вышагивала по деревянным мосткам. Каблуки ее ботинок выстукивали решительную дробь, с каждым шагом отпечатываясь в голове юноши. Сначала он подумал, что уснул и ему это снится. Он даже ущипнул себя для надежности. Нет, это был не сон. Девушка в странном, расшитом серебряными звездами, платье, в островерхой шляпе и высоких, с загнутыми вверх носами, ботинках. «Здравствуйте! Где тут у вас постоялый двор?» - нежно звякнули серебряные бубенчики на шляпе.
    Ошарашенный парнишка поднялся с деревянного настила, чтобы поздороваться, но вдруг оступился и упал в воду. А течение в тех местах сильное, а плавал мой отец всегда плохо. Вы ведь догадались, что это был мой отец. И моя мать спасла его. Конечно, при помощи заклинания! Ведь если бы Эсмиральда стала расшнуровывать ботинки, чтобы спасти юношу естественным путем, мой отец не только успел бы трижды утонуть, его бы отнесло вниз по течению километра на два в сторону химического завода, который воздвиг на берегу реки великий и могучий Прогресс. Она вытащила его на поверхность, помогла подняться. «Эсмиральда» -отрекомендовалась девушка и протянула мокрому насквозь юноше ладонь. Так они и вошли в город – взявшись за руки. И они ходят так до сих пор. Рука в руке. То ли отец боится, что моя мать потеряется в его мире, то ли она, что он может оступиться и упасть в реку.
    Как вы уже поняли, моя мать не вернулась домой. Она написала моему деду письмо и отправила с почтовым голубем, тем самым, которого принесла с собой. Это особый вид голубей. Таких выращивают карлики только в мире моей матери. Она осталась с моим отцом. Девушка из другого мира, она всегда его удивляла. И он всегда удивлялся. Все, к чему прикасались руки моей матери – становилось каким-то особенным. Будь то пироги, или собранные ею букетики полевых цветов. Я всегда знала, что она волшебница. Однажды в школе, при опросе, кем работают твои родители, я так и сказала: «Моя мама – волшебница!» Все посмеялись, а мой отец сказал, что верить в чудеса удел не многих и не стоит обращать внимание на тех, кто на это не способен. А потом он открыл шкаф и достал оттуда островерхую шляпу с серебряными бубенчиками. Ту самую, в которой моя мать пришла в этот мир. С тех пор я потеряла покой. Я украдкой, когда оставалась одна, доставала эту шляпу и примеряла на себя. Я очень похожа на свою мать, а ведь она как раз в том же возрасте училась в школе волшебства. Как мне хотелось там побывать! Хотя бы раз увидеть тот мир, который был так для нее привычен!
    Когда чего-то очень сильно хочешь, это наверняка сбывается! Мечты имеют невероятную силу, ведь они должны осуществляться. И однажды случилось то, что должно было случиться. Я ушла на рынок за баклажанами, но почему-то свернула с дороги раньше и попала на птичий базар. Я долго бродила там, рассматривая кур декоративной породы, разноцветных щеглов и других лесных птиц в клетках. Торговцы наперебой предлагали котят и щенков различных пород. Что я здесь делаю, ведь я шла совсем в другое место? Я уже пробиралась к выходу, как вдруг мне преградил дорогу какой-то странно одетый человек. Длинный потрепанный плащ, шляпа с обвисшими полями, пыльные, порыжевшие от времени сапоги. Пожилой мужчина как-то странно посмотрел на меня прозрачными, голубыми глазами, улыбнулся и распахнул плащ.
    - Девушка, вы не это ищете?
    Там, в тени плаща, притаилась клетка с голубем. Странная, невзрачная на вид птица, оценивающе разглядывала меня, свернув голову на бок.
    - Вы очень похожи на свою мать, - продолжал человек, - Ее ведь зовут Эсмиральда, как мою невесту?
    Да это же тот самый, пропавший без вести рыцарь из другого мира! Я смотрела в эти прозрачные наивные глаза и готова была рухнуть в обморок.
    - Кто же это вас так пытал?! - воскликнул вдруг рыцарь, указав на мой пирсинг.
    К слову сказать, я очень люблю всякие железки, которые протыкают тело. У меня проколот язык, нос и бровь. А уж сколько дырок у меня в ушах – я и сама точно не помню.
    - Никто, это я сама!
    Рыцарь осуждающе покачал головой. Чтобы так себя истязать, надо иметь веские причины!
    Я протянула руку к клетке.
    - Сколько стоит?
    - Нисколько. Он не продается, он отдается даром тому, кому это действительно необходимо. Вам ведь необходимо? Я вас правильно понял?
    Рыцарь вручил мне клетку и словно растворился в воздухе. А я еще долго стояла посреди базара, ошарашено глядя на только что приобретенного голубя. Настоящего, почтового голубя, но из другого мира.
    Моя мать мельком взглянула на птицу и сразу все поняла.
    - Я знала, что когда-нибудь он нас найдет!
    От этих волшебников ничего не скрыть! Даже если бы очень захотелось.
    Теперь, когда у меня был настоящий почтовый голубь, знающий дорогу в другой мир, я чувствовала себя вооруженной до зубов. Оставалась одна мелочь – узнать заклинание. Но моя мать никогда мне его не скажет, я прочитала это в ее глазах. Она никогда не допустит, чтобы я ушла. Но ведь я ненадолго! Туда - и сразу назад! И у меня есть уважительная причина! Там живет мой дед, которого я никогда не видела. Я знаю, что мне делать. Надо отыскать материны конспекты из школы волшебников. Знаю я этих отличников. У них все по полочкам, везде царит порядок. Они никогда ничего не теряют. Не то, что я. Нет, я тоже неплохо училась, но кроме матери-отличницы, у меня еще был отец-двоечник, от которого я позаимствовала некоторое количество разгильдяйства. Я все записываю на бумажках, а потом их теряю. Наверняка конспекты там же, где и шляпа.
    Я приоткрыла шкаф и запустила туда руки. Я не могу больше ждать. Тихо звякнули бубенчики на островерхой шляпе. Нет, дорогая, сейчас не до тебя. Мои руки ищут нечто совсем иное. Мой указательный палец неожиданно столкнулся с препятствием. Я пошарила руками. Какая-то не то книжка, не то тетрадка. Наверняка, это то, что мне надо!
    Толстый талмуд в кожаном переплете. На обложке – тиснение на латыни. Я расстегнула кожаную застежку – внутри тоже все на латыни. Так, спокойно! Под каждой фразой – либо засушенный цветок, либо рисунок. Не так все и страшно! Слава отличникам! Такого аккуратизма в школьных тетрадках я сроду не видела! Я пролистала «гербарий» - наверняка эти растения входят в состав волшебных зелий. А вот в самом конце. Вот оно! Нацарапано на латыни, а внизу картинка – была одна гора – стало две. Я быстро переписала заклинание на клочок бумаги и сунула книгу на место. На минуту мне стало не по себе. Я вдруг почувствовала себя вором, крадущим самое дорогое. Какой эгоизм! Что будет с родителями, когда я вдруг вот так исчезну? Но я же ненадолго!
    Слабое оправдание. Я смяла листок и бросила в мусорную корзину.
    - Ты так сильно этого хочешь?
    От неожиданности я вздрогнула и обернулась на голос. В дверях стояла моя мать и грустно улыбалась. Она подошла, усадила меня на диван, села рядом.
    - Знаешь, когда я вот так ушла из дому много лет тому назад, я очень плохо поступила. Я написала письмо отцу, но он мне так и не ответил. Наверное, он был очень на меня обижен. Новая жизнь так захватила меня, я была влюблена в твоего отца. Очень сильно, я и сейчас его люблю, а тогда это было так неожиданно! Словно я попала в ураган и позабыла заклинание. Потом родилась ты, и я совсем потеряла голову от счастья. Я часто вижу отца во сне. Не знаю, жив ли он. Мне стыдно за свой поступок. И чем дальше, тем мне страшнее вернуться и узнать правду. Если хочешь, я помогу тебе. Мало знать заклинание. Надо знать, когда именно его следует применять. Оно действует в определенное время года. Я скажу тебе!
    Да, именно так все и было. И мы дождались этого самого нужного времени года. Когда на землю обрушилась весна, когда каштаны выпустили свои «свечи», когда их аромат дурманил и кружил голову. Рано утром я подошла к скале. В руках у меня была клетка с голубем и старый материн саквояж. Я воровато огляделась и нахлобучила на голову шляпу. Именно в таком виде я хотела предстать перед своим дедом. Он меня узнает, определенно узнает. Я так похожа на свою мать! И он простит ее! Ведь он так ее любит!
    Я обернулась на город, пытаясь запомнить его в эту минуту. Я вернусь, я обязательно вернусь. Может быть, не одна. Может быть с дедом, а может и еще с кем-нибудь. Вдруг повстречается мне на пути молодой красавец рыцарь на белом коне. Ведь сейчас самое время сражаться с ветряными мельницами и поселение кишмя кишит рыцарями всех мастей и возрастов. Увидит меня и удивится, как когда-то удивился мой отец, увидев мою мать. Упадет с лошади, разглядев мой пирсинг! А тут я подоспею вовремя. Подняться помогу, пыль с панциря смахну, шлем поправлю, на коня подсажу. Да, именно так все и будет! Мечты имеют силу, потому что они должны осуществляться. Я открыла тетрадь и прочла заклинание. Белая скала вздрогнула. Повинуясь волшебным словам, она раздвинула каменное тело, пропуская меня в другой мир.
    Магуа нравится это.

Поделиться этой страницей