Хелевар: начало

Тема в разделе 'Ричард Длинные Руки', создана пользователем Fауст, 22 июл 2013.

  1. Fауст Реальный пластит

    Написано когда-то по мотивам квеста о Чёрном Замке, по истории персонажа одного из участников. Такой вот небольшой рассказик.

    Хелевар: пролог

    Шаг за шагом, вновь и вновь… Утопаешь в песке по щиколотки, тот движется, течёт под ногами, вьётся сотней злых демонов. Хищный ветер взвихряет клубы пыли, с воем уносит смерчами прочь. Тяжёлая от пота и грязи одежда тянет вниз. Глаза слезятся, взгляд подёрнут мутной пеленой. Под веками неизгонимым бесом поселилась острая резь.
    И только дюны безводным океаном, пышут жаром тысячи печей, да медь небесного свода охраняет свыше Сокрытую страну. Алое от гнева Око Вседержителя – единственный смотритель пустынных земель.
    Пятый день пути под испытующим взором Всевышнего. Краткие часы быстрых ночных переходов. Идти бы только под лунным светом, как завещал Создатель, - но страх гонит пуще жажды. Вторые сутки, как ступил на проклятые земли Пограничья, и демоны, Иблисовы слуги, да джинны рыщут окрест денно и нощно. Минутный отдых – и горька участь путника. Гибель не тела – от жажды, но куда более жуткая – души.
    Верблюд пал сутки тому, и страшное знание вертится в голове человека: очередь за ним. Какой бы дохлой ни была скотина, а неделю должна продержаться. Всему виной древнее проклятье мёртвых земель: убило животное, теперь подтачивает изнутри его.
    Язык присох к нёбу, жажда дерёт глотку, там, кажется, трещины, как в засушливой почве. Жаркий ветер и песок пожирают влагу вместе с остатками сил.
    Шаг за шагом, вновь и… Споткнулся. Ноги подогнулись, путник рухнул, колени утонули в песке. Человек отвёл полы скрывающей лицо куфии, вскинул руки к безответным небесам. Пустыня иссушила юное, некогда полное жизни лицо. Шевельнулись потрескавшиеся губы, но вместо мольбы сорвались лишь хрипы и сиплый кашель. Путник согнулся пополам и припал лицом к земле.
    С трудом поднялся, руки потянулись к воде. С трудом отцепил с пояса последнюю флягу, встряхнул ослабевшими пальцами. Булькнуло на донце. Пара глотков. Выпей – ложись помирать. Надежда сгинет с последней каплей. Обречённый взгляд скользнул по жестокому небу. Светило клонится над гребнями дюн, восточный небосвод обретает прозрачность, поблёскивает алмазной россыпью звёзд. Скоро Господь дарует облегчение, вот только едва ли дождётся его одинокий путник.
    Впереди вздымается крутой склон бархана, почти отвесной стенкой уходит в зенит. Брови юноши сошлись к переносице, он стиснул зубы крепко как мог, под кожей заиграли желваки. Безнадёжная решимость кинула его вперёд, - не выпуская фляги из рук, бросился вверх по склону. Песок взлетает фонтанами из-под ступней, ветер подхватывает сухие брызги и бросает в лицо, но приближается вершина, и в глазах вспыхнул огонь близкой победы.
    С отчаянным криком перевалил через гребень, цеплялся руками, зарываясь в песок. Вскочил на ноги, поднял флягу к лицу, решительным движением выдернул пробку. Припал губами к горлышку, опрокинул… Кадык дёрнулся пару раз, но показалось, будто ливень пролился с небес, омыл уставшее тело и напоил всласть напитком богов. Когда сосуд, опорожнённый, полетел в сторону, на юном лице сияло гордое сознание силы и исполненного долга.
    Обет исполнен, в сердце свобода. Сделал всё, что мог. Взгляд пал на пустынные земли, что готовы вот-вот добить свою жертву, но теперь, кажется, и смерть не имеет власти. Человек оказался сильнее.
    И вот тут-то тело бросило в холод, словно кругом льды и вечные снега, мороз продрал до костей, а из груди вылетел испуганно-ликующий крик. Пески отступили, исчезли за спиной. Перед глазами лежит каменистая равнина, плато, ровнёхонькое, как столешница великанов, убегает вдаль. А в синей дымке горизонта вырастает горная цепь. Посерёдке рассёк её резец Творца – и там открывается вожделенный перевал. Дорога во Внешний Мир!
    Юноша почти скатился с гребня бархана, и, откуда только силы взялись, ноги бегом понесли к нежданно открывшейся цели.

    Утёсы вздымаются грозным валом – оборонительная крепь сгинувших в веках титанов. Скалы громоздятся друг на друга, карабкаются в небо, иссечённые песками и ветром громадины. Глубокие трещины прочертили породу, как шрамы боёв со стихией. С высоты бросает закатное солнце тени карнизов и осыпей.
    Песчаное море разбивает свои волны о каменные стены, но единственным потоком вливается в самое сердце горного массива. Тропа, спасительная Дорога Невозврата, теряется в ущелье меж зубастых скал. Таинственная чёрточка на картах Сокрытой Страны, другой её конец исчезает среди громадного белого пятна – Внешнего Мира.
    Юноша оцепенел перед величьем гор, у ног его пролегла незримая черта. Перешагни – и ты изгой, невозвращенец. Сбежал из тюрьмы, которую кличут домом все эти малодушные и слабосердые. Лишённые вольного духа свободы.
    «Давай, - раздался шёпот в голове. – Сделай шаг». Показалось, что внутренний голос чужой, и юноша замешкался на самом краю. Но в следующий миг поднял ногу, и ступня опустилась на Запретные Земли.
    Скалы с гулким рокотом содрогнулись, по склонам зазмеились новые трещины, вниз вприпрыжку устремились булыжники и глыбы. В спину толкнул яростный ветер, взвыл голодно, с нечеловеческой злобой.
    - Хелева-ар! – различил юноша в голосе скал собственное имя. – Хелевар! Ты преступил Закон Предков и отведённые тебе пределы! Тебе известна кара за такой проступок!
    Воздух сгустился, такой твёрдый и тяжёлый, что вот-вот раздавит, вдохни – и взорвёт лёгкие изнутри. Неясная тень соткалась перед Хелеваром, в её внутреннем мраке зажглись два кроваво-алых глаза. Тень протянула длинный хобот, тот заклубился, закрутился вихрем, наконец принял форму могучей руки. Призрачная ладонь сжала пламенный клинок. Страж Пограничья!
    Тень метнулась на Хелевара, страшный удар отбросил в сторону. Спиной юноша вспахал землю, острые камни раздирали кожу в клочья. Тело подхватило вновь и швырнуло им в каменную осыпь. В глазах взорвались тысячи фейерверков. Кости страшно хрустнули, на голову посыпались камни.
    Со стоном Хелевару удалось распахнуть глаза. Страж нависает клубящейся тучей, яркая полоса пламени занесена для удара. Вот и всё, самонадеянный смертный, конец твоему дерзкому побегу!
    «Нет! – раздался знакомый голос в голове. – Ты должен выжить! Смотри, я посылаю тебе моё орудие, с ним победишь».
    Время остановилось. Страж замер с занесённым клинком, Хелевар в ужасе застыл распростёртым у его ног. Остановился даже ветер, и Хелевар с потрясающей чёткостью видел зависшие в его потоке песчинки, видел булыжник, подвешенный на полпути до земли – висит, не шелохнётся, как на невидимой нити. И в этом омуте времени, где всякое движение остановилось, юноша разглядел золотистый отблеск – там, в камнях, под правой рукой. Тёмные ножны, с искусной резьбой, позолоченная рельефная рукоять кинжала приглашающе ложится в ладонь, и видна полуобнажённая полоска стали. В тот же миг Хелевар осознал, что нужно делать.
    Время пошло. Ревущее пламя обрушилось карающим мечом на камни, те затрещали, заискрились, сплавляясь в стеклянистую массу. Но Хелевара там уже не было.
    Юноша подхватил ниспосланный Провидением кинжал, перекатился под Стражем, и позади противника вскочил на ноги. Резким движением обнажил клинок.
    - Ты меня не остановишь, колдовская тварь! – воскликнул Хелевар.
    Страж стал оборачиваться, но – медленно, как же медленно для магического существа! Хелевар взмахнул рукой, и остриё кинжала прочертило огненную полосу наискось по телу Стража. Ветер и скалы взвыли, зашлись истошным криком боли. Сгусток мрака рассеялся лоскутами чёрного тумана, пламенный меч опал гаснущими языками. Мир закрутился вокруг Хелевара адовой каруселью.
    Затряслась земля, небеса посыпались осколками на землю, и перед юношей разверзлась пропасть бездонного мрака. Наяву, или только в забытье измождённого рассудка? Какая разница. Именно в эту пропасть Хелевар и нырнул, впервые за долгие дни спокойный и умиротворённый.
    Он выжил.

    Солнце приятно подсвечивает сомкнутые веки, мягкая земля держит в тёплых ладонях, заботливо подстелила мягкие травы. Ветер играет в волосах, тело нежится в долгожданной прохладе, а уж дышать тут – одно удовольствие!
    Хелевар осторожно приоткрыл глаза. Яркие лучи на миг ослепили, юноша зажмурился вновь, но потом перевёл взгляд, и наконец смог осмотреться. Неведомые силы вознесли на вершину холма, устроили здесь, на сочном зелёном лугу. Травянистая равнина убегает вдаль во все четыре стороны, с высоты видна как на ладони. Далеко-далеко виднеется тёмная кромка леса, а на южном горизонте встают неясной тенью горы.
    «Неужели… те?» - пронеслась тревожная мысль, шлейфом потянулись воспоминания, похожие на кошмарный сон. Но догадку отбросил тут же, как готовую укусить змею, да ещё и растоптал с наслаждением. Поднялся, в теле приятная слабость, но всё цело, да ещё и чувствуешь себя отдохнувшим. Но главное, главное, - я свободен!
    Потоптался на месте, выбирая куда идти. В желудке квакнуло, обиженно заурчало: ну как это? Идти куда-то, и не поевши?! Мигом стало понятно, что тут уж так просто не отделаться, и Хелевар с облегчением обнаружил чуть севернее, на соседнем холме крупное бревенчатое строение. Крепкое, основательно сработанное двухэтажное здание, с коновязью и полудесятком пристроек. Обнесено внушительным частоколом, из трубы вьётся дымок. По такой погоде – явно не в отоплении дело, и юноша с удовлетворением отметил аппетитный запах, долетающий вместе с дымом.
    Таверна или корчма, явно же.
    Меж холмов вьётся широченный, нахоженный тракт, и манящее заведение примостилось у самой дороги. К тракту Хелевар и зашагал бодрым шагом.
    Не ступил и пяти шагов, как сзади резко дёрнуло за плечо. Юноша стал как вкопанный. Медленно обернулся. В душе растёт странное ощущение: что-то забыл прихватить. Но что? Гол ведь, как ощипанный петух – ни сумы, ни калитки!
    «Подожди, Хелевар. Рано ты со мной решил расстаться», - подал признаки жизни внутренний голос. Юноша медленно вернулся. В траве терпеливо ждал, отблёскивая на солнце золотой рукоятью давешний кинжал.
    А ведь и правда, подумалось, так просто от подарков судьбы отказываться негоже.
    Отбросив сомнения, юноша подхватил клинок, и почти бегом помчался к таверне. Желудок, знаете ли, требовательная скотина.
    Знак нравится это.
  2. Знак Administrator

    Помню Хелевара, писал ярко, но героя водило куда попало. Было ощущение, что мир у него появлялся вот прямо перед носом. Это нормально для квестовой игры, но Хелевар попробовал в том же стиле писать уже внушительные произведения, но определённо это было рано делать.

Поделиться этой страницей