Тайна пятой двери

Тема в разделе '2 группа', создана пользователем Знак, 22 янв 2012.

  1. Знак Administrator

    Тайна пятой двери

    Маленький. Детский. Велосипед. Вокруг дразнящая тишина. Коридор узок и пуст, трехметровые потолки, теряясь в темноте, давят сверху. В конце – тупик и три двери. Одна в центре и две по бокам. Правая приоткрыта, из щели льется свет, растекаясь на грязном полу узким пятном: солнечная дорожка прорезает пространство от правой двери в угол противоположной стены. Еще чуть-чуть, и сгорбленные плечи выступят из темноты на этот кусочек.
    Кисточки… Две по краям. Они едва качаются при движении. Голые плечи и красные тонкие кисти. Хрупко и болезненно одиноко. Пустые педали, словно в замедленной съемке, прокручивают жизнь назад, двигаясь вперед. К черно-белому мужчине в шляпе с грустными глазами. Его тень выплывает из памяти. Я отгоняю образ рукой, оставляя пустой трехколесный велосипед в полоске света. Суетливо мечутся дробинки пыли. Переднее колесо прорезает границу света, и на сгорбленные плечи оседает пыль.
    - Дрррянь… - трель звонка. Невидимые пальцы коснулись металлического язычка, и плотно осевшая пыль взметнулась ввысь. - Дзинь…
    Руль с красными кисточками, большой металлический звонок. Узкие педали черного цвета, небольшое кожаное сиденье: синее с белой полоской. Сквозь спицы проникают солнечные лучи.
    - Вам страшно? – вопрос из-за спины заставляет сглатывать соленый вкус страха.
    - Уже нет.
    Он стоит, утопая колесами в желтом пятне, а я на другом конце коридора. Между нами метра три-четыре.
    Мимо неслышно скользит силуэт.
    - Вы видите кошку?
    - Да. Проскользнула мимо. Мне так показалось.
    Я видел боковым зрением неуловимое движение серого сгустка.
    Запах повсюду: мерзкий, едкий, навязчивый… Звук шагов – не крадутся, уверенные, без остановок. Сворачивают к приоткрытой двери. Кисточки вздрагивают, разбуженные движением воздуха. Через минуту все озаряет вспышка света. Он льется из распахнутой настежь двери: мощным потоком размывает чернильные тени вокруг маленьких колес, отражается на поверхности вибрирующего знанием язычка: «- Дрррянь…»
    Хлопок закрывает звуки. Света больше нет…
    - Игорь, отключай!
    - Станислав Павлович, идите за моим голосом. Не торопитесь, на счет «пять» открывайте глаза.

    ***
    - Как себя чувствуете? – спустя мгновение я склоняюсь над клиентом. Станислав Павлович расслаблено полулежит в кресле, к правой руке тянется тонкий шнур от ГДЦ Холмс. Изобретение моего друга и напарника – ГипноДопросЦентр. Сей механизм повергает клиента в состояние анабиоза и затем поступательно выуживает необходимую информацию из подсознания. Очень удобная штука для розыскной работы. Разум не скован комплексами, предрассудками и предубеждением. Человек не впадает в агрессию, панику, не истерит по пустякам. На поверхность всплывает суть проблемы, которая его привела к нам, и ничего лишнего. Одно «но» – ГДЦ часто преподносит найденную информацию в трагично-пафосных тонах: «черно-белый мужчина в шляпе с грустными глазами». Надо потом спросить Игоря, откуда в ГДЦ память о Чаплине.
    Клиент следит за выражением моего лица, любопытно - что он там ищет?
    - Вы поможете мне? – его голос еще не обрел силу после анабиоза.
    Безусловно, поможем. Деньги за подобную помощь - не помешают. Тем более, Игорь жениться собрался на одной симпатичной клиентке, а Мария Ивановна, старомодный (во всем) секретарь, постоянно намекает, что «скоро дачный сезон, и надо бы обновить бассейн для внуков».
    - Итак, подведем итоги, - прикуриваю электронную папироску и, слегка покрутив ее меж пальцев, отбрасываю в сторону (бросать курить с помощью болванки весьма неприятный процесс). – Вы, Станислав Павлович, приобрели квартиру в историческом центре нашего города и теперь Вас преследуют кошмары. В этих снах наяву вы видите коридор и маленький велосипед, слышите шаги и пугаетесь закрытой двери. Вас преследуют звуки и запахи. Вы перестали спать, у вас проблемы дома и на работе. И, в итоге, Вы не осуществили свою мечту: не успели сделать гламурный ремонт и вручить квартиру в центре города вашей новой девушке с голубыми глазами. Что вы хотите от нашего агентства: помочь избавиться от призраков или найти причину их появления?
    Станислав Павлович оглянулся на моего напарника, Игорь вяло крутил ручки настройки ГДЦ. Я громко хмыкнул и скрестил руки на груди, давая Игорю понять, что прибор можно отключить.
    Клиент, находящийся под действием лекарств, притупляющих реакцию на легкую иронию в моих словах, вполне адекватно пожевал губами, и я продолжил:
    - Ниже этажом находится агентство, изгоняющее призраков из старых зданий… У них своя специфика и расценки. И первая часть вопроса больше по их части.
    - Если бы мне были нужны бойцы с фантомами, я не позволил бы накачивать организм какой-то хренью, - Станислав Павлович начал приходить в себя.
    - Нам нужно осмотреть место, - вновь тянусь к электронной болванке, но отдергиваю руку.
    - В любое время. Можно и сейчас, водитель ждет внизу. Отвезет сию минуту, - Станислав Павлович протягивает открытую пачку «Явы».
    * * *
    По дороге я забежал за Леонидом Седовым, охотником на призраков второго уровня. Человек, способный хладнокровно расщеплять фантомов на микрочастицы, в команде никогда не помешает. По пустым улицам минут за десять добрались до центра.
    - Чисто,- просканировав входную дверь, произнес Леонид и поднялся на две ступеньки выше, пропустив вперед хозяина. Станислав Павлович открыл обитую мягкой кожей дверь.
    - Кошками и не пахнет, - Игорь зажег свет, мы внимательно осмотрели помещение. Длинный позвоночник коридора. От него идут двери в комнаты - две ноги, две руки и одна голова. Все плотно закрыты.
    Распахнули первую слева – узкая комната с широким окном во двор. За правой - кухня, из нее дверь в ванную и туалет. Я представил это в розовом цвете и произведениях Сваровски после предстоящего ремонта для голубоглазой пассии клиента и услышал, как рядом Станислав Павлович тяжко вздохнул. Он тоже любил классику.
    Вновь коридор и две двери. Размеры комнаты поражают воображение. Видимо, здесь будет спальня в сердечках, и гостиная, обставленная благоухающими апельсинами-свечками.
    Возле правой двери прибор начинает тоскливо пищать.
    - Есть! - Леонид отодвигает нас в сторону и, приоткрыв дверь, включает фантовизор. Таинственная комната пуста.
    - Игорь, теперь ты хвались своим изобретением, - подталкиваю друга плечом. Напарник недавно изобрел листоверт И-55. Тот проникает в прошлое, листая слои истории, и выдает информацию как голографическую картинку. Дом-2 реальной жизни. Можно подсмотреть за жизнью предков – забавная штука и безвредная. Подсмотреть можно, вмешаться нельзя.
    Столпившись, смотрим уходящие вспять голограммы прошлых жизней.
    - Стоп, - шепчет Станислав Павлович. Перед нами маленький трехколесный велосипед. - Это он…
    - Чуть-чуть назад отмотаем, - Игорь важно крутит рычажки. – Теперь можно.

    * * *
    - Ты просила велосипед, возьми, - мужчина стоит к нам спиной. Судя по крепкому телосложению – военный.
    - Это какой год? – шепчу на ухо Игорю, словно там, в прошлом, меня могут слышать.
    - Семьдесят второй, тут коммуналка, по ходу, была… - шепчет тот, вглядываясь в показания датчиков. – Десять человек словил… Из них четыре женщины и два ребенка: мальчик и девочка. Одна женщина беременна.
    Мужчина ставит велосипед на пол, и перед нашими глазами появляется девушка.
    - Узнаете? – спрашиваю Станислава Павловича.
    - Нет, в первый раз… - не отрывает взгляда от незнакомки. Посмотреть есть на что. Девушка стоит спиной к окну в белой полупрозрачной комбинации. Волосы распущены и пряди падают на плечи. Солнце рисует силуэт под шелком, теряется в светлых прядях… Черт! Я стал заговариваться, как ГДЦ.
    - Не стоило тратиться…- ее губы двигаются, отставая от звука, но это дарит особое очарование их обладательнице.
    - Хороша… - Станислав Павлович со знанием дела шумно сглатывает впечатления.
    - Не забывайте о стразах, - не сдерживаюсь, и получаю пинок от стоящего рядом друга.
    Мужчина из прошлого отходит вправо, и мы вчетвером невольно присвистываем.
    - Хороша, не то слово… - смущенно бормочет Леонид.
    Слева от нас заплакал ребенок, девушка сорвалась с места, а мы все непроизвольно сделали шаг в сторону. Когда она проходит мимо, появляется запах сирени.
    - И-55 может передавать запахи? – шепчу Игорю.
    - Вполне…
    Идем вслед за весной. Огромная комната поделена на три части высокими шкафами. Между ними качаются створки бордовых занавесей. Девушка отодвигает одну из них и входит внутрь.
    - Доброе утро, солнышко мое…
    - Давай пока посмотрим, что там в других каморках, - подталкиваю Игоря в спину, и мы проникаем за первую занавесь. Мини-спальня: одинокая кровать и аккуратно разложенная на стульях утварь. В следующем закутке то же самое: безлико и просто. И, наконец, подходим к распахнутым окнам. Уютная спальня для двоих. В темно-синей коляске, снятой с колес, импровизированной колыбели, лежит мальчик. Годика три, не меньше.
    - Лучше бы кроватку купил, осел! – Игорь шепчет за спиной, разглядывая убогую обстановку.
    Звук проезжающей на улице машины заставляет женщину, склоненную над ребенком, подойти к окну и выглянуть наружу.
    - Тебе папа купил велосипед! Сейчас пойдем пробовать… - откидывает волосы назад.
    - Интересно, какой периметр охватывает аппарат, - я подхожу, чтобы посмотреть в окно. Никому не признаюсь, что я проделал этот трюк, чтобы встать ближе к ней.
    - Ира, - в комнату входит мужчина и, пройдя сквозь Станислава Павловича, подходит к нам. – Я надеюсь, Света ни о чем не узнает…
    - По ходу, тут классический треугольник, - Леонид щелкает пальцами, поднимает указательный палец.
    - От меня? Три года молчала, а сейчас побегу? - девушка оборачивается, а я задерживаю дыхание, когда шелковая ткань подчеркивает контуры высокой груди.
    В это время Станислав Павлович подходит к импровизированной кроватке и склоняется над ребенком.
    - Мальчик похож на деда… - слышу его бормотание.
    - Вы уверены?
    - Нет…
    Поднимаю взгляд на Игоря. Ира подходит к коляске, проходя сквозь Станислава Павловича. Склоняется. Шелк облегает бедра.
    - Не трогайте! – кричу, замечая, как рука Станислава Павловича тянется к этой упругости. – Это же Ваша прабабка… - и добавляю чуть тише, ловя на себе удивленный взгляд друга: - Может быть.
    - Пролистай вперед! – отворачиваюсь от понимающих взглядов к окну. На улице весна, цветет липа.
    Игорь крутит рычажки, мы летим сквозь время. От быстрой смены кадров мутит, Леонид встает на колени.
    - Блин, не так быстро! – шепчет в пол.
    Олежка растет у нас на глазах, но Иры в кадрах нет. Почему? Что-то проскочили, придется вернуться. Но позже. Сейчас главное – найти связь клиента с прошлым квартиры.
    - Стоп! – кричит Станислав Павлович.
    Перед нами высокий юноша. В руках связка книг, черные корешки сложены в забавную гармошку. Конан Дойл, собрание сочинений.
    - Это он! Мой дед… - удивленно шепчет клиент. – Я купил его квартиру.
    Он оглядывается на меня со слезами в глазах.
    -Я так понимаю, стразы отменяются? – улыбаюсь в ответ. – Игорь, теперь назад!
    Я хочу найти ее.

    * * *
    Бегаем по квартире с И-55. Несколько кадров из жизни коммуналки заставляют содрогнуться. Кухня. Две женщины сменяют друг друга. Одна худая с огромным животом и искаженными бессонницей чертами лица. Вторая сгорбленная, неопрятная. И-55 передает тошнотворный запах рыбы. Отстраняемся. Газовая плита заставлена кастрюлями: варится борщ, отбеливаются тряпки. Душно, смрадно. Видим, как беременная женщина выливает в булькающую жижу супа - мочу, а чуть позже сгорбленная временем и злобой старуха наливает супчик мужу. Отвратный тип – но все же... В ванной обросший жиром дед щиплет согнувшуюся над стиркой беременную женщину, задирая ей юбку на голову.
    - Какой кошмар… - шепчет Станислав
    - Дом твоих предков, - сочувствую и возвращаю «Яву», переходя с клиентом на «ты».
    Двое детей играют в прятки, а до этого в «доктора». Под огромным столом пытаются накормить друг друга просроченными лекарствами соседа. Женщина кричит и вытаскивает их за уши. Мужчина порет мальчишку, перекинув через колено, порет до крови. Станислав пытается вмешаться, но я отдергиваю его назад. Это всего лишь картинка ушедших лет.
    - Он военный, - в редкую минуту тишины шепчет Игорь. – Да к тому же сидел.
    - Откуда информация?
    Мы входим в комнату: на столе ворох документов. Сверху выписка из тюрьмы и предписание жить за сто первым километром.
    - Смотрите – кошка! – испуганно бормочет Станислав, и нам в ноги бросается серая тень, скрываясь за дверью.
    Еще чуть-чуть отматываем назад, и в комнату входит Ира. Мужчина лежит на кровати, рука заложена за голову. Смотрит нагло, зло, жадно раздевая ее глазами.
    - Опять пришла?
    - Велосипед, спасибо… - садится рядом, и он сжимает белую грудь.
    - Мотай вперед, - закрываю глаза, отворачиваясь от женского вскрика.
    - Господи… - слышу голос Станислава и возвращаюсь назад. Мужчина стоит спиной, мышцы напряжены, руки сомкнуты на ее шее. Бросаюсь вперед, желая сбить мужчину с ног, но ударяюсь о стену. Снова и снова. Пока Ира не падает к моим ногам.
    Словно сквозь сон, слышу крик Леонида, что «пора прекращать этот цирк». Встаю на колени и беспомощно наблюдаю, как голограмма убийцы склоняется и, обтекая мое тело, поднимает Иру, словно куклу. Он запихивает ее в потертый временем чемодан. Рядом разбросаны книги. «Этюд в багровых…»
    Из коридора пронзает душу звонок маленького велосипеда: - Дряяянь….
    - Олежка… - мужчина шагает к испуганному ребенку, поднимает на руки. – Ты будешь жить с нами. А мама уехала…
    - Сука… Какая ты сука, - шепчу, ощущая вкус соли во рту.
    Поднимаю взгляд на Игоря, тот послушно крутит рычаг вперед. Та же комната. Та же кровать. Мужчина и чужая женщина.
    - Света… Ты будешь молчать! Иначе…
    - Что ты сделал с ней? - испуганно прижимает к губам тонкие пальцы. От нее не пахнет сиренью. Серая кошка скользит мимо.
    - Сжег. Вынес на свалку и сжег, - он сцепляет пальцы. – Ради нас.
    - Я не просила… А как же твой сын?
    - Воспитаешь. Это плата за то, что я остался с тобой. Поняла? – резко бросается в ее сторону. Валит на кровать.
    - Не могу смотреть на это, выключайте! Выключайте! - кричит Станислав.
    И, перед тем как нам уйти, женщина шепчет:
    - Мне дали ордер на отдельную квартиру.
    Хлопок двери закрывает звуки. Света больше нет.

    * * *

    В тот же день Леонид расщепил фантомы прошлого на светлые частички: маленький трехколесный велосипед и серую кошку. Игорь объяснял, что они остались в генной памяти клиента. Теперь он хочет придумать новый аппарат, чтобы чистить эти гены.
    На следующий день Станислав продал квартиру предков и купил виллу на море. Там есть стразы на небе. Розовый рассвет красит кусочек моря в широких окнах. Фотография семьи клиента висит на стене. Станислав старается не вспоминать о прошлом, но дочку назвал Ирой.
    Клиент расплатился за молчание щедро, а я взял деньги. Игорь сыграл отличную свадьбу, а Мария Ивановна купается в бассейне с внуками.
    А я?
    Я бросил курить.
    Играю на скрипке, роняя в ночь тоскливые звуки: «Юююю…» и вспоминаю белый силуэт, запах весны, и никогда не позволю расщепить эти фантомы в пыль.
    Включенный вхолостую ГДЦ «курит трубку». Игорь решил очеловечить центр, наделив его возможностью пускать клубы дыма под потолок. Аппарат сдабривает меня советами. Последний из них такой:
    - Отпусти деву на воду. Так пепел из урны роняют, прощаясь с духом прошлого.
    Завтра достану дедовскую байдарку и отправлюсь на Волгу. Там на берегах цветет махровая сирень.
    fannni нравится это.

Поделиться этой страницей