Сталкеры Заастралья

Тема в разделе '2 группа', создана пользователем Знак, 24 янв 2012.

  1. Знак Administrator

    Сталкеры Заастралья

    Холодная осенняя ночь была на исходе. В городской больнице царил сон. Сначала он одолел больных, потом на его милость сдался медперсонал. Кажется, заснули даже привидения. Но нет, кто-то ожил, вышел в коридор пятого этажа и поплёлся сквозь флуоресцентный мигающий сумрак к туалету.
    В зябкой тишине загаженной уборной женщина подошла к раковине, повернула кран холодной воды, вытащила из кармана халата горсть таблеток. Посмотрела на себя в зеркало, словно прощаясь, задумчиво пересчитала разноцветные горошины...

    - Альтернативный вариант рассмотрим? - раздался оглушительный шёпот то ли с небес, то ли из преисподней.
    - Что? - женщина едва не уронила в раковину убийственно-спасательный запас, украденный у соседок по палате.
    - Да ты кушай, если хочешь. Сегодня я на дежурстве, мне не привыкать рвотину с пола соскребать. Она такая липкая, так противно пахнет. Ешь, не обращай внимания.
    - Почему? - спросила самоубийца и подняла голову.
    В мути старого зеркала криво улыбалось саркастически настроенное существо. Одето оно было в жуткий унисекс: потёртые чёрные джинсы и жёлтую футболку с принтом «Прячьтесь черти, БОГ идёт».
    - Кто тут только не травился, - просипело существо. - Надеюсь, у тебя без разбитого сердца?
    - А что? - спросила женщина и прислушалась к себе.
    - Осколки трудно собирать. Ранят до крови.
    Женщина повернулась к жертве разбитых сердец и виновато выдавила:
    - Знаете, дети выросли, муж ушёл, на работе жуть. Что ещё нам, бабам, прикажете делать? Пора освобождать место. И в квартире, и на работе, и в палате...
    - Точно, не разбитое сердце? - недоверчиво переспросило чёртово пугалище.
    - Какое сердце, давно всё усохло. Просто, жить незачем. Всё лучшее позади. Впереди только унылое одиночество. Не хочу быть в тягость. Даже себе.
    - Тогда пошли. Помогу, чем смогу. Не валяться же тебе на грязной плитке. Я тут нарочно на ночь не убираю. Знаешь, сколько нежных дамочек-чистоплюек это свинство удержало на краю?
    Антисанитарное чудо привело самоубийцу в свой закуток, выслушало и предложило путешествовать. Нормальная женщина насторожилась бы, а эта, как ни в чём не бывало:
    - Ладно, только денег нет. Не нужны? Когда отправляемся?

    Так я попала в незаконное формирование «Сталкеров Заастралья». В крошечный, по меркам незаконных формирований, коллектив из пятерых женщин, освободившихся в суицидном состоянии от земных привязанностей. Потом пришёл пенсионер Вася, бывший физик-теоретик и атеист. Стойкий, как аппетит булимиста, атеист. Как он нас нашёл, не знаю. Пришёл невесть откуда, попросился в компанию, даже пригрозил. Мы не стали отказываться от нового развлечения.
    К тому времени мы уже прочно подсели на астральный зондаж. Тренером-навигатором у нас было странное существо по имени Глашо. Убогое в социальном смысле и волшебное во всех остальных. Вечно в потёртых чёрных джинсах и жёлтой футболке с принтом «Прячьтесь черти, БОГ идёт». Сомневаюсь, что оно изначально было земным. Во всяком случае, разговоры о нашествии на Землю инопланетян Глашо сурово игнорировало.
    Социальное ничтожество делало Глашо всемогущим. С тряпкой и ведром воды оно могло проникнуть хоть в Кремль. Ни разу охрана не опустила свой взор столь низко, чтобы заметить Глашо. Пользуясь своей очевидной незаметностью, оно уничтожило все наши земные следы - от медкарт до налоговых реквизитов. Для государства мы не умерли - мы даже не рождались.
    Жили сталкеры в больничных люксах, изредка уступая их самым забалованным слугам народным и махровым паханам. Почти каждую ночь Глашо водило нас в реанимационную и учило общению со свежепреставившимися.
    - Запомните, - скрипело Глашо, - покойники - это не люди, а средство передвижения в миры, в которых вы или жили прежде, или реинкарнируетесь в них потом. Вам нужно въехать в новый Рай на их хребтах и хорошенько осмотреться. Запоминайте детали, они больше говорят о новых местах, чем общее впечатление.
    Конечно, мы догадались, что Глашо заблудилось в лабиринтах тонких миров и с помощью самоубийц-лузеров хотело найти свой дом. Ну, да. А мы с удовольствием шли на поводу у Глашо, вернее, скользили захребетниками на тех покойниках, которых оно нам выбирало. Потому что Глашо спасло нас от гибельного отчаяния и подарило чудеса. Когда мир отвернулся от нас, оно открыло нам Вселенную.
    Оказывается, у всех людей есть невидимая нить. Серебряная нить, как называют её поэты. Одним концом она примагничена к Земле, другим - к нашему солнечному сплетению. На ней, как на тарзанке, можно прыгать в другие миры. Но нужен кто-то, кто смог бы подстраховать возвращение. Потянуть за нить, если что. Глашо научило нас и прыжкам в обнимку с почившими, и подстраховке.
    Куда только мы не прыгали на жмуриках, чего только не насмотрелись! Не рассказать, сколь разнообразна Вселенная. В человеческом лексиконе не хватает слов, чтобы описать увиденное. Мы видели миры, наполненные самосовершенствующимися механизмами. Моим подругам попадались пространства, которые состояли из музыки. С нашей точки зрения это невозможно, но по их заверениям, это самые гармоничные миры. А однажды Вася, наш теоретический физик, вклинился в воинственный мир богов.
    - Чёт мне там не очень, - промямлил он по возвращении и решил остаться атеистом.
    Как-то вместе с почившим маляром я попала в очень странное место. Оно было переполнено красками. Аборигены сплошь были хамелеонами, то есть меняли расцветку, как рекламные блоки в телевизоре. Причём фон и узоры менялись в разных ритмах. Кто в том безумном зоопарке был «венцом творения», я не поняла, но мне захотелось остаться там навсегда. Я даже немного упиралась, когда Глашо вытягивало меня назад.
    - Это потому, что ты уже рождалась в том мире. Может и другой раз там реинкарнируешься, - утешило меня Глашо.
    - Бред, - огрызнулась я на учителя.
    - А вот и нет, - вступились за Глашо женщины. - Теперь-то мы знаем, откуда берутся на Земле великие композиторы.
    Накануне Рождества мы едва не потеряли Ольгу. Она прыгнула вслед за отмороженным в подворотне поэтом и прочно застряла в его новом мире. Сообща мы, конечно, вытянули её назад, но благодарности от неё не дождались. Праздник Ольга встречала в тоске и печали, хотя Глашо нацепило ватную бороду и нитяную косу, полагая, что Дед Мороз и Снегурочка в одном лице скорее победят уныние бесстрашного сталкера Заастралья.
    Ближе к полуночи Глашо поздравило нас не хуже Президента:
    - Ежегодно Тонкий мир отправляет на Рождество подарки. Не всем. Как придётся.
    Оно игриво подмигнуло Ольге и потащило её из номера в коридор.
    - Куда они? - удивились женщины.
    - Туда! - хмыкнул Вася-теоретик.

    Вернулось Глашо за пять минут до праздничной полночи. Одно.
    - Ну что, други мои, с Рождеством вас! - просипело Глашо. - Только что в мире беспредельной поэзии родилась наша Ольга.
    - Вы отцепили её Серебряную нить? - изумились мы.
    - Да, - кивнуло Глашо и торжественно слизнуло слезу со щеки.

    23 февраля мы чествовали Васю. Заодно провожали. Однажды, сидя на загривке бывшего профессора кафедры Научного коммунизма, Вася обнаружил мир мягких теорий. С тех пор он скучал по нему. Глашо решил отпустить ученика. На коротких праздничных посиделках Вася смеялся, женщины плакали, Глашо громко сопело.

    8 марта мы с Глашо провожали девчонок в выбранные ими миры. Девчата смеялись. Я плакала. Глашо отворачивалось.

    12 апреля в День космонавтики я провожала Глашо в найденный, наконец, его мир. Я плакала.
    - Ну что, на посошок? - спросило Глашо и торжественно слизнуло слезы с обеих щек.
    - А я? Кто отцепит мою Серебряную нить? - спросила я.
    К тому времени я твёрдо решила обосноваться в мире Радужных Облаков.
    - Она отцепилась ещё до нашей встречи, - просипело Глашо и тяжело вздохнуло.
    - В смысле?
    И тут я вспомнила, как торопливо глотала таблетки, как зажмурилась в ожидании последних мучений, как услышала странный вопрос: «Альтернативный вариант рассмотрим?»
    - Я что, уже умерла?
    Глашо виновато кивнуло.
    - Почему ты не дало мне уйти? Впрочем, я знаю. Ты хотело, чтобы мы отыскали твой мир...
    - Да, - кивнуло Глашо. - И чтобы у вас был выбор в посмертном бытии. Вы заслуживаете тех миров, которые вам понравились. Разве нет?
    Конечно, я снова расплакалась. Свет ещё не видел такого мокрого привидения. На прощание Глашо попросило:
    - Не исчезай, пока не научишь сталкингу Заастралья других. Некоторые земляне достойны лучших миров.

    Зябкая весенняя ночь была на исходе. В городской больнице царил сон. Сначала он одолел больных, потом на его милость сдался медперсонал. Кажется, заснули даже привидения. Но нет, кто-то ожил, вышел в коридор и поплёлся сквозь флуоресцентный мигающий сумрак к туалету.
    В зябкой тишине уборной девушка подошла к раковине, повернула кран холодной воды и вытащила из кармана халата горсть таблеток. Посмотрела на себя в зеркало, словно прощаясь, задумчиво пересчитала горошины...
    - Надеюсь, у тебя без разбитого сердца? - спросила я.
    - А что? - вздрогнула девушка.
    - Осколки трудно собирать. Ранят до крови.
    Девушка обернулась и виновато выдавила:
    - Он же без меня и на том свете пропадёт.
    - К нему, значит, спешишь. А в какой он мир попал? Дорогу туда знаешь?
    - Разве Тот Свет не един? - испугалась девушка.
    - К счастью, нет! - обрадовала я суицидницу.
    Похоже, в рядах сталкеров Заастралья пополнение. А значит, 12 июня в День независимости страны и мне достанется вожделенный кусок свободы.
    lutov и Птица Сирин нравится это.

Поделиться этой страницей