Сказка

Тема в разделе '4 Группа', создана пользователем Знак, 4 фев 2013.

  1. Знак Administrator

    Глава 1.

    Забросил ботинки в торбу, вышел за калитку. Вдохнул свежий прохладный воздух. Мокрая трава омывает могучие ноги, густой туман путается в волосах, постепенно испаряясь под натиском распаляющейся жары. О, это прекрасное мгновение! Свежесть незаметно сменяется духотой и томностью природы. Постепенно накаляясь, солнце становилось беспощадным. Русые, цвета соломы, волосы растрепались. По вискам и спине тоненькой дорожкой бежит пот, сверкая на солнце. Закаленное, под жаром кузнечного горна, тело не чувствовало огня.
    Шел быстрым шагом, загадочно улыбаясь, взгляд голубых глаз устремлен вперед. Ничто не могло смутить, ведь он решительно настроен, отыскать ту, которую когда-то встретил в здешних краях.
    Вспоминал осенний день. Прогуливался по лесу, вдыхал ароматы мокрой земли, опавшей листвы. Деревья стояли поникшими, словно, замерзшими от холодного моросящего дождя. Серое, казалось бы, неподвижное небо простиралось над лесом. Острый слух уловил слабый хруст веток. Навострил уши. И, правда, кто-то неторопливо ступал по земле. Притаившись за кустарником, приготовился к встрече с незваным гостем. Взору открылась неожиданная картина - девушка, появление которой в здешних местах удивило, медленно шла по лесу. Поглаживала рукой каждое дерево, что-то нашептывала. Глубоко вдохнув влажный воздух, стала медленно кружиться. От красивого золотого танца крон над головой, улыбка скользила по губам.
    По спине струились длинные каштаново-медные волосы, кожаные штаны и высокие сапоги подчеркивали красивые ноги, черные глаза ярко выделялись на белом лице. Со стороны дороги ее окликнули:
    - Полонь! Давай скорее, отец ждет!
    Она резко повернулась, от недовольства брови сошлись на переносице. Быстро скрылась за деревьями, послышался стук трогающейся колесницы.
    Наблюдатель задумчиво хмыкнул. Закусил травинку, лег на мягкий ковер мха.
    Вышел к обочине дороги. Внимательно рассмотрел следы копыт. Солнце на мгновение появилось из-за серой массы, последними красными лучами осветило бегущую за горизонт дорогу. Вернулся в лес, бегом пересек овраги и буреломы. Оказался на зловеще тихой поляне. Пожелтевшая трава угрюмо дожидалась последнего часа. Туман рассеяно и лениво стелился по земле. Природа засыпала. Холодок пробежал по телу. Оглядевшись, побрел домой. Тяжелые шаги продавливали мокрую, хлюпающую землю.
    Осенний день запомнился четко. Стройная и статная внешность красавицы запала в память. В мысли пробрался посторонний звук. Не сбавляя темпа, прислушался. Кто-то догонял, задыхался от быстрой ходьбы. Мужчина скрестил руки, развернулся к попутчику. Маленький человек уставил на него серые глазки, во взгляде раздражение:
    - Свет, куда ты собрался один?! Я же сказал ждать меня, - возмутился домовой.
    - На кой ляд? - усмехнулся кузнец, – Что я дитя малое? Ты бы лучше дома сидел.
    Домовой устало взглянул, проворчал:
    - Смейся, смейся, а я с тобой пойду. Никуда твои железки не денутся. Здесь отродясь народ не хаживал. Если забредет кто, все – равно хату не сыщет.
    - Ладно уж. Погнали, – поправил мешок на спине, ладонь скользнула по висящим на поясе ножам. – Знаешь? Не пойму, что она здесь делала?
    - Не представляю. Увидишь-спросишь. Только, уверен ли ты, что все делаешь правильно? Она тебя не знает. И где искать твою красотку?
    - Где не знаю. А вот, как! – нотки торжества проскользнули в голосе. – Нюх меня не подводил!
    Домовой с опаской поглядел на него.
    Поросшая тропка петляла вдоль овражков. В ветвях застревали лучи солнца. Приятный запах сыроватых деревьев и сладких цветов пронизал воздух. В овраге журчит ручей, переливаясь золотым светом. Вода быстро и живо спешит по склонам: пенясь, огибая камни, брызгая алмазными каплями. Густой лес кончался. Закат красным полотном застилал небо, уставшее солнце клонилось за горизонт. Впереди распростерлось бесконечное поле, разделенное пыльной дорогой. Путники решили остановиться. На окраине леса рос могучий дуб. Могучие ветви подпирали своды небес, ствол с одной стороны расщепило надвое. Друзья забрались в образовавшееся укрытие. Дерево-великан отдавало тепло. Красивый мужчина лежал на траве, глядя в черное небо. Загорались прекрасные звезды, напоминающие металлические раскаленные искры, разлетающиеся, по кузне от удара молота. В груди ныло, грезил лесной красавицей, тоска бередила раны одиночества.

    Спустя несколько дней пути, подошли к чужим землям. Глаза домового потемнели от усталости, борода запылилась, спина согнулась. У опушки леса кузнец остановился. Ноздри уловили посторонние запахи. В воздухе нависла тишина.
    - Будь начеку. Начинается территория другого племени.
    Тоже волки. Тихо стало, заметил? – с опаской спросил старик.
    - О нас знают. Можно предположить, что нападать не будут.… Но маловероятно, – иронично хмыкнул Свет.
    - Успокоил, – старичок, нахмурившись, глядел по сторонам.
    Кузнец шел бодрой походкой. Домовой периодически поглядывал на друга, стараясь уловить беспокойство.
    Надвигался вечер. В глубине леса сгущались сумерки, тени деревьев устрашающе окружили путников. Туман медленно поднимался с земли, запах сырости бил в нос. Нашли удобное место для ночлега. До темноты набрали хворосту. Старичок быстро уснул. Измученный дорогой, неспокойно постанывал во сне. Кузнец хмуро глянул на изможденного человечка, покачал головой.
    Спали чутко, на маленьком клочке земли, освещенном костром. Шорохи становились громче, запахи обострились. Не открывая глаз, Свет незаметно пихнул старика локтем. « Знак к скорым действиям» - сообразил тот. Немного выждав, его спутник быстро взлетел с места, в глазах вспыхнул разъяренный огонь. Пользуясь моментом, домовой кинулся бежать в чащу. Старый для битв, скрепя сердце, спрятался под корни деревьев. Дрожа от страха, молился духам леса. Свет обернулся волком, грозно зарычал. Налитые кровью глаза яростно блестели, призывая к битве. Во главе с громадным черным вожаком, из темноты вышли семеро волков. Из пасти текли густые слюни, шлепались на землю. Взгляд говорил о недовольстве. В один прыжок вожак кинулся на врага. Челюсти лязгнули. Промах. Увернувшись, золотой волк с силой откинул главаря к дереву. Стая бросилась в атаку. Волк-кузнец без устали отбивался. То и дело отшвыривал надоедливую псину. Шкура взмокла, свалялась от крови, глубокие раны покрыли тело молодого волка. От сильного удара по голове, рухнул на землю.
    Расправившись с чужаком, волки обернулись в людей. Темный мужчина кивком отправил собратьев искать старика.

    Глава 2.

    Полонь гуляла по лесу. Светало, тьма рассеивалась, первые проблески солнца озаряли природу. Туман окольцовывал высокие деревья, морозил воздух. Тело девушки пронизывал легкий холод. Радостно смотрела на верхушки деревьев - ветви сплелись навесом высоко над землей.
    Осторожно скользила по склону. Услышала грохот из глубины леса, звук приближался. Из чащи, ломая кусты, бежала стая волков. Завидев хозяйку, резко затормозили. Сильный высокий мужчина похотливо смотрел на девушку. Черные волосы спадали на могучие плечи, мускулистое тело пахло псиной и потом, злой оскал исказил лицо. Нагло обвел взглядом тело женщины. Гордо подняв голову, Полонь строго спросила:
    - Куда вы несетесь? Что-то случилось? Немедленно докладывай! – старалась испепелить взглядом.
    - Ночью поймали чужаков, – хрипло прорычал вожак, обходя ее вокруг. Гневный взгляд сладкой особы заводил, – Спешим доложить Владыке.
    - Докладывай мне. Или забыл, я его дочь?!
    - Старик и мужчина. Тоже волк. Но, из какого племени не знаю.
    - Веди к ним.
    - С удовольствием. Посмотришь, как отделал этого щенка!
    - Отделать щенка, все, на что ты способен? – задев самолюбие воина, поспешила уйти вперед. Волк зло усмехнулся. Черные глаза дико блеснули, ноздри ловили манящий женский запах, челюсти сильно сжались, подавляя желание.
    Пробирались вдоль реки по крутым скользким склонам. Гнилые деревья ломались при попытке опереться. Полонь не поспевала за волчьим шагом стаи. На помощь девушка не соглашалась. Сапоги испачкались в грязи, волосы взъерошились, щеки раскраснелись. Серьезность не спадала с лица, брови сдвинуты. Не хотела показывать заносчивому воину слабость. Чувствовала насмешливый взгляд, старалась не смотреть в ответ. Спустившись по оврагу, перешли вброд на островок, сильно заросший травой. Вышли к небольшой хибаре. Полонь вошла в избу. На полу лежал мужчина. Глубокие раны лишили чувств. Сквозь грязь и кровь виднелись золотые волосы. В углу сидел маленький старичок, грустный и взволнованный за друга. Испуганная, решительно бросила распоряжение:
    - Принесите горячую воду и чистые тряпки! – засучив рукава, молча обработала раны, обтёрла водой. Пахло кровью и силой.

    Воины суетились, ставили посуду на стол. Юная красавица пригласила домового к столу.
    - Прошу прощения за этих зверей. По какому поводу вы в наших краях? – скромно спросила девушка.
    - Мой друг ищет женщину. Он встретил ее осенью в лесу. С тех пор грезит.
    - А кто она? – непонимающе отозвалась Полонь.
    - Мне неизвестно. Нас сюда привел его нюх. А вы, позвольте поинтересоваться, владычица здешних мест?
    - Я дочь Верховного Жреца, – улыбнулась девушка, – И наследница, – грусть скользнула по лицу.
    - Вы, что же, не хотите власти? – смекнул домовой.
    - Ужасно не хочу! Мечтаю покинуть это место! – горячо воскликнула она.
    - Вряд ли вас отпустят…
    - Наверное, да, – Полонь опустила голову. – А вы откуда?
    - Из замечательного места! Из леса, в нескольких днях пути отсюда, на север. Знаете, Троицкий лес? – с гордостью ответил старик.
    - Лес трех духов?! Конечно! Не знала, что там есть хозяева? Туда стараются не заходить, но я хожу. Прекрасное место! Однажды в детстве, мне даже довелось повстречать духов! С тех пор мне там не страшно. Правда, редко получается заглянуть в волшебный лес.
    - Да, духи хранят нас. Лес обладает непомерной силой. Если явились вам, это неспроста…. Но постойте, может быть, именно вас видел в лесу мой воспитанник?
    Девушка с интересом посмотрела на красавца, хихикнула:
    - Может быть. Если так, у него будут проблемы.

    Полонь вновь пришла на следующий день. Раненный все еще спал. Девушка провела день, меняя кровавые повязки. Аккуратно лечила, красивые волосы гладили волку грудь, пахли сладким запахом трав. Раны быстро затягивались. Вечером молодой кузнец очнулся, попросил воды. Встретились глазами. Полонь смущенно улыбнулась, щеки покрылись едва заметным румянцем. От неожиданности он приподнялся на локтях. Быстро оправился.
    - Доброе утро, – красавица ласково поздоровалась, - Меня зовут Полонь. Как вы себя чувствуете?
    - Вы позаботились о моих ранах? Не стоило волноваться, заживет, как на собаке.
    - Да, раны почти срослись.
    Он смотрел, не скрывал любовного взгляда. Чуть заметно улыбался. Домовой умильно глядел на возлюбленных, вышел за дверь. Остались один на один.
    - Ты пришел за мной?
    - Да, – немного помолчал,- С момента, как увидел тебя, душе нет покоя.
    Девушка смутилась:
    - Я чувствовала, что ты придешь, – вдруг лицо погрустнело, – Но отец будет в ярости.
    - Не бойся. В жизни не надо бояться. А волчара не выдаст?
    - Нет. Он слишком сильно меня любит.
    - Заметно. Приходи на рассвете, отправимся в путь. Согласна? – взял за руку.
    - Да! Я ждала этого дня.
    - Хорошо. Прогуляемся к реке? – с улыбкой предложил Свет.

    Хохотали, узнавая, много нового друг о друге, ничего не замечали. Вокруг время бежало быстро. Воин стоял за деревьями. Бешенство бушевало в груди, глядя на любовь. Не мог смириться, что она выбрала неизвестного чужака. Худощавого, светлоглазого, нежного. Плотно сжатые зубы поскрипывали от злости, вены на висках вздулись, губы растянулись в злобной усмешке. Вожак грузно развернулся, ушел прочь к стае.

    Полонь взволнованно шла по лесу. Торопилась, оборачивалась, спотыкалась. Старалась привести чувства в порядок, ложь преследовала по пятам. Грядущий побег радовал и сжирал совесть. Сидевший на высокой ели ворон наблюдал за ней. Зоркий взгляд наполнен природной злобой. По приказу отслеживал каждый шаг юной особы. Сильно оттолкнувшись от ветвей, взвил в небо.

    Глава 3.

    Мешок с вещами ждал рассвета. Девушка не спала, сердце бешено стучало в груди. Думала о красивом кузнеце. Пропитанный металлом запах его тела не покидал разум. Словно горячий горн, мужчина пылал жаром. Слова стучали в голове, как молот. Предвкушала новую жизнь.
    Спустилась по лестнице. Во дворце все спали. Солнце только пустило первые лучи на землю. Незаметно выскользнула за ворота, ноги быстро несли в сторону леса.
    Поле простиралось до горизонта. Роса намочила сапоги, слабый ветерок трепал волосы. Улыбалась мыслям. Прощалась с этими местами, в надежде не возвращаться. Каре-желтые глаза блестели от счастья. Весело морща носик, бросилась вприпрыжку. Утренний холод бодрил, придавал уверенности. Солнце, словно радуясь с ней, разливало золото.

    Свет умывался в ручье, с силой брызгал воду в лицо. Прохлада остужала мысли, плохие и хорошие. Риск веял опасностью. Любовь пробивала преграды. Картина будущего смутно представала в уме. Окрыленный событиями, боялся падения.
    Немного посидев возле реки, поднялся к хижине. Привычная картина, когда все снуют вокруг хибары, рассыпалась. Никого не было. «Она пришла» - пронеслось в голове. Дышать стало трудно, сердце забилось в волнении. Смутившись, зашел в дом. Успел разглядеть домового, привязанного к стулу. Сильный удар сбил с ног. Черная тень распласталась в прыжке. Увернувшись, кузнец перекатился через себя, обернулся волком. Кубарем покатились по земле, вышибив дверь с петель. Золотистого цвета шкура переливалась на солнце. Черный вожак бешено щелкал зубами, брызгал слюной. Пытался достать чужака. Свет замахнулся мощной когтистой лапой. Удар неизбежен. Толстые когти расцарапали нежную белую кожу. Раздался громкий женский стон. Волк-кузнец замер. Превращаясь в человека, разум возвращался к нему. Перепачканная в крови возлюбленная, лежала на земле, корчась от боли. Опешив, подбежал к ней. Но вновь, грудь сдавил тяжелый удар. Разъяренный воин жаждал мести, случай сопутствовал ему – теперь, под волчьим весом лежал жалкий беззащитный человек. Оскалив белоснежные клыки, собирался покончить с врагом. Но, прекрасно выкованный нож кузнеца глубоко погрузился в сердце черного волка. Тяжело дыша, Полонь выпустила рукоять ножа. Руки тряслись. Свет сбросил обмякшее тело. Посмотрел на валявшийся неподалеку пояс с ножами, на Полонь. Заметил, как пустота вошла в ее сердце. Девушка устало смотрела в пространство, казалось, не чувствуя боли в бедре. Мужчина помог ей удержаться на ногах.
    - Не спешите, – сухой голос громом разогнал тишину. Перед ними стоял отец. Ворон на плече деловито пощипывал перья. От страха девушка потеряла дар речи. – Не бойся дитя. Иди ко мне. Негоже тебе находиться среди псины.
    Сил хватило только, чтобы гордо поднять голову. Твердо стояла рядом с любимым. Смотреть на отца не посмела.
    - Что ж. Приведите ее, – спокойно ухмыльнулся Догвар. Стража грубо скрутила девушку за тонкие локти.
    Высокий худой старец важно похаживал. Щеки впали, спину согнула легкая горбатость, бесцветные глаза говорили о глубокой старости. Быстрый взгляд, веки чуть прищурены. Смотрел метко и зорко, словно рыскал в поисках добычи. Тонкая полоска губ, давно неподвижных, застыла на лице.
    - Вот ты каков?– обратился Догвар к кузнецу, поглаживая рукой стальной клинок, – О тебе ходит слава на весь мир. Я большой любитель твоего мастерства. И первый, кому ты попался в руки! Где же ты скрываешься, что никто тебя никогда не видел?
    - Так уж никто? Слава сама не ходит. Ты о себе огромного мнения! – усмехнулся Свет.
    - Когда я убью тебя, вести обо мне разлетятся по всему свету.
    - И сразу станет ясно, что, иным путем, славы добыть не удалось. Помни - мое имя не вечно. Вместе с ним канешь в лету и ты!
    - Ты умен на остроту. Зачем пришел? За смертью?
    - В какой-то степени любовь подобна смерти.
    - Вижу, знал, на что шел. Моя дочь слишком юна для серьезных решений. Не понимает, что у нее есть обязанности.
    - Но нет прав, – продолжил Свет.
    - Точно подметил. Все в нашем роду прошли через это, пройдет и она. Наследница всего, что у меня есть! Кроме того ей принадлежит место Верховной Жрицы. Она займет его, чего бы это ни стоило! Глупости о духах леса мне надоели! – бешено воскликнул Догвар.
    - Так вот от чего вы славитесь своей кровожадностью, жадностью, и прочими пороками? Извечная жажда власти?!
    - Остальное – ничто. Лишь мимолетные порывы чувств. -
    - Она твоя дочь! На вечное несчастье обрекаешь? – не сдавался кузнец.
    - Не в свое дело лезешь. Ты, которого она знает лишь день! Страсть забудется, остынет. А наша власть падет в итоге! Из-за чего? Из-за каприза сопливой девчонки! – правитель был взбешен бесконечной человеческой глупостью. – В темницу, – приказал спокойно. – Ты получил много чести, открыв рот.
    Стража больно пихнула под ребра копьем заставляя шагать вперед.
    - Поплатишься, щенок, – прошептал старик.

    Глава 4.

    Глубокой ночью Полонь выбралась из окна, поспешила в темницу. Стражник смирно стоял у входа. Горделиво прошла мимо. Грозный взгляд тяжелым молотом обрушился на охранника, тот поспешил проводить хозяйку в камеру заключенного. Дверь противно заскрипела, девушка чуть нахмурилась. Свет поднялся с пола, нежно улыбнулся. Жестом велела стражнику удалиться. Подбежала к любимому. Строгость сразу сошла с лица, глаза загорелись грустной любовью.
    - Зачем же пришла? Здесь грязно и сыро, – заботливо спросил Свет.
    - Разве могла не прийти? Грязь не опасна, люди – вот опасность. Завтра тебя казнят. Давай сбежим? Еще есть время.
    - Бежать нельзя. Я не побегу.
    - Но что будет со мной? – слезы навернулись на глаза, плечи задрожали. Притянув ее к себе, руки нежно обхватили талию.
    Никогда не держал в руках женщину. Огрубевшие руки кузнеца робко гладили, ласкали. Помещение наполнилось сладким запахом ее волос, запахом земляники. Дух прогнившей камеры сменился красочным лесом, наполненным ароматами ягод, травы, дождя. Казалось, в ней заключилась вся природа! Мысли последний раз неслись по любимой земле. Горечь подступала к горлу. Упал на колени, уткнувшись в мягкий живот девушки, стиснул зубы. Пытался надышаться, насладиться. Не плакал, не сжимал кулаки, усмешка не покидала губ. Знал – все правильно. Бежать не выход - ложь. Девушка тихонько всхлипывала, слезы капали на его плечи, ладони утонули в копне грязных волос. Сквозь черный потолок обращала взгляд к небу. Еле слышно просила.
    Полонь жалобно смотрела на любимого сквозь слезы, образ расплывался. Сильные руки кузнеца жадно обнимали. Полонь доверилась ему, осознавая конец огромной любви.
    Наступал рассвет. Слезы высохли, смирение покоилось в душе.
    - Мне пора идти. Если отец узнает, кары не избежать.
    - Иди, милая. Авось не последний раз видимся, – лицо осталось неподвижным.

    Глава 5.

    Еще несколько дней провел в сырой темнице. Полонь не приходила - наверное, подлый ворон доложил. Изможденное тело кузнеца согнулось под тяжестью цепей, волосы свалялись, босые ноги ничего не чувствовали от холода. За решетку проглядывал желтый лик луны. Взглянул в окно, почувствовал тягу к свободе. Хотелось, как и раньше, мчатся по лесу, втаптывая цветы в землю. Нюх обострялся, глаза наполнялись жаждой крови, сердце бешено билось в экстазе. Любовь к женщине окончательно лишила способности оборачиваться волком. Не жалел, обрел большее – чувство человеческой любви. Ухмыльнулся мыслям «прочувствовал любовь, но не прожил. Наверно так лучше. Умирать надо достойно, без лишней грязи». Опустив голову, побрел в грязный угол, мышцы исхудали, потухшие глаза приобрели серый цвет.

    Дверь лязгнула. Вошел волосатый, неопрятного вида тюремщик, кивком позвал на выход. Свет тяжело поднялся, побрел следом. Длинный коридор петлял змеёй. Сырые стены покрыты скользким мхом, вонь стояла в воздухе, факелы светили тусклым светом. В огромном зале ждал Верховный Жрец Догвар. Из другого коридора, под надзором такого же стража, шла Полонь. В глазах страх и слезы. Фигурка будто уменьшилась, руки покрыли холодные мурашки, бледная кожа выделялась на фоне темных волос. Отец вертел меч кузнеца, любовно поглаживал. Метнул взгляд в сторону напуганной дочери. Искра ярости скользнула в глазах:
    - Ты должна быть сильной! Открыто смотреть в глаза страху и смерти, – мгновенно пересек залу, воткнул меч в грудь кузнеца. Глаза мужчины последний раз мигнули волчьим светом. Губы растянулись в кровожадной усмешке, кровь текла по подбородку, капая на лезвие. Догвар провернул лезвие в груди, хрип вырвался из горла умирающего. С ним было покончено.
    Полонь стояла в стороне, видела смерть любимого. По щекам девушки текли слезы. Казалось, все замерло, ничего не слышала, не чувствовала. Стража пыталась увести. Вырывалась, стремилась к милому. Словно во сне, бежала, но не могла добежать, отдалялась. Перед носом захлопнулась толстая дверь. Тогда ярость поглотила разум, бешеная жажда мщения взорвалась в груди. Упала на колени, спина изогнулась, дикий вопль вырвался из груди под своды потолка. Силы наполняли тело. Ссадину на бедре пронзила огненная боль, мышцы вздулись, челюсть деформировалась в дикий оскал. Напряжение нарастало, переполняло. Разум резко перестал понимать происходящее. В висках сильно стучало. Одним ударом дверь разлетелась в щепки. Перед глазами мелькали перепуганные лица стражников, лязг оружия звенел в ушах. Инстинкт подсказывал дорогу к врагу. Челюсти сжались на шее отца, раздался хруст, язык почувствовал струи теплой крови. Волчица швырнула тело на пол. Очнувшись от наваждения, посмотрела на кровавые руки. Тело отца лежало на полу, неподалеку тело кузнеца. Подошла к любимому, провела ладонью по глазам. Губы плотно сжались, лицо исказила злость, бросила грубый взгляд на солдат:
    - Что встали? За дело!

    Спускаясь по крутой лестнице, думала, как сообщить о трагедии домовому. Тюрьма пуста, только в последней камере сидел маленький старичок. Силы покидали его, на грязном лице виднелись дорожки от слез. Полонь прислонила голову к решетке, домовой увидел опустошение в глазах. Все стало ясно. Молча шли по коридору. Старик опустил голову, сердце разрывалось, не хотел верить в потерю. Белокурого мальчишку воспитывал с детства. Родители волчонка погибли в битве, когда на их территорию пришли другие волки. Не успели дать имя последнему в роду. Несмышленого волчонка удалось спрятать, звери ушли благодаря духам леса. Ребенок рос, старик обучал, передал знания, любовь. Горечь комом стояла в горле, из серых глаз текли слезы, задерживались в морщинах, пропадали в густой бороде. Глядел в спину женщины. Её плечи расправлены, как никогда раньше. Теперь не горбилась от страха, как запуганный зверь. Голова не опускалась от смущения или стыда, губы не раскрывались в улыбке, руки не казались хрупкими и нежными. Ладони крепко лежали на рукоятках ножей, висящих на поясе. Взгляд полон бесстрашия. Пустота в душе.

    Конец.

    ..Похоронила любимых мужчин. Домовой остался в замке. Женщина отправилась туда, откуда пообещала не возвращаться.
    Золотые блики простирались над рекой, солнце играло лучами в прозрачной воде, душный смог повис в воздухе. Жизнь текла по-прежнему, ничего не изменилось. Лишь ощущения новые.
    Провела ладонью по теплым стенам, взгляд скользнул по домашнему убранству. Потухший горн одиноко стоял в стороне. Всюду разбросана гора разного металла: искусно выполненные работы с замысловатым рисунком, оружие. Пахло железом и смертью, словно на поле боя. Опустевший дом чувствовал потерю хозяина. Никакой жизни.
    Глаза покраснели от слез, сильно болели. Больше не могла плакать. Боль тяжелым камнем лежала в груди, тело казалось одеревенелым. Подошла к печи, взяла кусок железа. Металл холодом пронзил руку - смерть показывала права. До самой ночи женщина просидела, не выпуская железку из рук, глядела в одну точку. Кусок нагрелся в ладонях. На лице появилась суровость. Брови сошлись на переносице, поднялись вверх, губы вытянулись в тонкую линию, нижняя челюсть чуть выдвинулась вперед, говоря о решимости и бесстрашии. Страх больше не посетит ее сердце. Исподлобья метнула взгляд на горн. Расправив плечи, чиркнула огнивом, дом озарился золотым светом. Свет рождает жизнь….

Поделиться этой страницей