Про бобров, мотоцикл и солнце

Тема в разделе 'Фентези', создана пользователем Заноза, 29 апр 2013.

  1. Заноза Костёр

    - А вдруг не возьмет? - Йожка привстал на цыпочки, как будто через листья мог рассмотреть, что происходит возле калитки.
    - Возьмет. Самогон, и не взять?
    - Ну, он же взрослый. Как же он вот так запросто непонятные бутылки подбирает? И отравиться не боится?
    - Дурак он взрослый, - толстый Вилле зевнул, запоздало прикрыв рот лапой. - В добрых эльфов все еще верит. Думает, это они ему выпивку приносят.
    - Так и я бы поверил, наверное… Если каждый месяц седьмого числа…
    До сих пор молчавший, Юкки выразительно кашлянул, и Йожка оборвал себя на полуслове: не хватало еще болтуном прослыть! Зацепил когтями, насупившись, кору на ветке и потянул пучок тонких ленточек. Косичку, что ли заплести? Говорят, успокаивает.
    Йожка доплетал уже вторую, когда у забора что-то скрипнуло. Бобры, как по команде, вытянулись в струнку - только Йожка присел на всякий случай. И уже оттуда, снизу, спросил:
    - Что там?
    В быстро сгущающейся темноте трудно было что-то разобрать. Даже звуки были не похожи на себя: собачий рык катился от деревни раскатами грома, дети хныкали совсем как выдра, скрип дверных петель казался жалобным криком сойки.
    Криком-стоном. Вестником катастрофы.
    - Что там?!
    - Не знаю, - Вилле пожал плечами. - Не должен он так рано выходить. Не по правилам это.
    - А что будет, если Айди ему на глаза попадется?
    - Кранты тогда братцу твоему. Ножом пырнут – и на воротник.
    Йожка растерянно посмотрел на Вилле, потом на Юкки. Смеются? Бобры – народ веселый: то хвост смолой приклеят, то горькой ольхой угостят. Но ведь они здесь, а брат там…
    Юкки выплюнул травинку:
    - Х-хватит пацана пугать, - и снисходительно глянул вниз: - Н-ничего твоему брату не будет. Не в первый раз. Вон он … б-бежит.
    Через лужайку к зарослям неуклюже двигалась мохнатая тень. Айди был отличным пловцом и ныряльщиком, но на суше становился похожим на корчеванную корягу.
    Прыжок – и Айди въехал в кусты на хвосте. Как на санках.
    - Все, оставил. Свет в доме горит, значит, ждет.
    - Еще бы не ждать на халяву, - проворчал Вилле. - Мы уже столько ему отдали, что могли бы этот мотоцикл насовсем забрать,
    - Ну и жадюга ты, толстый. Завтра сможешь сотню таких купить, а все мелочишься.
    Ответить Вилле не успел. Луна вышла из-за туч, и бутылка, одиноко стоящая возле забора, превратилась в маяк. В ту же минуту, будто знак был какой дан свыше, распахнулась калитка и на лужайку вышел парень. Остановился невзначай возле бутылки, прикурил и стал дымить в небо, изредка поглядывая по сторонам. Ночь подсказку давать не хотела. Бобры тоже молчали. Парень сдался и на этот раз: бросил недокуренную сигарету и, сняв куртку, поставил ее рядом.
    - Как это? – Йожка так удивился, что не смог удержаться от вопроса. – Как это она стоит?
    - Косуха потому что, настоящая, - Айди подождал, пока парень скроется во дворе вместе с даровым самогоном. – Видать, понравилось. В прошлый раз просто ключи оставил.
    - Красотища! Себе возьму, – Вилле даже подпрыгнул от радости. Попытался подпрыгнуть.
    - Фигу. Кто за рулем, тому и одеваться. Пошли.
    Йожка с уважением посмотрел на брата: это вам не мальков по запруде гонять. Про мотоциклы он знал только то, что у них два колеса и громко орет двигатель. Да и косуха смотрелась бы на Айди лучше. Ссутуленная и поникшая, сейчас она была похожа на гнома, потерявшего голову от несчастной любви...
    - Ты скоро там?
    Вилле с Юкки были уже у забора, и Йожка заторопился. Чтоб ее, эту мечтательность! Там, на озере, беспокоиться будет уже не о чем, но сейчас все в одну секунду могло пойти прахом. Не очень-то хотел Айди брать с собой младшего. Целую неделю пришлось убеждать, что с ним никаких забот не будет.
    И уже на бегу Йожка пару раз повторил, как заклинание: «Только бы Айди не пожалел… Только бы не пожалел…»
    ***
    Спать. Спать. Закрываются веки, как вход в нору. Хоп – и нет вокруг никого, одна темнота. Маленьким делал так, когда обижался. Закрывал глаза, думая, что спрятался от всех, от целого мира. А сейчас веки не слушаются: сами, все сами. Вниз, вниз… Потом вверх. Это взрослый Йожка не дает глазам закрыться: мир должен быть рядом. И снова вниз, вниз. Вверх. Вниз. Как на качелях. Вверх. Вниз…
    - А правда, что твой брат торгует солнцем?
    - Кто тебе это сказал?
    Вверх летят качели, к облакам - и Маарика где-то далеко внизу, темным пятнышком, словно его собственная тень…
    - Сказали. Говорят, что тот золотой песок, который они возят в город – это солнце. Будто сначала от него куски отламывают, а потом крошат мелко.
    … И вниз. Разом. Только ах! и холодок в животе, о котором никому никогда не расскажешь. Потому что Маарика - маленькая тень – смотрит прямо в глаза.
    - Маарика, ну что ты, как детеныш, во всякую чушь веришь? Какие куски? Вон же оно - солнце. Круглое.
    - Тогда откуда у них этот песок? Я больше ни у кого такого не видела.
    - Хочешь, я спрошу?
    - Да нет. Не надо. Вдруг это страшная тайна, о которой нельзя знать? А вот солнце…
    - Что солнце?
    - Я бы хотела. Кусочек. Я не жадная. Мне просто интересно, какое оно. Горячее? Мягкое? Или как апельсин?
    - Йожка, лапу! Лапу подними!
    Лапу? Йожка смотрит на передние лапы. Отрывает от веревок: так? Балансирует, как на краю обрыва, а Маарика уже не просит, кричит: «Лааапу! Уберии лаапу от колесаа!». Качели по-прежнему вверх-вниз. И ветер – так что шерсть на морде дыбом. Холодный, противный. Настоящий.
    Снилось? Неужели снилось? И Маарика, и качели, и солнце. Но вот же он, мотоцикл, похожий на лося. И дорога впереди: гладкая, черная, не отличишь от ночи. Повернулся: Айди в настоящей байкерской куртке – ни лап, ни хвоста не видно. Одни глаза и зубы.
    - Ты смерти нашей хочешь, выхухоль?
    И глупый, неуместный смех толстого Вилле. Вилле-обманщика...
    ...Когда мотоцикл выкатили за ворота, Йожка с любопытством рассмотрел и рога, и фару-морду, послушал урчание двигателя. Было в нем что-то свойское, лесное, и никогда до того на мотоциклах не ездивший, Йожка вдруг проникся к нему симпатией.
    Пока он изучал рисунки на крыле и придумывал имя новому знакомому, Айди по-хозяйски залез на бак, откуда удобнее было держаться за руль, и приглашающе погудел. Вилле с Юкки забрались на кожаное сиденье - и на этом пассажирские места закончились.
    - А мне куда?
    Йожка тряс Вилле за лапу – трое Йожек могли бы уместиться на его месте - но тот и не думал двигаться. Отворачивался, как будто не его десять минут назад общими усилиями вынимали из-под забора.
    Айди рассказывал, что хозяин дома поначалу пытался заделывать дыру. Но ежемесячные атаки бобров никакая фанера не выдерживала, и тот махнул рукой, удивляясь, наверное, размерам добрых эльфов. Кто же знал, что Вилле в этот раз превзойдет все ожидания? Айди с Юкки тянули его за лапы, поминая любимого Винни-Пуха. А Йожке досталась самая незавидная участь: толкать сзади, уворачиваясь от ударов мощного хвоста.
    Вилле пыхтел и клялся, что похудеет, лишь бы не бросали, а теперь самым подлым образом делал все, чтобы один из них не смог уехать к солнцу.
    Юкки рылся в рюкзаке, Айди возился с чересчур длинными рукавами куртки, а Йожка молчал в ожидании приговора. Он знал, что пользы от него будет ничуть не меньше, чем от толстяка. Но знал и то, что здесь он самый маленький, а значит, права голоса не имеет. Чудеса случаются лишь в сказках, и теперь Йожка сам был похож на брошенного гнома - понурые голова, плечи и хвост.
    Недолго думая, Айди отгрыз от рукавов лишнее и покосился назад.
    - Веревка есть у кого-нибудь?
    Вилле не успел еще даже лапу от сиденья оторвать, а Юкки уже протягивал моток, запасливо уложенный в рюкзак накануне.
    - Чего стоишь?
    Йожка не веря своим ушам сделал шаг вперед. Его берут? Он едет?
    - Или передумал?
    Айди разматывал веревку, хмуро глядя на брата, и нельзя было поручиться, что он думает только о хорошем.
    - А … куда? – вместо безразличного тона получился какой-то манерный, беличий, словно он еще торговаться собирался.
    - На крыло садись. Будешь талисманом нашей сборной…
    Ой! Ой! Бо-о-о-льно! Да. Что. Же. Про. Ис. Хо. Дит. Где дорога, гладкая, как вода? Проспал, все проспал. Лес вокруг: с рытвинами, оврагами, коч. Ка. Ми. Хорошо остальным, они на мягком. А здесь, на жестком крыле, каждая канава – твоя личная. Ладно, если только си. Няк. Ос. Та. Не. Тся. А если вся шерсть вылезет? Придется ходить голозадым? Ког. Да. Же. О. Ни. До. Бе. Рут. Ся?
    Мотоцикл вылетел из зарослей к аккуратному деревянному коттеджу, и Айди нажал на тормоз:
    - Приехали.
    ***
    Этот лес был не похож на родной. Не кидались шишками вредные белки, не сновали повсюду любопытные ежи, которых Йожка побаивался. Слишком чистый лес. Слишком лунный. Слишком тихий: даже собака навстречу не залаяла. Чужой, одним словом. Заповедник.
    Айди заглушил двигатель и посигналил темным окнам. В доме загорелись светляки, а спустя минуту у входной двери вспыхнул фонарь и к мотоциклу вышли двое: смотритель и его жена.
    - Доброй ночи.
    - Доброй.
    Пока его распутывали, Йожка исподтишка поглядывал на лица людей: впервые видел так близко. Вместо шерсти – загорелая кожа, возле рта - морщинки-лучики. И носы смешные, не как у бобров: у него клювом, у нее – картошкой. А глаза... Йожка зажмурился. Так и слезал с крыла – вслепую.
    Когда решился снова поднять голову, сутулая фигура смотрителя мелькала далеко впереди: он помогал бобрам закатывать мотоцикл в гараж. Рядом с Йожкой осталась только белокурая женщина.
    - Укачало? - голос был певучий, баюкающий. - Давай знакомиться, малыш. Моего мужа Тойво зовут, а я Марта.
    Женщина улыбнулась так тепло, что Йожка и про зад отбитый забыл, и про подлого Вилле.
    - Меня Йожка. Я брат Айди. Младший.
    - Тоже решил подзаработать?
    - Я… Да нет. Один бобр… одна… в общем, попросили меня.
    - А ты не стесняйся. Разве это плохо, когда ради прекрасной дамы совершаются подвиги?
    Йожка совсем смутился. Зыркнул в сторону мотоцикла: не слышит ли кто? Бобры что-то обсуждали с Тойво, и, казалось, им не было никакого дела до Йожкиных переживаний.
    - Ну, вот, покраснел. А ты отвыкай быть робким. Девочки любят, чтобы рядом с ними были сильные и надежные. Красивая, небось?
    Йожка умоляюще попросил:
    - Пожалуйста… Обычная. Глаза только… Как у вас.
    - Зеленые? – Марта покачала головой. - Ну, надо же. И среди бобров ведьмы встречаются. Смотри, чтобы голову тебе не задурила.
    - Ведьмы?
    - А ты как думал! Всякое бывает. Но твоя хорошая, раз уж ты солнце готов для нее достать.
    Йожка хотел спросить, а не ведьма ли сама Марта, но не успел. Айди пожал Тойво руку и свистнул: пора.
    - Удачи, - Марта еще раз улыбнулась и неожиданно погладила Йожку по голове. Как собаку. Тот замер: и от изумления, что с ним можно вот так, и от какого-то странного чувства благодарности.
    - Удачи тебе, - повторила Марта, - и прости, если обидела.

    Продолжение следует.
  2. Atlas Генератор антиматерии

    бобры, мотоциклы... это вообще че такое?
  3. Джинн Генератор антиматерии

    То про любовь.
  4. Atlas Генератор антиматерии

    Апория, антропоморфизм, патетическое заблуждение привычка романтиков даровать человеческие чувства природе. Джон Раскин по-прежнему негодует.
  5. Джинн Генератор антиматерии

    Весна. Пусть цветёт. Не давите сапожищем.
  6. Atlas Генератор антиматерии

  7. Джинн Генератор антиматерии

    Пардоньте. Не рассмотрела стратегию. Улетучилась.
  8. Atlas Генератор антиматерии

    Качала персями размеренно мадонна,
    Нагнувшись, нехотя, надраивая пол,
    А зад в окошко засмотрелся удивлённо:
    Восторга ласковой весною не обрёл.

    это пример апострофы риторической фигуры речи, когда говорящий восклицает, обращаясь к отсутствующему или к чему-то неодушевлённому, как к живому.
  9. Atlas Генератор антиматерии

    кстати, серьезно: где грань от фэнтези — до сказки?
  10. Джинн Генератор антиматерии

    Ща спросим.
    Kenn, вы как думаете?
  11. kenn Кварковый дезинтегратор

    Грань - "Хоббит" Толкиена. Пока не убили Торина, Фили и Кили, это была сказка.
    А вообще сказка - тоже фентези, только детское.
  12. Atlas Генератор антиматерии

    категорически не согласен с ограничением жанра Толкиенской космогонией
  13. Заноза Костёр

    оепкшуорнпюво
  14. Знак Administrator

    Бобры гоняют на мотоцикле, оставляя байкеру пузыри самогона... )) лучше я дождусь истории полностью. Пока (имхо) сон бобрёнка влез ни к селу ни к городу.

Поделиться этой страницей