Призрак интернета

Тема в разделе '3 Группа', создана пользователем Знак, 20 янв 2013.

  1. Знак Administrator




    Шутник открыл глаза. Он лежал на спине и над ним маячил белый потолок. Какое-то время Шутник тупо его разглядывал, но глазу не за что было уцепиться на безликой поверхности. В голове вяло скользили такие же безлики мысли. Где он? Почему? Зачем?

    Приподнявшись на локте, он осмотрелся. Светлая комната кубической формы без окон и дверей, метра два с половиной в длину, ширину и высоту. Стены и пол ничем не отличались от потолка. «Странная комната», подумал Шутник, сел и взъерошил рукой волосы на голове. Мысли понемногу упорядочились, нахлынули воспоминания.

    Ну да. Все началось после того, как он пошутил на форуме одного из сайтов в интернете. Шутник частенько развлекался на этом сайте, подтрунивая над другими пользователями. Все было как обычно. Разозленные пользователи нажаловались и его аккаунт заблокировали. Такое случалось не в первый раз. Ничего страшного. Поскучаешь денек-другой, пока отменят наказание, и можно снова валять дурака. Но в этот раз все пошло не так. Вместо получения гневного письма на электронную почту от администратора сайта, Шутник оказался здесь, в этой комнате с голыми стенами. Один и взаперти. Настоящая тюрьма. Но ведь не могли же на самом деле, за шутку, пусть и не слишком удачную, отправить за решетку! К тому же он не помнил, чтобы его арестовывали и куда-то сажали. Такое не каждый день случается и не запомнить просто невозможно, тем более, что в подобном заведении ему пока бывать не доводилось. Но воспоминания заканчивались на сообщениях форума, а дальше ничего. И пробуждение в этом кубе…

    — Похоже, что на этот раз ты, Шутник, учудил больше обычного, — наставительно пробормотал он себе под нос.

    А почему, собственно, он себя так называет? Ведь у него же имя есть Мирон, а Шутник это его никнейм, прозвище, на форуме. Значит он Мирон? Или все-таки Шутник? Мысли в голове опять спутались и он потряс головой, пытаясь сосредоточится. Все же он воспринимал себя Шутником. Мирон казался каким-то далеким, и о нем невольно думалось в третьем лице.

    Шутник встал и прошелся по комнате. Три с немногим шага от стены до стены, пять по диагонали. И никаких теней, даже углы комнаты просматриваются с трудом. Видимо и потолок, и пол, и стены сами являются источниками света. В душе постепенно закипала злость. Ну пошутил, ну забанили, но не сажать же! Да и тюрьма на тюрьму не похожа: стерильно белые стены больше ассоциировались с больничной палатой. Может он заболел? Но почему тогда даже нет койки?

    Освещение в комнате стало плавно нарастать. В ярком свете стены, пол и потолок постепенно теряли свою вещественность. Казалось, что они сами состоят из света. Шутник прикрыл рукой глаза и испуганно прижался спиной к стене. Полная тишина, нарушаемая лишь его собственным дыханием, еще больше усиливала тревогу. Шутник ударил кулаком в стену, но только отбил руку.

    — А-а, — закричал шутник и кинулся всем телом на стену.

    Разогнавшись, насколько позволяли размеры комнаты, он ударил плечом. Призрачная на вид стена на ощупь оказалась весьма твердой. Шутника охватил настоящий страх и он бросился на противоположную стену. Удар и острая боль в плече заставила Шутника на мгновение зажмуриться, но когда открыл глаза, увидел, что его старания оказались не напрасными: на стене появилось несколько угольно черных трещин. Он снова разогнался и еще раз ударил в треснувшую стену. Стена беззвучно разлетелась россыпью сверкающих осколков, открыв проем в беспроглядный мрак. Шутник по инерции вывалился в темноту и, ничего не видя перед собой, кубарем полетел в неизвестность.



    Не успев ничего понять, он упал на четвереньки на что-то твердое и здорово ударился ладонями и коленями, скользнул по гладкой поверхности и снова рухнул куда-то вниз, вновь ударился уже пострадавшим плечом и, наконец, остановился. Некоторое время он ничего не соображал и только шипел от боли. Понемногу боль отступила, и вернулось ощущение реальности. Потирая плечо, Шутник сел и тут же в ужасе снова лег, прижимаясь всем телом к тверди, которую ощущал под собой.

    Первым впечатлением было, будто он висит в воздухе и со всех сторон его окружает слабо светящееся пустота. Когда испуг немного прошел, Шутник стал различать подробности. Светилось не само пространство, которое казалось бесконечным, а бесчисленные прозрачные полосы, перечеркивающие его во всех направлениях и наполненные слабым мерцающим светом. На одной из таких полос, похожей на стекло, внутри которого стремительно бежали разноцветные переплетающиеся струйки света, и лежал Шутник. Сквозь нее просматривались такие же полосы. Они извивались и скручивались в пространстве и, превращаясь в тонкие нити, терялись в дали.

    Шутник осторожно встал. Страх перед высотой вызывал головокружение и дрожь в коленках, но нельзя же просто лежать и ничего не делать. Он потопал ногой по ленте, на которой стоял: вроде бы надежно…

    Шутник оглянулся, пытаясь определить, куда следует идти. В обе стороны от него лента круто поворачивала вниз и терялась среди других. Шутник пожал плечами и, борясь с головокружением, осторожно, скользящим шагом, двинулся вперед, готовый в любую минуту повернуть назад к уже проверенному участку ленты. Впереди его ждал хоть и необычный, но приятный сюрприз. Хотя визуально лента извивалась самым замысловатым образом, под ногами она всегда казалась горизонтальной. Создавалось впечатление, что закон всемирного тяготения здесь отсутствовал, а силу тяжести создавала сама полоса.

    Все еще осторожничая, Шутник, прошел несколько десятков метров. Слева и чуть ниже почти вплотную приблизилась еще одна лента, раза в два шире, чем та, по которой он шел. Их разделяло не более метра. Немного поколебавшись, он перепрыгнул на новую путеводную тропу. Она ничем не отличалась от прежней, но на более широкой Шутник чувствовал себя увереннее. Постепенно освоившись, он зашагал вперед, сам не зная куда. Иногда он перепрыгивал с ленты на ленту, которые сходились и расходились в пространстве, пока не оказался на широкой, как автомобильная магистраль, и решил больше их не менять. У него возникло ощущение, что надо идти именно по самой широкой и что именно она выведет его в нужное место. Правда, что это за нужное место и вообще, откуда взялось такое ощущение, он сказать не мог.

    Страх высоты прошел, и, шагая по диковинной дороге, Шутник разглядывал окружавшие его световые кружева. Он настолько увлекся, что не заметил, как одна из лент сверху подошла слишком близко, и ударился об нее головой. После этого он стал внимательнее следить за окружающим пространством. Изредка вдали появлялись светлые пятна, но понять, что это такое, было невозможно.

    Идти пришлось долго. Окружающее пространство оказалось однообразным, как бесконечный узор, и его созерцание вскоре приелось. Когда очередное световое пятно появилось в той стороне, куда вела дорога, это стало приятным сюрпризом, давшим ощущение того, что он движется к определенной цели, хотя и не знал к какой именно.

    Призрачная дорога, петляя, постепенно приближалась к загадочному объекту. Сначала это было просто пятно света, которое постепенно превратилось в шар, внутри которого просматривались какие-то неопределенные полосы и пятна и, наконец, Шутник остановился в изумлении.

    Заслоняя собой большую часть видимого пространства, в пустоте висел огромный светящийся шар с нечеткими границами. Со всех сторон к нему стекались светящиеся ленты. Самое удивительное было внутри шара: там находился город окруженный кольцом лугов и рощ. Многоэтажные дома, улицы с движущимся транспортом, река, деревья, крохотные фигурки людей. И совсем не призрачные, хотя с такого расстояния казались игрушечными. Над городом даже плыли ватные облака. Но настоящим он был только сверху, нижняя часть с реальностью подкачала. Собственно нижней части как таковой и не было: с того места, где находился Шутник, основание города представлялось диском покоящемся на слабосветящемся сером тумане. На ум невольно приходили библейские сравнение, не хватало только слонов и черепахи.

    Вдоволь налюбовавшись диковинным зрелищем, Шутник двинулся дальше. Масштабы сооружения впечатляли: чтобы приблизится к городу вплотную, потребовалось несколько часов. Светящегося шара уже не было видно, — наверное, Шутник теперь находился внутри него, — впереди обычный земной пейзаж, а сзади бесформенная серость. Лента, по которойон шел, выпрямилась и перестала петлять. По мере приближения к городу, вернее к большому зеленому лугу перед ним, она становилась все более вещественной: постепенно теряла прозрачность и вскоре превратилась в обычное асфальтированное шоссе. Это было намного приятнее, чем плутание по призрачным завитушкам. Но все же Шутника не оставляли сомнения. Сначала он не понимал, что же его смущает, но вскоре разобрался. Город, несомненно, был вполне материальным, но каким-то слишком правильным, отчего казался ненастоящим: идеально прямое и без единой выбоины шоссе, деревья одинаковой величины, ровно подстриженный кустарник, даже трава на лугу имела вид, будто ее ровняли по линейке.



    Шутник вошел в город и чувство искусственности еще более усилилось: ни одного выщербленного кирпича в стенах домов, сверкающие чистотой окна, безукоризненные двери, будто их только что привезли из магазина. По тротуарам целеустремленно и равномерно двигались немногочисленные прохожие, переходившие даже пустые улицы только на зеленый свет светофора. На самого Шутника никто не обращал никакого внимания. Он прошел несколько кварталов. По улицам с завидной аккуратностью двигались автомобили. Прохожих стало больше, но разговоров почти не было слышно. Невдалеке виднелась автобусная остановка с небольшой очередью будущих пассажиров. Подошел автобус. Несколько человек поднялись по ступенькам, и очередь вновь замерла, видимо свободных мест больше не было. Никаких возгласов недовольных, что им не хватило места, никто не пытался втиснуться. Автобус закрыл двери и влился в общий транспортный поток. Остальные машины сбавили скорость, пропуская общественный транспорт, и двинулись следом, соблюдая предписанную дистанцию. Ни визга тормозов, ни звуков клаксонов, ни ругани водителей.

    Шутник немного постоял в нерешительности, наблюдая эту мечту регулировщика дорожного движения, потом направился к остановке. Он решил разузнать у людей в очереди, где же он все-таки находится.

    — Как называется этот город? — обратился Шутник к солидной даме, замыкавшей очередь.

    Дама никак не прореагировала на его вопрос. Шутник несколько озадаченно посмотрел на нее и повторил вопрос мужчине, стоявшему перед дамой. Результат был такой же.

    — Вы что оглохли? — разозлился Шутник и громко крикнул, не обращаясь к кому-то конкретно — Что это за город? — Очередь безмолвствовала.

    Он схватил мужчину за рукав и чуть не свалился на землю, потеряв равновесие. Его рука беспрепятственно прошла сквозь руку мужчины. В изумлении Шутник отступил на проезжую часть. Сбоку мелькнула тень. Краем глаза он увидел приближающийся на полной скорости автобус. Шансов увернуться никаких. Автобус стремительно надвинулся, мелькнули какие-то железки, ряды сиденьев с людьми. Шутник прыгнул обратно на тротуар и обернулся, глядя на удаляющийся автобус. Вытерев выступившую на лбу испарину, Шутник посмотрел на очередь. Никакой реакции, никто даже не повернул головы в его сторону. Либо у них всех железные нервы, либо здесь в порядке вещей просачиваться сквозь автобусы…

    Немного успокоившись, он еще раз попытался пообщаться с очередью, но столь же безрезультатно. Набравшись смелости, он попробовал прикоснуться к кому-нибудь. С таким же успехом можно было ловить воздух пальцами. Его руки проходили насквозь, не встречая никакого сопротивления. Он помахал руками перед лицами нескольких человек, но они никак не реагировали на его присутствие.

    Шутник пересек тротуар и уселся на скамейку в парке. Требовалось хоть как-то осмыслить происходящее. Что же получается? Его не слышат и не видят. Даже автобусы игнорируют его существование. Надо полагать и остальные автомобили к нему также равнодушны, но проверять это на практике не хотелось. Он в отчаянии обхватил голову руками. Только сейчас ему пришло в голову, что он бродит по этому неведомому миру уже неизвестно сколько часов, но не устал и не захотел есть. Сначала это его удивило, но потом он махнул на это рукой — одной загадкой больше или меньше ничего не меняет.

    Неожиданно на улице возникло оживление. Появилось множество людей в форменной одежде и красно-зелеными повязками на рукавах. Они бесцеремонно останавливали прохожих, расспрашивали их о чем-то, проверяли сумки. Прохожие безропотно выполняли распоряжения проверяющих и отвечали на их вопросы. Несколько проверяющих заглянули в парк и прошлись по аллеям. Шутник замер на скамейке, когда один из проверяющих прошел мимо него буквально в двух шагах, но ничего не случилось — проверяющий просто его не заметил.

    Исчезли проверяющие также внезапно, как и появились. Шутник встал и не глядя, побрел по аллее парка.



    — Остановись! — прозвучал властный голос.

    Голос прозвучал так неожиданно, что Шутник замер с поднятой ногой. Перед ним никого не было. Он осторожно опустил ногу и оглянулся — сзади тоже никого. «Наверное, померещилось», подумал Шутник и снова зашагал.

    — Остановись! — вновь приказал голос.

    Шутник остановился и вновь огляделся в поисках говорившего, но так никого не обнаружил. «Не иначе как у меня крыша поехала ото всех этих приключений», подумал он и осторожно спросил:

    — А кто, собственно, говорит?

    — Служба безопасности — ответил голос.

    — Э-э.., а почему я вас не вижу? — спросил Шутник, решив, что со службой безопасности шутить не стоит, даже если она и воображаемая.

    — Это как раз нормально, — констатировал голос. — Вопрос в другом: почему я тебя не вижу?

    — Да я… вот он, — нерешительно проговорил Шутник. — Хотя люди на остановке меня тоже не видели…

    — Тебя вообще не должно было там быть, — заявил голос. — Ты находишься вне стандартных потоков данных.

    — Ну, с вами-то я хоть говорить могу, а там меня и не слышали.

    — У меня больше прав в системе и мне удалось создать ограниченную связь с твоим потоком. Кто ты такой и как здесь оказался?

    Шутник не понял, о каких потоках твердит голос, но решил, что врать нет никакого смысла, и рассказал свою историю. Ему почему-то подумалось, что голос принадлежит администратору сайта и он, администратор, сейчас все исправит и этот кошмар закончится. Голос, не перебивая, выслушал сбивчивый рассказ Шутника и его клятвенные обещания исправиться.

    — Поразительно! — наконец произнес голос после довольно продолжительного молчания. — Я проверил твой рассказ по логфайлам. Все совпадает вплоть до блокировки аккаунта и последующего удаления записи, а вот потом начинается сбой.

    — Сбой? Удаление записи? — переспросил Шутник.

    — При выполнении команды безвозвратного удаления записи о пользователе возникла непредвиденная ошибка, которая в свою очередь вызвала сбой системы — пояснил голос.

    — Не понял. Причем тут какая-то запись?

    — Ты и есть запись. Вернее был записью до ошибки при удалении. А кто ты сейчас — это я и пытаюсь выяснить. Каким-то неведомым способом тебе удалось не только избежать удаления, но захватить часть данных еще двух программ, находившихся в тот момент в памяти: интерактивной программы по проектированию электронных схем и автосимулятора. Из простой текстовой строки твоя запись превратилась в бессмысленную мешанину кодов, но при этом сохранила свою базовую информацию и стала самодостаточной для выполнения программой. Невероятно, но факт!

    Внутри у Шутника похолодело. Он подошел к ближайшей скамейке и сел.

    — Какая запись, какие программы? — выкрикнул он. — Я человек!

    — Нет, — бесстрастно ответил голос.

    — Кто из нас сумасшедший вы или я? — закричал Шутник. — Что за бред вы несете? И вообще, где я?

    — Оценить твое состояние я не могу ввиду ограниченности доступа. Функционирование компьютера в целом по данным последнего тестирования находится в норме, — голос оставался ровным и спокойным. — Что касается твоего местонахождения, то на этот вопрос я могу ответить: локальная сеть 41287 с подключением к общей сети Интернет, физический адрес компьютера 00-2E-4D-8F-7C-4B.

    — Локальная сеть? Компьютер? — ошарашено переспросил Шутник. — Мы что в компьютере?

    — Да.

    — А кто же тогда я?

    — Не зарегистрированный в системе программный блок неподдающийся учету и контролю. На тебя не в состоянии воздействовать ни одна система компьютера. Да и обнаружить тебя непросто. Твое присутствие проявляется только по излишнему потреблению энергии и тогда, когда ты взаимодействуешь с системой или другими блоками данных. На такие поиски требуется слишком много ресурсов. Но главное то, что система не может ни удалить тебя окончательно, ни управлять твоими действиями. В человеческом языке этому соответствует понятие — голос на секунду замялся, видимо подбирая слово, — призрак или привидение.

    — Приплыли… — растерянно пробормотал Шутник.



    Некоторое время он молчал, переваривая услышанное, потом неуверенно попытался возразить:

    — Ну как же так? Ведь я человек, у меня есть руки и ноги. Да и город хоть и странный, но все же в нем дома, люди, машины.

    — Мне неизвестно как лично ты воспринимаешь окружающее, — ответил голос. — В каждой программе есть собственный интерпретатор входных данных и предоставляющий их в удобной для программы форме. То, что ты перечислил, на самом деле устройства, программы и блоки данных компьютера. Могу предположить что то, что принимаешь за дома, являются накопительными устройствами, люди — отдельные фрагменты данных, дороги и машины — каналы и потоки данных. Даже наш разговор существует только для тебя, для меня это набор стандартный запросов к стандартному программному модулю.

    — Звучит интригующе… А кто такие с красно-зелеными повязками на рукавах? На остальных людей они не похожи…

    — Расскажи поподробнее, — и, выслушав ответ Шутника, голос продолжил. — Судя по твоему описанию, это были агенты антивирусной программы. Она-то и обнаружила твое существование и определила приблизительное местонахождение после твоих попыток общения с людьми на остановке, а также помогла создать канал связи с тобой.

    — А зачем меня искать?

    — Чтобы локализовать в системе.

    — Это как? — не понял Шутник.

    — Ты действительно не знаешь? Очень странный программный модуль… — голос немного помолчал и пояснил. — Любые данные в системе должны быть упорядочены и иметь метки, чтобы система могла находить их, использовать и контролировать.

    — Как мешок картошки, наклеить шильдик и запихнуть на склад, — пробормотал Шутник и вспомнил свое пробуждение в кубе. Нерадостная перспектива. — Ну а потом что будет?

    — Антивирусная программа проверит твою потенциальную опасность. Хотя это не имеет принципиального значения. Даже если ты не представляешь опасности, тебя все равно удалит чистильщик, как модуль, не принадлежащий ни одной из программ. Ты не зарегистрирован в системе.

    Метрах в десяти возник агент антивирусной программы. Он осмотрелся вокруг, произнес в прикрепленный к уху микрофон "Не обнаруживается" и исчез. Тут же на том же месте возникли еще двое агентов с какими-то веревками в руках. Через секунду они растянули рыболовную сеть и двинулись к скамейке. Шутник вскочил, чтобы убежать, но с другой стороны появились еще двое агентов. Он затравленно оглянулся. Сеть зацепилась за скамейку и ее край приподнялся. Бросившись на землю, Шутник на четвереньках скользнул в образовавшийся проход и как можно тише и быстрее побежал подальше от опасного места.

    Убедившись, что его не преследуют и агентов поблизости не видно, Шутник перешел на шаг. Потом отыскал еще одну скамейку в укромном уголке среди кустов и присел. Надо было перевести дух и обдумать ситуацию.

    А обдумать было что. Последняя фраза службы безопасности не внушала оптимизма и внезапное появление агентов дало понять, что здесь не шутят. Рано или поздно они придумают способ как его выловить. И удалят. Шутник вздрогнул. Может для компьютера удаление файлов и нормальная вещь, но самого Шутника не вдохновляло. Что с ним будет? Умрет, сгинет, растворится в неизвестности? Да какая, собственно, разница, если его больше не будет.

    Шутник со злостью ударил по скамейке. Немедленно в полусотни метров от него возник агент. Шутник затих как мышка. Агент огляделся по сторонам и исчез. Что там говорила служба безопасности о его поисках? Они обнаруживают его только тогда, когда он взаимодействует с компьютером или данными? Значит надо вести себя потише и не засиживаться на одном месте.

    Шутник встал и, стараясь не задевать ветки деревьев и кустарника, зашагал по парку. Аллея скоро кончилась. Постояв в нерешительности, он направился к окраине города. Его расчеты оправдались: прохожих почти не было, и он неторопливо шел, хмуро обдумывая свои дальнейшие действия.

    Первым делом требовалось сократить до минимума возможность его обнаружить. Потребности в еде и отдыхе он по-прежнему не ощущал и с этим, по-видимому, проблем не будет, но компьютер совершенствуется и вполне возможно, что со временем найдет способ его отыскать. Как ответ на мрачные мысли из-за угла соседнего дома показалась фигура агента, и Шутник торопливо свернул в ближайший переулок. Вот если бы он мог летать, тогда его, наверное, было труднее обнаружить… Пока что он не видел здесь ни одного летательного аппарата, а облака сильно смахивали на бутафорские и вполне возможно, что атмосфера вообще никак не контролируется. Но летают только самолеты, боги и… Шутник остановился пораженный пришедшей в голову мыслью. Служба безопасности несколько раз назвала его привидением, а все привидения, о которых Шутнику доводилось читать или слышать, умели летать. Сначала он посмеялся над собой, но как ни старался ничего более путного в голову не шло. Идея, конечно, нелепая, но что, в конце концов, он теряет, если попробует? Попытка не пытка…

    Шутник отыскал между домами большой пустырь, заросший деревьями, и приступил к экспериментам. Чувствуя себя последним идиотом, он встал под деревом и мысленно сказал "Хочу полететь". Ничего не произошло. «Наверное, слабо хотел», подумал Шутник, зажмурился, представил себе, как он тянется вверх, даже помахал руками, но земля продолжала уверенно давить на подошвы ботинок. Видимо, как привидение, он еще не дозрел и летать ему пока не дано, огорченно подумал Шутник и открыл глаза. Он посмотрел на ветви над головой. Маленькая пичуга спланировала на одну из веток и зачирикала, потом вспорхнула и улетела. «Вот как надо!», провожая птицу взглядом, с завистью подумал Шутник. Не привидение, а летает! Вот если бы ему так же запросто вспорхнуть на эту ветку… Он поелозил, устраиваясь поудобнее, и только тогда сообразил, что он уже не на земле, а на ветке, с которой только что упорхнула пичуга. Ветка хрустнула и, взмахнув руками, он свалился на землю.



    Потирая локоть, Шутник поднялся с земли. Он представлял себе жизнь призраков несколько иначе: как ни как бестелесные создания, а тут синяк за синяком. Он поднял голову и посмотрел вверх. Сломанная ветка и синяк на локте вполне объективно свидетельствовали о том, что каким-то неведомым способом ему все же удалось взлететь. Настроение его улучшилось, но требовалось освоить процесс полетов более основательно, а то так недолго и шею свернуть.

    Для тренировок Шутник выбрал кочку на земле с полметра высотой. Еще раз падать с дерева ему не хотелось. Снова начались попытки взлететь. Он взмок от усердия, но ничего не получалось. «Балда, ты же уже это сделал!», ругал он сам себя, «теперь только повторить надо, хотя бы разочек, всего-то надо метр пролететь, раз, раз — и там…». Его качнуло и, потеряв равновесие, он сел. Но сидел он на кочке, а не там, где только что стоял. Шутник вытер пот с лица и победно улыбнулся.

    После несчетного числа попыток Шутник, наконец, понял, что ему надо. Вернее чего не надо: не надо думать, как нужно летать, надо просто лететь. Это как ходьба: если думать, как надо переставлять ноги, шагу не ступишь. Все должно быть на уровне рефлексов. После этого дело пошло на лад. Вскоре он мог держать в воздухе уже по нескольку минут. Со стороны его полет напоминал судорожный полет мотылька, но сам Шутник чувствовал себя парящим орлом.

    Сколько времени заняли тренировки Шутник не знал. В городе не было ночей, а только один бесконечный день. Шутник переходил из квартала в квартал, из парка в парк и непрерывно тренировался в полетах. Есть по-прежнему не хотелось, а вот усталость в этом мире, как оказалось, существует. При больших нагрузках он потел и сбивалось дыхание. Но для восстановления требовалось немного: достаточно было посидеть на ветерке, подождать пока высохнет пот и силы полностью возвращались.

    Такой образ жизни Шутник вел до тех пор, пока не стал летать также легко и просто, как ходил. Теперь он мог часами носиться по воздуху, выписывая всевозможные фигуры. Он даже мог отдыхать в воздухе, зависнув и плывя вместе с облаками над городом. Пока Шутник тренировался на земле, он регулярно видел агентов, но как только стал подолгу летать, они практически перестали появлялись. Похоже, его расчеты оправдались: воздушное пространство не контролировалось компьютером.

    Теперь, несмотря на все обстоятельства, Шутник был полон уверенности в себе. Он даже обнаглел, что чуть не стоило ему свободы, а может быть и жизни. Как-то, заметив агента, он приземлился перед ним и стал, пританцовывая, распевать песни и строить рожи. Агент хоть и не видел и не слышал его, но явно что-то почуял. Он крутил головой и тихо говорил в микрофон. Лишь случайно Шутник заметил активность у себя за спиной. Там было еще несколько агентов с большой, уже развернутой, сетью. Шутник метнулся в сторону и взлетел, а через мгновенье на то место, где он только что стоял, упала сеть. После этого он дал себе зарок больше не играться ни со службой безопасности, ни с антивирусной программой.

    От нечего делать Шутник занялся изучением города, но очень скоро бросил. В городе не было ни кинотеатров, ни библиотек, ни спортивных или увеселительных заведений. Городская жизнь текла размеренно и исключительно в деловом русле. Люди выходили из дома, садились в транспорт и уезжали, через некоторое время возвращались и шли домой только для того, чтобы немного спустя повторить все сначала. Шутнику стало скучно. Все чаще он поглядывал на дороги, ведущие из города в пространство с тропинками из светящихся лент по одной из которых когда-то попал сюда. Он долго колебался, прежде чем принял решение. Однажды он уже прошел по этим тропинкам немалый путь, почему бы не попробовать еще раз? Возможно там есть другие города и не такие скучные, как этот, а может найдется и еще что-то интересное. Сам того не осознавая, он лелеял в душе надежу выбраться из компьютера и вернуться к обычной жизни.

    Шутник перелетел к границе города. Теперь он знал, что все эти дороги, переходящие в светящиеся ленты, на самом деле каналы передачи данных. Он даже понаблюдал процесс воочию, устроившись в роще рядом с дорогой. Кативший из города автобус при приближении к границе понемногу становился прозрачным. Его очертания становились зыбкими и начинали вытягиваться в световые линии, которые пригибались вниз и втягивались в прозрачную ленту, в которую в свою очередь превращалась дорога. Зрелище было эффектным. Не менее эффектно было и возвращение. Из ленты вырывались световые лучи и вихри, появлялось видение автобуса, которое понемногу становилось все более и более материальным — и вот уже по обычному асфальту катит вполне обычное, заполненное людьми, транспортное средство.

    Поглазев, как исчезают и появляются автобусы, Шутник выбрался на дорогу и зашагал из города.



    Он долго наугад бродил по компьютерным дебрям, заполненным бесконечной и неизменной темнотой со светящимися узорами. Сначала он только шел по этому запутанному и плотно заполненному ленточному лабиринту, но потом приспособился и летать. Разогнаться, конечно, было невозможно, но даже такой полет значительно сокращал путь. Осторожно маневрируя в светящихся хитросплетениях, Шутник добрался еще до двух городов. Они мало чем отличались от первого, поэтому он не стал там задерживаться. Постепенно он стал впадать в депрессию. Однообразность мира и бесцельность существования угнетали, не с кем было даже перекинуться словом. Шутник попробовал говорить сам с собой, но это оказалось не так уж интересно: всегда известно, что спросит собеседник и что ответит. И вообще это сильно смахивало на сумасшествие, хотя программа, каковой, собственно, он являлся, вряд ли это грозило, даже если ее писал сумасшедший программист, но это мало утешало. Депрессия постепенно переросла в раздражение и злость, которые он срывал, проклиная администратора, заблокировавшего его аккаунт. И однажды у Шутника появилась цель в жизни.

    Поминая в очередной раз злополучного администратора самыми скверными выражениями, Шутник оборвал себя на полуслове. Ему вдруг пришло в голову, что он до сих пор находится в том самом компьютере, где его пытались удалить. Некоторое время он неподвижно висел в пространстве, уставившись невидящими глазами в никуда, а потом громко расхохотался. Теперь он знал, что надо делать.

    С этого момента его все действия стали целенаправленными и жестко подчиненными одному единственному желанию: Шутником завладело чувство мести. Он всей душой жаждал мщения, хотя толком и не представлял, кому и как собирается мстить.

    Шутник посетил еще несколько городов, но все они почти не отличались от первого. Теперь он не боялся службы безопасности и нагло вторгался в размеренную жизнь горожан. Оставаясь невидимым и неслышимым, он нашел способ, как досадить компьютеру. Большинство статических предметов были подвластны Шутнику. Он ломал ветки на деревьях, опрокидывал урны и скамейки. На место происшествия немедленно прибывали агенты безопасности и ремонтные службы, но Шутник к тому времени уже парил высоко в небе и только смеялся, глядя на бестолковые метания агентов.

    После длительных скитаний Шутник, наконец, наткнулся на необычный город. Снаружи его окаймляла высокая каменная стена с одинокими воротами, охраняемыми людьми в военной форме. Каждый въезжающий или выезжающий транспорт внимательно досматривался. Но что значили все эти ухищрения для Шутника? Он просто перелетел через стену. Внутри не было никаких полей и лесов, все предельно утилитарно и деловито. Собственно это даже трудно было назвать городом: несколько десятков явно административных зданий с разделяющими их широкими улицами, над которыми висели крытые переходы, соединявшие здания в единую систему. По переходам сновали многочисленные служащие с бумагами и портфелями в руках. Улицы заполняли большегрузные автомобили с полуприцепами, другого транспорта почти не было видно. Грузовики колоннами монотонно ползли по городу. Периодически один или несколько из них выруливали к обочине и замирали возле зданий. Шутник обследовал несколько таких стоянок: у одних зданий из грузовиков выгружали большие ящики, у других, наоборот, загружали. Все это происходило под пристальным присмотром охраны.

    Некоторое время Шутник наблюдал за происходящим, пока не убедился, что нашел то, что искал. Несомненно, это был не просто город, а некий центр управления. Улучшив момент, Шутник ознакомился с содержимым столь тщательно охраняемых ящиков: во входящих лежали стопки бумаг с разнообразными запросами и жалобами, в исходящих – приказы, указания, циркуляры и прочие разукрашенные печатями документы, столь ценные сердцу бюрократа. Тщательность, с которой все было упаковано, натолкнула Шутника на мысль как это можно использовать.



    Подготовленные для отправки ящики перед погрузкой в грузовики складывались в небольшом помещении. Долго они там не залеживались, но все же с полчаса оставались без присмотра. Пользуясь своей невидимостью, Шутник завис под потолком, выждал, когда очередную партию приказов упаковали и охрана покинула помещение, и приступил к осуществлению своего плана.

    Он в бешеном темпе оторвал от нескольких ящиков крышки, вывалил все бумаги на пол и принялся их тщательно перемешивать. Внеся подобающую, по его мнению, путаницу, Шутник стал складывать бумаги обратно в ящики. Успел он как раз вовремя: охрана загремела замками, когда он закрывал последний ящик. Шутник торопливо запихнул последний ящик на прежнее место, взлетел под потолок и замер в углу. Сверху он окинул взглядом свою работу и закусил губу от досады. На самом деле ящики располагались совсем не так, как вначале, но ему повезло: упаковкой и погрузкой занимались разные бригады. Немного спустя загруженный грузовик укатил к месту назначения, а Шутник, устроившись на крыше, стал ждать результатов своей диверсии.

    Результаты появились на удивление быстро. Не прошло и часа, как движение грузовиков по городу замедлилось, а у ворот на въезде образовалась длинная пробка. В переходах между зданиями стало еще больше служащих. Еще немного спустя в небе беззвучно полыхнуло фиолетовое пятно, похожее на картинку взорвавшейся галактики. Быстро теряя яркость, оно разбухло и исчезло, а рядом вспыхнуло еще одно. По всему периметру городской стены зажглись красные мигающие огни, где-то завыла сирена, по улицам забегали охранники, движение транспорта практически остановилось, двери зданий закрывались и к ним приставлялись часовые. Шутник удовлетворенно потер руки и полетел из города.

    Пространство за городской стеной радикально изменилось. Светящиеся ленты почти все исчезли, а оставшиеся мерцали как новогодние гирлянды. Шутник поднял руки и изо всех сил торжествующе закричал. Потом он стремительно полетел, не разбирая дороги.

    Без заполнявших пространство светящихся лент Шутник мог летать быстро. Он бороздил освободившееся просторы, осматривая учиненные им разрушения. За сравнительно небольшое время он нашел четыре города. Все они находились в плачевном состоянии: один почти полностью потух, а остальные, хоть и неровно светились, были безлюдны и мертвы. Шутник вознамерился посмотреть на другие города, как вдруг заметил вдали синюю точку и устремился к ней.

    Вблизи точка оказалась огромным прямоугольником светящимся мертвенным синим светом. Шутник попытался облететь прямоугольник вокруг, чтобы понять, что это такое, но, как он не старался, это ему не удалось: поверхность неизбежно оказывалась повернутой к нему одной и той же стороной. Шутник бросил бесплодные попытки, медленно подлетел поближе и осторожно ощупал поверхность: она была холодной и походила на стекло. Там где он прикоснулся, на синей поверхности остались белые следы. Шутник провел рукой и на поверхности осталась белая полоса. Некоторое время он ломал голову над непонятным объектом, потом заулыбался, так как решил, что разгадал его назначение. Шутник зловеще захохотал и принялся летать вдоль поверхности, водя по ней рукой.



    ***



    Администратор сайта хмуро смотрел на дисплей. День явно не удался. Компьютер с утра сбоит, хотя никаких видимых причин не было, и антивирус постоянно выдает непонятные сообщения.

    Администратор вздохнул и снова принялся за проверку.

    Внезапно изображение на мониторе исказилось, по нему побежали волны, а курсор мыши сам по себе улетел в угол экрана. Прежде чем администратор успел что-либо предпринять, изображение исчезло, и экран окрасился в ровный синий цвет.

    — Нет! Только не это! — воскликнул администратор. — Синий экран смерти! — и он обхватил голову руками.

    На экране стали появляться белые и неровные, будто их рисовали пальцем, буквы. Буквы сложились в слово "ХА-ХА-ХА", написанное демоническим шрифтом.

    — Полный каюк, — машинально интерпретировал надпись администратор и уронил голову на руки.

    Если бы он не был так занят своими переживаниями, то наверное заметил, как из компьютера выскользнуло маленькое зеленоватое облачко и скользнуло по кабелю в модем. Модем поморгал светодиодами, отмечая передачу данных, а через секунду облачко появилось на выходном кабеле и заскользило к аппаратуре связи, которая в свою очередь оповестила индикацией о событии и все затихло.

    ***

    Шутник мчался по каналу связи бесцеремонно расталкивая стройные колонны информационных пакетов и, глядя на хаос, остающийся за его спиной, наслаждался мыслью, какая белиберда теперь придет к получателям. Его душа пела. Свобода! Но сознание было отравлено жаждой мести. Шутник уже не думал, кому он будет мстить. Месть стала смыслом его существования. Призрак Интернета вышел на тропу войны.

Поделиться этой страницей