Подарок в нагрузку

Тема в разделе '4 Группа', создана пользователем Знак, 4 фев 2013.

  1. Знак Administrator

    Подарок в нагрузку

    В темных недрах кухни раздалось дребезжание посуды, затем что-то с силой упало на пол, словно брошенное со злостью или досадой. Сидящая в гостиной семья вздрогнула, как по команде. Девочка лет пяти еще сильнее прижалась к матери и по ее лицу покатились слезы.
    - Кастрюля — прошептала сидящая на диване женщина, поднимая на мужа бледное испуганное лицо. Тот еще пытался найти рациональное объяснение:
    - Может ты ее неудачно положила — на мгновение запнулся встретившись с женой взглядом — в смысле, может на край полки и она сползла на пол.
    - Максим, твою мать, ее кинули, ты понимаешь это! - женщина прижала пальцы к вискам и несколько минут помолчала, успокаиваясь. Мужчина молчал, не отводя глаз от двери, ведущей на кухню. - Прости. Я не хотела тебя обидеть. Но пойми - это не просто случайные совпадения. В этой квартире творится чертовщина... - Последние слова заглушил вой. Тоскливый и злобный, он звучал на одной ноте, как предупреждение: игра закончилась — теперь время охоты. Девочка пискнула и начала всхлипывать. Вой перешел в мерзкое хихиканье и прекратился.
    - Зиночка, перестань плакать. Все будет хорошо вот увидишь. Я с тобой и папа тоже. - Шептала женщина гладя девочку по головке. Но панический страх, слышимый в ее голосе, противоречил словам. Некоторое время семья сидела молча. Затем Максим заговорил:
    - И что же ты от меня хочешь? Что мне делать? Звонить в милицию, так к нам не наряд вызовут,а бригаду скорой помощи. Думаешь менты поверят рассказу о квартире с полтергейстом? Даже если нас и не засунут в дурку, сама знаешь их ответ: кастрюля упала сама, так как плохо лежала, под окном выла бродячая собака, звуки по ночам — дом старый, что-то сломалось и скрипит от сквозняка. А если мы сошлемся на Зинкины слова — он опередил слова жены — ребенок сильно впечатлительный или у него развитая фантазия.
    На кухне снова зашебуршало. Лиза, внезапно вспомнив про крестик на груди, вцепилась в него, словно утопающий в спасательный круг, и зашептала молитву. В ответ раздался вой, полный такой ярости, что женщина умолкла, споткнувшись на полуслове.
    - Да, не лучший вариант решения проблемы. - заметил Максим и это было последней каплей для Лизиного терпения.
    - А что?! Что? Что мне делать?! - Женщина зарыдала от бессилия. Максим продолжал говорить и его твердые, полные логики слова слышались, словно полный слой ваты. - Лиза, успокойся. Если мы все сейчас начнем паниковать и совершать бессмысленные действия ничего не измениться. И, не знаю почему ты так решила, но я вовсе не насмехался над тобой. Просто вспомнил про свечку и подумал — не нужно дальше злить эту тварь, особенно в преддверии ночи.
    Лиза кивнула: несмотря на нервное напряжение и обиду, нельзя было не согласиться. Неведомая чертовщина вела себя довольно спокойно и если не считать ночных шорохом и тихих, едва слышных шагов никак себя не проявляла. Нет, проявляла. Ее видела Зина. С момента вселения в квартиру девочка жаловалась, что за ней кто-то следит, потом начала бояться темноты и, наконец, с плачем заявила, что здесь живет черт. Когда Лиза рассказала о детских страхах на работе, одна из сотрудниц и посоветовала ей обойти всю квартиру со свечкой, читая «Отче наш» и рисуя в каждом углу пламенем свечки крест. И вот сегодня Лиза решила последовать совету. Женщина горько улыбнулась. Дождавшись пока Макс начнет дремать возле телевизора, она зажгла свечу и пошла кухню, решив, что пока она дойдет до гостиной муж окончательно уснет и не будет комментировать странности жены. Дальнейшее вспоминалось с трудом. Она подошла и перекрестила только один угол, как раздался вой и чьи-то руки схватили ее за горло. Бросив свечку она пыталась их разжать, но безрезультатно. Женщина начала задыхаться. Сквозь шум в ушах, она слышала злобный шепот, хотя слова были ей непонятны. Внезапно закричала Зина и проснувшийся Макс начал звать и спрашивать что случилось. Горло отпустило и женщина опрометью бросилась из кухни, схватив стоящую на пороге Зину. Им вслед полетела разделочная доска...
    - Лиза, Лиза — Макс сидел возле нее — Ты меня слышишь.
    - А? Да, то есть нет. Просто задумалась. Наверно ты прав, я сама ее спровоцировала. Макс, мне страшно.
    - Мне тоже. И что самое страшное, я не знаю, что делать. - Мужчина понизил голос — я думал позвать священника о освятить квартиру, но сейчас вечер. Только завтра. И то, я же не знаю как это происходит. Или он сразу приедет, или назначит на какой-то день. Тогда придется ждать. Знаешь я думал об экстрасенсах, которых показывают в шоу. Но опять же, как на них выйти? Куда звонить? На телевидение, а как объяснить что я хочу? А если они приедут к нам снимать очередное шоу и мы будет, как цирковые обезьянки...
    Зина закричала. В ее голосе сквозил недетский ужас и обреченность. Обычно дети верят во всемогущество родители, в их защиту. Но девочка, даже не пыталась как раньше подбежать и спрятаться к ним, словно увиденное сделало ее взрослее и показало беспомощность родителей. Она только смотрела в дверной проем и кричала. Максим резко повернул голову — стоявшая там тень отшатнулась и скрылась в темноте. С грохотом распахнулась дверь спальни и с нежным хрустальным перезвоном посыпались осколки стекла.
    - Зеркало разбила — прокомментировала очевидное Лиза.
    - Нужно выбираться из этой проклятой квартиры. Если бы ты смогла выбраться из квартиры и позвать соседей...
    - Ты же говорил, что нас сочтут сумасшедшими.
    - Дослушай вначале. Начнем с того, что посуда падает, стекло бьется, а звукопроницаемость отличная. И если ты постучишься к соседям и скажешь, что я буяню, они поверят. Это единственный выход, что я придумал. Эх, еще ты добраться к этим соседям...
    Неведомая тварь снова начала смеяться и это было последней каплей. Испуг обычного человека, страх за жену и ребенка, осознание, что он не способен их защитить смешались в диком фейерверке эмоций и выплеснулись наружу дикой, необузданной злобой.
    - Весело тебе, тварь? Наслаждаешься, пугая маленького ребенка. Ну посмотрим, кто последний смеяться будет. - Максим встал и пошел в темноту коридора, игнорируя мольбы жены, которая вначале хватала его за руки, пыталась усадить обратно в кресло, а когда поняла, что ее сил не хватает — шла за ним на коленях до порога, все повторяя и повторяя его имя. Затем женщина обессиленно прислонилась к стене.
    В коридоре вспыхнул свет. Он разогнал отчаяние, царившее в Лизиной душе. Значит Макс добрался до выключателя, сейчас он откроет дверь в коридор и позовет ее. И останется только схватить Зину, прошептав: «Молчи и ничего никому не рассказывай», проситься переночевать к соседям. А завтра нужно перевезти вещи на старую квартиру. Только как забрать отсюда вещи. И они же сдали ее в аренду. Как быть с людьми. Пожить у свекрови...
    - Мама, а где папа?... Мама, мамочка мне страшно... Где папа?
    - А? Что? - Ушедшая в свои мысли Лиза, не сразу вникла в слова дочери — Папа сейчас придет. Он пошел открыть нам дверь, а потом мы пойдем ночевать к тете Свете.
    - Мама, а когда он откроет. Что он делает? - улегшаяся тревога вновь поднялась. Действительно, что делает Макс. В жмурки с чертом играет? Кстати о черте. В квартире было тихо. Никто не выл и не смеялся злобным смехом, не швырял посуду и не бил стекла. Причем с того самого момента, когда зажегся свет в коридоре. Только капала вода в ванной. Видимо протерлась прокладка в кране. - Ну глупенькая. Чего ты боишься? Папа включил свет и прогнал черта. - В голове как въяве возникла картина, как Макс, включив везде свет, заглядывает во все тумбочки и шкафчики, одновременно сочиняя теорию, объясняющую произошедшее. А мог бы зайти и успокоить нас. - Сейчас, посиди, я позову папу.
    Не обращая внимания, на дальнейшее хныканье Зины, женщина вышла в коридор. Действительно, везде горел свет. Она заглянула в комнату, но Макса там не было. Как и на кухня. С трудом подавляя панику Лиза огляделась и с облегчением увидела полоску света, пробивавшуюся сквозь плотно прикрытую дверь туалета. Оттуда же доносился звук падающих капель.
    - Вот ты где? Мы тут места себе не находим, а ты расселся... - с этими словами Лиза открыла дверь и закричала. Она оперлась на стену и сползла по ней на пол не переставая кричать. Она кричала и кричала и кроме этого крика для нее больше ничего не существовала в мире. Ни соседей, которые наконец взломали дверь и увели ее в комнату, ни плача испуганной Зинки, ни приехавших милиционеров, ни врачей скорой помощи. Ничего кроме собственного крика и посиневшего лица Макса, висевшего на трубах в туалете, с перерезанными венами.

    - А вот здесь у нас, так называемые «временщики» - те, кто пережил сильное нервное потрясение, но окончательно не съехал. Как только состояние стабилизируется, их выписывают — врач покосился на Ксению, молоденькую практикантку. Та молчала, внимательно слушая. Не дождавшись вопросов он продолжил — Кстати, скоро прием у одной такой «временщицы». Печальная история. Муж покончил жизнь самоубийством, почти у них на глазах. Потом повесилась дочка, скорее всего видела тело и начала так играть. А напоследок, тещу загрызли собаки.
    - Бедная. Как же она....
    - Плохо. Впрочем можете увидеть сами. Если захотите присутствовать.
    - Захочу.

    Когда часы показали 10:45 пришла медсестра с пациенткой. Началась стандартная процедура. Вопросы, заданные для формы, попытки поговорить с женщиной — повторяющаяся рутина. И такое привычное поведение больной; Кузнецова сидела обхватив себя руками за плечи и смотрела и одну точку. Буйный период, когда она постоянно плакала, пыталась убежать из больницы, гонялась за призраками дочери и мужа, закончился, сменившись полной апатией. Рубцов уже не пытался вывести ее с этого состояния, лишь механически задавал вопросы, заполняя карточку больной. Закончив писать, он собрался сказать, чтобы пациентку уводили, но тут, сидевшая молча Ксения подошла к ней, и заглянула Лизе в глаза.
    - Получается убежать? - прозвучал полностью лишенный смысла вопрос. Затем, обращаясь к медсестре — Можете уводить ее. Та растерянно взглянула на начальника, ожидая подтверждения. Рубцов кивнул.

    Когда прием закончился и ее отвели обратно, Лиза забилась в угол кровати, прижавшись к стене и обхватив руками колени, как сидела до этого бесконечное количество дней. Ее сознание, словно умерло, оставив на растерзание врачам, лишь физическое тело. Но сейчас что-то мешало растворится в небытии. Что-то будило, старательно запрятанные воспоминания, заставляя мучительно сжиматься сердце.
    - Перестань. Не хочу — Женщина ударила головой об стену и снова застыла. Разбуженный разум пытался найти раздражитель сегодняшнего дня. Тот вроде незначительный момент, который слово муха жужжал на периферии сознания, не давая уйти в ничто. Внезапно перед глазами возникло лицо сегодняшней девушки и ее вопрос: «Получается убежать?»
    - Нет. Не получается.
    - Тогда зачем убегать? - Лиза испуганно пискнула и вскочила с кровати. Затем страх сменился удивлением. Меньше всего она ожидала увидеть новую докторшу, стоящую на пороге палаты.
    - Не бойся. Я шла мимо. Решила заглянуть. У тебя все в порядке?
    - А я и не боюсь. Странно это....
    - Что странно? - Девушка в упор смотрела на Лизу и под этим взглядом та чувствовала себя лягушкой, которую сейчас начнут препарировать. В коридоре раздались шаги. Девушка быстро проскользнула в палату и закрыла дверь. Подождала пока санитары пройдут и повторила: - Что странно?
    - Ну... Обход уже закончился. А ты пришла. Зачем? И твой вопрос. И ты вся странная.
    - Я не странная просто меня поразила твоя история и захотелось поговорить.
    - Поговорить? О чем! О том, что у меня никого не осталось! Они умерли! Умерли, а ты хочешь поговорить! Ты! - Лиза замолчала не зная, что говорить дальше. Странная визитерша никак не реагировала на ее слова. Она стояла прислонившись к дверному косяку и смотрела в окно. Несколько минут длилось молчание, затем гостья лениво перевела взгляд на Лизу.
    - Высказалась? Молодец. Эмоции нельзя держать в себе. Это пагубно влияет на здоровье, особенно когда нужно постигнуть суть. Когда я понадоблюсь спроси обо мне у Романа Валерьевича. - не говоря больше ни слова докторша вышла из палаты.

    Лиза некоторое время ошалело смотрела на дверь. Таких врачей она еще здесь не встречала. «Может это новая методика работы с пациентами,?» мелькнуло в голове. Впервые за долгое время она ощутила иные эмоции, кроме отчаяния.
    На следующем обходе странной докторши не было. Лизу подмывало спросить о ней. Но тут вспомнились слова: «Нужно постигнуть суть» и вопрос так и не прозвучал. После ухода врача Лиза уставилась в потолок вновь и вновь возвращаясь в сказанному. «Суть... Что она имела ввиду? Суть происходящего? Так ее нет. Или есть? Что есть суть произошедшего со мной. За что к нам пришло такое горе?». Помимо воли мысли увлекли ее в прошлое: еще светлое и полное надежд.

    По радио раздалась мелодия начала новостей. Лиза бросила беглый взгляд на часы. Ее муж сегодня задерживался. Обычно после посещения специалиста службы занятости, он сразу же ехал домой. «Успокойся — одернула себя — сама же не выносишь мнительных баб, которым чуть что сразу или измена или беда чудиться. Может в какой магазин зашел или друга встретил». Ее муж был предметом зависти всех Лизиных подружек. Высокий — телосложения впрочем обычного — зато с русым кудрявым волосом и яркими зелеными глазами. Не одна подруга во время дружеских посиделок, когда Лиза выходила на кухню, поставить чайник или принести еще вкусняшек, намекала ему, что не мешало бы углубить их знакомство. Наталья, та и при Лизе просила Макса, отремонтировать ей кран, смазать дверь, дальше продолжить по списку. Тот лишь отшучивался и советовал позвонить в службу «Муж на час». Особо настырным говори: А ты своего мужика заведи тогда и чужие не понадобятся». Из воспоминаний женщину вывел звук открывающейся двери:
    - Максюша, наконец-то. Ты что-то задержался сегодня.
    - Ревнуешь?
    - Нет — Засмеялась — Ты у меня идеал мужа.
    - Ну прям засмущала. А у меня для тебя сюрприз. - Хитро улыбнувшись он прошел на кухню — Так что тут у нас интересного. О, котлетки. Какая вкуснотища.
    - Ну не томи душу. Рассказывай, актер драматической паузы.
    - Ох уж это женское любопытство — Максим снял крышку кастрюли — Борщик. И сметанка к нему есть? - Он посмотрел на негодующее лицо жены и рассмеялся. Затем побежал к ней подхватил на руки и начал кружит, покрываю поцелуями, ее лицо. - Радуйся, Зи-Зи, я нашел работу!
    - Да ты что? Правда?
    - Ну конечно. Зачем мне тебя обманывать. Представь, возвращаюсь я с «занятости» и встречаю Серегу Коваля. Помнишь, я говорил мы в институте дружили. Точнее я за него учился. Ну и он предложил пойди посидеть в кафе. Ну я отказываться не стал, действительно давно не виделись. Так вот он теперь крутой предприниматель, нашел себе партнера с деньгами и крутятся вместе. Потом узнал, что я безработный и пригласил к себе главным инженером.
    - Ура! - Лизиной радости не было предела. Казалось солнце обратно вернулось на небосклон и осветило всю маленькую кухоньку. Полгода они еле сводили концы с концами, после того, как Максима выгнали с завода, где он работал, что бы принять племянника замдиректора. Да и самой Лизе директор постоянно намекал, что ему нужна более симпатичная и доступная секретарша.
    - Один только нюанс мне не нравится. Очень далеко ездить на работу. Их фирма на другом конце города, а рабочий день скорее всего ненормированный. Серый конечно сказал, что зарплатой не обидет, но я должен быть под рукой. Скорее всего нам придется переезжать поближе к работе.
    - Поближе? А твой Сергей — надежный человек? Не получится так, что мы сорвемся с места, а они возьмут другого?.
    - Зизик, ну что ты такая паникерша. Во-первых завтра я только иду на собеседование с Серегиным партнером. Если все пройдет отлично, на следующей неделе меня берут на работу и я буду смотреть удобно мне с жильем или нет. Причем смотреть я буду около полугода. И только потом мы соберем наш маленький семейный совет и решим, что делать. Никто нас не гонит немедленно бросать все и искать другую квартиру.

    Сергей не обманул, и Максима действительно взяли на работу. Все шло прекрасно: мужчина быстро освоился с любимым делом, завоевал доверие Серегиного партнера и вскоре его зарплата стремительно пошла вверх. Только остро стояла проблема дороги. От дома до работы добираться нужно было час. И если нужно было задержаться, а такие моменты бывали часто, то Макс попадал домой в двенадцать, в час ночи. Сперва Лиза молчала. Она понимала, что потраченное время с лихвой компенсируют деньгами. Но потом начала сказываться тревога за мужа, боязнь заходить самой в подъезд, да и ложится спать не получалось и Лиза сидела возле телевизора ожидая мужа.Наконец, Максим поднял вопрос о квартире. Не слушая возражений, он принялся за поиски. Сергей, выслушав просьбу помочь с поисками, тотчас предложил другой вариант.
    - Макс, у вас классная квартира. Зачем же ее продавать. Лучше купи машину. Бензин мы тебе оплатим. - но когда Максим начал обсуждать этот вопрос дома, запротестовала его мать. Она категорически запретила даже думать о машине, аргументируя тем, что сейчас много лихачей, движение оживленное и не приведи Господь сын врежется в авто богача.
    - Максюшенька, ты представь сколько тебе за ремонт ему придется отдать. И хорошо если без жертв. А если ты пострадаешь. - с упорством водного потока, пробивающего себе путь сквозь скалы, она подтачивала решимость сына. Наконец Макс сдался и промямлив другу, что он по природе своей не водитель и вообще, с головой ушел в поиски.
    Но все складывалось не так гладко как хотелось. Квартиры подходящие им по цене были в ужасном состоянии. А те, что выглядели более-менее сносно, стоили очень дорого. Хуже всего было то, что в поисках активно принимала участие мама Максима. И вот здесь ее взгляды кардинально разошлись с невесткиными. Лиза на отрез отказалась жить в «сарае», как она называла убогие квартиры, пока не выплатят кредит и появятся деньги на ремонт. Уступчивая по природе, сейчас она твердо стояла на своем. Даже напор тещи не мог ее поколебать. Наталья Дмитриевна в свою очередь считала ее аргументы капризом. Максим поначалу принимал участие в их спорах, пытался найти компромисс, затем просто брал Зину и уходил гулять. Вот и сегодня только открыв дверь он услышал очередной спор.
    - Ну и зачем тебе их мебель, обои. Все равно свое будете покупать. Только денег больше потратите. Потерпели бы чуток, зато экономия.
    - Мама, а может Вы перестанете считать наши деньги. Не такая большая разница в ценах. Зато ребенок будет расти в нормальной обстановке, а не в сарае.
    - Может конечно для тебя десять - пятнадцать тысяч — не большая разница. Но вообще...
    - Да не большая. Посмотрите на остальные цены. Только я говорю, не про магазинские на хлеб
    - Я попрошу не перебивать...
    Макс прошел в гостиную. Зинка, нахохлившись, сидела в углу дивана. Она пыталась рисовать, но было видно, что ее пугает спор на кухне.
    - Привет Зюзюка. Что мама с бабушкой опять кричат — девочка молча кивнула. Нижняя губа ее мелко задрожала и девочка отвела взгляд. «Совсем оборзели» - мелькнуло злобой - «запугают мне ребенка».
    - Не бойся, сейчас папа возьмет тебя и пойдет на прогулку. Ты ведь хочешь в парк.

    Мужчина не спеша шел аллеями парка, наблюдаю за бегающей по опавшей листве дочерью. Она уже забыла недавний испуг и увлеченно играла опавшими листьями, набирая в руки как можно больше, подбрасывая их над головой и кружась в золотистом листопаде. Вскоре они вышли на остановку.
    - Папа, мы поедем в цирк?
    - Нет, сейчас купим тебе конфетку и пойдем домой. В цирке еще нет представлений — организм настойчиво требовал есть. «Сейчас и себе что-нибудь куплю. Пока домой дойдем. А вообще нужно свозить козявку в цирк. Скоро Московский приезжает.»
    - Папа, смотри цветочек — Зинка побежала смотреть астры, а Макс от нечего делать окинул взглядом остановку. Его внимание привлекла странная женщина. Она выглядела абсолютно невзрачно и не бросалась в глаза, если бы не странная суетливость и нервозность, сквозившие в каждом движении. Она двигалась мелкими, торопливыми шажками, постоянно озираясь по сторонам. Вот она остановилась, поежилась словно от холода и рывком оглянулась назад. Видимо удовлетворившись осмотром, она также рывком повернулась обратно и почти бегом ринулась к доске объявлений. Подбежав к ней, женщина достала из сумочки пачку объявлений и клей и быстро стала их наклеивать, постоянно оглядываясь. Ее поведение заинтриговало Макса. Не спеша он двинулся к ней. Подойдя, прикинулся, что интересуется курсами повышения квалификации. Увидев его женщина отшатнулась, затем прокравшись мимо Максима прилепила свою бумажку, а затем тем же торопливым шагом пошла дальше. В загадочном объявлении шла речь о продаже квартиры. Почитав «срочно продается» и «дешево» Макс обернулся ища глазами женщину. Она отошла довольно далеко. «Сам бы догнал, а с Зинкой - вряд ли. Ладно номер перепишу» Он обернулся к доске и нашел решение. Он быстро набрал номер.
    - Алло. Здравствуйте. Дарья Михайловна? Скажите, это вы клеили только что объявления на остановке «Пушкинская»?
    - Да. Я. Что случилось? - послышался испуганный голос.
    - Нет, нет не переживайте ничего. Я стоял рядом с Вами. Помните?
    - Ну?
    - Мы с женой как раз ищем квартиру. Вы можете вернуться обратно? Или подождите, я позову дочь и мы Вас нагоним.
    - Я вернусь — в трубке послушались короткие гудки.

    Максим подозвал загулявшуюся Зину. И стал ждать. Женщина подошла очень быстро. При взгляде на ребенка по ее лицу прошла странная судорога.
    - У вас есть ребенок?
    - Как видите — она начинала злить Максима — Есть. Живет и радуется. Как каковы условия продажи.
    - Вам подходит район?
    - Извините конечно. Но если бы не подходил, я бы Вас не тревожил. А сейчас я хочу узнать цену
    - Да конечно. Десять тысяч.
    - Долларов или евро?
    - Гривен.
    - Что? - Максим решил, что он ослышался, но женщина улыбнулась и повторила — Я продаю квартиру за десять тысяч гривен. Не бойтесь ее состояние отличное. Можете завтра подъехать посмотреть.
    - Но почему. Это же....
    - Молодой человек, говоря вашими словами: наверное важнее продать ее, чем получить деньги.
    - Так отдал бы даром.
    - Не нужно ерничать. Я вначале действительно хотела отдать ее даром. Но потом выяснилось, что мне нужны именно десять тысяч. Вот их я и прошу. Так сможете завтра посмотреть квартиру. Желательно днем.
    Максим з достал телефон и набрал номер Сергея.
    - Серег, привет. Слушай, тут такое дело наклюнулось. Я квартиру кажись нашел, но нужно завтра посмотреть. Отпустите меня с утра.
    - Ты, что! Работать давай в поте лица! Нашел тут понимаешь друга — Затем серьезно — Конечно отпустим, только как с больницей? На когда ты с ними договаривался?
    - Ой, с ними я рано. На девять часов. А потом по дороге заскочу, одним глазком гляну и к вам.
    - Ну смотри если так, то давай. Удачи тебе.
    - Пока. - Отключившись, он обернулся к Дарье — Да, я смогу завтра к Вам заехать. Это будет ближе к обеду. Вам так подходит?
    - Да конечно. Главное до сумерек успейте. Наберете меня когда будете подъезжать.

    В час пополудни следующего дня Максим уже стоял на пороге будущего жилища и придирчиво его осматривал, не находя к чему придраться. Было видно, что здесь некогда был сделан капитальный ремонт. Конечно не а ля загородный дом олигарха, но впечатляет.
    - Мебель Вы заберете?
    - Нет. Если не захотите, выбросите.
    Терпение Максима окончательно лопнуло. Его смущало и настораживало все, начиная от поведения женщины и заканчивая десятью тысячами гривен за полностью двухкомнатную квартиру в отличном состоянии.
    - Дарья Михайловна, Конечно извините меня, если лезу не в свое дело. Но давайте объяснимся. В чем подвох?
    - Какой подвох? Вы о чем?
    - Дарья Михайловна ну вы же взрослый человек. Неужели непонятно, что ни один человек просто так беспричинно, начнет продавать квартиру за копейки. У вас долги?
    - Долгов у меня нет. Я могу показать вам справку с жека. Не верите, сходите сами и узнайте.
    - Тогда в чем дело?
    - Вы все посмотрели здесь?
    - Да, но причем....
    - Тогда давайте выйдем на воздух. Мне стало дурно. - с этими словами она вышла в коридор и остановилась поджидая спутника. Тот из последних сил держа себя в руках пошел следом, на чем свет костеря себя за то что связался с ненормальной. Выйдя на улицу женщина облегченно вздохнула. Немного помолчав она заговорила — Я должна извиниться если чем то обидела. Я этого не хотела. Просто у меня... Простите... Мне трудно вспоминать. У меня умерла семья. И... я не могу здесь больше жить. Почему я так спешу продать эту квартиру. В ней все напоминает мне о детях, внуках.
    - А куда же Вы?
    - Я? А я к сестре. Она живет в селе под Киевом. И ей нужно десять тысяч гривен.
    - Простите. Теперь мне все понятно. Это я должен извиниться перед Вами.
    - Не берите в голову. Лучше скажите, когда вы сможете собрать деньги?
    - Да хоть завтра.
    - Завтра — лицо женщины выразила огромную радость. Казалось мучивший ее груз боли мгновенно спал с плеч. Она взглянула на Максима и тут по ее лицу пробежала знаковая мужчине судорога (боли?). Она отвела глаза — Завтра было бы отлично. Это точно или созвонимся.
    - Можем и точно. Мы откладывали, так что если хотите...
    - Да. Будьте добры.

    Вечером Максим рассказал эту историю жене и матери. Обе захотели поехать с ним. К удивлению квартира понравилась обоим. Максим отдал деньги Дарье Михайловне и та ушла. На следующие выходные семья переехала.

    Лиза всхлипнула и вцепилась в волосы, словно хотела их вырвать. Почему они удовлетворились объяснениями этой Дарьи и не выяснили более подробно о квартире. Почему они проигнорировали собственного ребенка. В первый же вечер, они сидели возле телевизора, посмеиваясь над Зиночкой, что бегала по спальне громко напевая что-то несвязное. Неожиданно песня умолкла и ребенок прибежал к ним и сел рядом. На вопрос почему она не играет, ответила: «Там зеркало нехорошо на меня смотрит». Они только посмеялись над ней. Теперь Лиза понимала, что ее дочь тогда видела демона. Несколько дней прошли как обычно, а потом девочка стала бояться заходить в темные комнаты. Обычно она стояла и хныкала пока кто-нибудь Лиза или Макс не включали ей свет. Затем начала ходить следом за родителями и просить не оставлять ее одну в комнате, отвечая на все вопросы и аргументы: «Мне страшно». Потом наотрез отказалась спать без света.
    - Мамочка, не нужно попроси папу! Нет, нет, не выключайте! Он стоит надо мной. Мамочка. - Плач Лизы перешел в вой, когда в голове зазвучал детский голосок. - Доченька моя, прости кто же знал. Кто же знал.
    - Кузнецова, заткнись уже там,а! И так на душе тошно, еще и ты! - в палату заглянула дежурившая медсестра. - Еще раз завоешь пожалуюсь завтра доктору и получишь постоянную приписку.
    Доктор. Лиза вспомнила загадочную девушку и ее слова «спроси обо мне у Романа Валерьевича». На следующий день, едва дождавшись окончания осмотра, Лиза словно невзначай спросила:
    - Роман Валериевич, скажите, а где Ваша помощница. Я думала она работать будет с вами. А она проверяющая?
    - Выздоравливаете, Лизонька. Любопытство просыпается женское. Она вся в бумаги закопалась. Знакомиться с нюансами работы. Знаешь а ведь я ее сперва невзлюбил жуть....
    Излив душу внимательной слушательнице врач пошел дальше. Увидев во время обеденного перерыва Ксани, он вспомнил Лизын вопрос и подошел к помощнице.
    - Здравствуйте, Ксения, вы как всегда чудесно выглядите. Скоро прервете затворничество, а то уже больные беспокоятся?
    - Больные? А чем я так душу им запала?
    - Да не им, а ей — рассмеялся Роман — Кузнецова Лиза сегодня о вас спросила. Да бедная женщина...
    - Не беспокойтесь, скоро закончу и буду вам глаза мозолить. Ой извините, мне сейчас бумаги нужно отнести на подпись.

    - Все-таки решилась?
    Лиза испуганно вскочила с кровати. Как можно так тихо подкрадываться, оставалось загадкой. «Как кошка к мышке» мелькнуло в голове. Но затем осторожность было отброшена.
    - На что решиться? Перестань наконец говорить загадками. Я же не читаю твоих мыслей.
    - Вот и хорошо, что не читаешь. Да ладно не смотри так. Меня интересует решилась ли ты узнать, причину произошедшего и отомстить за семью.
    - Да.
    - Отлично. Для начала тебе нужно выбраться отсюда. С этого будешь делать вид, что тебе лучше. Я буду убеждать Романа Валентиновича в том же. Где то через неделю выйдешь отсюда.
    - Подожди. Куда я пойду? И вообще кто ты такая? Почему решила мне помочь?
    - Почему? Сложный вопрос... Ну не знаю, как тебе рассказать, чтобы не выглядеть дурочкой. – Ксани помолчала собираясь с духом и начала рассказ.

    Они с подругой возвращались с прогулки по магазинам. На улице стояла неестественно холодная погода для лета и несколько раз начинался дождь, поэтому девушки решили сократить путь и свернули на тропинку между домами. Их внимание привлекла группа людей, стоявшая у одного из подъездов. Черный платки на головах и венки под подъездом.
    - Добрый день. – поздоровалась Ксани, узнав свою соседку по лестничной клетке. Та обрадовавшись возможности поговорить тут же затараторила.
    - Добрый день Ксюшенька, да не очень. Такое горе, такое горе. Квартира проклятая точно говорю.
    - А что случилось? – Из последних сил Ксани удерживала на лице маску вежливости.
    На что бабка поведала ей историю зловещей квартиры.

    - Знаешь сколько людей померло перед твоей семьей? Все кто жил там до вас умерли.
    - Да я знаю. Та женщина говорила Максу...
    - Говорила!. И вам даже в голову не пришло проверить квартиру?
    - Я не понимаю тебя. Говори яснее – Лизу все больше убеждалась, что странной докторше нужно самой полечиться в данном заведении. Непонятные намеки, странные фразы.
    - Что тут не понятно. Вы – идиоты – купили квартиру с демоном. И получили по заслугам.
    - Демоном? Демоном – Лиза зашлась истерическим смехом. Ее гипотеза о невменяемости посетительницы полностью подтвердилась. Пощечина отрезвила ее. Глаза Ксани оказались совсем рядом. И заглянув в них Лизе стало страшно, она собралась закричать, но неожиданно сильная ладонь закрыла ей рот.
    - Пискнеш, сверну шею. Успокойся, идиотка. Сама про чертей вопила, а теперь делаешь непонимающий вид. Хочешь навечно здесь прописаться. Сейчас я тебе все объясню.

    Соседка рассказала Ксении, что с самой постройки дома здесь жила молодая семья. Годы шли. Взрослел их единственный сын. Потом он женился и привел невестку к родителям. На удивление жили тихо, ладили между собой. Затем умер муж Дарьи и женщина посвятила свою жизнь детям и внукам. Точнее двум внучкам – Полине и Марьяне.
    Горе пришло неожиданно, со смертью Полины. «Оторви и выкинь» - выразилась о ней рассказчица. Она связалась с сектой и устраивала оргии на дому. После одной из таких оргий расчлененные тела Полины и ее подруги нашла вернувшаяся Дарья. Затем умерла Марьяна. «Наверное у тех был ключ и они пришли продолжать». Милиция зашла в тупик. На двери смерили замки и принялись ждать. Дождались. От сердечного приступа умерла Дарьина невестка, а потом обезумевший от горя сын порезал себе вены. Дарья продала квартиру и исчезла в неизвестном направлении.

    - Ну что? Ничего не напоминает?
    Кузнецова молча смотрела на нее. Не дождавшись от нее ни слова Ксани продолжила
    - Я раньше увлекалась магией. Искала всяких шаманов, экстрасенсов, переписывалась с ними. В большинстве случаев развод, но встречались действительно ведуны. Меня интересовали демоны, их повадки. Так что рассказ моей соседки вызвал определенные подозрения. А услышав о тебе я убедилась в правоте своей догадки.

    Обладая некоторыми навыками гипноза Ксани познакомилась со следователем, который вел это дело и вскоре между ними вспыхнул бурный роман Тот рассказал, что Полина была действительно странной девочкой. Нелюдимая, она вечно находила странные компании, таких же как она. Нередко отец обращался за помощью к милиционерам, когда Полина в очередной раз уходила из дому. В последнее время девочка увлеклась черной магией. И видимо нашла единомышленников. В общем вернувшаяся с подработки Дарья нашла расчлененные тела внучки и ее подруги раскиданные по огромной пентаграмме на всю комнату. У женщины хватило силы воли вызвать милицию и позвонить соседям. Обрисовав вкратце произошедшее она упала в обморок.
    Прошло несколько дней после похорон. На этот раз Дарья встретила ее младшая внучка, сидящая в кресле и улыбающаяся разорванным от уха до уха ртом. Не ее животе была вырезана пентаграмма. Скорая определила инсульт. Ее невестка взяла отпуск за свой счет, чтобы отойти от шока и навещать в больнице больную свекровь. В результате муж нашел ее мертвую, в выражение ужаса на лице. Только тревога за сына позволила женщина пережить еще и эту трагедию. Она настояла на выписке, несмотря на беспокойство врачей. Ее сердце было крепким. Настолько крепким, что выдержало зрелище повешенного сына. Дарья жила по соседям и знакомым пока не продала злополучную квартиру, а затем решила уехать из города. Но руки неведомых сектантов дотянулись до нее. Женщина была обнаружена туалете железнодорожного вокзала с вырванным из груди сердцем. Никаких следов убийцы так и не нашли.

    - Она собиралась уехать.
    - Видимо да. Она верно рассудила, что демон не сможет выйти из квартиры. Или кто-то подсказал.
    - Но как же...
    - Обычный демон, Лиза, обычный. Который действительно не может покинуть помещение в котором был вызван. И это натолкнуло меня на мысль, что это не обычный демон. В тех книгах, что я нашла, упоминается о Князьях демонов. Это очень сильные демоны. Только необычайно сильный маг способен их подчинить, да и то нет никакой гарантии, что сможет удержать в дальнейшем. Последняя попытка была около 300 лет назад. Вызвавший демона шаман вначале смог подчинить тварь себе. Но когда попытался направить того на своего соперника Князь вырвался из под контроля и убил хозяина. Его едва выгнали обратно в потусторонний мир. И с тех пор все доступные свитки с заклинанием вызова Князей были уничтожены. Видимо не все и не тщательно, если через триста лет это заклинание нашли две обычные школьницы. Никой секты нет и в помине. Бедняжки, они были обречены.

    - Теперь ты поняла какой подарок вам достался в нагрузку?
    - А может ее убили из-за денег.
    - Вряд ли. Следователь удивлялся, что деньги остались нетронутыми. И вообще ты меня слушаешь? Зачем я рассказываю правду, если ты прячешься за привычные понятия жизни.
    - И что делать? – Лиза чувствовала, как еще сегодня привычный ее мир, переворачивается с ног на голову.
    - Как что? Загнать его обратно в бездну из которой его вызвали. Ты же понимаешь, что и здесь находишься в опасности. Если он нашел Дарью – найдет и тебя.
    - Не нашел же до сих пор.
    - Дура! – Глаза Ксани казалось начали светиться от злости. Она схватила Лизу за плечи и продолжила говорить, с каждым словом сильно встряхивая ее, словно куклу. – Ты жива только потому, что я – ведьма. И что я каждый день рисую отвращающие символы на двери палаты. И каждой утро я их обновляю, потому, что они стерты, смазаны. Ты понимаешь? Он все время пытаеться к тебе добраться. И добереться, если его не изгнать.
    - Зачем?
    - Что зачем?
    - Зачем я тебе нужна.
    - Я нашла заклинание, чтобы изгнать демона обратно в бездну, но есть одно условие: его должен читать последний из истребленного рода, только тогда оно точно сработает. Ты подходишь для этого – единственная выжившая из семьи. Неужели не хочешь отомстить?
    В голове Лизы царил ужасный сумбур. Да она помнила вой и смех потусторонней твари и не допускала и мысли обьяснять произошедшее трагическими совпадениями. Где-то она чувствовала подвох. «Может она проверяет сумасшедшая ли я? Соглашусь с ее словами и останть здесь на всю жизнь». Ксани словно читала ее мысли:
    - Боишся, что специально тебя провоцирую. Не бойся. Зачем врачам такие сложности, чтобы оставить у себя ненормальную? С другой стороны: почему ты боишся здесь остаться. Если тебя выпишуть, куда пойдешь? Вернешся к демону?
    - Ты права... Хорошо, я согласна. Что нужно делать?
    - Через две недели полнолуние. Я подготовлю все необходимое для ритуала, а потом выведу тебя отсюда. И проведем обряд изгнания.

    Остальные дни слились для Лизы в один – долгий, изматывающий душу медленным течением секунд. Стрелки часов словно застыли на месте и не двигались. Наконец время пришло. Дверь приоткрылась, впуская тень в комнату. Неслышно ступая, она прокралась к кровати:
    - Лиза.. Лиза проснись.
    - Что слу...
    - Тсс. Тише. Ты готова?
    - Да.
    - Тогда пошли.
    - А как дежурные.
    - А что дежурные. Глаза им отвела и сидят себе никого не видят. Пошли говорю.
    Две девушки вышли из палаты и направились к лестнице. Дежурная, дремавшая над кроссвордом, подняла голову, окинула пустым взглядом коридор и снова вернулась к прерванному занятию. Ксани принесла Лизе нормальную одежду, так что вызвать удивления на улице та не могла. Оставалось только выйти на улицу. Впрочем это удалось им без проблем. И через час Лиза пила чай на кухне Ксани и слушала ее торопливые объяснения.
    - Ксан, ты уверенна, что мы справимся?
    - Конечно. Иначе, зачем бы я собиралась ехать. Неужели я похожа на человека способного пожертвовать собой ради чужого блага.
    - Почему я удивляюсь, почему ты решила мне помочь.
    - Потому, что у меня есть причины. Допила? Поехали.

    -Здесь закрыто.
    - Подожи – Ксани подошла вплотную к двери, ведущей на крышу дома и что-то прошептала, затем легонько толкнула. Та открылась словно никогда и не запиралась. Женщины выбрались на крышу. Лиза поежилась от сырого ветра:
    - А почему не в квартире?
    - Замерзла? Терпи. Ты хочешь, чтобы нас постигла судьба предыдущих жертв – Ксани натолкнулась на недоумевающий, промолчала, но все-таки объяснила. – Ты думаешь, мы зашли прочитали стишок и все? Нам еще пентаграмму чертить и символы изгнания. Пока мы это сделаем демон догадается, зачем это и убьет нас. А здесь возможно сразу не поймет, что происходит и даст шанс. Так что давай: мелок в руки и поехали. У нас мало времени.
    Лиза изо всех сил старалась не обращать внимания на холод, сковывающем руки, так что прямые линии изгибались волнами и приходилось перерисовывать заново. Пыталась не вспоминать погибшую семья и не думать о предшествующих жертвах. Просто рисовала: сперва звезду, а потом символы, со свитка Ксани. Последняя, что то шептала вполголоса, проводя руками над нарисованными фигурами, отчего те начинали светиться. Наконец символы, изображенные в свитке закончились.
    - Все?
    - Да все. Молодец – радостно сообщила Ксани. Лиза сложила мелки и свиток в шкатулку и поднялась. На ее затылок что-то обрушилось и свет в глазах померк.

    Придя в себя Лиза обнаружила себя привязанной в форме звезды. Скосив глаза, она увидела, что лежит внутри пентаграммы. На краю зрения виднелся еще одна пентаграмма, но поменьше и очерченная кругом. Ее руки и ноги были привязаны к железным прутьям, вбитым в крышу здания. Не успела Лиза удивиться каким образом их вбили, как перед ней появляясь Ксани. В руке она держала сильно изогнутый кинжал, покрытый рунами; из них исходило слабое зеленоватое свечение.
    - Почему? - Только и смогла прошептать женщина.
    - Очнулась? Отлично, можно начинать.
    - Почему?
    - Потому, что к моему глубокому сожалению, жертва должна в момент смерти находиться в сознании.
    - Почему? Я верила.... - У Лизы не было сил пытаться освободиться. Она хотела только знать.
    - Знаешь, обычно только в дешевых американских фильмах злодеи долго рассказывают свои планы пока главный герой не отлежится и не убьет их. Поэтому извини не хочу быть банальной.
    - Почему?
    - Тебе это знание поможет спокойно умереть?
    - Почему? - Лиза твердила этот вопрос, словно заедающий проигрыватель. Казалось она ждет помощи, чуда. Но его не было. А был лишь крыша дома, тоскливый ветер и Ксани.
    - Почему?
    - Ну если тебе так интересно, ладно. Понимаешь... Нет не понимаешь. И не поймешь. Но я в детстве, слушая рассказы бабушки о могучих колдунах перед которыми склонялись даже Князья демонов, я мечтала достигнуть такого же могущества. И заполучить такого слугу. И всю свою – немаленькую – жизнь я посвятила этой цели.
    Мне пришлось опуститься на самое дно бездны, встретить мерзости, которые ты не увидишь в самом жутком кошмаре. Наконец я обрела силу. Осталась только найти Князя демонов. И жертву которую он примет. А ты просто случайно попалась мне со своей семьей, квартирой и и школьницей, которая случайно нашла высший ритуал. Случайность. Но ты мне очень помогла. Спасибо.
    Лезвие клинка на миг на миг сверкнуло в лунном сиянии и погрузилось в грудь Лизы. Последнее что она видела — Ксани, читающая нараспев заклинание и разгорающееся в маленьком круге багровое свечение.

Поделиться этой страницей