Побочный эффект

Тема в разделе 'Космическая фантастика', создана пользователем К. Огин, 30 май 2011.

  1. К. Огин Факел

    Любителям космической фантастики посвящается

    Глава I
    ОБРАТНАЯ СТОРОНА ЛУНЫ
    К концу третьего тысячелетия уже не было сомнений в том, что человечество не сможет преодолеть сверхсветовую скорость и расселиться по Вселенной, но колонизация Солнечной системы продолжалась. Поселения на Марсе и Луне процветали, на Венере бедствовали, а Земля все еще страдала от перенаселения…
    - Эй ты, черножопая скотина, подойди сюда и убери со стола, - капитан Джи был расистом и не скрывал этого.
    - Кому ты это сказал, урод? – мулатка с фигурой фотомодели и судьбой официантки в дешевом кафе, оскорбилась и обиделась не на шутку, ее черные глаза блестели, как два нейронных луча.
    - Тебе, крошка, за что я плачу деньги?
    - За жратву, недоносок!
    - Поговори мне еще!
    - Может еще отсосать у тебя?
    - Лучше убери со стола, я брезгливый!
    Девушка убрала со стола посуду, но зубы ее так скрипели, что слышно было на Марсе. Все лунные забегаловки похожи одна на другую – серый грязный пластик и светящиеся витражи вместо окон, на витражах буйство тропической зелени и синие водопады, в пол-стены экран с новостями, две трети зала всегда заполнены разношерстной публикой, все местные и все небогатые, почти все мало едят, но глотают много таблеток, после чего тупо смотрят в экран новостей или рассматривают фотопейзажи. Капитан Джи принципиально не глотал "дерьмо", как он выражался, но отдавал предпочтение старому доброму алкоголю, недоступному большей части колонистов из-за дороговизны.
    - Еще одну большую порцию! – повелительно произнес он, откидываясь на спинку стула.
    - С удовольствием! – мулатка злорадно ухмыльнулась и, подойдя к стойке бара, даже закинула в рот таблетку. "Он уже выпил 200 миллилитров, еще 50, и он откинет копыта!" С чувством глубокого удовлетворения она налила смертельную дозу темного вонючего (как ей казалось) рома. Это был не самый дорогой напиток в их заведении, но одна маленькая порция по стоимости превышала ее дневной заработок. Пока они там наверху спорят о том, стоит ли запрещать подавать клиентам смертельную дозу алкоголя, она проучит этого белого дегенерата.

    * * *
    Луна – это три крупных поселения, расположенные недалеко друг от друга, в общей сложности 150 квадратных километров туннелей, залов, жилых отсеков и технических помещений, включая производственные площади и дорогие отели и клубы для туристов. Последние, между прочим, занимают десятую часть общей площади. Сто лет назад считалось, что каждый человек, родившийся на Луне, должен хотя бы раз побывать на Земле, искупаться в настоящем экологически чистом море, узнать, что такое небо и ветер, но от этой идеи уже два поколения назад пришлось отказаться, туристы обязательно чем-нибудь заболевали, но кроме инфекции была и более серьезная опасность, человек с Луны, который всю жизнь провел в закрытом пространстве и смеялся над словом "клаустрофобия", попадая на Землю, испытывал шок, как только выходил из корабля, и находился в состоянии истерии до тех пор, пока не попадал в привычную атмосферу закрытого пространства. Никакие виртуальные симуляторы, или даже прогулки в скафандрах по Лунной поверхности ничего не могли изменить. Поэтому все лунные туристы летали на Марс или Венеру, а те, в свою очередь, летали на Луну (они тоже сталкивались с похожей проблемой), все были довольны и это даже было дешевле, чем посещение матери-Земли.
    Главной социальной проблемой колоний были нелегальные наркотики, они были более доступными по цене (с них не взимался акциз), да и вставляли они намного сильнее, чем рекламные таблетки "Блюз", или, например, "Лунная тень". Каждая вторая смерть (по статистике – каждая двадцатая) была связана с передозировкой нелегальной наркоты, все это были несчастные случаи, а вот если кто-то хотел совершить самоубийство – пили алкоголь. У среднестатистического колониста смерть наступала от 225 мл сорокоградусного алкоголя, но бывали смертельные случаи и от 200 мл. Для того, чтобы упиться до кайфа, сравнимого с тремя таблетками "Синего океана", достаточно было выпить до 100 мл.

    * * *
    Блондин выпил бокал, сверкнул явно пьяными глазами, даже подмигнул девушке, но остался жив и здоров, а через пару минут попросил кофе без сливок. Когда она готовила кофе, страшное подозрение всплыло из одурманенного сознания и засветилось синими буквами на кубике сахара: "Он не с Луны". Был бы он местным, уже уронил бы харю на стол и заплевал все блевотиной". Этот мужик часто заходил в их кафе, но он всегда был не похож на нормального человека, что-то было в глазах… "Да он просто не глотает таблеток, урод, конченый!".
    Выглядел капитан Джи лет на сорок, но на самом деле был моложе, просто хроническая небритость делала его намного более солидным. На самом деле капитан Джи был космическим водилой, он работал по контракту с "INTERMARS", доставляя разные грузы с Венеры и Марса, если обычные постовые или грузовые рейсы были переполнены, таких частников было около сотни и жили они не бедно, но и богачами тоже не были.

    * * *
    С тех пор, когда видеоизображение уже невозможно было отличить от компьютерной мультипликации, с того самого времени, когда каждый телекомпьютер стал создавать из готовых блоков фильмы с элементами игры, эпоха духовной экспансии Земли к трем основным колониям завершилась. Технический прогресс успел очень вовремя, на матери Земле была полная неразбериха, этнические и религиозные войны разрывали планету на части и совместное заседание правительств Луны, Марса и Венеры провозгласили о независимости. Руководители основных блоков, у которых в прямом смысле этого слова земля под ногами горела, не обратили на это внимания, а через несколько лет, когда войны завершились, повлиять на ситуацию было уже невозможно, да и без колоний проблем хватало.
    В настоящее время Луна, Марс и Венера готовились отпраздновать свое 200-летие независимости.
    * * *
    Наиболее многочисленным и зажиточным было интернациональное население Марса. Они были очень заносчивыми и самыми бескультурными обитателями солнечной системы, колонисты с Луны и Венеры называли их презрительно "марсианцы", а Земляне их вообще терпеть не могли. Они достигли определенных успехов в обеспечении продовольствием и энергоносителями, как выражались некоторые земные политики, "зажрались уроды".
    Капитан Джи был родом с Марса, но отчизну он не любил, особенно после того, как банда наркоманов-африканцев зарезала его родителей. В это время он учился в Университете на Земле. Когда парень вернулся на родину, он продал все имущество родителей, купил подержанный грузовик и лицензию "Интермарса". Через неделю он улетел, а убийцы его родителей, отпущенные за недоказанностью улик, погибли. Полиция Марса дважды допрашивала его после прибытия в очередной раз, но Джи только отвечал: "Я был в трауре, разве было у меня время застрелить семерых здоровенных негров?" Следователь был выходцем из Европы и тоже недолюбливал черных, это и спасло парня от судебных разбирательств. Прошло пару лет, и капитан Джи нашел свою нишу в грузовом бизнесе, однажды он признался тому самому следователю (за бутылкой, разумеется), что это он сделал решето из тех самых скотов, на что ему ответили, что в этом никто не сомневался.
    Уже три года капитан Джи постоянно ошивался на Луне, тут он имел квартиру и офис с секретуткой, симпатичной молодой девушкой, которая умела так хорошо замолаживать клиентов, чиновников и менеджеров из представительств, что грузовик капитана никогда не оставался без заказов. Это был средних размеров корабль, гордо именовавшийся "Пресвятая Дева", сам Джи называл его, между прочим, "Старая шлюха".

    * * *
    Любопытный парадокс, чем умнее становится человечество, тем изощреннее становятся средства отупления сознания. Когда в начале тысячелетия на Земле были легализованы легкие наркотики, тут же началось движение за разрешение "тяжелой артиллерии". В конце концов старый добрый алкоголь стали дополнять увесистыми "колесами", от которых мозги на первой космической скорости выходили за орбиту, но был и побочный эффект – каждый второй представитель вида Homosapiens превратился в олигофрена, находящегося в состоянии постоянного блаженного кайфа и способного выполнять только несложную механическую работу.
    К середине тысячелетия галлюциногены и стимуляторы уже рекламировали по ТВ и телекомпьютерам, а к 2900 году 90% человечества были системными наркоманами, причем с рождения.
    * * *
    Сколько раз я просил тебя не глотать это дерьмо! – капитан Джи был в бешенстве, его голубые глаза налились кровью, он выхватил из рук девушки пачку "Блюза" и выбросил в мусоросборник.
    - Но все это делают, шеф, - блондинка готова была заплакать.
    - Ты не все, ты работаешь в компании "Пресвятая Дева – космические перевозки", в уставе компании запрещено употреблять наркотики при исполнении служебных обязательств. Выйдешь за дверь – хоть всю пачку проглоти, сдохнешь от передоза – я принесу веночек из настоящих цветов в крематорий.
    - Я больше не буду… - девушка все-таки разрыдалась.
    - Конечно, не будешь, в следующий раз я тебя просто уволю! Пойдешь в бордель и будешь подставлять все свои дырки престарелым лунатикам. Так, все, успокоились. Что там у нас с заказами?
    - "Интермарс" через неделю, - вытирая кулачком слезы, ответила Диана, - сто килограмм дорогих антибиотиков с Земли и столько же стимуляторов активного действия.
    - И все? Перекинем на "Менестреля", если других грузов не будет, у него будет рейс при загрузке 70%. Ну что же так не везет, уже месяц сидим без работы.
    - Есть еще один заказ, сэр. Загрузка на 90%, но очень странный клиент, просит личной встречи с Вами.
    - Опять какая-то срань с Венеры?
    - Точнее, на Венеру, сэр. Он оставил свой телефон в отеле.
    - Я знаю, что он хочет мне предложить, послал бы его сразу, если бы не такая задница. Еще две недели без заказов, и мы разоримся, соедини меня с этим недоноском.
    - Вы будете говорить по своей линии?
    Капитан посмотрел на девушку и вздохнул:
    - Ты бы поняла, дура, если бы не глотала это дерьмо тоннами. По автономной линии, поняла? Идиотка…
    Встреча была назначена в баре дорогого отеля "Лунар Стейшн". Интерьер там был достаточно оригинальный, переплетение металлических конструкций и живые растения, столы и стулья из настоящего дерева. Заказчик, немолодой улыбчивый китаец в дорогом костюме, сидел за столиком и пил пиво.
    "Деньги у него есть" – сразу понял капитан, а вслух произнес:
    - Добро пожаловать на Луну.
    Присев на стул с грацией человека, выросшего на Марсе, он сообщил официантке в розовом прозрачном белье, тут же подбежавшей к нему:
    - Две порции пива.
    - Здравствуйте, капитан, я много слышал о вас и компании…
    - Давайте без пустых слов, приятель, я хотел бы услышать, что нужно, и сколько платят. У меня и так работы хватает.
    - Как вам угодно, - закивал головой клиент, не переставая улыбаться, но подошедшая девушка остановила его словоизлияния. Качнув бюстом, официантка поставила на стол два стаканчика с пивом, и, неестественно виляя бедрами, удалилась к барной стойке.
    - Оплата наличными, тройной тариф, - продолжил заказчик, - Нужно доставить груз с Земли, из Южной Америки, на Венеру. По накладным оформлены тропические растения и биосырье.
    - А не по накладным?
    - Контейнеры запечатаны и опломбированы, все таможенные документы в порядке, более того… - китаец нервно оглянулся на барную стойку и почти шепотом произнес:
    - Груз под личным контролем Президента.
    - Знаю я ваш контроль! Уже трое ребят погорели в прошлом году из-за Венеры.
    - Но они возили рискованные грузы вообще без документов, просто контрабандисты предлагали им рисковать, и они рискнули, тут совсем другое дело. Просто мы не хотим афишировать перевозку, Вы же знаете, проклятые журналисты следят за каждым грузом к Венере и потом придумывают всякие глупости о коррупции и тому подобных вещах.
    Капитан засмеялся, громко и откровенно:
    - Я бывал на Венере, приятель. Хоть мне лапшу не вешай, они ничего не придумывают, я бы даже сказал, они очень многое недоговаривают, не хотят пугать общественность.
    - Я не политик, я просто посредник, предлагаю вам легальную сделку, если не хотите…
    - Ладно, пункт погрузки?
    - Частный аэродром Паса де лос Торрос, 200 км от Буэнос-Айреса.
    - Когда?
    - Завтра нужно вылетать, чтобы уложиться в сроки.
    - Аванс?
    - После заключения договора.
    - Пройдем в мой офис.
    Офис – это, конечно, было слишком громко сказано, каморка три на четыре метра была лишь немногим больше средней лунной квартиры (3 на 3), но находилась в престижном районе и главное – недалеко от космопорта. Договор ответственности, договор перевозки, договор страхования, кейс с крупными купюрами. Капитан Джи и заказчик улыбнулись друг другу, и пожав руки, распрощались.
    - Ну, крошка, собирай заказы, завтра вылетаю в дальний рейс.
    - Счастливого пути, сэр.
    - И смотри мне, не соси это дерьмо, последнее предупреждение уже было.
    - Слушаюсь, сэр!
    - Сообщи экипажу, я жду на борту "шлюхи" через три часа. Нужно провести тестирование системы, а то вечно что-то глючит.
    * * *
    Экипаж "Девы" состоял из трех человек: собственно самого капитана Джи, техника и инженера. Капитан осуществлял общее руководство, инженер присматривал за работой программного обеспечения, а техник заботился о том, чтобы все контакты контачили. Инженер был высоким, атлетически сложенным мужчиной лет сорока пяти. У него были темные волосы, серые глаза злобно сверкали из-под мохнатых бровей, а еще он всегда имел такое выражение лица, словно всем был недоволен. Звали его Ник, его предки переселились откуда-то из Европы. Невысокий лысоватый техник был самым молодым членом экипажа. Капитан обычно называл его "Отвертка" или "Болтик с ногами", но парень был юморной и на прозвища не обижался.
    - Ну, что там у нас? – спросил Джи, появившись в рубке "Девы".
    - Хреново, - ответил инженер, развалившийся в кресле перед мониторами, - Я решил переставить систему, опять, мать его, навигация конфликтует с автопилотом. У Лысого еще хуже – он что-то там разобрал в аккумуляторной, и как всегда собрать не может.
    - Вот пидар! Я же просил его не трогать резервный блок, гарантия еще три месяца действует, мы бы поменяли его на Марсе, и дело с концом.
    - Не выйдет, капитан, - техник появился бесшумно, но когда о нем заговорили – смолчать не смог, - Дело с концом, он просто на куски рассыпался, нужно брать новый.
    Блымсь! "Невозможно установить папку № S 3.51. Убедитесь в том, что верно указан путь." Это был суровый механический голос центрального компьютера, отраженный на мониторе красным шрифтом и большим восклицательным знаком.
    - Что ты мне грузишь, твою мать! – заорал инженер, одной рукой отчаянно жестикулируя, а другой отменяя задачу.
    - Затрахали вы меня! – ругался уже капитан, - через три часа стартовать нужно, а тут бардак разгромленный!
    - Он мне хочет сказать, что не видит папку с "Навигатором"! – продолжал орать инженер.
    - Кто же виноват, что у нас руины вместо корабля? – разглядывая очередной восклицательный знак на мониторе, размышлял техник.
    - Ты успеешь установить новый резервный блок до старта? – капитан готов был кого-нибудь убить, но под рукой был только экипаж, а без него тоже далеко не уедешь.
    - Если хорошо постараемся… - техник почесал лысину, - Должны успеть.
    - Опять одни расходы! На хрен мы купили это лицензионное марсианское дерьмо, я же говорил – дороже обойдется! Вот тебе карточка, быстро двигай за новым блоком! Что ты стоишь?! Времени нету!
    Блымсь! "Невозможно установить папку № S3.51…"
    - Твою мать! – хором закричали инженер и капитан Джи.

    * * *
    Три часа нервов, напряженной работы и самой грязной ругани, а в результате – старт прошел нормально, все системы работают. Убедившись, что шеф благополучно вылетел, симпатичная Диана вынула из сумочки еще одну упаковку "Блюза" и положила на язык сразу две таблетки. Пальчики со сверкающим маникюром упали на клавиши видеофона.
    - Приходи ко мне, дорогой. Офис свободен, мой старик уже на орбите.
    В это же время в номере 311 отеля "Лунар Стейшн" улыбчивый китаец утонул в настоящей водяной ванной. Он только на вид казался миниатюрным и безобидным, но двум громилам африканского происхождения пришлось как следует потрудиться, чтобы снять с него одежду, запихнуть с головой в воду, и чтобы при этом не осталось никаких следов на его теле.
    - Ненавижу эту работу, - выразился один из орангутангов, придерживая салфетку так, чтобы кровь из разбитой губы не капал на пол. Его напарник вытирал лужи воды своей собственной рубашкой, ничего другого под рукой не оказалось, а использовать вещи китайца было недопустимо.
    - Ну, вроде бы все.
    - Может, мыло намочить?
    - Не нужно, он еще не успел помыться, лег в теплую ванную, расслабился и уснул.
    - А я бы намочил мыло. Я всегда сначала моюсь, а потом расслабляюсь.
    - Ну и дурак, я всегда наоборот делаю.
    - Может, спросим начальство?
    - Вот сам и спрашивай.
    - Нет, лучше ты, телефон у тебя.
    - Знаешь что, ничего мы спрашивать не будем! И мыло мочить не будем! И если я еще раз услышу от тебя такие глупости…
    Пронзительный зуммер телефона прервал нарастающую напряженность. Громилы замерли и даже затаили дыхание.
    - Жаль, что нет автоответчика, - прошептал тот, что с разбитой губой.
    - Кто бы это мог быть? – проворчал глухим шепотом его напарник.
    - А чего ты шепчешь, тут же все звуконепроницаемо.
    - А ты почему шепчешь? Ты первый начал.
    - Сматываться пора, вот почему.
    Закинув в пасть по таблетке, оба вышли из номера.

    * * *
    - Не отвечает, скотина узкоглазая, - Капитан Джи все еще жалел денег, потраченных на новый резервный блок, и поэтому пребывал в мрачном расположении духа. – Сам же просил позвонить после старта.
    - Наверное, наглотался " дерьма" до одури и храпит где-нибудь в ванной комнате своего номера, - попытался объяснить поведение заказчика Ник.
    - Храпит, а как же, - вставил свое слово техник, - в ванной и утонуть недолго под этим делом. Я вот слышал одну историю…
    - Тихо! – прервал капитан.- На самом деле мне это не нравится. Ну на кой хрен ему нужно было обязательно услышать нас сразу после взлета, причем не через секретаря, а лично? И почему он не снимает трубу в таком случае? Странно все это. Вообще какой-то дурацкий заказ, с самого начала полная дурь. Ничего не понимаю.
    - А тут и понимать нечего, - развел руками Ник. – Деньги платят – значит, все в порядке. Пусть они хоть полные идиоты, мне лично все равно.
    - Да, мне тоже, - капитан почесал бороду.
    - И мне, - подтвердил техник.
    - Только что-то мне не нравится, сам не знаю, предчувствия какие-то.
    Экипаж разразился истерическим смехом.
    - Плохи твои дела, шеф! Пора тебе "Блюз" глотать, - пояснил причину хохота Ник.
    - Не вижу ничего смешного, - обиделся Джи, чем еще больше развеселил подчиненных.
    - Алкоголь в невесомости крайне опасен, - напомнил техник.
    - Сам знаю, идиоты! И вообще, глотните по таблеточке снотворного и отправляйтесь ловить храпуна. Я буду первый дежурить.
    Первые трое суток полет протекал нормально, происшествий не было, члены экипажа сменяли друг друга в отсеке управления. Во время вахты инженер как всегда забавлялся компьютерными стрелялками, техник коротал время за виртуальной порнухой, а капитан предавался мрачным размышлениям.

    * * *
    - О… Какая девушка… - двое орангутангов заполнили офис "Грузовых перевозок такой-то девы". Столпившись на пороге, они представляли собой довольно забавное зрелище.
    - Слушаю вас, господа, - благожелательная Диана улыбнулась самой пресвятой порноулыбкой, на которую только была способна при виде двух уродов.
    - Вы… Это… Грузовые перевозки?
    - Мы рады предложить свои услуги, - блондинка сексуально облизнула губы, а двое громил зашли внутрь и закрыли за собой дверь.
    - Мы.. того…
    - Я отлично вас понимаю, сэр.
    - Ну… грузовые перевозки, короче.
    - Какой объем вас интересует, господа?
    - Ну.. это… - взмахнул руками наиболее разговорчивый.
    - Много, - пояснил другой.
    Оба были в одинаковых черных костюмах, у каждого на лице признаки потомственного дебилизма, даже глупенькая Диана почувствовала, что тут что-то не чисто.
    - Откуда и куда? – спросила она без особой надежды получить вразумительный ответ.
    - На Марс.
    - С Венеры.
    - Отлично. Какие сроки?
    - А когда вернется ваш грузовик?
    - Скоро, - Диана незаметно нажала каблучком на кнопку вызова службы охраны, - Так какой объем вас интересует?
    Орангутанги переглянулись и приблизились к девушке. Неожиданно дверь открылась и на пороге появился охранник в черной униформе.
    - Что ты хотела, кошечка?
    Телосложение у него было как у этих двоих, IQ приблизительно того же уровня, только он был симпатичнее.
    - Ах, дорогой… - блондинка томно вздохнула, но имя вспомнить не смогла, да какая собственно разница, - Ты знаешь, забыла купить "Блюз", не угостишь таблеткой, а то я не могу отойти, жду важного звонка…
    - Конечно, крошка, - охранник оттаял, как растаявшее мороженое, и достал из кармана пачку "Синего океана", - у меня, правда, только крепкие…
    - Это даже хорошо, - Диана выпорхнула из-за стола и нежно поцеловала своего спасителя.
    - О… - простонал тот и попытался обнять ее, но она выскользнула и повернулась к клиентам.
    - Ох, простите, просто без этой дури голова кружится, - девушка вскрыла пачку и вытряхнула одну голубую таблетку на ладонь, - Слушаю вас.
    - Мы… это…
    - Еще уточним.
    - Да…завтра.
    Олигофрены поклонились и, с трудом протиснувшись мимо охранника, вышли.
    - Спасибо, милый, ты просто спас меня от этих двух уродов.
    - Может быть, поужинаем завтра?
    - Конечно, дорогой, иди работай.

    * * *
    Полиция классифицировала смерть гражданина независимой Венеры, как несчастный случай. Представитель консульства подтвердил заключение судмедэксперта и расписался в протоколе. Инцидент был исчерпан. На информационных каналах было лишь краткое сообщение, даже если бы капитан Джи его услышал, не придал бы этому никакого значения.
    Четвертый день, выход на околоземную орбиту. Навигация начинает работать в автономном от здравого смысла режиме, и не реагирует на запросы. Предостерегающий восклицательный знак.
    Блымсь. "Программа совершила недопустимую ошибку и будет закрыта." В командном отсеке находился капитан Джи, который тут же начал будить Ника, используя при этом самые грубые выражения.
    - Что случилось? – заспанный инженер подлетел к мониторам, пытаясь протереть красные глаза.
    - Опять глючит твоя хреновина!
    - Которая? - Ник пытался прочесть приговор, начерченный большими алыми буквами на аварийном желтом фоне.
    - Этот хренов навигатор!
    - А… так нет проблем, нужно запросить копию с того процессора.
    - Так попробуй, я уже пробовал и вот что за дерьмо оно мне написало.
    - Не может быть, сейчас выясним, в любом случае переставить навигатор – это три минуты.
    - Ну так переставь, сделай что-нибудь, что хочешь делай, но я хочу, чтобы эта хреновина работала! Я убью тебя, если эта дрянь не заработает!
    - Спокойно, шеф, если она не заработает – убьемся все.
    - Ну почему на этой "Старой шлюхе" ничего не работает?!
    - Тихо, шеф, уже все работает.
    Карикатурная рожица навигатора уже подмигивала с центрального монитора.
    - Действительно. Ладно, пять минут осталось до твоего дежурства, я пойду спать.
    - Вообще-то, тридцать пять минут до моего дежурства.
    - Какая разница, позовешь перед коррекцией траектории.
    - Слушаюсь, капитан.

    * * *
    "Странные они какие-то", - думала Диана, рассматривая огромные разноцветные пенисы, летающие по офису. Девушка проглотила еще одну таблетку, включила музыку и хотела уже позвонить шефу, но испугалась, что капитан как-то догадается, что она ловит кайф, и обругает ее.
    - Нет, ничего страшного не произошло, - проговорила Диана скороговоркой, потому что капитан уже стоял перед ней, свирепо нахмурившись.
    "О боже, он же в полете, наверное, я хватила лишнего, пора приходить в себя."
    Капитан растворился в воздухе, помахав рукой на прощание. Комната постепенно погружалась в темноту, большие зеленые пауки из мультфильма "Свет Юпитера" ползали по столу, последним усилием воли девушка нажала на кнопку блокирования дверей, и отрубилась.
    - Зачем ты ей сказал про Венеру? – возмущенно прошептал на ухо своему напарнику один из орангутангов.
    Они сидели в ближайшем к офису капитана Джи баре, пили кофе и рассматривали движения потрясающей мулатки-официантки. После двух таблеток "Яблока Венеры" на каждого, девушка выглядела просто потрясающей, к тому же этот препарат имеет сильный сексуальный уклон.
    - Она услышала про Венеру, занервничала и вызвала охранника.
    - Да не вызывала она его, он сам случайно зашел.
    - А вот и не случайно, он спрашивал, что ей нужно, значит, сигнал получил.
    - Да может она его еще раньше по телефону вызвала, что-то он быстро появился, мы и минуту побыть не успели, а ты вот, действительно, чуть не завалил все. Заикался все время, двух слов связать не мог.
    - Я же говорил тебе – я в этой теме не рублю, сам бы и разговаривал про эти перегрузки, то есть грузовозки, твою мать, меня уже вставило…
    - Может, еще по одной?
    - Да ты что? Я и так уже готовый… Ладно, давай еще по одной.
    "Странные они какие-то" – думала официантка, - "Пьют уже третий кофе, таблетки глотают одну за другой. Они, наверное, тоже не местные. Как тот урод, назвавший меня так грубо. А эти двое красавчики, может, поприставать к ним?" Было утро и ранние клиенты уже ушли, а зеваки еще не появились. Только эти два куска мышечной массы сидели за столиком. Девушка проглотила таблетку для храбрости, и выждав несколько мгновений (пока на кофейнике не проступила красная надпись "Старт"), стремительно развернулась на каблучках.
    - Может вам еще что-нибудь, мальчики? – томно проговорила мулатка, приближаясь к посетителям.
    - О… да… еще кофе.
    - А мне сок…апельсиновый.
    Одному показалось, что на ней нет бюстгальтера, другой подумал, что она без трусиков, но они не знали, как ей сказать о словах своей страсти. Девушка хмыкнула и вернулась к стойке.
    "Олигофрены! Идиоты! Просто дураки…"
    - Да ты глянь, какая девушка! Я ее хочу.
    - Я тоже.
    - Так давай скажи ей это.
    - Почему я? Сам скажи.
    - Нет уж, я уже пробовал сегодня разговаривать с девушками. Сегодня не мой день.
    - А я вообще не умею с ними разговаривать, иду в бордель и показываю пальцем, остальное и так все понятно.
    "Придурки, скоты черножопые!" – такое разочарование, ей даже плакать хотелось. «Раз в жизни зашли в кафе парни моей мечты, и не обращают на меня внимания.» Девушка закинула в рот таблетку, а после недолгих раздумий еще одну. «Ничего, пока начнут собираться зеваки – меня уже отпустит. Сейчас сама подойду к ним и скажу им… все им скажу!»

    * * *
    - Занять свои места! – командовал капитан Джи.
    «Пожелание к экипажу – лучше занять свои места» - напомнил компьютер.
    - Все готовы?
    - Да, капитан, - ответил Ник.
    - Секундочку, капитан, - техник всегда немного запаздывал.
    - Мне-то что, если когда-нибудь тряхнет, а ты будешь тормозить – это будут твои проблемы.
    - Если бы можно было закинуться таблеткой – я бы не тормозил, шеф.
    - Если я еще раз услышу это от тебя – на «Шлюхе» будет другой техник.
    - Уже и пошутить нельзя.
    Блымсь! «Автопилот не может совершить посадку, так как координаты указаны неверно. Проверьте правильность…»
    После двух минут эмоциональной ругани капитан прокричал:
    - Перевести трахнутую систему на ручное управление и выясни, что этому пидару не нравится!
    - Да он задолбал! Координаты правильные.
    - Одно из двух: или у меня неправильная система, или неправильный инженер. Я думаю, что второе, трахай его как хочешь, но мне не хотелось бы самому рисковать. Мы уже в атмосфере, как вы думаете – я смогу сам посадить «Шлюху» так, чтобы хоть кто-нибудь выжил.
    - Но в играх… - попытался сказать техник.
    - Сейчас у нас не игра, у нас сейчас дерьмо! И если эта педерастическая система не заработает через десять минут – мы все будем трупами.
    Несмотря на все усилия инженера и ругань капитана, система не пришла в норму и посадка проходила в режиме ручного управления. Любопытнее всего был тот факт, что Джи посадил грузовик даже с лучшими показаниями, чем это делал обычно компьютер. После радостных криков Ника и щенячьего восторга техника, ведь все трое здорово струхнули, капитан вытер пот со лба и признался, что ему нужно выпить, и вообще он всех угощает сразу после таможенного осмотра.

    * * *
    Два антропоморфных неандертальца внимательно наблюдали, как официантка приближается к их столику, ставит на него поднос с напитками, расстегивает молнию своей кофточки и, покачнувшись, падает на пол.
    - Пора пойти отдохнуть, мне уже чудится, что официантки падают.
    - О! И я такой же глюк поймал.
    Громилы встали, каждый положил на столик по крупной купюре, синхронным движением поправив галстук, они вышли, аккуратно переступив через распростертое тело девушки.
    Таможенный досмотр закончился, офицеры поклонились и позволили экипажу выйти из корабля. Первыми вышли инженер и техник, их синие комбинезоны засверкали на трапе грузовика, последним покинул борт капитан. Его черный мундир с золотыми пуговицами должен был покорить местных девушек, но Джи сейчас хотел только напиться.
    Пасо де льос Торрос был небольшим городком, кормившимся за счет космопорта. Тут можно было найти уютный бар, классический ресторан, казино, шикарный публичный дом, одним словом, все, что угодно душе звездного странника. Употребление наркотиков официально запрещено, но все глотают таблетки, а дым от крепчайшей марихуаны заволакивает окрестности.
    - Все живы, отметим этот факт, - проговорил капитан, разблокировав грузовые отсеки для погрузки.
    - Я впервые в Южной Америке, - заметил техник.
    - А я уже бывал, девочки тут что надо, - отметил инженер.
    - И выпивка недорогая, - заключил капитан. Открытый простор, голубое небо – все это смущало лунатиков, но Джи полной грудью вдыхал раскаленный летним зноем воздух.
    - Посетим злачные места, пока они грузятся. Десять часов до старта, протрезветь успеем. А ты, Ник, поставь систему, пока мы будем пить – ты пропускаешь каждую вторую порцию. Мы с Болтиком завалимся на «Шлюху» и упадем пьяные, а ты будешь работать.
    - Слушаюсь, капитан.
    «Звездная пыль» – так называлась пивнушка, в которую зашли парни с «Пресвятой Девы». Они заказали по двойной порции рома на каждого, а через десять минут – еще две – для капитана и техника. Ник жевал лимон с солью, отхлебывал минеральную воду и курил толстую сигару. Забегаловка, к счастью, совсем не была похожа на грязные заведения колоний. Столы и стулья из плетеной древесины, фаянсовая посуда, живые растения просто вокруг. Их обслуживал парень в белоснежной рубашке, он реагировал даже на движение бровей посетителей.
    - Приятное местечко, - проворчал Ник, затягиваясь дымом своей сигары.
    - Ты бы чувствовал себя лучше, если бы трахнутая система не отказала в самый ответственный момент.
    - Железо уже сыплется, шеф. Я давно говорил вам, что нужно купить новый сопроцессор. Конечно, система будет глючить, если уже двадцать лет железо не меняли.
    - Ты должен был мне сказать – не полечу, пока не поменяете железо. Из-за такой мелочи мы чуть не убились. Вот Болтик настоял – я купил резервный блок, хоть и жалко было денег.
    - Лысому хорошо, у него сразу видно, работает, или нет, а в моем случае хрен его знает, что система отколет через минуту. Вот давайте купим новый сопроцессор прямо сейчас, тогда я ручаюсь за работу системы.
    - Отвечаешь за свои слова?
    - Отвечаю, шеф.
    - Эй, латинос! Еще рома всем троим. Ну смотри – если и после этого будут неполадки – убью тебя. Ты меня знаешь.
    - Ну я же не пидар, капитан.
    - Решено, я покупаю тебе твой трахнутый сопроцессор. А вот и ром, благодарю, парень.
    Официант расставлял всем по бокалу рома, тут же убирая пустую посуду. На его лице светилась улыбка, может быть, несколько натянутая, но подвыпившие клиенты вряд ли могли обращать внимание на такие мелочи. Залпом осушив свои стаканы, все трое вышли из бара, оставив на столике щедрые чаевые.

    * * *
    Когда Диана пришла в себя, рабочий день уже заканчивался. Девушка поправила прическу, прослушала автоответчик и просмотрела электронную почту. Ничего интересного. Она подхватила сумочку, разблокировала дверь и хотела уже идти домой, но тут неожиданно дверь распахнулась и в офис ворвались уже знакомые ей олигофрены. Единственное, что Диана успела сделать, так это широко раскрыть глаза.
    - Может, передохнем, капитан? Не могу же я его тащить всю дорогу, - взмолился Ник.
    - А кто же его будет тащить, я, что ли?
    - Говорил же я, не нужно было Лысому пиво наливать.
    - Спокойно… я сам уже могу, - отозвался техник.
    - Попробуй поставить его на ноги, - попросил Джи и инженер выполнил приказ, но Болтик тут же упал навзничь, раскинув в стороны руки и ноги.
    - Вот это называется дерьмо, - с чувством проговорил Ник, язык которого тоже заметно заплетался.
    - Засранец, - подтвердил капитан, - придется тебе тащить его дальше.
    - И в такую жару… - простонал инженер, взваливая себе на плечо нетранспортабельное тело техника. До космопорта оставалось еще не меньше двух километров, а до старта не больше семи часов, благо новый сопроцессор лежал у капитана в нагрудном кармане. Еще метров через сто Ник вместе со своей ношей упал, пробормотав нечто нечленораздельное. Это случилось как раз на пороге небольшого открытого кафе. Несколько посетителей, уютно расположившихся под широкими белыми зонтиками, от души захохотали, а встревоженный официант подбежал к капитану.
    - Чем я могу вам помочь, синьор?
    - Один двойной джин с лимоном и два крепчайших кофе для этих паразитов.

    * * *
    Смерть Дианы наступила вследствие передозировки таблеток «Синий океан», но был побочный эффект – на правой руке девушки были явно заметны синяки.
    - Наверное, сосуды слабые, - прокомментировал один из орангутангов.
    - Сосуды тут ни при чем, придурок! Не нужно было ей так крепко руку сжимать.
    - А ты видел, как она брыкалась? У меня, между прочим, до сих пор яйца болят, а ты еще и смеялся.
    - Может, не заметят?
    - Какая теперь разница – смываться пора.
    Глядя в безжизненные серые глаза блондинки, орангутанги закинули в рот сразу по две таблетки, и вышли из офиса.

    * * *
    Белая широкополая шляпа, белая рубашка, белые брюки и белые туфли – так был одет представитель фирмы-отправителя. Немолодой полноватый мужчина, в крови которого были смешаны все расы человечества, каждые три минуты вытирал лицо белым платком из натурального шелка. Он уже три часа стоял под трапом «Пресвятой девы», и если бы тут были стены, он бы уже на них залез. Уже меньше часа оставалось до старта, а экипаж все еще не появился на борту грузовика, но когда он увидел, КАК они приближаются, то вначале не поверил своим глазам. Инженер и техник вели капитана под руки, точнее, тащили, так как ногами он сам не двигал.
    - Господа! Вы уверены, что он сможет управлять кораблем в таком состоянии?
    - А ему зачем управлять, компьютер с этим справится еще лучше, - попытался успокоить агента Ник.
    - Ему нужно подписать документы.
    - Нет проблем, - улыбнулся техник и заорал так, что представитель отправителя вздрогнул:
    - Шеф! Бумагу подписать надо!
    Капитан открыл один глаз, вынул ручку из нагрудного кармана и в правом нижнем углу подставленного ему агентом документа неровно нарисовал свою подпись.
    - Благодарю, вот ваши таможенные накладные, - ответил тот и хотел уже уходить, но инженер буквально вырвал бумагу из его рук.
    - Так дело не пойдет, - заявил он, - вначале я должен убедиться в наличии груза. Лысый, подержи шефа.
    - Пожалуйста, смотрите, - испуганно ответил агент.
    - Успокойтесь, все будет нормально, - говорил ему между тем техник, аккуратно усаживая капитана на ступеньку трапа, - просто у шефа был тяжелый день, мы чуть не разбились при посадке, так как у нас отказал автопилот. Шеф посадил корабль в ручном режиме, причем делал он это впервые в жизни. Капитан немного расслабился, но через десять минут он будет в норме, уверяю вас.
    Агент снял свою шляпу, и, перекрестившись, пробормотал:
    - Спаси и сохрани.
    Южная Америка была континентом, где все еще сохранялось влияние христианства.
    - Все в полном порядке, - сообщил инженер, выходя из грузового отсека, - Тридцать контейнеров, все опломбированы. Вот ваши документы, сэр, можете идти.
    Агент надел шляпу и ушел, по пути что-то сообщая, вероятно, руководству, по телефону.
    - Ну что, потащили капитана? – спросил техник.
    - Сам его тащи, - Ник посмотрел на часы, - у нас сорок две минуты до старта, а мне еще нужно установить сопроцессор и систему поставить, вообще-то должен успеть.

    * * *
    Диана была очень красивой девушкой, охранник никак не мог забыть ее нежный поцелуй. Он хотел бы еще перекинуться с ней парочкой слов, но она задерживалась. «Наверное, много работы» – думал парень, но когда ушел служащий последней конторы, он решил навестить красотку. В его сознании уже разворачивались смелые эротические фантазии. Дверь не была заблокирована и охранник спокойно зашел внутрь офиса, но через мгновение выскочил и побежал звонить в полицию.
    - Ох, как же у меня голова болит, - стонущий капитан занял свое место. Инженер и техник не обращали на него внимания, так как были поглощены игрой, они сражались друг с другом на разных компьютерах, разбрызгивая тонны напалма и выпуская по тысяче ракет с гремучей ртутью, благо динамики были на минимальной громкости.
    Блымсь, трынь-трынь! Получено срочное электронное сообщение, игрокам, разумеется, это до одного места.
    - Посмотрите, что там за почта, - попросил Джи, приказывать не было сил.
    - Секундочку, - ответил Ник, не отрываясь от монитора, - минутку, капитан, убью Лысого и гляну.
    - Ни хрена не помню, как мы взлетали, помню только, что потом меня тошнило.
    - Это не то слово, сэр, - отозвался техник, - убирать блювотину в невесомости – жуткое дело. Естественно, что этим занимался я, этот змий сказал, что это расплата за транспортировку моего тела до космопорта.
    - Ну ясное дело, знаешь, какая жара была? Лучше было бросить тебя в этом Пасо де лос Торрос, ты был хуже, чем капитан на взлете.
    - Разве я обрыгал кого-нибудь? – возмутился Болтик.
    - По-моему, обрыгал, - задумчиво почесал затылок Ник.
    - Троих, - подтвердил капитан, - официанта, но это ерунда, он все равно благодарил за чаевые, а еще двух посетителей. Они курили марихуану, и ты пошел к ним попросить затянуться.
    - И как?
    - Затянулся и обрыгал обоим их белые брюки, а потом еще упал в бассейн с рыбками. Официант пытался ловить тебя, чтобы ты не утонул, а ты в это время пытался рыбок ловить.
    - Про рыбок я не помню, - отозвался инженер, уничтожая ракетные и радарные установки Болтика.
    - Я что-то тоже не помню, - вставил техник.
    - Мне очень хреново, - признался капитан, - найдите что-нибудь облегчающее и посмотрите, что там за сообщение.
    - Секундочку, ну давай, готово! Отдыхай, Лысый.
    - Как всегда, - проворчал техник.
    - Сейчас буду спасать, капитан. Одной таблетки хватит? Лысый, глянь на сообщение.
    - Уже смотрю, это с Луны. Твою мать! Наша Диана загнулась.
    - Что?
    - Сообщение от криминальной полиции, наша девочка умерла от передоза таблеток «Синий океан».
    - Ни хрена себе, девочка свихнулась.
    - Она же никогда не принимала «Синий океан», глотала этот трахнутый «Блюз», - капитан пытался что-то вспомнить, но голова жутко болела.
    - Тут еще написано, что рассматривается версия о насильственной смерти.
    - Кто же это нашу Диану так неудачно трахнул? Кто-нибудь даст мне, кстати, таблетку?
  2. К. Огин Факел

    К сожалению, вместилась только первая глава... Если у кого-то будет желание, я помещу сюда всю небольшую повесть несколькими частями...
  3. Знак Administrator

    Да, это примерно то, о чём говорила Анна Сергеевна. )) Огин, давайте дождёмся её предложения по разделению направлений, а потом в соответствующие разделы будем постить.
  4. К. Огин Факел

    Я еще не успел прочитать о чём говорила Анна Сергеевна, но напечатать пару своих работ на этом ресурсе она мне уже предложила. Пойду читать.
  5. Знак Administrator

    Придумываем разделы для разделения направлений, где и предлагается размещать соответствующие произведения. Ну ваше видимо... космическая фантастика?
  6. К. Огин Факел

    Да, именно так. Вообще-то я терпеть не могу космическую фантастику, и как человек противоречивый 10 лет назад написал вот это странное произведение.
  7. Анна Сергевна Коктейль Молотова

    Знак, пока ждём... караван-то всё равно должен идти, правильно? :) Так что, может пущай люди постят не стесняясь?.. :)
  8. К. Огин Факел

    Я уже застеснялся, но надеюсь дождаться появления разделов МИСТИКА и ФАНТАСМАГОРИЯ.
  9. Знак Administrator

    Ну стоит поторопиться, чтобы перебросить потом в соответствующий раздел. Чтобы, скажем, трансгуманисты, для которых первые же строки о "третьем тысячелетии и космических кораблях" заставят взвыть и высказаться нелицеприятно, даже и не пробовали читать. А любители погружаться в фэнтези, где волшебство и мечи повергают добро и зло к ногам героя, просто на дух не переносят разговора о чипах, имплантах и ноотропах, чтобы не заглядывали для вящего спокойствия в раздел НФ-фантастика.

    Ну, как представьте, открывает человек банку икры, а там майонез. Будут лишние звуки, что чревато проблемами модерации. Пусть аудитории соответствуют, ага.
  10. К. Огин Факел

    Нет, скорее открывает человек банку без опознавательных знаков, надеется увидеть там икру лососевую, а обнаружит фасоль в томатном соусе...
    :)
  11. Знак Administrator

    Пока оставим этот кусок для эксперимента, увеличим размеры, что можно будет запостить (или по главам как-то может лучше будет большие произведения забрасывать)
  12. К. Огин Факел

    Можно и по главам. Если найдётся хоть кто-то, кто захочет прочитать дальше - вот это и само собой оценка читателя...
  13. К. Огин Факел

    Глава II
    ТЕМНАЯ СТОРОНА ВЕНЕРЫ

    Полет прошел нормально, «Пресвятая дева» вошла на орбиту Венеры, Ник как всегда ругался, но система работала, даже посадка прошла без сбоев, после перегрузок капитан заявил:
    - Я думал про Диану, воображал, что это плохая примета, но клянусь промежностью своей матери – это было самое опасное наше путешествие, чтоб у Ника задница порвалась…
    - Капитан, твою мать, все живы и здоровы!
    - Заткнись, недоносок. Так вот, я думал – это плохая примета, думал, что всем нам придется сосать клитор Венеры, но злая судьба не протрахала нас в задницу, вашу мать. Одним словом, чтоб вы подохли, сукины дети, все мы живы и здоровы, но если еще раз повторится что-то подобное – всем вам …
    - Капитан! – Ник готов был порвать на груди форменный комбинезон. – Ну почему я всегда крайний?! Я же настроил систему, твою мать, с тех пор как сменили сопроцессор, сбоев не было…
    - Ты прав, старина, но почему, твою мать, мне пришлось сажать «Шлюху» в ручном режиме?!
    Перепалка заняла около тридцати минут и закончилась бы дракой, если бы техник не уговорил инженера и капитана успокоиться и выйти к таможенникам, которые уже давно поджидали их под трапом. Грязные шлюзы Венеры встретили экипаж очень демократичным обхождением таможенных псов, которые даже не утруждали себя проверкой груза и сразу подписали и проштамповали таможенные документы. Космопорт «Роза любви» вполне соответствовал своему названию, сразу после спецзоны располагались публичные дома, имевшие славу лучших в конфедерации, во всяком случае извращенцы могли найти здесь (неофициально) девочек и мальчиков от семи лет. Цены были умеренные, полная конфиденциальность гарантировалась и заверялась отдельным страховым договором, короче – секс-рай гарантирован, но, как часто бывает, для кого-то он оборачивался адом. Особой популярностью у сверх богатых клиентов пользовались одноразовые жертвы, которых насиловали, терзали и убивали. Все это было незаконно, но работало практически легально.
    После того как все таможенные формальности были соблюдены, экипаж решил отвиснуть в одном из ближайших заведений веселой планеты, но там было очень грязно и они отправились в центр. Капитан Джи угощал, в то время когда получатели разгружали трюм и перечисляли финансы на счет компании «Пресвятая дева».
    - Детей трахать не будем! – заявил капитан, потягивая ром из высокого зеленоватого бокала. – Достал, сукин сын, сутенер долбаный! Пойди трахни своего папу в задницу, урод! Ей же даже пяти лет нету… Что ты сказал?!
    Ник смог удержать шефа только после того, когда тот свалил на пол голубоватого сутенера и ломал ему ребра тяжелым сапогом лунного хиппи. Не было ничего удивительного в том, что Джи вспылил, и дело даже не в алкоголе, им просто привели показать девочек на ночь (самой старшей не больше двенадцати лет), а к тому же педик сутенер грубостью ответил на грубость капитана, ну как тут не проломить ему переносицу?
    - Унесите это тело. – попросил инженер двух обнаженных официанток, сбежавшихся на шум драки. – Когда он в таком состоянии – даже я долго его удержать не могу. Вы меня слышите, проститутки, чтоб вам спермой захлебнуться!
    - Отпусти меня – это приказ! – кричал в это же время капитан, отшвырнув техника, пытавшегося прийти на помощь к Нику.
    Девочки завизжали и разбежались, официантки завизжали еще громче и тоже убежали, Джи вырвался из стальных объятий инженера и с одного удара ноги проломил недобитому сутенеру череп. Скудные окровавленные мозги потекли по ковровому покрытию пола. Немногочисленные посетители, кроме двух мрачных типов в дальнем углу бара, с криком покинули помещение.
    - Ну что это за дерьмо, капитан?1 – Ник готов был и сам убить шефа, такой был злой. –Ну на хрена ты замочил этого пидара, и столько свидетелей было…
    - Руки за голову! Вы арестованы! – громилы, спокойно сидевшие в углу бара, неожиданно выхватили огромные крупнокалиберные стволы и направили их на экипаж «Трахнутой шлюхи».
    - Спокойно ребята, у меня куча денег! – попытался погасить конфликт капитан Джи.
    - Заткнись, белый дегенерат! Перед тобой офицеры криминальной полиции свободной планеты Венеры.
    - Нас не купишь, недоносок!
    - Вы просто не знаете сколько у меня денег, смотрите… - Джи вынул свой «Тронгер» просто на глазах у парочки идиотов и спокойно прострелил их черепные коробки, офицеры даже глазом моргнуть не успели, не говоря уже про курки своих стволов.
    - Ну, мать твою, шеф, это уже серьезно! – заорал Ник.
    - Спокойно, инженер, я знаю что я делаю.
    - Это же трахнутые полицейские, твою мать! Ну что нам теперь делать с этим дерьмом?
    - Засунь его в очко и попрыгай! Ты думал тут все так просто? Быстро сматываемся через второй выход! Клянусь задницей «Старой шлюхи» – нас там уже ждут.
    Два стража порядка в черных униформах действительно уже ждали беглецов, они только не ожидали, что капитан будет стрелять первым, лучше было бы им опустить забрала своих шлемов. Перепрыгивая через их поверженные тела, братья-водилы поспешили к злачным районам веселой планеты. Капитан при этом ругался, инженер злился, а техник молился, самое любопытное в этой ситуации – в маньяка бога-отца он не верил.

    * * *
    - Как это понимать – «им удалось бежать»?! На хрен я кормлю столько полицейских, бля, народные деньги трачу? Найдите их и уничтожьте, бля, оцепите весь район, бля, да что я вам приказывать что ли должен, бля, исполняйте и докладывайте! – президент Венеры отключил телефон и вынул из под стола бутылку водки. – Подонки, бля…
    После третьего дринка к нему привели красивую девочку и она сделала президенту миньет, голографические экраны извергали при этом виртуальную сперму и разрывали на куски видеоплоть малолеток. После пятого дринка президент выпал в осадок и какое-то время не беспокоил своих помощников.
    - Твою мать! – сказал Джи, когда ему пришлось пристрелить еще двух тупорылых полицейских. Они были не виноваты в том, что им приказали убить экипаж «Девы», но разве можно осуждать капитана за то, что ему пришлось производить упреждающие выстрелы? Были бы они чуть поумней – не смогли бы ребята запыхавшись бежать по бесконечным коридорам венерианской колонии №1. Поселение Эрос вообще отличается своей запутанностью.
    - Теперь они нас точно не простят. – простонал техник, вытирая пот со лба рукавом комбинезона.
    - Они бы и так нас не простили, поверь мне, а теперь уже не имеет значения, сколько там трупов. – расталкивая толпу проституток, пропыхтел капитан.
    - А куда мы бежим, шеф? – спросил инженер, хватая начальство за рукав.
    - К кораблю, конечно. – ответил капитан, вынужденно останавливаясь.
    - Нам к кораблю даже подходить опасно. – Ник оглянулся на техника, но тот только плечами пожал. – Они нас там уже ждут, капитан.
    - Кто они? О чем ты говоришь?
    - Я говорю о тех ребятах, которые хотят нашей смерти. Нас ведь ждали на выходе, разве не понятно? Это подстава была с самого начала.
    - Еще раз, я не понял.
    - Нужно меньше пить, капитан, может, мозги будут работать.
    - Минутку, я вроде бы понимаю, я же не совсем конченый.
    - Это еще не известно. – вставил техник.
    - Нужно вспомнить все. Ныряем в такси. – капитан опустился на переднее сидение красочного кабриолета.
    - Куда вам? – вежливо спросил водитель.
    - В клуб, как его, там где фонтаны…
    - В «Промежность Венеры»?
    - Точно, все время забываю, как оно называется.
    В то время, как полицейские сбились с ног разыскивая особо опасных преступников, экипаж «Девы» глотал крепкий кофе в одном из самых дорогих ресторанов планеты. На сцене разыгрывалось эротическое шоу, грудастые длинноногие мулатки пронзали огромными фиолетовыми фаллосами гениталии миниатюрных китаянок. Легкий перезвон южно-американской музыки заглушали крики и стоны танцовщиц.
    Капитан Джи полагал, что все зло современного мира происходит от наркотиков и падения нравов. Он был не одинок в своих суждениях, но большинство человекообразных граждан Солнечной системы об этом не думали, уже нечем было. Глотать таблетки и трахать кого попало – это привычное занятие современного человека. Вы думаете, что наркота дает возможность расслабиться и прочистить извилины? Вы думаете, что побочный эффект в виде полудебилизма вас обойдет? Ошибаетесь, недоноски, это большая ошибка, вашу мать, дерьмо делает из вас конченых придурков. Дерьмо отшибает вам мозги и превращает вас в кусок дерьма. Это часть политики по превращению свободных граждан в зависимых идиотов. Вот вам правда жизни и побочный эффект траханой общечеловеческой цивилизации.
    Всякий раз, когда капитан Джи доходил до кондиции, он читал лекции на тему дальнейшего развития, то есть дегенерации общества и человечества. Экипаж «Шлюхи» уже давно к этому привык, оставалось только поддакивать шефу. Агенты государственной службы безопасности планеты Венера уже арестовали более двух десятков лиц, похожих на него, но капитан только читал морали своим людям и малыми глотками отпивал ром из бокала. Ему было на все наплевать, он думал. Действительно, было о чем подумать. Секретутка погибла от передоза, китаеза пропал, вашу мать, на экипаж «Шлюхи» охотятся траханые бандиты, а может спецслужбы, вашу мать так - перетак.
    - Я долго думал – я все понял. – наконец-то выговорил капитан и откинулся на спинку дорогого стула. – За нами охотятся люди Рачмы, все дело в контейнерах, которые мы доставили на эту трахнутую Венеру.
    - Мы с Ником не сомневались в этом, шеф, – техник с инженером переглянулись и тот кивнул. – Вопрос в том, как нам теперь выбраться из этой передряги.
    - Эти козлы не отпустят нас живыми, капитан, – мрачно добавил Ник.
    - А мы их и спрашивать не будем, думаете, я не думал о том, как выбраться из этой передряги? Только об этом и думаю. Есть только один выход, но он очень тяжелый и опасный, если у вас штанишки не промокнут – сядем все на корабль и гудбай.
    - Чтоб я сдох, если я что-то понял, – инженер придвинулся вплотную к капитану и обдав его хорошей дозой алкогольного перегара прошептал: - Мы все покойники, шеф.
    - Дерьмо не тонет, Ник, а мы с тобой умнее, чем кусок дерьма. Думаешь, мы не сможем перехитрить этих конченых олигофренов? Они же тупые, они еще хуже, чем банда придурков, они каждый день глотают колеса, а мы выпили по бокалу, немного расслабились и готовы к бою. Вы оба видели – я перестрелял этих недоносков как детей малых, они что – были готовы к бою? Они даже не врубились, не сообразили, что с ними произошло. Вот что я вам скажу, парни, не родились еще те уроды, которые смогли бы победить меня и мою команду.
    Сказано все это было очень убедительно, но особого оптимизма не прибавило, инженер продолжал дуться, техник находился за гранью нервного срыва, один только Джи хищно улыбался. Он попросил счет и добавил щедрых чаевых, после чего с высоко поднятой головой вышел из заведения. Уходя, инженер взглянул на сцену. Три белые девушки насиловали негритянку, для убедительности, они били ее розгами по спине и ягодицам. Шоколадка пищала и облизывала их промежности.
    * * *
    Президент независимой планеты Венера имел тяжелую репутацию. Деспот и самодур - Иоанн Элвис Рачма – уже трижды побеждал на выборах и собирался оставаться на ответственном посту еще два раза по столько же. Он был низеньким, сморщенным старичком со слабым здоровьем, отвратительным характером и параноидальным синдромом подозрительности. Несколько уникальных пластических операций ненамного скрасили его уродство, которое, пожалуй, было его единственным выдающимся качеством. Рачма был фактическим владельцем нелегальной наркоторговли и проституции на Земле, Луне и Марсе, а что касается Венеры, то он был фактическим владельцем всей планеты. Все неугодные президенту люди (которые не смогли сбежать на Землю или Луну) погибли при загадочных обстоятельствах: троим из них отрезали голову, двоих застрелили грабители, но в основном это были транспортные катастрофы. Многие политики и журналисты Земли любили поговорить о нарушении прав человека на Венере, но это были всего лишь разговоры.
    Дворец президента, представлявший собой неприступную крепость в стороне от собственно столицы, был оборудован по высшему классу, имел собственный космопорт, подземный бункер с запасом воздуха и продовольствия лет на сто и целую дивизию личной охраны. Подземные сады и бассейны отнимали денег у бюджета планеты больше чем здравоохранение, социальная помощь и система обучения вместе взятые.
    Самым дорогим и наиболее любимым Рачмой механизмом дворца была охрана. Доблестные громилы всегда лихо отдавали честь президенту, стреляли без промаха и грозно хмурили брови при проверке документов посетителей. Не хватало им лишь одной черты, которая в избытке присутствовала у их президента, подозрительность была в дефиците. Ну кому бы в голову пришло атаковать столь мощную цитадель, как дворец президента?
    Когда к центральному подъезду подкатил лимузин представительского класса, охранники ничуть не удивились, такое случалось по несколько раз в день, они не обратили внимания на то, что лимузин был взят напрокат, и тут же отъехал, когда из него вышли трое дорого одетых джентльменов. Они даже не подумали блокировать ворота, когда троица нагло ввалилась внутрь с ворчаньем: «Проверьте, нас вызывали». Четверо охранников – трое нападавших, собственно, нападал в общем-то капитан, техник и инженер были скорее свидетелями, чем соучастниками. Несколько секунд и тишина. Трупы охранников не были видны направленной наружу следящей аппаратуре. «Нам просто повезло», – объяснил Джи, вручая своим людям личное оружие, бывшее табельное оружие бывших охранников президента Венеры.

    * * *
    - Посмотрите на себя, недоноски! – кричал начальник службы безопасности спец объекта №1, то есть дворца Рачмы, на двух орангутангов, смиренно опустивших головы и пожимавших широкими плечами.
    - Это… того…
    - Вы провалили операцию!!!
    - Не, мы это…
    - Вы конченые придурки! Вас нужно отправить в больницу, для опытов, а еще лучше в публичный дом для пидаров, чтобы престарелые гомики-туристы порвали вам ваши грязные задницы!
    - Не, мы того…
    - Да вы только посмотрите на себя, уроды! Зеркало за спиной, обернитесь и посмотрите.
    Громилы обернулись и посмотрели на себя в зеркало. Морды как морды, ничего особенного, каждый день такие. Подумаешь, какие-то лунатики сбежали из-под носа, далеко не убегут, бежать-то особенно некуда.
    - И вообще нас там не было, мы спали.
    - У нас выходной был.
    - Да, после командировки…
    - А я вам говорю – вы конченые придурки! Вы лично отвечаете за операцию, кто же может спать в такой момент? – начальник плюхнулся в кресло и проглотил сразу две таблетки «Синего океана», а потом еще и запил их дорогой водкой «Спирит». Злость понемногу отошла, на ее место пришла ярость чиновника, которого лично обругал САМ. Хорошо еще, что эти два олигофрена действительно спали во время проведения спец операции, а то своей задницей пришлось бы отвечать за провал перед САМИМ. Ладно, мальчики, вы и так затрахали меня своей тупостью, офицеры службы безопасности и не должны быть сильно умными, но вы все рекорды по идиотизму побили. Начальник вынул из под стола резиновую дубинку и несколько раз ударил подчиненных по голове. Оба поморщились, после чего один почесал макушку указательным пальцем.
    - Мы все сделаем, шеф.
    - Все будет нормально, шеф. Ну куда ж они денутся с космической лодки?
    - Короче, уроды, если через час они не нарисуются – вы оба покойники.
    Шеф закинул в рот еще одну таблетку, после чего закинулись и подчиненные. Кодированная дверь с легким шуршанием открылась. В кабинет начальника службы охраны вошли три человека с оружием наголо. Они были одеты в дорогие костюмы, а не в форменные комбинезоны, но два придурка знали их в лицо.
    - Что вам здесь нужно, господа? – растерянно спросил хозяин кабинета.
    - О… они нарисовались, шеф…
    - Нам нужно встретится с президентом Рачмой, – уверенно произнес капитан, наводя дуло своего «Тронгера» на лоб начальника службы безопасности спец объекта №1.
    - Срочно, – добавил инженер.
    Хозяин кабинета резко дернулся, и это была большая ошибка. Если бы он не выхватил из внутреннего кармана свой именной «Магнум», скорее всего, остался бы жив. Его можно было уважать за преданность конченому начальству, но в любом случае это было глупо, очень глупо. Он мог бы найти более подходящий момент для контратаки, а вместо этого его мозги вместе с кусками черепа влипли в стенку за его спиной, но что же взять с конченого наркомана…
    - Я буду краток: или вы меня проведете к вашему президенту, или я вас пристрелю, – сообщил капитан Джи двум орангутангам, застывшим перед трупом непосредственного начальника.
    - Мы того…
    - Проведем…
    - Без проблем…
    - Очень хорошо, только без глупостей. Сдайте оружие!
    Делать нечего, пришлось вынуть из потайных карманов табельные «Кобры» и полностью повиноваться приказам этого странного человека, жить ведь хочется даже конченым придуркам. Что было хорошо в этой парочке - они были очень послушными и дисциплинированными исполнителями.
    * * *
    Все взрослое население Земли и планетарных поселений делилось на две части: «наркоманы», то есть те, кто глотает парочку таблеток вечером после работы, и «конченые» - эти закидывались круглые сутки. «Кончеными» были на самом деле почти все, глюки и дурацкий смех сопровождал человека, это неразумное животное, куда бы его ноги ни понесли, ведь кругом продают красивые цветные коробочки, а в них цветные капсулы, таблетки, шарики и кубики. Одним словом, дерьма хватает на свете, но все это действительно дерьмо, его и называют так потому, что до полного идиотизма этой дрянью не убьешься. Настоящие «конченые» употребляют еще и порнуху, нелегальные средства в ампулах и порошках, их не глотают, а вкалывают шприцом, или нюхают, или закапывают в нос. Вставляет порнуха очень сильно, просто до беспредела, но есть побочный эффект – организм может сдохнуть, не зря эту гадость называют еще «быстрой смертью».

    Глава III
    ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ КАПИТАНА ДЖИ


    Капитан Джи очень любил петь, чем постоянно раздражал своих невольных слушателей. Он вечно мурлыкал забойные рок-хиты двухвековой давности, но при полном отсутствии слуха и очень слабом (если петь) голосе – это было просто ужасно. Его голос звучал хорошо, если он отдавал команды, разговаривал с заказчиками, или просто болтал о жизни… Когда капитан Джи пел, тошнило даже компьютер, обычное злобное рычание (манера разговора) превращалось в на редкость гнусное блеяние, к тому же он фальшивил на всех нотах. «Хватит, шеф, система повиснет!» - часто поговаривал Ник, но этого обычно хватало минут на десять. В герметичной капсуле космического корабля к пению капитана можно было относиться с юмором, но в нервозной атмосфере президентского дворца у инженера и техника терпение лопнуло.
    - Хватит петь! – хором заорали они, отчего их проводники вздрогнули.
    Они стояли в темном коридоре, ожидая лифта на нижний ярус. Им предстояло преодолеть сотню охранников и тысячу охранных систем, а тут еще гадостное исполнение песни, которая еще тысячу лет назад всех задолбала.
    - Не понимаю, как ты вообще можешь петь в такой ситуации? – прохрипел Ник, вытирая пот рукавом дорогого пиджака.
    Капитан и сам нервничал, от того и пел, но взглянув на свою команду…
    - Успокойтесь, уже никто не поет. У нас сегодня очень важная и очень ответственная работа. Нам нужно выжить и как-то попасть на свой корабль, а потом убраться подальше от этой трахнутой дыры. Нам еще повезло, что у нас такие хорошие помощники. Им тоже нужно выжить. Правильно я говорю? Где ваш венерический президент? Вы меня слышите?!
    Лифт бесшумно распахнул дверцы. Это был один из секретных запасных выходов, доступ к которому имели немногие, благо парочка дегенератов имела полторы извилины на каждого, и они вовремя смогли сообразить, что по центральной галерее они не пройдут с такими попутчиками.
    - Он там…
    - Да, внизу…
    - Ладно, я вам верю, но очень хорошо стреляю. Запомнили?
    Оба кивнули и одновременно приложили к пульту свои магнитные карточки. «Доступ к пульту открыт, введите пожалуйста код». – пропел милый женский голос. Громилы переглянулись и посмотрели на капитана.
    - Твою мать! – прошептал техник.
    - Это что, ловушка? – приподняв ствол, прорычал инженер.
    - Вы что, не знаете кода? – почти спокойно спросил капитан.
    Оба пожали плечами и опять переглянулись.
    - Я попробую, – сообщил Ник, вынимая из кармана серый тестер.
    - Если он ошибется, мы все покойники. – добавил техник.
    - Если он ошибется – они покойники, а мы еще повоюем.
    Капитан направил свой «Тронгер» на висок одного из проводников.
    - Да тут просто нужно ввести номер яруса. – захихикал инженер.
    - Слава господу нашему… - прошептал тот, который был мишенью.
    - Благодарю, Ник. Поехали!
    * * *
    С личной жизнью у капитана Джи были сплошные проблемы. Когда он еще учился в университете, одна симпатичная девушка пообещала стать его женой и через неделю официально вышла замуж за другого. Скорее всего, и первый и второй поступок был совершен под кайфом, но для парня это стало жуткой трагедией. Он поклялся сам себе, что никогда не будет употреблять наркотики, он и до этого ими не баловался, но тут уж было твердое решение. С тех самых пор капитан Джи искал девушку, которая не глотала бы это дерьмо. Он знал, что такие девушки существуют, но на его пути они не попадались. Нескольких пытался отучить, все попытки были неудачными. Еще у него была фантастическая мечта встретить девушку девственницу и жениться на ней. Он об этом никому не рассказывал.
    На земле таблетки разрешено продавать лицам не моложе 16 лет, на Луне – не моложе 18 лет, но кто обращает внимание на такие мелочи… Согласно сухим статистическим данным, около 80% лунных девочек теряли невинность до двенадцати лет, обычно это случалось после первой или второй дозы. На Марсе и бабушке Земле официальные исследования по этому вопросу не проводились, но ситуация была приблизительно такая же, а на Венере, как всегда, все было намного хуже. Девственницу можно было взять в каждом трехзвездочном борделе, самые дорогие – двадцатилетние, младше десяти – в два раза дешевле, целки от 12 до 14 лет были самыми дешевыми, но в любом случае дорогое удовольствие. За те же деньги можно было забить насмерть десяток тридцатилетних проституток. Такие удовольствия не рекламировались, но в каждом баре венерической колонии вы всегда можете встретить нужного сутенера. Он сам подойдет и предложит, в крайнем случае, можно спросить у таксистов.
    У капитана Джи была еще одна мечта, или, скорее, фантазия – в один прекрасный день взлетают на воздух все фабрики по производству «дерьма», вместе со всеми своими складскими помещениями и торговыми представительствами. В университете он получил образование химика, поэтому хорошо знал, как изготовить приличную взрывчатку и куда ее нужно заложить для максимального эффекта. Был и побочный эффект – такие шуточки очень дорого стоили, а если тебя поймают и подвесят за яйца, то еще дороже.
    «Когда-нибудь я заработаю денег и переверну к траханой матери всю эту систему». – говорил он себе иногда.
    * * *
    Только через тридцать минут после того, как Джи переступил через золоченый порог проходной, поступила первая жалоба о том, что центральный подъезд заблокирован, ворота закрыты и охранники не отвечают на вызов. Руководитель администрации дворца, до которого дозвонился жалобщик бизнесмен, пообещал связаться с начальником службы безопасности и выяснить в чем дело, но тот почему-то (неслыханный скандал!) не отвечал ни по внутренней связи, ни по мобильной. Начальник администрации попросил одного из своих заместителей подняться на два яруса выше, зайти в кабинет «этого осла» и спросить в чем дело. В это же время, ярусом ниже, президент проснулся, потянулся к клавише вызова референта и приказал ему срочно вызвать министра внутренней политики, то есть, главного полицая планеты. Бронированные звуконепроницаемые двери бесшумно открылись и в кабинет зашли пятеро.
    - А где же Рачма? – разочарованно спросил капитан.
    - Вот же он, – хором ответили орангутанги, удивившись вопросу. Они не один раз живьем видели президента и знали, как он выглядит на самом деле.
    - Вот этот? – удивился техник.
    - Кто вы такие? Как вы сюда вошли? – Иоанн Элвис уже давно забыл, что в жизни случаются такие вещи: что-то происходит, а он этого не приказывал. Он растерялся и не знал, как поступить в такой нестандартной ситуации, нажал только на клавишу вызова референта.
    - Ты же хотел с ним о чем-то поговорить, шеф, так говори! – Ник нервничал, после перестрелки перед приемной у него только два патрона осталось. Разговор получился очень коротким.
    - Ты и есть Рачма? – спросил Джи.
    Президент смог только кивнуть. Капитан нажал на курок «Тронгера», но вместо грохота послышался легкий щелчок.
    - Патроны кончились, – догадался Джи, – Болтик, твою мать! Дай же мне свою железку! Не видишь, что ли, у меня патроны кончились.
    Плох тот президент, который не имеет секретного выхода из своих апартаментов. Вот уж о чем никогда не думал Иоанн Элвис, так это о том, что придется когда-нибудь этим пользоваться. Предохранитель был установлен как центральный аппарат внутренней связи, сдвигаешь его вправо, нажимаешь на большую синюю клавишу и прыгаешь в открывшуюся за спиной секретную дверь. Только был побочный эффект – Рачма никогда не тренировался срочно покидать свой кабинет. Он прыгнул к секретной двери на три секунды раньше, чем она могла открыться (книжный шкаф неторопливо уходил в подполье), а когда стена разверзлась, внутрь упал его бездыханный труп, точнее, все что от него осталось. Капитан был полным профаном по части дворцовых тайн, он не ожидал такого резвого рывка. Нажав на курок многозарядной автоматической гаубицы, он думал об одном – как бы не промахнуться. Двадцать семь пуль (все что оставалось в обойме) очень крупного калибра разорвали престарелого козла на три самостоятельные части. Створки снова сомкнулись, но народ уже видел, как привести систему в рабочее состояние.
    - Ну, вот вам и выход из безвыходного положения! – обрадовался Джи. – А я все время думал о том, как мы после всего этого сможем отсюда выбраться.
    - Дурак, – ни к кому не обращаясь, сказал Ник. – Я думал, у него крутой план был.
    * * *
    Центральный космопорт планеты Венера имел одну интересную особенность, в нем было десять туалетов для туристов (не считая трех бесплатных для персонала), в каждом были свои цены. В самом дорогом (класс супер люкс) унитаз смазывали спиртом в присутствии клиента.
    Толстый чернокожий марсианин наблюдал за тем, как симпатичная белая девушка протерла седалище и остановилась, ожидая его приказаний.
    - Иди, сука, оставь меня в покое.
    Девушка его раздражала, он вообще прилетел на Венеру малолетних мальчиков потрахать. В кабинке, кроме унитаза, был еще умывальник и невысокий столик, полный порножурналов. Присев на мягкий круг, турист пересмотрел стопку и выбрал два. «Мальчики – добровольный секс» и «Мальчики – принуждение». Разглядывая огромные члены, до крови раздирающие детские попки, он облизал свои пухлые губы и тыльной стороной ладони вытер с подбородка слюну. Появилась эрекция, цель прихода уже почти забылась. Почувствовав за спиной какое-то движение, он обернулся и тут же просрался. Стена за его спиной медленно поднималась.
    * * *
    Секретный туннель вел к зданию центрального космопорта. Оцепление там было уже снято, все силы полиции и службы внутренней безопасности были срочно переброшены к президентскому дворцу.
    - Как меня сегодня задолбали эти пидары! – ругнулся капитан, выходя из туалета.
    - Ты забыл после него ботинок помыть, шеф, – напомнил техник.
    - Ничего, сейчас на «Девке» подмоемся.
    Девушка, сидевшая на выходе, чуть в обморок не упала. Она не заметила, что бы три джентельмена заходили внутрь, но ясно увидела, как они вышли. Самый высокий из них, несмотря на дорогой костюм, нес на плече огромную спортивную сумку. Девушка решила никому ничего не говорить, ведь за посещение туалета супер люкс, каждый из них должен был заплатить денег больше, чем она зарабатывает в неделю. Через двое суток она признается полицаям, что все-таки видела странных людей, но думала, что это – глюки.
    - Может какой попутный груз возьмем до Луны? – спросил Ник. – Неохота порожняк гонять.

    Глава IV
    КОСМИЧЕСКИЙ ДЬЯВОЛ

    В доску пьяный престарелый звездный бродяга сидел в недорогом баре и лакал ром из дешевого одноразового стаканчика. Его мутные светлые глаза блуждали по лицам сидящих рядом работяг, которые уже закинулись и пили кофе, тупо уставившись в стенку видео экрана с тухлыми новостями. Небритый звездный волк встал из-за стола и поднял свой полупустой стаканчик, он откинул длинную седую прядь со лба и хрипло прокричал:
    - Послушайте меня, выслушайте меня, чертовы наркоманы! Вы знаете, почему я пью сегодня такой дорогой напиток? Вы не можете этого знать, никто из вас этого не знает и знать не может. Сегодня одиннадцатое сентября, когда-то на Земле считали именно так, кроме чисел были еще и месяцы, вы этого не слышали, не знаю, кто на Луне еще может вспомнить названия месяцев старого земного календаря. Вы слушаете меня, сукины дети?!
    Посетители отвернулись от экрана новостей и посмотрели на пьяненького старичка, да им по большому счету было все равно куда смотреть.
    - Я расскажу вам… Я расскажу вам то, что никому никогда не рассказывал, я расскажу вам про космического дьявола. Многие о нем слышали, но никто его не видел, а я видел, я видел этого черта и остался жив. Сегодня ровно двадцать лет с тех пор, как погибли мои друзья и я остался совсем один. Вы все одиноки, но не знаете, что такое одиночество, потому что вы все заглатываете это дерьмо, а я пью алкоголь и никогда не глотаю дерьма, я не хочу быть тупым как робот-ассенизатор. Понятно? Я видел его и он был страшен, его глаза светились как прожекторы, а рога были из титановой стали. Все мои друзья, все кто видел его в тот день, все они погибли. Я был тогда капитаном грузовика. Это сейчас я живу на пенсионные пайки и только раз в году могу позволить себе выпить рома, но тогда я был богачом. Вы слышите меня? Я имел такие деньги, которые никто из вас в жизни не видел.
    Посетители, большая часть которых уже отвернулась от старика, вновь оглянулись на него, заслышав слово «деньги». Затуманенное сознание медленно реагирует на происходящее, но подсознание современных колонистов быстро реагирует на слово «деньги». Старик допил свой ром и выбросил стаканчик через спину, благо там был лишь витраж с водопадом.
    - Я был тогда капитаном грузовика «Пресвятая дева». Мы провернули одно рискованное дельце на Венере и возвращались оттуда всего лишь с пятью контейнерами попутного груза, когда инженер разбудил меня и сообщил, что есть какие-то неполадки в грузовом отсеке, компьютер обнаружил там какую-то срань и не мог установить причину неполадок. С этими компьютерами всегда одни проблемы, ничего они сами не могут. Я, понятное дело, разбудил техника и послал его в грузовой отсек, это же по его части, вашу мать. Он отправился туда, а мы с Ковальским, то есть нашим инженером, решили выпить кофе. Техник долго не возвращался, я стал вызывать его по рации, но он не отвечал и мы с Ковальским забеспокоились и решили сами наведаться в грузовой отсек, глянуть в чем же дело. Когда мы уже добрались туда, то увидели, что входной люк открыт, а потом мы услышали какой-то жуткий нечеловеческий хрип. Я никогда не был трусом, но услышав этот звук я испугался, Ковальский, понятное дело, тоже.
    Мулатка официантка остановилась рядом со стариком, широко раскрыв глаза она слушала его рассказ, даже забыв поставить на поднос грязную посуду с соседнего столика. Остальные зеваки тоже приблизились поближе, рассказ становился интересней туповатого экрана новостей.
    - Мы очень испугались, но все же проникли внутрь отсека и сразу увидели тело техника. Это он хрипел, потому что был еще жив. Глаза его были вытаращены, руки и ноги дрожали, но нас он уже не видел. Лампочки мигали и между серыми контейнерами, казалось, затаилась какая-то тварь, а потом Ковальский закричал, или может быть засмеялся. Уже двадцать лет прошло, но у меня до сих пор мороз по коже, я до сих пор не могу забыть этот крик, в нем было отчаяние и безумие, а еще дыхание смерти. Техник захрипел и умер, его язык вывалился изо рта, вытаращенные глаза стали стеклянными и безжизненными, как этот хренов водопад, а инженер продолжал выть и мне стало совсем страшно.
    Кто-то уронил вилку на грязный пластик полового покрытия и все находившиеся в баре посетители вздрогнули. Был вечер, работа закончилась, все уже закинулись, а под этим делом хочется смеяться над самыми плоскими анекдотами, страшные же истории кажутся еще страшнее.
    - Я был напуган и не знал, что мне делать – то ли успокаивать Ковальского, а может вытянуть труп из отсека. Слезы потекли из глаз, я подумал о скорой смерти, а потом я увидел ЕГО. Он притаился между контейнерами, но я отчетливо увидел его оскаленную пасть, глаза и клыки. Он смотрел на меня, его когти уже тянулись ко мне, а Ковальский захрипел, задрожал всем телом и умер. Я хотел убежать, но не мог. Эти дьявольские глаза не отпускали меня, и я вспомнил все, что слышал об этом чудовище. Его называют звездным дьяволом, космическим чертом, да как не назови его, вашу мать, это был и есть самый опасный и страшный враг всех пилотов. Его мертвые глаза излучают смерть, сам я выжил только потому, что смог развернуться и убежать. Я закрылся в командном отсеке и чуть сума не сошел, пока автопилот не посадил эту консервную банку. Налей мне еще, дорогая…
    Посетители сидели, затаив дыхание. Экран новостей негромко мурлыкал, сообщая о подробностях похорон президента независимой Венеры. В этот момент дверь бара открылась и капитан Джи переступил порог своего любимого заведения.
    - Ты пришел, мой мальчик! – обрадовался старик, увидев его.
    - А ты опять напился, старина. – улыбнулся Джи.
    - Я ждал тебя, парень, я знал, что ты придешь. Ведь сегодня двадцать лет как они погибли. Ты ведь выпьешь со мной?
    - Нет, капитан, я бросил пить с прошлой недели.
    - Неужели ты стал глотать это дерьмо?
    - Нет, капитан, я просто решил вообще ни чем не травиться, ведь от этого сплошные проблемы. Я буду пить только кофе сегодня, но могу заказать еще порцию рома. Красавица, принеси капитану темного в хрустальном бокале.
    * * *
    Вскоре в бар зашел немолодой, атлетически сложенный человек с длинными темными волосами и густой бородой. Его суровые светлые глаза блеснули, когда Джи с улыбкой поднялся ему навстречу. Черная кожаная куртка бородача была увешена стальными цепочками и какими-то свастикообразными амулетами. Они пожали друг другу руки и заказали еще два кофе. Допив свою порцию рома, старик задремал, уронив голову на стол.
    - Кто этот дед? – спросил бородач, подкуривая белую (без марихуаны) сигарету.
    - Это капитан Дэви, сейчас его называют Космическим дьяволом. Он был лучшим водилой системы. Двадцать лет назад он вез пару контейнеров с концентратом для дерьма и произошла разгерметизация одного из контейнеров. Экипаж погиб, удивительно, что он остался жив, ведь вдохнул десятикратный передоз. Он проклял свой корабль, назвал его «Старой шлюхой», и стал всех уверять, что видел космического дьявола. «Толька эта грязная шлюха могла подцепить такую заразу. Будь проклята эта консервная банка.» – вот что сказал он мне, когда мы подписали договор. Он продал свой корабль очень дешево, я тогда совсем молодой был и не понимал этого, а потом понял и помогаю ему постоянно. Выручку от продажи корабля он ведь за два года пропил. Его признали вменяемым, но на самом деле он ведь тронулся умом в тот день. Хотя, между нами говоря, он и в таком состоянии умнее этих конченых.
    Капитан Джи развел руками и покачал головой. Бородач попросил для себя еще кофе и закурил еще одну сигарету.
    - После того, что я устроил на Венере, водилой я работать уже не смогу. К тому же «Старая шлюха» уже вполне соответствует своему названию, из нее песок сыпется. Я хочу пожить на Земле пару лет и хочу попросить тебя присмотреть за этим стариком. Честно говоря, я и не жил бы на Луне, если бы не он.
    * * *
    «Пресвятая дева» была готова к своему последнему путешествию. По прибытии на Землю ее должны были разрезать на куски и бросить в пасть плавильной печи. Когда она станет жидким месивом, ее разделят на металлы и, кто знает, может быть какая-то часть корпуса снова полетит в космос, но в любом случае это произойдет уже после смерти старой консервной банки. Космические челноки, они ведь как люди – рождаются и умирают, только им от этого не больно, люди же, которые отдали им кусок своей души, ощущают потери. Это можно сравнить с болью. Корабль – это не автомобиль, несущий тебя по автобану, а ты думаешь, купить бы новый. Корабль – это твой дом и твоя крепость, это защита и убежище в холодной смертоносной пустыне, которая называется космическим пространством.
    - Жалко старушку, – инженер нежно провел рукой по гладкому бежевому пластику главной панели. – Я уже так привык к этой траханой системе… И вообще мне кажется, что шеф в десять раз больше бы выручил деньгов, если продал бы ее как подержанный корабль. Отдавать в металлолом почти новую консервную банку – это просто неэтично.
    - Умный ты парень, Ник, а говоришь такие глупости, – отозвался техник. - Разве ты не понимаешь – это уже конченый корабль. Продавать его - все равно, что вывесить объявление: «Я вот он где». Ну, ничего, на новой посудине тебе тоже понравится. Может, хоть, система глючить не будет. А по поводу деньгов - так ты загнул, столько вытащить из стола Рачмы и еще о деньгах думать… Да нам и так на всю жизнь хватит!
    - Так то оно так, но все же я чуть не обосрался, когда шеф застрелил этого дегенерата. Это ж не какой-то сутенер, даже не полицейский, мать его, президент планеты все-таки. Нам еще повезло, что эти две обезьяны вели себя так смирно. Без них мы бы не справились.
    - Потому они и живые остались, но я бы на месте шефа и их все-таки пристрелил. Вот ведь кто все видел, главные свидетели, можно сказать.
    - Не просто свидетели, но и соучастники. Я думаю, они тоже деру дали еще побыстрее чем мы. Ведь кто нас завел к Рачме? Эти два дегенерата, разумеется, а они ведь работали в службе безопасности. Нет, они уже очень далеко, наверняка сидят где-нибудь в баре на африканском побережье, глотают дерьмо и пьют кофе.
    - Это все хорошо, но где же шеф? Сам ведь сказал – берите только самые нужные вещи и быстро на корабль. Знал бы я, что его еще полтора часа не будет, взял бы шмоток побольше.
    - Не гони на шефа, он не с Луной прощается, а с Космическим дьяволом. Вот нам не с кем попрощаться, и это хреново на самом деле. Ты еще молодой, а мне скоро стукнет сороковник, – Ник невесело улыбнулся и откинул волосы со лба. – Иногда вот вернемся мы, а я думаю – ну на хрен мне идти домой? Нету жены, нету детей, вообще ни хрена нету кроме этой «Старой шлюхи». Вот сдохну я, что после меня останется, кроме строчки в архиве и куска мяса в траханой тушенке?
    - Ты веришь в эти сказки про белковые концентраты из трупов и мясные консервы из собственной бабушки?
    - Нет, парень, я верю в статистику. Если они говорят, что наша колония обеспечивает себя мясными продуктами на 30%, то начинаю думать, а откуда же они их взяли, твою мать. К тому же, ты знаешь, сжигать трупы дороже чем закатывать их в жестянки, а консервы можно еще и продать. Как бы ты поступил на их месте?
    Техник прикрыл рот рукой, но поток рвоты это не остановило. Оставляя за собой горько-кислый след из остатков недавнего завтрака, он побежал в туалет. В это момент в командный отсек зашел капитан Джи.
    - Какого черта не закрыт вход и кто это заблевал всю рубку, вашу мать?! Я так и знал, что я окружен дебилами, но должно же быть элементарное чувство…
    - Спокойно, шеф, это Болтик впервые узнал, из чего на Луне мясные консервы делают. Нервы у него крепкие, но похоже пищеварение слабое.
    - Тоже мне новость, из трупов их делают, все это знают. Он что, газеты читать не умеет, что ли, но ведь командный отсек в этом не виноват.
    - Три минуты, шеф, он все это знает, только думал, что это все журналисты придумали. Он сейчас будет в норме, через пару минут, честное слово.
    - Срочно убери все это дерьмо. Не хватало еще, чтобы при невесомости все это плавало у меня перед носом. Взлет через десять минут, поторопись.
    После того, как инженер убрал с пола блювотину, двигатель изрыгнул поток газообразных остатков топлива, грузовик рванул на орбиту, а техник опять простругался.
    - Он что, всю жизнь теперь рыгать будет? – поинтересовался капитан Джи, отстегнув ремни безопасности.
    - Нет, шеф, только до тех пор, пока не привыкнет, что консервы «Мясо по трансильвански» сделаны из его бабушки, – ответил Ник.
    Очередной поток блювотины и куча нецензурной ругани от капитана, был ему ответом. Грузовик вышел на орбиту и навсегда покинул окололунное пространство.

    * * *
    Когда на фармацевтической фабрике «Синий океан» прозвучали два мощных взрыва, федеральные агенты после тщательного расследования решили что это террористический акт, совершенный профессионалами, а не фанатиком-одиночкой. Скорее всего, это было дело рук конкурентов из «ARD @ Interplanet», так как были уничтожены все складские помещения (вместе с продукцией, разумеется), самое удивительное – жертв среди персонала не было, пару оглушенных охранников не в счет. Совет директоров «Синего океана» уже собирался сделать официальное заявление по этому поводу, когда несколько еще более крутых устройств превратили в руины производственные и складские помещения «ARD @ Interplanet» в Израильской части Аравии. При этом более двух десятков рабочих погибли, а количество тяжело раненых перевалило за сотню.
    Производители «дерьма» предпринимали беспрецедентные по своим масштабам меры безопасности, количество охранников было увеличено в два раза и им даже было запрещено закидываться во время работы. Экраны новостей уже не казались такими скучными.

    * * *
    - Пора сматываться. – сообщил техник, отключив предохранитель.
    - Жми на газ, Ник, мы уже бежим. – по рации приказал Джи.
    Из Болтика вышел неплохой подрывник, а из инженера – отличный автогонщик и лучший взломщик охранных систем.
    - Мне или показалось, или я кого-то видел на пятом мониторе. – один из охранников протер глаза рукой и вызвал по внутренней связи начальника службы безопасности.
    - Подозрение на вирус, сэр! Система молчит, но я лично сам двоих видел на пятом.
    - Ты их видел?! Боевая тревога! Я вызываю подкрепление.
    - Слушаюсь, сэр! Боевая тревога! Оцепить пятый сектор!
    Выхватывая на бегу стволы, охранники бросились к пятому сектору, но дверь почему-то оказалась заблокирована. Расстреляв замок, они ее вышибли, но взрывная волна тут же зашвырнула их обратно.
    Чем дальше, тем более наглые террористические акты потрясали фармацевтические заводы и фабрики, каждый взрыв уносил с пол сотни жизней, мало того, ответственность брала на себя таинственная организация «Волки с Марса». Журналисты, захлебываясь слюной, выкладывали перед публикой факты и гипотезы, политики изрыгали заявления, а полицейские потрясали бицепсами, к сожалению, на большее они были не способны. Кроме этого, кто-то убивал торговцев нелегальной наркотой, причем не только на Земле, но и на всех трех колониях. К каждому трупу прилагалась пояснительная записка, в которой объяснялись причины убийства, разъяснялись связи убитого с правоохранительными органами (без этого бизнес невозможен), а также высвечивались банковские счета, через которые шла перекачка финансов. Буквально, через три-четыре месяца запасы легального дерьма были уничтожены, возник острый дефицит препаратов расслабляющего действия, у народа началась ломка.

    * * *
    Бирюзовые волны теплого экологически чистого моря омывали пятки капитана Джи и его друзей, красивые девушки разносили дорогие напитки, высокие пальмы помахивали веерами из длинных зеленых листьев.
    - Не могу поверить, что нас до сих пор не поймали. – Ник поудобнее уселся в шезлонге и заказал еще один кофе.
    - Ничего удивительного, ведь за нами охотятся конченые придурки. – Капитан отхлебнул из бокала глоток дорогого натурального томатного сока и закурил толстую сигару.
    - Мы в этом не сомневаемся, шеф, но их очень много, черт бы их побрал. – техник, зевая, пил пиво и радовался жизни. Горячий песок и прохладный ветер, теплые волны и холодное пиво, жить на Земле хорошо, а комфортно тут жить еще лучше, это вам не трахнутая Луна, где постоянно воняет резиной и соляркой, если бы за ними не охотились спецслужбы всех четырех планет… Хорошо еще, что эти олигофрены, не знают за кем они охотятся.
    - Да эти дегенераты боятся нас больше, чем мы их, – Джи стряхнул пепел с сигары и хлопнул по заднице проходящую мимо официантку.
    - О чем вы говорите, мужики, посмотрите какое море и какие тут девочки… Короче, успокойтесь и будьте счастливы, – Ник встал и, потягиваясь, зарычал.
    - Сам первый начал, - заметил капитан.
    - Все удовольствие испортил, – добавил Болтик.
    - И вообще, пора приходить в норму. – Джи выбросил почти целую сигару в мусоросборник и отправил туда же пачку сигарет Ника.
    - Что с тобой, шеф?! Это же был настоящий «Звездный Фюрер»! – возмутился инженер. – Я за него отдал столько деньгов, а ты просто так взял - и выбросил…
    - Ты от этой дряни все равно кашляешь, а нам нужны крутые бойцы без изъяна.
    - А я тогда кто?
    - Кто тебя знает, будущее покажет, – капитан допил сок и встал. – С сегодняшнего дня все бросают курить, даже я. Нам предстоит выполнить великую миссию – освободить человечество от конченой наркотической зависимости. Если это не сможем сделать мы, то уже никто никогда не сделает, а значит и будущего не будет, все сдохнут. Поэтому нам нужно быть самыми крутыми и самыми сильными…
    - А с куревом не получиться сделать тоже самое? – невинно спросил техник.
    - Может быть и получится, но это будет не так круто.
    - Слушай, капитан, может не по теме, но раз уж мы бросаем курить, скажи - что было в тех конченых контейнерах, нас ведь из-за них чуть не убили.
    Джи прищурившись взглянул на Ника и подумал о том, что вероятно недооценивал свою команду в последнее время.
    - А почему ты думаешь, что я знаю, что в них было?
    - Да я так, просто спросил и все, – ответил Ник, но глаза у него хитро блеснули.
    - Хорошо, я скажу вам, я даже сам удивляюсь, почему раньше не рассказал вам об этом. Во время своей смены я действительно взглянул на контейнеры, добрался и до содержимого. Там были замороженные тела пяти-шестилетних мальчиков и девочек, их по дешевке покупают в Южной Америке и везут на Венеру, где их будут трахать богатые туристы. Это выгодно, наплевать, что не выживет каждый пятый ребенок при размораживании, все равно сверхприбыль. Почему я не говорил об этом раньше? Сложный вопрос, я и сам не знаю, почему я не говорил об этом. Просто эти конченые меня достали, я решил с этим бороться. Пусть эти пидары называют нас террористами, да мне плевать, или мы их задавим, или будущего не будет.

    * * *
    Бомбы взрывались, таблетки заканчивались, капитан Джи хлопал в ладоши, а конченые обитатели Солнечной системы подыхали от ломки, но оставалась надежда. Цены на «дерьмо» взлетели до беспредела, но начитавшись подрывных листовок, многие люди попытались жить без таблеток. Конченые полицаи так и не могли поймать банду, их мозги давно покрылись известковым налетом, для допинга бедняги употребляли «порнуху», и от этого тупели еще больше.
    - Еще пару месяцев и конченые передохнут, – заявлял капитан Джи, просматривая электронную прессу. – Туда им и дорога, засранцам. Если выживет десять процентов, я буду считать, что жизнь прожил не зря.
    Хороший он был парень, строгий, но справедливый. Он научил человечество жить без наркоты, при этом погибло не более пятидесяти процентов человекообразных дегенератов. Так началась новая эпоха, реальная жизнь без дурмана, как бы не было это сложно, мать вашу. Когда перемены стали очевидны, Джи встретился с Космическим Дьяволом. Они выпили по последней, а потом еще по одной. Время не спеша перетекало из пустого в порожнее, после пятого дринка старик умер на руках Ника. «Пресвятая дева» к тому времени все еще стояла на причале. Корабль стал последним пристанищем своего первого капитана, Джи задал программу постоянного спутника Земли, и эта груда металла, как я понимаю, до сих пор висит на орбите.
    - Жаль старика. – после погребального старта Ник чуть не заплакал.
    - Еще недавно, он выпивал и больше, – словно оправдываясь, пробормотал Джи.
    - Разве в этом дело? Он просто был духом нашего первого корабля.
    - Теперь он им будет на веки вечные.
    Времена меняются, изменяется и человечество, одни вставлялки сменяют другие, но есть побочный эффект и с ним нужно бороться. Улыбнись, дурак, это о тебе сказано. Хочешь - верь, а не хочешь - умри. От тебя зависит, будет ли будущее, недоносок.

    * * *
    Траурный полет. Серебристый корпус грузовика был измазан черной краской в том месте, где обычно рисуют название корабля, а чуть ниже было написано: «ЗДЕСЬ НАШЕЛ СВОЙ ПОКОЙ КОСМИЧЕСКИЙ ДЬЯВОЛ – КАПИТАН РОБЕРТС». Лет сто радиопередатчик будет подавать траурные позывные, а потом солнечные батареи выйдут из строя. Лет через триста окончательно погаснут бортовые огни, но до тех пор, пока Земля будет летать вокруг Солнца, если кто-нибудь не начнет чистку околоземного пространства, склеп «Пресвятой шлюхи» будет пронизывать космический вакуум по своей широкой эллиптической орбите.

Поделиться этой страницей