Плантатор

Тема в разделе 'Уткин Михаил', создана пользователем Знак, 13 июн 2011.

  1. Знак Administrator

    Кожаная поверхность всегда чуть подрагивает, когда наступаешь. Между грядок кожа тонкая, нежная, поэтому белые тапочки, плантатора ступают осторожно, сразу всей плоской подошвой. Можно конечно и топать, но тогда под кожей разливаются тяжёлые синяки. Тогда, чтобы не возникло омертвения, придётся тратить время и силы ещё и на тренировку покровов. Кожа штука дешёвая, но нужная - основа для грядок имплантов. Но возни с тренировкой органов и так хватает.
    Солнце светит Джованни едва ли не в макушку, густая шевелюра серебрится. От центрального здания пересадки органов – сверху плантация похожа на испещрённый извилинами мозг – грядки прячутся в низинах, экономят площадь. Длинные полосы кожи, от лоснящейся чёрной, до белоснежной, упираются в отвесные скалы ограничительных барьеров. Поблёскивает выступившим потом…
    Пот… это не порядок. Налицо перегрев. Палец давит кнопку браслета управления – рожки оросителей шипят вхолостую, потом разом чихают и над ущельями повисают прозрачные облачка влаги. Воздух у поверхности раскрашивается короткими обрезками радуг.
    Первый пункт маршрута рядом - гладкий бугор, похожий на огромную каску. И эта «грядка» требует первого трудного техобслуживания. Это не на кожу побрызгать.
    Нервный штекер в правый височный разъём. Контакт в отверстие, у основания бугра.
    Разом на веках словно повисли гири. Делаем усилие, ощущая, как собирается на лбу кожа, поднимаются брови и… мир рассыпается на тысячи кусков.
    Пока только слышен хруст, но Джованни прекрасно знает, что сейчас на биобугре открылись тысячи разноцветных глаз. Одни сонно моргают, другие полуприкрыты, третьи судорожно вращаются.
    Дыхание потяжелело, нужно сфокусировать рефлексы всех глаз вместе, на собственных глазах. Всё равно, что попытаться скосить их к носу, прилепив к глазным яблокам эластичные резинки. Но вот световые пятна перестали метаться. Мир тускнеет, и вновь становится цельным. Теперь все глаза смотрят прямо и требовательно. Человеку постороннему этот станок для выращивания имплантов, всегда внушает ужас.
    Джованни усмехнулся, и все глаза на миг прищурились, повторив движение мышц.
    Мозга у этого бугра – «глазнюка» на жаргоне биоплантаторов, конечно нет, как и у всех остальных «грядок органов». Это лишь каркас, с многочисленными глазными впадинами, где выращиваются новенькие зрительные шарики. Сопутствующие мышцы и короткие зрительные нервы, подключённые к ветвистой псевдо-нервной системе.
    Глаза налево-направо, налево-направо. Верх-вниз, а теперь вращение…
    Биоинжинерия органов проста, но требует участие живого организма. Поначалу, много выходило брака – без контакта с организмом, искусственные органы не желали оформляться, всё получалось не качественно. Почему это происходит, так и не выяснили, но исправлять научились. Оказалось достаточно время от времени подключаться и нагружать природными функциями.
    Фокусировка ближняя – дальняя, ближняя – дальняя… Моцион всегда заканчивается тренингом хрусталиков. Закрываем… и вынимаем штекер. Открываем и вновь видим ровный бугор, с сотнями трепещущих ресниц.
    - Спи глазок, спи другой…, - пробормотал Джованни. Выход из контакта с глазнюком намного проще входа. Самый мягкий, пожалуй, из всех вариантов.
    Дунул холодный ветер, на Солнце наползла тучка. Джованни поёжился – природа словно напоминала о следующей процедуре. Через полчаса техобслуживание «печёночной ямы». Воистину яма и в прямом и переносном смысле, но для начала нужно подкрепиться.
    Вкусовая губка перекочевала в рот и начинаем жевать – стимуляция рефлексов необходима, всё-таки плантатору приходится жить с обязательным набором всех внутренних органов, а вот питаться…
    Катетер аорты открылся и в кровь хлестнул мощный коктейль из пищевых веществ. Эндорфины отреагировали правильно – подтвердив удовольствием хороший выбор веществ.
    По спине пробежали мурашки, каждый волосок вздыбился. По мышцам прошли волны силы, тело передёрнулось, захотелось прямо сейчас, то ли пойти вприсядку, то ли взлететь.
    - Ух, хорошо! И как раньше люди дожидались пока еда пройдёт все круги пищеварения? Какое-то удовольствие ещё испытывали от жевания и глотания.
    Как хорошо, просто посидеть не подключённому ни к чему. Джованни потянулся, тряхнул головой и замер. Мысленно отстроиться от всего мира, насладиться индивидуальностью и собственной исключительностью. Да… Уже десять лет прошло, а институт трансплантологии, словно вчера был. Медицина, биохимия, биология… Утомительные тренировки подключения к органам… Не все смогли сдать экзамены на эту благороднейшую профессию и активировать соответствующие нейроконтакты. Как сейчас помнится монотонный бубнёж записи лектора: «непосредственный контакт с органами необходим для обеспечения постепенной тренировки инертного человеческого сознания. Виртуальными имитациями этого не достичь…»
    Это сейчас понимаю, что даже монотонный тембр был направлен на тренировку сосредоточенности, а тогда от скуки зубы ныли, и половина воли уходила чтобы не заснуть. Начинал, как и все плантаторы, с пары грядок, десятка органов…
    Впрочем, пора. Уже стало не хватать ощущений целостности с множеством дополнительных органов.
    Ноги выпрямились, плантатор пару раз наклонился к ступням, бодро вскочил. Под тапочками промялась кожа тропы. Впрочем, по центру она потолще слоновьей, так что можно спокойно бегать. Правда бежать к печеночной не хочется. А вот неторопливо, неспешно… шаркая подошвами, в самый раз.
    Кабинка лифта плавно доставила на дно многоэтажной ямы. Здесь царит колодезный полумрак. По кругу идут этажей стеллажей, сплошь уставленные поблёскивающими металлом ящиками.
    Банки печеней. Банки – старинное название, сохранившееся по традиции, с тех времён, когда печени плавали в реальных стеклянных банках с формалином.
    Здесь они не хранятся медицинским пособием для студентов, а выращиваются. Шелестящие мешочки в физиорастворе, с подводными прозрачными трубками. Если открыть ящичек, с торца, то видно, как пульсирует в такт насосам, голубоватая универсальная кровь с повышенным содержанием кислорода.
    Ровное гудение, время от времени попадает в резонанс с правым вставным клыком. Он мелко вибрирует, тоненько время от времени позванивает. Словно постоянное напоминание, сменить, как положено профессиональному биоплантатору на природный зуб.
    Джованни задрал голову - банок тысячи и тысячи… Но хватит оттягивать, нечего там рассматривать. Чтобы печёнки жили нормально, предстоит неприятная желчегонная процедура.
    Мембрана в стене складывается гармошкой, повинуясь движению руки. На пульте подмигивают архаичные лампочки электронного контроля. В сущности, они не нужны, но страховка не помешает. На случай внезапного мороза или падения метеорита, печёночная яма переключится на автономное питание и обогрев. Пока же, здесь, как и всему полю органов, с избытком хватает солнечного света.
    Вытаскиваем из пупка кожный катетер с нервным жгутом и разъёмом. Внутри противно дёргает, словно пальцами тянешь за кишку. Каждый раз вспоминаешь поздно, что в животе разъём солнечного сплетения коротковат, никак рефлекс не установится. С сухим пластиковым щелчком, короткий соединяется с длинным из пульта.
    Глубокий вдох, попытка ощутить печень… Мимо. Ещё раз… мимо. Ещё… Самая тяжёлая процедура – нащупать этот инертный автономный орган. Наконец появилось нужное ощущение, словно внутри медленно расправляется горячий воздушный шар. Это к его печени подключаются искусственные.
    Как обычно первыми контактируют взрослые, опытные печени, доросшие до максимума. Их легко поддерживать годами до имплантации. Молодые печени, чувствуются слабее и неувереннее – нервные системы не совпадают. Но их нужно тоже обязательно нащупать – одно, два пропущенных включения и орган погибает. Над камерой загорается красная лампочка и приходится изымать.
    Хорошо, проверенно, всё чётко. Никто не забыт, ничто не забыто… Да… Ну хватит тянуть за хвост. Тяни, не тяни, желчь прогонять нужно.
    Джованни угрюмо посмотрел на пульт, вытянул красную трубку, сунул в рот. Глубоко вдохнул, и начал проталкивать, быстро перехватывая, в пищевод, морщась, при каждом рывке. Придавил зубами, набрал квадратными кнопками, как в старинных телефонных будках, дозировку и с отвращением ощутил, как желудок быстро раздулся под напором активаторного псевдомасла.
    К сожалению, лучше и безопаснее стимулировать печень на выделение желчи так и не придумали. В правом боку почти сразу разлилось тепло, из желудка пахнула маслянистая отрыжка. Стиснуть зубы, катетер сейчас вынимать нельзя – иначе масло хлынет следом, сдержаться не возможно. Значит, будем морщиться, и ждать, пока доза переварится.
    Состав подобран лёгкий и мощно стимулирующий, так что это займёт не больше десяти минут. В боку чувствуется, зажурчал уже целый ручеёк желчи, хлынувшей на переваривание.
    От солнечного сплетения пошли импульсы – команды. Повинуясь им, все бестелесные печени послушно выделили и толкнули желчь. Тонкие струйки её слились, устремились в одну толстую гофрированную трубу. Та загудела и уже через минуту затряслась от натуги, пропуская поток хлынувший куда-то в глубину.
    Куда ушла желчь - на переработку или в канализацию, плантатор не знал. Не важно, важно побыстрее вытащить мерзкий шланг, и сплюнуть остатки масла и желчи в поддон.
    Печени достаточно запустить, а там они сами прокачают желчь на полную. Джованни вытер губы салфеточной пластиной, швырнул в плазменный утилизатор.
    Тот задрожал и заурчал, словно подхватил привычку у желчевода. Пыхнул пламенем, крышка подпрыгнула и выплюнула обугленную крысу – запахло палёным волосом и горелой плотью. Желудок снова судорожно сократился, выплёскивая остатки масла на пол.
    - Вот гнусь! Да как же она туда залезла!
    Джованни, кривясь от омерзения, ухватил останки за обугленную кочерыжку хвоста и швырнул в ёмкость. Прижал ладонью – на этот раз утилизатор не подкачал, подрожал и удовлетворённо загудел вентилятором всоса дыма.
    Крыса! Поднялся наверх, и тут же помчался в дежурку – проникновение паразита нельзя оставлять без внимания. Проще вручную вбить новые данные, чем мысленно перебирать нужные файлы. Нужно повышение антибиотиков в кровяном составе, активация наблюдения и перехвата. Под кожей поля органов действуют множество модифицированных существ. Они уничтожают паразитов, проверяют влажность, делают анализ на споры грибков и многое другое. А сейчас нужно активировать охранных нематод.
    Повинуясь взгляду, развернулась трёхмерная голограмма карты. Воздушная, затрепетала голубоватым куполом, желтоватая – поверхности, покрылась красными линиями маршрутов и датчиков слежения. А вот и подземная система. Она выпустила глазки на стебельках, смотрящих вверх и внутрь. Связанные с ними охранные нематоды, быстро постукивая пластиковыми лапками, помчались подкожными ходами. Их остренькие усики старательно ловят запахи. Вот у трещины в монолите, уходящей вглубь, и возле отслоившегося лоскута изоляции водопроводной жилы, сделали стойку – там еле уловимо пахнет мышами.
    - Да, если крысы не научатся пользоваться дезодорантами – попадутся. Нематоды свернулись бронированными кулачками и приготовились ждать. Любая мышь будет поражена ядовитой иглой.
    Мыши, после множества лет генетических экспериментов в лабораториях стали умными и умелыми. Ничуть не удивлюсь, что они скоро будут людям памятники ставить…

    Уф, дело сделано, теперь нужно взять себя в руки… В смысле пойти на «рУковые грядки». Так, опять же на жаргоне, называют места роста верхних конечностей.
    Новые и новые площадки добавляются постоянно. Осваиваешь волевой контроль над одними, процессы идут быстрее и быстрее, тогда сразу добавляют новые площади. Квалификация достигла высочайшего уровня. Но, эти уровни только медальки на шею, совокупно уже тянущие на увесистую гирю. Но тут грех жаловаться – растёт счёт в банке, растёт уважение сообщества плантаторов, а главное его работа помогает тысячам несчастных, по какой то причине расставшихся со здоровьем.
    Джованни тяжело вздохнул. Ну что же, ничего не поделать – дело нужно делать.

    Кожаные грядки состоят из длинных рядов бугорков. В центр каждого высаживается зародыш будущей руки. Зародыш постепенно растёт, обеспеченный питанием и, наконец, вырастает в полноценную руку.
    Здесь самое широкое место плантации – похожее на арену Колизея, множество ступенчатых рядов. В центре небольшая круглая площадка.
    Подросшие конечности, расслаблено согнутые по скамейкам. Каждая торчит из разрезанного по спецтехнологии на восемь частей бугорка. Руки одной высадки, примерно одинаковые, тощенькие, бледненькие. Ширпотреб вобщем.
    Джованни тянет из локтевого сгиба разъём. Туговато идёт, черт, что же там постоянно слегка зацепляется? Руки оборвать этим установщикам, а потом пришить… Вот эти вот пришить, с длинными закрученными ногтями. Ну, ничего не поделать, тренинг для нормального развития и этим нужен.
    Пальцы нащупывают в складке у первого ряда грядки центральную жилу. Тянут контакт – он скользит, противится, недовольно поблёскивает разъёмом. Глубокий вдох… Щелчок! Включение!
    Ближние руки, только что безвольно лежавшие бодро вскинулись и кругами пошла волна подъёма. Приход тонуса…
    - Всем привет, - Джованни шутливо поклонился. Конечно, руки не ответят. Центральной нервной системы у них нет – каждая индивидуальна, хотя и привита на общую псевдонервную становую жилу, через которую подключаются к мозгу плантатора. Как и все выращиваемые органы, руки, для роста и развития требуют периодического контакта с разумом.
    Медленно, не спеша – согнуть – разогнуть. Согнуть – повернуть. Здесь руки высажены часто – площади экономятся для дешёвых конечностей. Чтобы не поранили друг друга, нужна осторожность…
    Тысячи рук двигаются волнами. Нужно держать внимание на процессе. Разгоняется кровь, возвращается тонус, проработка мышц и корректировка распространения стимуляторов…
    Пальцы разогнуть-согнуть-стиснуть, разогнуть-согнуть…
    Резкий сигнал зуммера вызова. Чуть рассеял внимание и конечности справа сбились с ритма, ударились, зацепились. Множество мелких болей сложились в одну – стегнули по нервам. Поле разом отозвалось рефлекторными сокращениями.
    Джованни поперхнулся, выступили слёзы:
    - Стоп!
    Он быстро выдернул разъём, разрывая контакт.
    – Какого чёрта, Серджио? Ты же знаешь, в это время нельзя отвлекать!
    В сознании раздался до безобразия бодрый голос:
    - Извини, старик! Тут реальный вип-клиент летит. Готовь лучшую пару рук!
    - Да ты что? А параметры не волнуют…?
    - Не тупи, он уже знает от меня, что пришьют лучшие. Больших знаний ему не нужно. Мужчина, рост метр восемьдесят, белый. Подтверди, и чего ещё?
    Последнее слов ещё звучало в ушах, когда в воздухе над «Колизеем» появилась «пассажирская щётка». Джованни успел подняться наверх, чтобы увидеть, как широкий, приземистый аппарат приземлился на посадочной площадке. Сел бесшумно, по-хозяйски покачиваясь на стильных ногах - амортизаторах. Из узких выпускных клапанов, в такт пружинному покачиванию, пошипел стравливаемый воздух.
    Плантатор быстрым шагом пошёл встречать, одновременно отключая сторожевые системы защиты от птиц и летучих насекомых. Хорошо, что они не настроены на крупные летательные аппараты, а то произошёл бы глупый автоматический бой защитных систем и все бы огорчились.

    Округлая кабинка лифта выпустила андроидов-телохранителей. Они озабоченно покрутили узкими головами на телескопических шеях и взяли под прицел многочисленных стволов все подозрительные объекты.
    Джованни поморщился, судя по тому, что ему в лоб указали сразу два ствола, особенно опасным объектом посчитали его.
    Широкие гусеницы бесцеремонно въехали на кожаную равнину. За траками потянулась цепочка синяков.
    Следом появился клиент. Узкие усики, брезгливый взгляд, мазнувший по плантации.
    На правой руке длинная чёрная перчатка, по старинной моде надеваемая на протезы. Эдакий денди.
    Современные протезы вещь хорошая, но с настоящей рукой не сравнятся, так по крайней мере говорит реклама. Впрочем, здесь скорее всего не реклама виновата, а очередной виток моды- ретро.

    - Прошу сюда, - Джованни сделал приглашающий жест. – Только прошу, скажите своим охранникам, чтобы поменьше топтали…
    Клиент перевёл взгляд на него, брезгливо-удивлённо приподнял бровь, словно одна из рук вдруг заговорила на хинди. Он быстро сбежал вниз и процедил, глядя в сторону:
    - Веди… ручник, к самым лучшим. Я хочу пару пересадить. По локоть, больше не надо.
    Джованни скривился, как от зубной боли, понятное дело, что нужно будет урезать большую часть, только зря растил...
    Профессионально цепкий взгляд на плечи клиента, прикидка нужного размера, и дорога повела к рядам одиночных рук.
    Элитные руки имплантированы в поле намного реже ширпотребных. Чёрные-лоснящиеся, молочно-белые, загорелые... Они как мощные кусты торчат друг от друга на отдалении. Каждую оплетает сложная система эспандеров, возле каждой увесистая гантель.
    Да, это гордость плантатора - качественные руки простейшими движениями не создать.
    - Рекомендую программу демонстрации работы…
    - Хочу вот эти! – денди указал на огромные ручищи, покрытые светлым курчавым волосом.
    Джованни замешкался, клиенты редко капризничали, обычно всё проходило легко:
    - Они не подходят вам, по цвету и форме…
    - Ничего, так интереснее! Я же плачу, значит всё нормально?
    Джованни скрипнул зубами, но клиент прав.
    Анестезирующий укол с кратковременным консервантом, в район могучего плеча, растущего из раскрытого лепестком бугорка. Управляющий нервный катетер вставляем в сгиб. Щелчок, контакт…
    Ух, привычный страх, от нервов конечности. Испарина на лбу…
    Ладонь судорожно разжимается – рука пытается сопротивляться и тянет за собой его собственную. Но это бесполезно. Она всего лишь орган для имплантации – нервная система по мощности не сравнима.
    Джованни представил картину оттока крови. Страх мешает ясности, но это привычно. Выращенная рука сопротивляются волевому усилию, ощущение холода собственных, но вот выбранная бледнеет. Рельефно проступают вены.
    Следующий шаг:
    Острейшая струя воды полоснула крепёжные мышцы. Голубоватая искусственная кровь показалась на миг и тут же пропала в схлопнувшихся подводящих сосудах.
    Осталось поднатужиться, потянуть. За кожей от земли тянется тонкая покровная мембрана, и… рука с тягучим шелестом рвущегося полиэтилена вырывается из грядки.
    В ямке на миг блестит плечевой сустав и тут же скрывается заботливо наползшими складками кожи.
    Пальцы немеют – ощущают импульс удаления, как собственное чувство. Джованни быстро выдёргивает нервный катетер соединения. И кровь мигом наполняет собственные руки. Выдох облегчения, приглашающий жест:
    - Прошу пройти в примерочную. Это лучшая рука, вашего суставного размера.
    - Э-э, а вторая?
    Джованни вздохнул и улыбнулся:
    - Ну, по очереди же. И не могли бы вы отключить охрану или, хотя бы, оставить снаружи, а то они могут неадекватно отреагировать на операцию.
    Типчик посмотрел исподлобья, угрюмо кивнул.
    Киборги, повинуясь мысленной команде, втянули оружие, встали стражами у входа.
    Джованни внёс конечность в пересадочную. В действительности преувеличенная аккуратность показная. Но, как показывает практика, клиенты предпочитают, чтобы с их будущими частями тела обращались, как с древними китайскими вазами.
    Здание имплантации, внутри сверкает золочёным пластиком. По стенам вьются узоры вен, всюду трёхмерные полупрозрачные проекции внутреннего устройства тела.
    Подобранные лучшими дизайнерами и голографферами они всегда очень правильно влияют на посетителей. Клиент видит за что платит.
    Так морковка сорванная с грядки не впечатляет, а вот нарезанная звёздочками, да осыпанная кристалликами соли в виде снежинок, да поданная крутобёдрой официанткой радует, ещё как радует. Не важно, что калорий столько же – всё равно клиенты готовы переплачивать за красоту.
    Расслабляющая музыка подобранная под биоритмы мозга клиента, обволакивает, расслабляет. На его тонких губах скользит презрительная улыбка понимающего человека. Однако Джованни знает, что обстановка воздействует правильно. Сознание может, как угодно сопротивляться – тело всё равно среагирует как должно. А должно, подготовить обрезанные нервные окончания к приёму новых.
    - Я рекомендую всё-таки имплантировать руку целиком. Обрезание помешает быстрой адаптации, а так, практически сразу, можно будет пользоваться… Вы когда-нибудь проходили подобную процедуру?
    - Нет, ручник…
    - Предпочтительнее обращение имплантатор или просто плантатор.
    Денди пожевал губами и промолчал. Джованни уложил руку в приёмную нишу. Хирургические манипуляторы ожили, зажужжали, повернулись. Шевельнулись камеры, поморгали лампочки контроля. Включились лазерные целеуказатели, прошлись по конечности, сканируя объёмы.
    - Вот сюда, пожалуйста, пройдите. Необходимо лечь в кокон. Графика покажет ваше внутреннее строение, вот мы посмотрим что…
    Джованни глянул на экран, поперхнулся. Брови поползли вверх. На долгие десять секунд повисло тягостное молчание.
    - Не пойму смысла вашего прихода. Зачем вам живые руки, когда тело полностью искусственное? В чём смысл замены? Начиная с того, что это отчаянно глупо, это попросту не возможно.
    На экране повисли контуры металлопластикового каркаса, жёстко экранирующего просветку.
    - Операция оплачена, всё согласованно, данные были получены вперёд. Мне сказали, что ты лучший из лучших специалистов. Бог импланталогии. Мне нужны живые руки, иначе я разорю вашу конторку.
    - Это не возможно. Нет смысла и пробовать. Совершенно иные принципы управления. В живом теле стыковка нервных тканей и псевдонервных окончаний. В киборгизированном теле световодно-электрическая передача. Ваш мозг преобразует в движение совершенно другие сигналы. Это всё равно, что заменить часть водопроводной трубы монолитным ломом и ждать у другого конца, что потечёт вода.
    - Слушай, плантатор, поменьше рассуждай и побольше делай. Просто присоедини руку и сделай так, чтобы она работала. Не рассказывай мне сказки. У меня другая специализация в этом я совершенно не разбираюсь.
    - Чтобы получилось то, что вы требуете, необходимо полностью заменить на естественный ну… хотя бы позвоночный столб! К чему подключаться, если у вас его нет, только мозг извините в коробочке?
    - Мне повторить, что сказал? Меня не интересует, как ты это будешь делать. Просто сделай!
    «Денди» по-хозяйски улёгся в кокон. Одним рывком сбросил глухой комбез, прикрывающий тело. Искусственная кожа смотрелась отлично, рельефные мышцы, явно от лучших дизайнеров. Если бы не просветка, атлет-чемпион да и только… Щупальца хирургического крепежа потянулись было обхватить, но недоумённо зашевелились в воздухе, не получив команды подтверждения.
    Джованни со смешенным чувством раздражения и непонимания смотрел, как вип-персона тыкала в область искусственного плеча. Там щёлкало, перемещалось и поскрипывало, словно в кодовом сейфе.
    Но вот в районе дельтовидных мышц, появилась тонкая линия отсоединения. Коротко зашипело и внутренний вакуум искусственной формы, заполнился воздухом. Рука со стуком упала на пол. Джованни дёрнулся было подобрать, но киборг свесился через край кокона, подхватил и небрежно швырнул конечность на дальнюю кушетку. Кулак ударился в стену, внутри жалобно звякнуло. Пара сияющих нитей светящегося узора операционной мигнули и погасли.
    Плантатор посмотрел внутрь… корпуса. За скукожившейся внутрь покровной поверхностью, внутри поблёскивал металл. Место крепления напоминало суставную сумку. Но шарнир хоть и похож, однако способ крепления…
    Джованни давно не просматривал современные апгрейды киборгов, справедливо полагая, что они вне интересов имплантологии. Хватало забот совершенствоваться в своей специальности.
    Но каков гусь. Пришей и всё тут! Лежит спокойненько, с каменным выражением лица. И совсем не похож он на денди. Вообще чёрт знает что… Но капризничает вполне убедительно. Так что ему надо?
    В ответ на его озадаченный взгляд, последовал безапелляционный приказ:
    - Пришивай, давай!
    Обычно на плантацию приезжали за партиями органов. Отсоединяли и увозили Но и на плантации приходилось делать сотни операций пересадки. В том числе и пересадки рук. Мотивы у людей самые разнообразные, начиная от моды, заканчивая инвалидностью и уродством, однако настолько бессмысленного требования не было никогда.
    - Ну что же… Начнём обычную процедуру.
    Манипуляторы, повинуясь программе, подняли настоящую руку и вложили в искусственную суставную сумку. Увеличитель спроецировал на экран картинку. Хирург содрогнулся - на внутренней поверхности искусственного сустава вьются какие то бороздки. Вероятно необходимы для лучшего контакта с искусственными костями, но настоящие они очень быстро уничтожат.
    Словно подслушав его мысли, персона рявкнула:
    - Ну что замер? Вперёд!
    Ладно, приладим сухожилия. Повинуясь мысленной команде, корпус киборга зафиксировался щупальцами кокона неподвижно. Конечно, ему никакой анестезии не нужно. Если есть псевдоболевые рецепторы, он их отключит самостоятельно.
    Короткие белёсые жилки, которыми заканчиваются мышцы прижали манипуляторы-прищепки.
    Захваты крутнули руку и по доле миллиметра приложили к кончикам фиксирующих шнуров кибертела.
    Тонко засвистел скоросшиватель, полимерная нить намертво прихватила каждое волоконце и тут же приросла новыми связями.
    Через пару минут, первый этап операции закончен.
    Вопросы отступили, на первый план выступило дело, которое нужно сделать максимально хорошо.
    Базовый консервант, введенный с анестезией – подготовил руку к подключению, но медлить всё же не стоит.
    Теперь дело за кровяной системой. У киборга она не ветвистая, специализирована для обеспечения мозга, но, тем не менее, имеется. К счастью, у этого достаточно крови для подключения. Как минимум литр, для запуска вполне хватит.
    - Сейчас произойдёт перераспределение крови. Возможно, вам станет хуже. Ничего не поделать, придётся потерпеть.
    Соединитель сосудов работает в режиме склейки. Плотно прижимаем, подравнивая точечными лазерными уколами.
    Так, теперь вытянем кровеносные трубки вот так… трубки в сосуды. Входные искусственные, ну потом капиллярная сеть ветвится по всей руке. Лицо клиента бледнеет, но предупреждённый об оттоке крови, не говорит ни слова. Хорошо держится.
    Теперь, самое сложное и бесполезное. Подключение нервной системы к не приспособленной проводке киборга.
    Вот, в выращенной руке, предусмотрен специальный нервный захват. Раскрывающийся бугорок из которого выпускаются сотни сращивающих нервных окончаний. У них во время подключения включается бурный процесс деления, достаточного чтобы врасти в нервную систему.
    Так что с ним делать? У киборга и нервов то нет, к чему приращивать? Но нужно сделать что можешь. Первое правило работы с клиентами – сделай, как они хотят, чтобы продемонстрировать делом.
    Оплётка подводящего кабеля оканчивается контактовыми выемками. В них вставляется сеть тончайших штекеров, с плотной фиксацией. В сущности, они похоже на приращиваемый к нерву разъём.
    Странно, но может у киборгов сейчас подобная имитация имеет смысл. Срисовывают у природы многое. Ну что же, тогда приступим…
    Злое шипение дезинфектора, короткая вспышка ультрафиолета и тонкий свист воздуха, выносящего всё постороннее из корпуса. Контрольное просвечивание на предмет частиц. Теперь остаётся раскрыть нервное волокно и наложить поверх…
    Нервные волоконца, как тончайшие мохнатые червячки зашевелились, вползая в предоставленное убежище. Теперь нанести покровный слой и порядок… если бы контакт был с настоящей нервной системой.
    - Да, теперь осталось притянуть связками кожу и закрыть конечность, - сказал Джованни. Устало посмотрел на клиента. Прозрачные серые глаза киборга шевельнулись:
    - Я ничего не чувствую.
    - Да вы и не должны ничего почувствовать. Что за глупость?! Сразу же сказано. Я всё сделал как нужно. И это совершенно бесполезно.
    - Что будет дальше? Скажи по-учёному.
    - Похоже, вам по-учёному бесполезно. Рука будет болтаться плетью вдоль тела. Через пару дней она сдохнет, начнёт постепенно гнить и разлагаться. Отравленная токсинами кровь, циркулирующая в общей кровеносной системе разрушит ваш мозг.
    Куски кожи будут падать под ноги, мясо мышц станет серым и его начнут перерабатывать неуправляемые фагоциты, превратившиеся в армию злобных амёб. А вы превратитесь в неуправляемого механического зомби, которого необходимо будет как можно скорее уничтожить.
    Неподвижные глаза киборга смотрели прямо и насквозь. Как то странно, но в них читалась насмешка…
    - Вы ведь пришли вовсе не для пересадки. Вы пришли, чтобы продемонстрировать самому себе преимущество кибер-тела перед природным? Продемонстрировать, что обратного хода нет и не нужно?
    Киборг кивнул и неожиданно сказал:
    - Нет. Ты не всё сделал. Попробуй страховку.
    На Джованни словно пахнуло страшным холодом, как вдруг вышел бы из родного дома и увидел, что в шаге от порога возвышается многокилометровая стена неотвратимо наползающего ледника.
    Да… есть страховочный управляющий разъём, предусмотренный для управления нервной системой природных уродов, никогда не имевших умений для которых предназначены пересаживаемые органы. Как правило это органы чувств… Но, несмотря на весь опыт плантатора, Джованни не приходилось этого делать. Да это и не меняет сути…
    - Это не меняет сути! Это…
    - Это очень страшно.
    Джованни замер. Неужели это сказал этот… Этот? Да что он понимает? Но волна возмущение, начавшая было подниматься изнутри, разом погасла, разорванная коротким и резким, как звук лопнувшей шины приказом:
    - Сделай!
    Как-то, сами собой пальцы выдернули, хрустнувший нервный катетер из локтевого сгиба. Потянули на всю длину – телескопический контакт вышел на полметра. Мимолётно подумал, так вот почему он так всё время хрустит.
    А в сущности, что его морозит то? Всё очень просто – подключить свою нервную систему к одной единственной руке, чужая то нервная изолирована! Конечно сложнее, чем к живой специализированной жиле управления на поле, но технически…
    Катетер в страховочном режиме. Непосредственный контакт невозможен. В этом режиме можно сделать лишь обхватную просветку. Когда свой вывод обнимает место контакта поверх стыка нервной системы инвалида и новой конечности. Активируются импульсы в две стороны, образуя мост понимания. Правда, киборг не инвалид, но нужно попытаться.
    Джованни ощутил, как по кончикам пальцев разливается холод. Ногти синеют, вшитая рука вялая, не живая, хотя по жилам течёт кровь. Чувствуется, как она тяжёлыми толчками промывает, мышцы. Консервирующая жидкость распадается сразу, как только контактирует с настоящей кровью. А, стоп, это же так ощущается онемение обезболивающего и ничто иначе. Температура крови киборга намного ниже – всего градусов тридцать. Не иначе для лучшей сохранности мозга, и это передаётся в первую очередь – ознобом. Так, синхронизируем.
    Вверх по позвоночнику метнулась дрожь, макушка похолодела, шевельнулись волосы. Инертная рука отозвалась, волоски поднялись дыбом - покрылась гусиной кожей. Ещё внимания и она задрожала мелкой дрожью разогревающихся мышц.
    Лицо киборга покраснело, определённо, разогрев крови не по нутру отвыкшему мозгу. Чувствует дискомфорт, но терпит. Теперь отправляем настойчивые сигналы на сокращение бицепса. Согнуть руку, руку согнуть, согнуть… Насколько проще было бы если б с той стороны мозг был подключен нормальными нервами – мигом бы синхронизировал. А тут всё равно, что делаешь искусственное дыхание трупу, неопределённо долго пролежавшему в…
    Но вот, где-то за краем ощущений вдруг шевельнулось, что-то тяжёлое и вязкое, как гора смолы. Рука чуть сократилась, ещё чуть и вдруг согнулась мощно и быстро!
    - Есть контакт!
    Глаза киборга уставились на сокращающуюся помимо его воли конечность. Дыхание участилось – имитаторы вентиляции реагируют по человеческому типу. Но он действительно сейчас мощно всасывает кислород. Согнуть – разогнуть, согнуть-повернуть, пальцы…
    Надо же, всё таки катетер в режиме обхвата сработал. В ушах вдруг раздался тонкий свист, имплантатор вновь начал терять контакт. Рука сначала повисла, потом мышцы начали терять тонус и медленно расслабились. Плантатор скрипнул зубами и не заметил оценивающе ожидающего взгляда киборга, напряжённо сжавшихся губ…
    - Да, что это такое! – радость, сменилась раздражением. Джованни собрал все нервы в кулак и снова яростно дёрнул. Свист разом прекратился и рука, подскочила как от удара током.
    - Хорошо, - сказал киборг и сел на кушетке. – Отлично, просто отлично.
    - Ложитесь обратно!
    - В этом нет необходимости. Тестовый контакт осуществлён.
    - К-какой контакт?
    Киборг растянул губы в усмешке и бесцеремонно выдернул нервный катетер из своего корпуса. Тот, как обиженная змейка в нору, шмыгнул, в локтевой сгиб Джованни.
    - Такой.
    Живая рука киборга согнулась протянутой ладонью к Джованни, непришитая кожа повисла лохмотьями у плеча. Ладонь сильно сжала пальцы. Суставы громко хрустнули. Этого не могло быть, но оно было. Небо и земля поменялись местами. Челюсть плантатора открылась в древнем жесте недоумения. Киборг – денди встал с кушетки, небрежно сказал:
    - Я проверил. Твоего контроля уже хватает, чтобы управлять и не живым. Ты никогда не задавался вопросом, почему киборгов так мало?
    - Потому что…
    - Не стоит повторять официальные версии. Да, они замечательно составлены и объясняют очень хорошо, кому нужно объясняют.
    Киборг, словно в задумчивости, потянул болтающуюся кожу, отщипнул кусочек. Закапала кровь, но тут же остановилась, запеклась.
    - Ребёнку кажется, что взрослые играют с ним, потому что им интересно. На деле же, все игры имеют иной смысл – научить новым навыкам и закрепить полезные. Конечно, дети не задаются вопросами, поэтому с ними проще. Взрослым же, необходимо придумать смысл, чтобы верил – делает нужное дело.
    - А, что, разве не нужное? Нет, ну киборгам может и не нужное, но людям…
    - Людям тоже не слишком. Поменять руку на более модную, разве это необходимость, ради которой плантаторы будут готовы вкалывать с утра до вечера, причём совершенно не нуждаясь?
    - Но это же редкость! В основном же для погибающих, умирающих, с врождёнными проблемами! – закричал Джованни, сжимая кулаки.
    - Да-да-да, - ехидно подтвердил киборг. - Вас долго этому учат. Вдалбливают повторами авторитетные заявления авторитетов, на все лады. Этого достаточно в нашем специализированном мире. Что нужно ещё? Закрепить рвение несколькими смертями конечностей. Достаточно, чтобы жёстко подтвердить сведение. Могу сказать, что равнодушные никогда не достигают высокого уровня контроля над множеством органов. Эти плантаторы или тянут кое-как, либо меняют специализацию.

    Снаружи завыла громкая сигнализация охранного периметра. Такого на памяти Джованни никогда не было. Он молнией выскочил наружу и увидел, высокие чёрные дымы по всему полю. Гусеничные охранники киборга неотвратимо катились по кожаным грядкам. Широкие гусеницы давили в кашу хрустящие конечности. Широкие раструбы плевали длинными огненными струями. В пламени корчатся элитные руки и судорожно дёргается кожа грядок.
    Джованни взвыл, попытался включить защиту, но грубо вырванные жилы истекали лужами крови, словно говорили, что все охрана ничего уже сделать не сможет, даже если включится.
    Он кричал что-то по связи, требовал и доказывал, когда лёгкий укол отключил его от этого кошмара. Киборг отнёс его в свой летающий транспорт. Спустя несколько минут следом шмыгнули охранники, на ходу складывая телескопические шеи. Аппарат по-разбойничьи свистнул и исчез в небе.

    ***
    Трое суток спустя, Джованни вернулся на свою плантацию. Там крепко пахло палёной костью и горелым мясом. Кое-где сидели потерянные нематоды, шевелили усиками не понимая, в чём провинились и что же теперь делать. В печёночной яме тихо подмигивали красные лампочки отказавших печений. Глазнюк сам открыл половину глаз навстречу. Остатки рУковых грядок, приветственно вскинули выжившие конечности, как то почуяв его без подключения. Впрочем, он уже понимал, что далеко не все его знания соответствовали действительности.
    Джованни обходил многолетние владения… Ком в горле и на глазах слёзы.
    Он многое понял за эти дни. Всё что любил, холил и лелеял, вмиг оказалось не важным.
    Все его многолетние действия выращивания конечностей были никому не нужны. Важно было лишь повышение навыка управлять крупными массивами органов. В сознании раздавался размеренный голос киборга:

    - Это не обман, а необходимое действие. Сознание расширяет умение контроля очень медленно. Шаг за шагом. И шаги эти крошечные. Месяц за месяцем, год за годом, сознание формирует навыки, чтобы научиться в конечном итоге, управлять сложными неорганическими системами. Лучшего метода мы, к сожалению, пока не нашли. Приходится действовать так, потому что, заставить человека день за днём, год за годом повторять бессмысленные действия ради туманных целей, совершенно не реально. Проверено опытом. Мы отказались от стимулов животных ступеней голод-сытость, покой-беспокойство, секс-отсутствие. Потому что тогда получается существо страшное – зверь с контролем неорганических устройств. Поэтому трансчеловеку уровня плантатор даётся всё, для обеспечения животных потребностей. Чтобы дать высшие цели и активируется данная многолетняя программа.
    Всё это действо – лишь тренировка. Жестокая школа зачеловека. Теперь последний экзамен, нужно освободить место для следующего… студента.

    Раструб огнемёта изрыгнул огненный шлейф и увесистый бак горючего стал легче.
  2. Лорд Табаско Гремучая ртуть

    Рассказ пока не читал, но:

    есть вопрос, каким образом Джованни видит свою шевелюру? У него глаза, как у улитки, или камера висит над лысиной?
  3. Ромка Коктейль Молотова

    Читатель:
    начало подзатянуто, хотя не сильно мешает. Понравилось.
  4. fiatik Генератор антиматерии

    интересный фантдоп
    завязка ничё
    действительно несколько затянуто описание будня плантатора
    финал, имхо, провален
    но дочитал с интересом, замысел понра, респект

    зы
    гы) типа высокодуховный ответ на Лео++)))))))

    имхо - имеет смысл дошлифовать до блеска
  5. К. Огин Факел

    Дочитал до конца. Надеюсь, автор не будет против небольшого дружеского шаржа?
  6. Знак Administrator

    Начало думал покороче сделать, однако тогда не удаётся показать насколько он прочно вжился в эту плантацию и ломающий контраст, который должен автоматически у читателя возникнуть, слабеет. Концовку думал расписать, но не понравилось, решил что вот именно такой, оборванной должна быть. Подчёркивающей переход.

    Ну шарж, если возник так излагайте. Хотя если честно, даже представить не могу что там можно для веселья выдать.
  7. К. Огин Факел

    Просто у меня богатая фантазия, а Вы предложили отличный материал! Утром выложу, называется - "Плагиатор".
  8. fiatik Генератор антиматерии

    ты, кстати, зря надулся, мосье Знак
    я давно никого так не хвалил

    вот ща даже задумался: пнуть чтоль, чтоп не зазнался...
  9. Лорд Табаско Гремучая ртуть

    Прочитал.
    Вечно какие-то перегибы. От спасения мира с шайкой местных бомжей и проявления матери-героини до сперматозавров и корчевателей леса с шестиугольными ячейками на башке.

    Это в том плане, что, конечно, полный реализм - это плохо. Когда абстрактный Вася Пупкин спасает мир - нормально, когда Вася алкаш из соседнего подъезда - уже не прокатывает, слишком "близкий" персонаж, чтобы свободно привязать к такой высокой задаче.

    Но о не-людях тоже читать не интересно. Это не та история, которую приятно послушать, в ней нет близких уму проблем, чувств. В результате она не трогает так, как идеологически некошерная идея про бородатых мужиков, воюющих в разрушенном городе за патроны и тушенку.
    Ну или про ММО-игроков и больных раком директоров мега-корпораций.
  10. Знак Administrator

    Лорд, давно уже махнул рукой на тему трогает-не трогает. Если не трогает меня, не факт что не трогает всех. Да и от времени зависит - лет десять назад очень радовали герои Головачёва, сейчас смотрю равнодушно и с недоумением - какие то буйные дети, да и только. Раздражали Никитинские "зубы настежь" и "уши в трубочку", когда начал писать сам, понял тему. Недавно перечитывал и хохотал до слёз.
    Поэтому, если есть не заезженая идея и терпимо раскрыта, то читателя своего она найдёт. И поэтому, собственно, предлагаю смотреть на КЛФ, лишь на новизну и на технику исполнения. Ну и общую направленность человек плюс, а не минус.

    Насчёт "не о людях", малость не понял. А о ком же интересно? )) Ведь даже циклы рассказов о животных, авторов прошлого - о людях.
  11. Лорд Табаско Гремучая ртуть

    Ну да, да. Некоторые писатели пишут про людей, прячущихся под личной животных. А некоторые - про не-людей, прячущихся под личиной людей.
  12. Знак Administrator

    Не знаю, Лорд, что вы имеете ввиду. Наверное что-то имеете. Не люблю ребусы и загадки. Почитайте что ли: "Белый клык", "Маугли", рассказы Сетона Томпсона. Там пишется о животных, наделяя их человеческими чертами и мышлением. По вашим раскладам выходит, читать о них принципиально должно быть не интересно.
  13. Лорд Табаско Гремучая ртуть

    Здесь написано не о животных, наделенных человеческими чертами, а о людях, наделенных чертами животных (а точнее - компьютеров, но это уже детали).
  14. Знак Administrator

    И какие же "черты компьютеров" в рассказе особо не интересны? )) Рассказ о том, что единственная реальная ценность это новый навык. О том, что далеко не всё что видишь, соответствует представлениям. Ну и о том, что при увеличении жизни, придётся сжигать мосты постоянно.

    Рассказ для контингента читателей "кому за 40-50" )) раньше, думаю это сложно принять, ведь не пройдены ещё предварительные этапы становления личности.
  15. Лорд Табаско Гремучая ртуть

    Не знаю. Я в рассказе увидел человека, любящего свое дело. А потом появляется какой-то человекоподобный кретин приходит и разрушает все, потому что так надо, отказаться от любимого, иначе нельзя зачеловеком, опасно.
    Это какая-то надуманная проблема, как она связана со сжиганием мостов? Если в твой дом придет человек, сожжет его и убьет всю твою семью - это сделает более человеком и продвинет по лестнице развития?
  16. Трой Гремучая ртуть

    Лорд, наверное, здесь иной посыл. Вроде того, что человеческое тело для многих не только необходимость, но и объект страсти и обожания. Например, пластическая хирургия не для эстетики или необходимости, но для потакания гедонистическим радостям, как у больных "синдромом штанги" - качаться, качаться, не дай бог мускул на микрон сдуется, у меня ж вставать не будет... И вторая ветка, то, что вложил автор, для переходящего человека в стаз более развитых морально и интеллектуально сингуляров - следует понимать, что общество (аналогия с органами на грядке, где было уделено столько любви) - тоже нуждается в прополке, раз, и нужно отказаться от родства для более объективной, а не субъективной оценки, два...
    гм.. ну, имхо, конечно.
  17. Fауст Реальный пластит

    Социальной аналогии тут в упор не вижу. А вот другой вопрос меня терзает до сих пор, хоть рассказ прочитал давным-давно. Зачем нужен был центр по выращиванию никому не нужных органов, а в нём ещё и работник никому не нужной в этом центре специальности (органы ведь и сами по себе неплохо существуют!)? Зачем? Без десятка лет изначально бессмысленного труда гг не захочет в сингуляры? Так и на кой его туда тащить тогда?

    А захочет - так эффективнее ему с той же целью построить специальный тренажёрный зал с органами, а не целую фабрику. Так и научится с ними обращаться.

    По-моему, ситуация абсолютно надуманная и нереалистичная.

    PS. Финальный монолог киборга не убедителен и прирезан очень уж наспех. Из текста этого не следует, а обычный читатель вообще будет недоумевать: к чему это всё относится. Для его понимания нужно знать историю обсуждения рассказа.)
  18. Знак Administrator

    С семьёй не верная аналогия, поскольку включает других разумных\потенциально разумных существ, что активирует лишний эмоциональный контур. Плантатор завершил цикл развития. И его необходимо направить дальше. Для этого нужно внешнее воздействие, иначе он никуда не пойдёт. Поскольку птенчик вылупился, скорлупой придётся похрустеть. Тем более, без него вся эта плантация теряет смысл.
  19. Fауст Реальный пластит

    Разве? Не разумнее запустить туда следующего кандидата?
  20. Знак Administrator

    Нет. Сказано же, что плантацию выращивает каждый сам. Начиная от одной грядки, заканчивая большими и разнообразными площадями. Когда обучается использовать достаточные объёмы, приходит тестировщик навыка.

    Да и "сами по себе" части плантации живут всё таки плохо и не долго.

Поделиться этой страницей