Палач (фантастика)

Тема в разделе 'Ceniza', создана пользователем Ceniza, 4 янв 2012.

  1. Ceniza Генератор антиматерии

    ПАЛАЧ

    Наше общество, общество будущего,
    может позволить себе прощать преступников».

    «Тело не виновно в преступлениях духа.
    Дадим ему шанс».
    Напаско, владелец корпорации
    «Новая личность

    «А как вам эта торгашеская идея рая?
    Раскаялся – получи новую жизнь.
    Уж если раскаялся, сам отправишься в ад».
    Даниил Рем, создатель препарата «Палач»

    ****
    Началось с того, что я забыл, куда поворачивать ключ. Ничего особенного, скажете вы. Какая проблема: либо вперед, либо назад – третьего не дано. Подумал так же. Вру, не обратил внимание. После недолгого ковыряния в скважине, закрыл наконец-то квартиру, сунул связку в спортивную сумку и поспешил на подземную стоянку.
    Машин в нашей секции оставалось немного. Прошел мимо пары японок. На сто седьмом урчал, поджидая хозяина, черный глянцевый «Жучок». Когда-нибудь куплю себе такую, при нынешней проблеме парковки лучше не придумаешь авто. На сто шестом должен стоять Генкин «Бивер», но место было пусто, хотя Генка в свою слесарню уезжал позже меня.
    Ага, понятно. Юлькин лимонный «Родео Фламм» задними колесами заехал на Генкино место. Хорошо так заехал, Генке и встать негде. Тем более на его «Бивере». Колесо у «Родео» спущено. Растерзанным блином размазалось по бетонному покрытию. Под дворником записка: «Сучка тупая, руки вырву».
    М-да… Сколько ж раз он его проткнул-то? Юля, наверное, на такси в свою больничку поехала.
    Тут я вспомнил грохот ночью. Я выглянул в коридор: Генка долбился к Юле в сто пятую квартиру и кричал, чтобы она, косорукая, убрала машину. За дверью верещал сигнализационный брелок. Юла куда-то смылась, или делала вид, что ее нет дома.
    Щурясь от ярких ламп в коридоре, я окликнул его:
    – Гена, спать охота, а ты долбишь.
    Он обернулся: рот перекошен от ярости, глаза блуждают. Синдром агрессора, вспомнилось мне. Прибьет эту дуру сгоряча, и будет доказывать на суде, что он прав. А ему за это физическое уничтожение, вместо стирания личности. Ибо заслуг перед обществом, смягчающих отсутствие раскаяния, у Гены нет. Не унитазы же, которые он устанавливает в новые кондоминиумы.
    «Я бывший мозговед. Я знаю выход из всех бед». Придется, Гена опять тебя спасать.
    – Гена, нам с тобой повезло. Мы выиграли билеты на весь сезон, – сказал я. Какие билеты и куда, я сам не знал.
    На Генином лице отразилось замешательство. Пока он пытался понять, почему это мне опять повезло, я принялся его убеждать.
    – Пойдем, подвину свою машину. Как-нибудь встанешь.
    Я шел по коридору в его сторону, убеждая, что, мол, с этими бабами сделаешь, убогие от рождения. Это ноги у них из того места растут, а руки – нет. Любимая Генкина тема.
    Мигали лампы дневного света. Кондоминиум у нас дорогой, а со светом проблема. Соседям у «глазков» некомфортно в мерцающем свете смотреть спектакль. Господину из сто девятой к тому же мешает пальма в кадке. И хоть раз кто-нибудь помог бы скрутить этого балбеса.
    Или надеются, что когда-нибудь он все же прибьет Юльку, подписав себе смертный приговор. И в нашем крыле станет наконец-то тихо. Ну-ну, хрен вам.
    Мне Генка дороже, сотни раскаявшихся «святош».
    Я остановился перед Генкой. Мутное безумие уходило из его глаз, парень успокаивался. Сейчас мы приткнем «Бивер», и я лягу спать. Нужно только пять минут покивать-посочувствовать, зато потом агрессор-балбес сам спустится на стоянку. Проверено.
    – Гена… – начал я.
    Генка ухмыльнулся и врезал мне в челюсть.
    О-па! Такого еще не было. Я ткнулся носом в пыльный ковер, удивляясь тому, что геометрический узор темнеет, словно плавящаяся кинопленка. Для продвинутых в местном кинозале крутят фильмы на пленках.
    Стоп!.. Дальше я ничего не помнил.
    Я стоял на парковке, с ужасом осознавая, что не помню, как после схватки с Генкой вернулся домой, как лег спать и, самое главное, как утром собирался на работу. День начался для меня с ключа в замке.
    Потеряв равновесие, я уперся руками о капот лимонного «Родео». Поплохело мне, ребята. Постепенно дыхание выровнялось. Посмотрел на себя в лобовое стекло. У призрачного отражения с лицом было все в порядке. Ни синяков, ни ссадин, словно и не было удара. Можно ли считать нокаут схваткой?
    Пошевелил рукой челюсть, прислушался к желудку. Даже не мозговедам известно, сотрясение сопровождается тошнотой. Ничего подобного, хотелось есть, как всегда по утрам.
    Обычно я завтракаю в офисе. В коридоре стоит автомат, который выдает сносный кофе. Пирожками меня подкармливает секретарша, она же бухгалтер, она же завхоз в одном флаконе. Нелли, быть может, я приглашу тебя к себе.
    И тут я вспомнил, с утра в офис придет человек. Амнезия после удара – дело серьезное, но запланированная встреча важнее нынешней жизни. Щелкнул электронным ключом, снимая блокировку дверей. «Жук» мигнул фарами, и я, сунув Генкину записку в карман брюк, направился к машине. Агрессор-балбес еще и улики оставляет. Соседи быстро настучат.
    Выезжая с территории кондоминиума, в зеркале заднего обзора нашел Юлькину лоджию. Стеклянный купол открыт, с перил свисает то ли полотенце, то ли тряпка. Стоп, это же платье с «модным узором пейсли», как говорит Юля, а по мне так просто цветастенькое. Видел ее в нем в баре на седьмом этаже.
    Зловеще темнели Генкины тонированные окна. Представил Гену, выбрасывающий из Юлькиного окна вещи. На уровне второго этажа козырек кинотеатра, где крутят фильмы на кинопленках. Отсюда не разглядеть. Но воображение нарисовало платья, чулки, кружевные вещи, разбросанные по крыше.
    Под диафрагмой тревожно заныло.
    «Юля не дура», – убеждал я себя, – «Выживаемость выше Генкиной в разы. Она бы никогда его не впустила».
    Темное нехорошее чувство не отпускало, и я решил, пусть Юлия в своей больнице устроит мне аудиенцию с нейрохирургом. Котелок проверю, заодно выясню, что вчера меж нами троими было. Только не сейчас. Человек в офисе не может ждать.
    Выезжая на магистраль, я увидел рекламную растяжку: «Всепрощение – залог процветания общества». Тезис мозговеда Напаско. Эх, Напаско человек не бог, все прощать не имеет право. Гнить тебе за твои делишки в аду.
    К встрече с посетителем следовало подготовится. Я вытащил бумажку из кармана брюк, и принялся повторять:
    «Давным-давно, можно назвать это прошлой жизнью, я был мозговедом. Принимал участие в операциях по освобождению заложников. Я был крут как Напаско или как Дэн Рем. О, эти вечные друзья-враги, основоположники нейроэтики. Во время четвертой операции, когда заложников отравили люевитом, я прокололся. Террорист посещал лекции профессора Рема. Сыщики слишком поздно откопали этот факт, а я не раскусил, что он не собирается торговаться.
    Никто из осужденных на стирание личности не умер, но многие остались калеками. Это огнем жжет меня изнутри».
    Я поправил зеркало заднего обзора, рассматривая себя. Не слишком ли по-шекспировски? Да нет, все верно, немножко тоски добавить во взгляд. Я посмотрел на уплывающий вдаль перекресток. Затор. Вовремя проскочил.
    Время, время. Что там у нас дальше про мозговеда?
    – Дальше, мистер посетитель, я вправлял мозги богатым женам. Связался с одной. Как это бывает, знаешь, что пустышка, а мимо не пройдешь, не устоишь. Голос фальшивый, вульгарный даже, а у тебя под диафрагмой замирает. Все бы ничего, но задело ее, что собрался я жениться на ассистентке. Какая ей разница, раз сама замужем. Так нет же получил историю со «случайной» встречей, скандал… В результате дисквалификация за связь с пациенткой.
    – Чем сейчас занимаюсь? Конторка у меня по прокладке водопроводов. Теперь ваша очередь, товарищ таинственный посетитель. Выкладывайте, как собираетесь вернуть меня в клан мозговедов.
    – Что? Меня это не касается? Хорошо-хорошо. Но вот ответьте мне на вопрос: зачем вам это надо?
    – Вы говорите я крут, как Дэн Рем или как Напаско? Ага, и уменя есть интересная формула для вас. Снимите-ка шляпу, хочу посмотреть в глаза. Кажется, это вы увиваетесь за моей женой. Видел вас в баре на седьмом этаже.
    – Забыл, я не женат. Так что ревность здесь не причем. Ненавижу обоих, этих богов нейроэтики.
    – Рема-то за что, этого страдальца? Так покопайтесь в его грязном бельишке, и найдете за что. У каждого найдется за что.
    Меня обогнал лимонный «Родео Фламм», неужто Юлька? Скользнул взглядом по номеру: 237 DF. Нет у нее немного другой. Однако, сколько сегодня совпадений.
    Мне осталось проехать до городка Архитекторов, где в одной из высоток я снимал небольшую комнату под офис. Я свернул в проулок между древними пятиэтажками, чтобы срезать путь. Еще попадаются в нашем городе такие. Там живут представители беднейших слоев с общества. Уж им точно не дождаться прощения. Их неразвитый мозг не способен на любовь к жертве. Вот если бы у них были деньги на мозговеда, который вывернулся бы наизнанку, доказывая их чистосердечное раскаяние.
    Почему-то правительство не воспринимает всерьез волонтеров-мозговедов. Хотя есть такие, которые готовы защищать бесплатно.
    Из-за остановочного павильона на дорогу выскочил человек. Я вдавил педаль тормоза в пол, машина дернулась и что-то ударилось о бампер. Человек? Я сбил человека?
    Кроссовок слетел с ее ноги, на ногте большого пальца краснели остатки облупившегося лака. Сглотнув горловой спазм, я подошел, не зная, то ли тронуть ее, то ли звать на помощь. Крови не было, конечности в норме. Лицо закрывала волна светло-русых волос, и я не мог понять, в сознании ли она. Зашнурованный кроссовок слетел с ноги, и это убивало меня. Ну не мог я ехать с такой скоростью.
    – Эй, ­– позвал я.
    «Господи, боже мой, пусть меня минует чаша сия».
    – Эй! Слышишь меня?
    «Пусть меня минует чаша сия».
    Склонился, чтобы убрать волосы с лица, и вдруг понял, что на ней Юлькино платье. С тем же самым «модным узором из огурцов». Я отвернулся в сторону, и меня вывернуло. Потом еще, и еще раз. Исторгнув дурно пахнущую массу, я вытер рот. По виску стекала капля пота.
    Я вдруг почувствовал позади себя осторожное движение. Будто кто-то подошел и встал за спиной. Девушка? Обмирая от страха, обернулся – никого. Под машиной тоже никого не было.
    Кроссовок на месте, а девушки не было. Я посмотрел через дорогу, прихрамывая на босую ногу, девушка убегала. Еще не веря в свое счастья, я крикнул ей вслед:
    – Стоять! Куда босиком?
    Она свернула за угол. Я схватил кроссовок и рванул за ней между кирпичными пятиэтажками. Боже мой, да я ее расцеловать был готов. Цела и с ней все в порядке.
    За углом начинался пустырь, девушки не было. Стояли гнутые качели без сиденья. С десяток автопокрышек вкопаны в землю для того, чтобы по ним прыгали дети. Но детей не было. Да и как они могут жить в таком месте. Нищета и страшное убожество. Мне захотелось выбраться поскорее отсюда, куда угодно – в офис, в родной кондоминиум, просто в центр. Я окинул взглядом дом, прикидывая, в какой подъезд она забежала. Из окна первого этажа на меня смотрел старый плешивый дед. Он показал мне средний палец, а потом кулак. Вот дерьмо. Плюнул, и поставил кроссовок на землю. Смогла до дома добежать, значит все будет порядке.
    Я бывший мозговед. Я знаю выход из всех бед. Повернулся и пошел к машине, вспомнив, что она незакрытая.
    «Жука» не было. Остановочный павильон, из-за которого выскочила девушка, был. Деревья, фонари – были. Автомобиля не было. Картинка перед глазами вдруг потеряла четкость. Дорожное покрытие поплыло в сторону, и я почувствовал, что теряю сознание.
    «Надо было все же в больницу сначала… – подумал я, – Спасибо тебе, Гена за нокаут».
    Я отключился.

    ****
    Холодно, очень холодно. Холод проникает в самое нутро. Вытащил затекшие руки из-под себя и, опираясь на бесчувственные пальцы, попытался встать. Спиной ударился обо что-то острое, и, ругнувшись от боли, открыл глаза. Судя по темноте, была ночь. Я лежал возле стены какого-то дома прямо под водосточной трубой. Отполз в сторону, сжимая-разжимая кулаки, пока не почувствовал, как они наливаются силой.
    В полста метрах от меня стояли мусорные баки, с крышки спрыгнула толстая крыса. В свете фонаря разглядел ее голый хвост, желудок сжался в спазме. Сглотнул слюну, и прислушался – вроде отпустило.
    Я не знал, где я нахожусь, не помнил, как меня зовут. Только чувствовал, что должен куда-то идти. В голове крутился дурацкий стишок:
    «Я бывший мозговед. Я знаю выход из всех бед».
    – Эй, мужик, тебя ломает, да? Деньги есть, помогу, – темная личность отделилась от стены и подошла ко мне.
    Я разглядел заросшую худое лицо и большие на выкате глаза.
    – Я бывший мозговед. Я знаю выход из всех бед, – сказал я.
    – Так ты из этих, – личность попятилась, в огромных глазах мелькнул страх.
    – Ничего не помню. Помоги, – сказал я.
    – Тебе в больничку надо. На Арктическую, – мужик остановился, – Документы есть какие? Или, поди, уже обчистили, как липку. Удивительно, как куртку не сняли. В корманах смотри, бестолочь.
    В куртке, действительно, ничего не было. В заднем кармане брюк, нашел мятый листок.
    Мужик взял его и принялся рассматривать, повернув так, чтобы свет от фонаря падал на нее.
    – Записка какая-то. Сучка тупая, руки вырву, – прочитал он, хмыкнув, – Кого это ты так ласково?
    – Это не мое, – произнес я.
    – Ага-ага, верю. Погоди, тут на обратной стороне парковочный талон. Стоянка «У Гены».
    Я метнулся к нему и выхватил бумажку. Я знал, я чувствовал, что должен куда-то идти.
    – Где это? Где такая стоянка? – я тряс мужика за грудки.
    – Два квартала отсюда, – мужик показал на север.
    И я, отпустив его, рванул в ту сторону.
    – Эй, – мужик свистнул.
    Обернувшись, я увидел, что он показывает мне средний палец. Что значит этот жест, я помнил. Показал в ответ.
    – Меня, кстати, тоже Геной зовут, – хихикнул он он и пошел прочь, – Вот люди пошли, никакой благодарности. Я ему правду, а он хоть бы спасибки в ответ.
    Стоянка оказалась даже ближе, чем обещал Гена. Над обнесенной сеткой площадкой высилась будка охраны. На ней неоновыми огнями светились буквы “У ГЕНЫ» Машины, в основном, среднего класса, кое-где подороже. Откуда-то из памяти выплыли слова. Я остановился, прислушиваясь, как голову наполняют звуки и образы:
    «Сварить тебе кофе?… Да, милая, да. Пью на работе бурду из автомата».
    «…и представляешь, каждую пятницу черно-белые фильмы на кинопленках. Они будут разыгрывать билеты на весь сезон».
    «Тебе идет это цветастенькое платье… Ничего ты не понимаешь, узор называется пейсли».
    Я прикрыл глаза, пытаясь выловить в хороводе мыслей самое главное, что помогло бы построить новый мир. Свободный, мой настоящий мир. Кто я? Кто же я? Тщетно. Все ускользает, все так зыбко и ненадежно.
    Открыл глаза. В затемненых стеклах машин отражались неоновые буквы рекламы. Я вздохнул и полез под шлагбаум.
    – И вы хотите узнать, кто год назад ставил машину на сто пятое место?
    Пожилой охранник подозрительно вертел мой парковочный талон.
    – Это невозможно? – спросил я.
    – Ну почему же? – второй, помоложе, был хитрее, чем первый,
    – Если нам это покажется интересным, – его черные глазки выразительно смотрели на карманы моей куртки.
    – Журнал за прошлый год хранится здесь, – добавил он, показывая на стеллаж.
    – У меня нет денег, – пожал я плечами, – Я пришел пешком.
    – На нет, и суда нет, ­– хитрый вздохнул.
    Я шагнул к стеллажу и выхватил из стопки первый попавшуюся книгу.
    – Этот? – спросил я.
    Хитрый поперхнулся и брякнул: «Сейчас в полицию позвоню».
    Я взял другой журнал и раскрыв его, принялся читать:
    – Журнал ре-ре… Помогите, в глазах плывет, – попросил я старшего.
    Дед пристально посмотрел на меня и отобрал у меня талон и книгу. С хмурым видом принялся листать страницы.
    – Ты чего….помогать ему будешь? – задохнулся хитрый
    – Не твое дело, ­– сказал дед.
    Он нашел нужную графу принялся читать.
    – Пятнадцатого сентября прошлого года. Сто пятое место: «Родео Фламм» 273 FD. Хозяйка Юлия Рем.
    Дед поднял взгляд и, вспоминая, произнес:
    – Красивая была. Жила в многоэтажке. Недалеко отсюда. А муж животное. Гнида, вытолкнул ее из окна. Да все помнят эту историю… Врач он, что ли, был….
    Дед вдруг остановился и странным взглядом посмотрел на меня. Я повернулся и пошел к выходу, краем глаза отмечая, как он показывает на телефон напарнику.
    Мне было все равно. Я вышел и вдохнул прохладный воздух. Наконец-то я нашел то, что искал.
    «Сварить тебе кофе?… Да, Юленька, да. Пью на работе бурду из автомата».
    «Юлька, тебе идет это цветастенькое платье… И пусть я ничего не понимаю в узоре по имени пейсли».
    Волна счастья затопила меня.
    – Я-хо! Я нашел себя….Нашел свой, собственный мир. Мой настоящий мир, – крик летел над стоянкой, и я был счастлив.

    Лимонный «Родео Фламм» ждет меня на стоянке, чтобы умчать меня к тебе, Юлия Рем. Лимонный «Родео» с помятой крышей и разбитым стеклом. Это твоя кровьна стекле. С рук тоже стекает кровь.
    Как ты могла предать меня, жизнь моя, судьба моя? Им нужен был мой «Палач», и они прислали тебя за ним.
    Глупая, глупая девочка, зачем ты влезла в это….
    Я упал на асфальт, и огонь вины начал плавить тело. Кости и жилы выворачивает наизнанку.
    Меня ломают и тащат в машину. Не хочу в эту машину. Хочу в «Родео». Хочу к ней. Пустите же меня.
    Мир чернеет и сворачивается, точно плавящаяся кинопленка.
    «Уж если раскаялся, сам отправишься в ад».

    ****
    – Геннадий Викторович, это и есть великий нейроэтик Даниил Рем? – я удивленно смотрел на спеленатого человека в боксе.
    Невысокий, с обычной внешностью, глаза так и пылают внутренним жаром. Огонь собственной вины Его мозговедом мне предстояло стать, как только Геннадий Викторович, снимет с себя эти полномочия по состоянию здоровья.
    – Честно говоря, какой-то он невзрачный, – вырвалось вдруг у меня.
    – И уж совсем не могу понять, как человек, придумавший идею самонаказания, мог убить жену, которую любил больше жизни.
    – Не преступил бы, не придумал, –отозвался Геннадий Викторович.
    Я пожал плечами:
    – А придумал ли? Никто не знает формулы «Палача». Как можно при помощи фармакологии создать в мозге участок, противостоящий технологии стирания?
    – Зато все видят его действие, – Геннадий Викторович хмуро глянул на меня, словно сомневаясь, смогу ли я заменить его.
    Суд предложил корпорации «Новая личность» несколько кандидатур на эту должность. Меня выбрал сам Напаско другие ведущие нейроэтики. Так что нравлюсь я вам, Геннадий Викторович, или нет. С сегодняшнего дня я стану личным мозговедом Даниила Рема.
    – А еще все говорят, что сначала он придумал «Палача», а потом убил. Не понимаю, как его могли приговорить, к новой жизни. При таком расчете, ни о каком раскаянии не может идти речь.
    – А еще говорят, что Юлия Рем пыталась выкрасть формулу «Палача», – передразнил меня Геннадий Викторович, – Или он думал, что она пытается украсть. На эту тему уже столько спорили, и кто ее убил, и что она сама выпрыгнула из квартиры. Суд вынес приговор: виновен в убийстве жены. За особые заслуги перед человечеством, учитывая, что подсудимый раскаялся, Даниила Рема приговорить к стиранию личности и новой жизни столько раз, сколько это потребуется. Твоя задача следить за соблюдением интересов клиента.
    – А я снимаю с себя эти полномочия. Честно говоря, он меня утомил. За год это третье стирание личности. Так будет, пока действие препарата не закончится. Ты еще поймешь, какая это тяжелая работа.
    Я поглядел на человека, мечущегося по боксу, и вздохнул. Ничего, зато у меня будет время выудить формулу «Палача» из его мозга.
    Геннадий Викторович хохотнул, глядя на меня:
    – И не мечтай. За этот год я много узнал о его жене, о нем самом, но так и не приблизился к разгадке формулы. Всего хорошего, мой друг мозговед. Не понимаю, что в тебе нашли.
    Мы пожали друг другу руки на прощанье. Считайте меня дурачком, Геннадий Викторович. Я люблю прикидываться дурачком.
    Понаблюдал за Даниилом Ремом, а потом открыл дверь бокса и решительно шагнул внутрь.
    Мне-то он откроет секрет. И тогда я создам корпорацию «Палач», гораздо более могущественную, чем «Новая личность». Потому что человек не бог, все прощать не имеет право. Это знает каждый. Первым ее клиентом стану я сам, сволочь, что так бездарно подставила Юлию Рем.
    Affirmo нравится это.
  2. Ceniza Генератор антиматерии

    Научная фантастика "типо". Критикуйте, если захотите.
  3. Владимир Факел

    Интересно, но настолько коряво, что с трудом добираешься до конца. Во-первых, не вычитано, например, в самом последнем предложении: сволочь, ... подставил. И таких моментов есть ещё)
    Второе, диалоги всплывают, словно из небытия, непонятно, кто с кем разговаривает.
    Опять психоделическое, то есть логика событий проваливается. Уже понял, что это под кого-то из классиков, которых никто не помнит, не знает, не читает. Хорошая тропка.
    Нет никаких описаний окружающих людей, поэтому невозможно вообще уловить окружение. Всё сумбуром. Какие-то "гнида", "хитрый". А какие они из себя? На весь рассказ две детали: аффтамо... гм, простите, автомобиль и "платье в огурчик".
    Да, и ещё одно: неясно, от имени кого ведётся рассказ. От нескольких людей? От одного человека? Немного борьбы с хаосом не помешает.
  4. Ceniza Генератор антиматерии

    Это под классика Дэвида Линча. Описаний нет и не должно быть по задумке, потому, что это все в голове у героя главного. Фантазмическая реальность.
    Но может это и не правильно. Я еще не поняла :) Спасибо, что читали
  5. Владимир Факел

    Я не силён в классиках, так как я люблю читать про Таню Гроттер, а ещё лучше - смотреть. Но суть вот в чём. Во время просмотра психоделических фильмов зритель получает информацию отдельно, из обстановки в кадрах и у него есть кроме сюжетной линии некая фундаментальность из-за наличия материальных объектов (стен, гаражей, прохожих, лестниц и прочего). В рассказе ничего подобного нет, тут два места всего: некая стоянка (а может, не стоянка), где ГГ получил по морде (не очень понятно за что) и пустырь, где дед в окне. (хороший символ, привет девочке в колодце).
    На мой взгляд, нет следующего: психоделика обычно, это противопоставление нелогичности внешнего мира и логичности поступков и умозаключений ГГ, то есть, мира внутреннего. Здесь нет логики в действиях ГГ. Они немотивированы. ГГ пытается успокоить какого-то сантехника, получает в морду, просыпается, едет на работу, с кем-то разговаривает (с кем, о чём?), сбивает девчонку, бежит за ней, теряет сознание, очухивается в мусорном баке, идёт в гараж, выясняет номер машины, теряет сознание, очухивается и мы получаем объяснение, из которого тоже мало что проясняется. Единственное, что ясно, это то, что ГГ вскоре попытается украсть формулу препарата, из-за коей, жена фармацевта уже выпала из окошка. Надо бы на окошки решётки)
    Мы имеем несколько отрывков, в каждом из которых меняются местами персонажи одного и того же навязчивого бреда и повторяется один и тот же символ. (машина, платье) Допустим. Но реакция ГГ не очень явно показана, он то ли относится к этому как к естественному ходу событий и читатель не может прочувствовать состояние ГГ, а значит, и нет соучастия; то ли просто не успевает никак отнестись и мы наблюдаем карусель событий, не успевая в них вникнуть. Это хорошо было бы на одном участке, но чтоб так все три целиком - это хаос.
  6. Ceniza Генератор антиматерии

    Спасибо, Владимир. Я это буду думать, что вы написали. Интересные вещи сказали.
  7. Знак Administrator

    Начало увлекло было - правильные расклады мозговед даёт сантехнику, любопытная завязка. Но потом вдруг немотивированный нокаут и начинаются какие то отрывки. Понятно, что это по задумке автора "должно происходить в голове ГГ", но читатель то не видит что у него там происходит. У Линча оператор, звукорежиссёр, актёры у писателя же нет этого оборудования, увы.
  8. Ceniza Генератор антиматерии

    Нокаут мотивирован тем, что Гена - этот тот самый личный мозговед Геннадий Викторович, который назначен судом Рему. Все эти Гены по тексту с жестами и без - это проявления мозговеда Геннадия. Он дает подсказки, заставляет героя шевелиться и выпадать из мнимой реальности. Все отрывки, как собственно у Линча или Тарантино, объединяются по соединению и застегиванию друг на друга мелких деталей, разбросанных по тексту. Это как бы кроссворд.
    Попросила Атласа почитать, но его все нет. Очень его жду.
  9. Знак Administrator

    Попросила Атласа почитать, но его все нет. Очень его жду.

    Он вероятно немного обиделся на предновогодний бан. Слегка запретили добывать огонь в неподходящем месте.
    prevoshodni_resultat.jpg

    ПР: Линч и Тарантино режиссёры. Создать нечто подобное писателю реально примерно так же, как вырубить из дуба картину Репина "Приплыли" Нужно быть Мастером. А главное, зачем столько хлопот, когда есть кисти и краски?
    Владимир нравится это.
  10. Ceniza Генератор антиматерии

    Его забанили? О! Хе-хе.
  11. Знак Administrator

    Срок бана давно прошёл ))
  12. Ceniza Генератор антиматерии

    Зачем хлопоты, говорите. Возникают у меня такие мысли, что реализм умер. Не в литературе потребительской. А впринципе, исторически. Как-то так...
  13. Знак Administrator

    А в принципе, исторически. Как-то так...

    )) С чего бы это? Реализм живее всех живых в действительности. Неисчерпаемая тема. Достаточно потянуться за деньгами в Марракеше, чтоб купить роскошный ковёр и внезапно понять, что в кармане нет ни денег ни документов. Впечатлений на пару романов.
  14. Ceniza Генератор антиматерии

    Но разве можно после Гоголевского Портрета и Пиковой дамы Пушкина, можно ли после Достоевского с его двойниками и прорывающейся иной реальности писать просто реализм. Отцы основатели нащупали, разве не нужно продолжать?
  15. tamrish Генератор антиматерии

    Как вам такая табель о рангах:

    Антон Павлович Чехов в рассказе «Литературная табель о рангах» писал:
    «Если всех живых русских литераторов, соответственно их талантам и заслугам, произвести в чины, то:

    1. Действительные тайные советники (вакансия).

    2. Тайные советники: Лев Толстой, Гончаров.

    3. Действительные статские советники: Салтыков-Щедрин, Григорович.

    4. Статские советники: Островский, Лесков, Полонский.

    5. Коллежские советники: Майков, Суворин, Гаршин (Всеволод – Е.Ш.), Буренин, Сергей Максимов, Глеб Успенский, Катков, Пыпин, Плещеев.

    6. Надворные советники: Короленко, Скабичевский, Аверкиев, Боборыкин, Горбунов, гр. Салиас, Данилевский, Муравлин, Василевский, Надсон, Н. Михайловский
  16. Владимир Факел

    "Смитерс, кто все эти люди?" (с)
    lutov нравится это.
  17. Ceniza Генератор антиматерии

    Я плохо разбираюсь в табеле о рангам. И надо мне указыватьна пробелы в образовании. Да, мы Сенизы от сохи. Из крестьянского белорусского рода, и что?
  18. tamrish Генератор антиматерии

    А грамотой то овладели? Или все на интуиции держится? :p
    (С интересом)
    Какая строчка вызвала затруднения?
  19. Ceniza Генератор антиматерии

    Чувствую, здесь снобизм. Запредельно-дворянский. Навернео у вас университетское образование. Может, я не владею грамотой. Но зато я гений. Да, да. Не меньше. Я как Моцарт или как Михайло Ломоносов. Видите ли, Тамришь, поборница грамоты и противница Йоги, в наших краях с университетами сложно. Пока ббукварь осиливаю.
    Зато я гений.
  20. Владимир Факел

    Слыхал о шестерых из списка, читал - четырёх, добровольно - одного. А самое главное, на что нужно обратить внимание, в начале стоит присказка: "Если всех живых русских литераторов"
    Так какой в сём списке прок для сего дня?

Поделиться этой страницей