Освободите мой разум

Тема в разделе '1 Группа', создана пользователем Знак, 3 фев 2013.

  1. Знак Administrator

    Освободите мой разум

    Рассматривая замысловатые узоры на своих черных гипюровых колготках, я поняла, что больше не хочу приходить сюда.
    Сейчас Она тихо напевала какую-то песенку. Я еще сильней стиснула свои коленки в руках, что бы хоть как-то заглушить ее сладкоголосые трели. Может, сказать, что она исчезла? Что ее больше нет? Тогда мама больше не будет отправлять меня в этот кабинет. Но не думаю, что кто-либо поверит в мое быстрое выздоровление.
    До меня дошел холодный воздух из кондиционера на противоположной стене. На несколько секунд коже стало приятно, но затем на меня снова нахлынул жар, когда врач повернулся ко мне. Видимо он уже достаточно прочитал обо мне в заметках предыдущего доктора.
    Этот врач работал со мной сегодня только первый день. Тот, что был до него ушел на больничный. Я очень расстроилась, ведь с ним мы встречались два раза в неделю уже на протяжении года.
    Прежний доктор был невысоким мужчиной преклонных лет. Меня очень забавляли его белоснежные кудри волос, которые слегка покачивались, когда он кивал головой, выслушивая меня.
    Доктор, который сидел напротив меня был новичком. Сейчас проходил практику после университета. Ничего серьезного ему так и не доверили, лишь временно следить за моими результатами, пока прежний доктор отсутствует.
    - Сейчас Она с тобой? – спросил он, перед этим с минуту изучая меня.
    - Она всегда со мной, - с вызовом сказала я.
    Когда новый врач заговорил, ее песня резко остановилась. Я знала, что она навострила свои ушки.
    Доктор, имя которого я даже не попыталась запомнить, кивнул и просмотрел записи, сделанные предыдущим врачом.
    - Ты должна была вести дневник, помечая в нем те моменты, когда она с тобой говорила и имела большое влияние на тебя, - продолжил он. – Он с тобой?
    - Нет. Я потеряла его.
    Доктор поднял на меня взгляд, проверяя, издеваюсь я или же говорю правду. Мне казалось, что он немного нервничает. Неужели боится того, что я в любой момент могу упасть и забиться в конвульсиях?
    - Хорошо, - в итоге произнес он, - тогда ты можешь сказать мне, как она с тобой разговаривает?
    - Я говорила это доктору Брандаму, - ответила я, - ему потребовалось около двух месяцев, чтобы разговорить меня, неужели вы думаете, что при первой встречи я все вам расскажу?
    Доктор лишь улыбнулся и снова посмотрел на меня своим высокомерным взглядом.
    - Если ты считаешь, что я буду сюсюкать с тобой, как это делал предыдущий врач, то ты сильно ошибаешься, - спокойно произнес он, не убирая со своего симпатичного личика лицемерный оскал. – Если ты хочешь чтобы тебе помогали, то стоит тоже приложить к этому свои усилия.
    - Так вы легко потеряете любую работу, - тихо сказала я. Меня ужасно задело то, что он обращается ко мне, как к маленькой.
    Я опустила ноги с диванчика и нагнулась, чтобы застегнуть туфли.
    - Возможно… - начала я, но Она меня перебила.
    - Выбирай выражения. Я не хочу, чтобы меня доставал какой-то студент- недоучка!
    Такое бывало очень редко. Когда я чувствовала себя растерянной. От неожиданности я протянула ладонь ко рту.
    - Простите, - прошептала я, увидев его растерянный взгляд.
    - Это была Она?
    - Можно я пойду?
    - Сеанс еще не закончен.
    - Я все равно уйду.
    Он ничего не ответил, но повернулся к окну, что я расценила за знак, что я могу идти на все четыре стороны.
    Выйдя из прохладных коридоров клиники, я поняла, что совершила глупость, уйдя на середине сеанса. Он ведь может позвонить родителям. Однажды мне приходила идея прогуливать все эти сеансы, и было ужасно стыдно, когда родители по очереди водили меня за ручку в кабинет. Теперь они, наверное, будут еще и дожидаться окончания сеанса.
    На улице было ужасно душно. В воздухе пахло выхлопными газами от машин с главной улицы. Дойдя до нее, я увидела, что сейчас самый разгар пробки и решила пройти домой пешком.
    В этих туфлях было неудобно идти. Ведь они не предназначались для длительных прогулок. Я решила пойти медленней, рассматривая прохожих. И только сейчас я увидела, как они смотрят на меня. Да, наверное, я выглядела странно по сравнению с ними. Одежду я выбирала ту, которая не нравилась Ей. А это было: оборки, рюшки, бантики, гипюр и все тому подобное. Старалась реже подстригать волосы, потому что ей нравились короткие, как у многих парней, стрижки. Старалась мало есть, ее ужасно бесили слишком тощие девушки. Когда мне удавалось разозлить ее, какое-то время ее не было слышно.
    Сколько себя помню, она всегда была со мной. Как-то в детстве, я рассказала подруге о Ней, она понимающе кивнула и сказала, что сожалеет. Но на следующий день уже все мои знакомые думали, что у меня не в порядке с головой.
    Сначала Она грубила всем. Затем дело доходило и до драк. Когда я, под ее влиянием, сломала нос одной своей одноклассницы в начальной школе, родители впервые повели меня к психологу.
    К врачам я привыкла, но меня очень утомляли такие визиты, и с каждым разом я замыкалась. Мне не хотелось говорить с ними. Я не хотела, чтобы они помогали мне. Ведь я знаю, что это все ничего не даст. Никто и никогда не «вытащит» ее из меня.
    Я прошла пробку и свернула на улицу, по которой редко ездили машины. Дошла до первого пешеходного перехода, но светофор мигал красным. Я не хотела ждать и сделала шаг на дорогу.
    Меня резко остановили за плечо. Повернувшись, я увидела Старшего Брата.
    - Красный горит.
    - Мне все равно, - с силой выдернув плечо из под его руки, я продолжила свой путь.
    Я быстро перебежала дорогу, когда синяя машина мне посигналила. Я старалась не замечать как Она тихо бормотала про себя:
    «Конечно. Пусть идет. Не стоит ей мешать. Может ее когда-нибудь собьет машина. Вот будет весело…».
    Но после она заговорила уже громче:
    « Я смогу жить в твоем теле».
    Дура, ведь, если я умру, ты тоже умрешь со мной.

    Дом был пуст. Родителей еще не было.
    Я решила расслабиться в прохладной ванной. Я села в нее, когда вода только начала набираться. Конечно, Она старалась все испортить, хотелось посидеть в тишине, но Она снова и снова что-то бормотала.
    «Почему ты, та кто так отчаянно не хочет жить, живешь? Может когда-нибудь ты просто исчезнешь? Просто растворишься»
    Может, когда-нибудь, это сделаешь ты?
    Она продолжала и дальше желать мне смерти, когда я услышала, как входная дверь захлопнулась.
    - Эйприл? – услышала я мамин голос.
    - Я в ванной, - крикнула я, при этом заглушив Ее визг.
    Через несколько минут мама зашла в ванную.
    - Как все прошло?
    - Как обычно.
    Вот весь диалог, которым мы общаемся с мамой. Но сегодня она решила продолжить его такими же пустыми вопросами, что и раньше.
    - У тебя новый врач? Он сказал тебе что-нибудь новое?
    - Нет, - ответила я, подливая себе горячую воду, - все тоже самое.
    Мама, молча и рассеянно кивнув, вышла.
    Я со злости плюхнула ладошкой по воде.
    Да кто может мечтать о такой жизни? В голове сидит червь, который еще и разговаривает. Нет ни друзей, ни знакомых. В школе боятся даже посмотреть на тебя. Собственная мать не знает о чем поговорить с тобой. Вечные приемы у врачей…
    Может Она права и мне не стоит жить?
    Я услышала, как она радостно воскликнула:
    «Вперед!»
    Ну что же, проверим.
    Не набирая воздуха, я скатилась в воду. Прошло где-то полминуты, когда я почувствовала у себя на лице руки. Они тянули меня наверх. Несложно было догадаться, что это Старший Брат. Я не хотела поддаваться ему, хоть и сама хотела вынырнуть, чтобы глотнуть воздуха, но все же я сопротивлялась. Легкие уже готовы были сами выпрыгнуть на поверхность за кислородом. Пытаясь убрать руки Брата с лица, я потратила немало сил. Барахтая руками и ногами, я умудрилась сильно ударить левую коленку об ванну. Наверное, это и послужило причиной моего резкого порыва выскочить из воды. Жадно глотая воздух и потирая ушибленное место, я услышала быстро приближающиеся шаги.
    В ванну зашла мама. Видимо мое сопротивление было черезчур громким.
    - Что с тобой? – обеспокоенно произнесла она, подбегая ко мне.
    - Все хорошо, - сказала тихо я от непроизвольного шока, - я просто заснула.
    - Нехорошо спать в ванной, - сказала она, - немедленно выходи!
    И она ушла.
    Я укоризненно посмотрела на Брата. Он же протянул мне полотенце и отвернулся.

    Через день я снова сидела в кабинете психотерапевта. Он вышел. Мне надоело сидеть, и я решила пройтись по кабинету. На столе, с краю, лежал бейджик с его фамилией. «Н.Д. Ландерс».
    Может, хоть сейчас его запомню?
    Я положила бейджик обратно на стол и прошла назад. Увидев пульт, я решила прибавить мощности кондиционера. Сделав это, я снова села на диван, обняв свои колени. Через несколько минут пришел Ландерс. Я так и не вспомнила его имя. Что-то внутри меня щелкнуло. Я заметила, что Она тоже интересуется его именем. Неужели…?
    - Продолжим? – перебил он мои мысли.
    - Пожалуй, - согласилась я, хотя и не горела желанием продолжать вчерашнюю потасовку. Идя сюда сегодня, я боялась, что после Ее слов на первой встречи, когда мне пришлось убежать из клиники, он сам откажется от меня и скажет, чтобы я шла обратно домой. Но он поздоровался со мной, как ни в чем не бывало.
    - Доктор Брандам прописал тебе таблетки, - заговорил он, - сколько ты их уже принимаешь?
    - Я не помню, - призналась я, и вспомнила, что я делала с ними.
    - Ты и сейчас их пьешь?
    - Нет.
    Он удивленно посмотрел на меня. Мне показалось, что его брови сейчас сольются с его светлой шевелюрой.
    - Я делаю вид, что глотаю их, но потом выплевываю в туалет или раковину. От них у меня часто головные боли, сонливость и, кажется, начинается бред.
    - Но ведь это нормальные побочные эффекты, - пояснил он, - стоило лишь уменьшить дозу, или увеличить часы…
    - Мне не нужно их пить, - пояснила я. – Я не хочу.
    - Это не под Ее влиянием ты перестала их пить? – спросил Ландерс.
    Мои губы задрожали. Ужасно захотела кинуть в него что-нибудь, но даже не пошевелила пальцем: строить из себе еще и неуравновешенную, было бы глупостью. Но, думаю, он заметил мой мысленный порыв.
    - Значит она, - кивнул он, и снова опустил взгляд в бумажки на столе.
    - Я такого не говорила, - холодно произнесла я.
    - Но твой взгляд сказал за тебя, - не отрывая взгляд от бумаг, сказал он.
    - Позавчера я пыталась покончить с собой, - как бы между прочим произнесла я. Не знаю, что меня на это подвинуло.
    Наконец он оторвал взгляд и странно посмотрел на меня. Я заметила, как он немного наклонился вперед в своем кресле.
    - Вот как? – таким же будничным тоном, которым я и сказала эту новость, произнес он. – И что же, вам помешало?
    - Мой брат, - немного подумав, сказала я.
    - Хм… - он пролистал несколько листков, - нигде не сказано, что у вас есть брат. Младший?
    - Нет. Старший Брат, - ответила я, - он на три года старше. Ему сейчас восемнадцать.
    - И как его зовут?
    - Старший Брат.
    Ландерс внимательно на меня посмотрел. Может, он подумал, что я снова издеваюсь над ним?
    - Но имя-то у него должно быть?
    - Может быть.
    - Что ты имеешь в виду?
    - Он умер еще до моего рождения.
    Врач – практикант откинулся назад в кресле.

    После этого сеанса. Ландерс вызвал в клинику моих родителей. Поговорив с ними наедине, он пригласил меня.
    - Что же, Эйприл, - произнес он, положив руки на стол ладонями вниз, - встретимся на следующей неделе.
    Это шутка? Я ему сказала про моего воображаемого брата, а он продолжает наши сеансы? Родители никогда не говорили мне про брата. Сам он говорил, что он умер еще младенцем в роддоме. Неизвестно от чего.
    Я решила, что это всего лишь последствия тех таблеток, что прописали мне врачи еще в детстве.

    Эти выходные пролетели очень быстро. С утра до вечера, радуясь теплым дням, я гуляла по городу. Хоть Она каждый день и пыталась довести меня, я больше не делала подобных глупостей, как тогда в ванной. Брат за эти дни почти не появлялся.

    Тишина. Я слышала тиканье часов. Через минуту меня это стало ужасно раздражать. Чего он молчит? За что мои родители платят ему деньги?
    - Итак, - наконец, заговорил он, - брат у тебя, и в правду, был.
    Я удивилась, хоть и старалась не подавать вида. Что же, теперь я и призраков вижу? Все с каждым сеансом заходило слишком далеко. Может, стоит опять молчать? Сколько бы вопросов он ни задавал, я буду молчать.
    - Когда твой брат впервые появился? – спросил он.
    Я молчала.
    - Он управляет тобой так же, как и Она?
    Молчание.
    - Ты решила со мной не разговаривать?
    Да.
    - Он домогался тебя?
    Это было настолько нелепо, что я прыснула.
    - Может, поговоришь со мной? Или придется принять это за правду.
    - С головой у меня, конечно, не все в порядке, но не до такой степени.
    - Уже хорошо, - произнес он, улыбнувшись, - так, ты можешь сказать, что он делает, когда приходит к тебе?
    - Он защищает меня, - тихо сказала я.
    - И как же?
    - Когда я прохожу на красный, он останавливает меня, сам собирает осколки, когда я случайно что-нибудь разобью и все подобное, - ответила я.
    - И спасает тебя в ванной?
    Я кивнула. Ландерс на минуту задумался.
    - И сейчас он здесь?
    Краем глаза я его видела. Он всегда ходил со мной на эти сеансы. Доктор внимательно смотрел на меня. Я не сводила с него взгляд, думая сказать правду или наплести ложь. В итоге я кивнула.
    Ландерс поднялся с места, подошел ко мне и сел рядом на диван. Я увидела движение со стороны брата. Доктор протянул руку и заправил прядку волос мне за ухо. Что он делает? От неожиданности я не могла пошевелиться. Через несколько секунд рука доктора потянулась к моей ноге. Но Старший Брат резко схватил его за запястье и откинул руку назад.
    Я в шоке смотрела на доктора, который также смотрел на свою руку. Он потирал запястье, где недавно схватил его брат. От Ее смеха у меня разболелась голова.
    - Что вы себе позволяете? – я резко встала с дивана.
    - Прости, - произнес он, все еще смотря на свою руку, - мне нужно было проверить. Значит, все, что ты говоришь, правда?
    - Вы плохой человек, доктор, - произнесла я, развернувшись к выходу, - не думаю, что снова приду к вам на прием. С меня хватит.
    Не успела я дойти до двери, как он остановил меня словами, которые меня заинтересовали.
    - Я знаю, как помочь тебе.
    Эти слова показались мне такими забавными, что я повернулась к нему.
    - Эту фразу я слышу уже на протяжении семи лет, - сказала я с довольной улыбкой на лице, он, конечно же, блефует. Испугался того, что натворил?
    - Это ведь правда, - сказал он, поднявшись с дивана, - я думал, что ты простая избалованная девчонка, которая уже не знает, как насолить родителям, придумав себе вторую личность и призрака в виде старшего брата. Ведь все проверки твоего мозга не дали никаких результатов. Но они, значит, реальны. – Он потер подбородок, смотря в пол. – Тогда, прошу тебя, приди на следующий сеанс.
    - Мне стоит подать на вас в суд, а не приходить сюда снова и испытывать судьбу.
    - Нет, - он поморщил лоб, - если в следующий раз я ничем не смогу тебе помочь, то можешь делать, все, что ты хочешь.
    Я ничего не ответила и вышла из кабинета. Как он смеет после такой наглости говорить, что может мне помочь?
    Сутки я думала над его предложением. Но все уже было решено тогда, когда придя домой и на вопрос мамы: «Как все прошло?», я ответила: «Как всегда».
    Весь следующий день я мучилась угрызениями совести, правильно ли я поступила или нет. Она то и дело вставала на его сторону, что изрядно мне надоело. Было хуже прежнего.
    Теплые дни резко закончились, и сегодня уже небо затянуло серыми облаками. Время от времени моросил дождь. Натянув легкое пальто и стянув с верхней полки белый зонт, я вышла на улицу.
    Было интересно узнать, что же Ландерс придумает на этот раз. Раздумывая всю дорогу, я не заметила, как она оказалась короче, чем обычно. Но дойдя до кабинета, я долго стояла и заставляла себя повернуть ручку и толкнуть дверь.
    Как только я решилась и протянула руку, то дверь открылась сама. Доктор Ландерс внимательно посмотрел на меня.
    - Спасибо, что пришла, - произнес он, отодвинувшись в сторону, чтобы я зашла.
    Медленно и неуверенно, я все же зашла.
    - Сейчас я жалею, что послушалась вас.
    - Мне нужно лишь показать тебе кое-что.
    Я нахмурилась, когда он открыл дверь кабинета и поманил меня за собой в коридор.
    - Куда? – не поняла я.
    - Это недалеко.
    Я вышла из кабинета, и мы направились к выходу, затем к парковке и его машине. Он открыл мне дверь и обошел впереди машины к другой двери.
    - Я никуда с вами не поеду.
    - Пожалуйста, Эйприл, ничего плохого я не планирую.
    Простояв возле открытой двери еще минуту, я, наконец, села, положив зонтик рядом с собой
    Мы быстро доехали. Когда подъезжали, я узнала эту дорогу. Это был роддом, в котором я родилась.
    - Что мы тут делаем?
    - Пойдем, - произнес он, вылезая из машины.
    Я послушалась. Мы зашли в здание и направились на этаж выше.
    - Разве сюда можно?
    - Когда ты врач и хорошо знаком со своими коллегами, то можно.
    Я до сих пор не понимала, зачем мы пришли сюда. Мы все шли и шли дальше. Остановились лишь тогда, когда услышали приглушенный плач новорожденных. Почему-то мне стало страшно. Мы встали возле палаты, где молодые мамы нежно покачивали детей на своих руках.
    Я молча стояла и смотрела на них. Меня отвлек его голос.
    - Как Ее зовут?
    Зовут? Она никогда не упоминала своего имени. Если оно вообще есть. Сейчас она была занята своими мыслями, и не слышала наш разговор. Я была рада, что в последнее время ее не слышно так часто.
    - И что это значит?
    - Все твои невидимые спутники, и ты, родились здесь.
    Я уставилась на него.
    - Откуда вы знаете?
    - Твоего брата было не сложно найти. А вот твою спутницу по разуму, пришлось потрудиться, чтобы разыскать.
    Молча, я продолжала смотреть на него, ожидая продолжения.
    - Она родилась в тот день что и ты. В тот же час… Вот только умерла прежде, чем ей дали имя.
    Я сглотнула.
    - И почему-то она стала жить с тобой, в твоей голове. Расти с тобой. Так же как и твой брат. Не знаю, почему они развиваются с тобой, ведь обычно призраки остаются в том же возрасте, когда покинули этот мир.
    - Когда люди видят призраков, то это не к добру, - он посмотрел на меня.
    - Тогда я уже пятнадцать лет, как должна была лежать в гробу.
    Доктор Ландерс, похоже, даже не услышал последних слов. Он медленно положил свои руки мне на плечи и стал смотреть в глаза.
    - Знаю, что ты не хочешь уходить, - произнес он.
    Это он мне говорит? Я никуда не собиралась. Но Она вдруг стала слушать наш разговор.
    - Но ты ведь можешь жить своей жизнью, - продолжал он, - не так редко случаются смертельные случаи, но ты ведь можешь жить…
    Я подскочила и отбросила его руки.
    Нет. Это сделала не я.
    Я услышала звук удара. Мою правую ладонь немного покалывало. Увидела его полное грусти лицо. Затем мои ноги, под ее командованием, понесли меня по коридору. Странным было то, что я не пыталась мысленно оттолкнуть ее, чтобы она прекратила решать за меня. Бить людей…
    Я не заметила, как выбежала на улицу, где уже сильней покрапывал дождь. Пробежала мимо его машины. Затем долго мчалась по улице, не представляя куда.
    Снова я овладела своим телом, когда уже оказалась достаточно далеко от больницы. Долго я простояла на месте, приводя дыхание в порядок.
    Людей становилось все меньше, а дождь все сильнее.
    Ну вот, я забыла свой зонт у него в машине.
    Неосознанно я направилась в парк, где в хорошую погоду, в детстве с родителями кормила уток.

    Я сидела на скамейке уже несколько часов. Мелкий дождь постепенно становился все сильней. Мое пальто было насквозь мокрое, как и я сама. Из-за дождя, темнеть сегодня начало рано.
    С прибавлением силы дождя, людей становилось все меньше. Я продолжала сидеть, пока их вообще не стало. Сегодня никаких птиц на пруду не было. Интересно, где они?
    Рядом с собой я почувствовала движение. Я повернулась, чтобы уже точно убедится, что это был Брат. Он так же, как и я промок. Я не видела его после того, как мы вышли из машины, и зашли в больницу.
    Он сидел молча. Даже не взглянув на меня, устремив свой взгляд на пруд, который уже был почти неразличим за пеленой дождя и мглы.
    Долго его рассматривать я не решалась и отвернулась. И он тут же заговорил:
    - Тебе стоит вернуться домой.
    Так же молча, я продолжила так же сидеть, сложив руки на коленях.
    - Ты меня слушаешь?
    - Почему ты все еще здесь? – тихо спросила я. Из-за шума дождя, мне показалось, что он вообще меня не услышит, но он, наконец, повернулся ко мне. – Разве ты должен быть здесь? Уйди! Слышишь? Уйди! И ты! Все вы уходите!
    - Я не могу, - произнес он, после минутного молчания.
    Глотнув воздух, я затаила и дыхание. Не обращая внимания на хлеставшие в лицо капли холодного дождя, я подняла голову и закрыла глаза.
    «Хочу сейчас открыть глаза, и чтобы вы исчезли» - обратилась я к ней.
    В ответ лишь услышала молчание, которое таило в себе ужасную злобу.
    Опустив голову, но не отрывая взгляд, я продолжила:
    - Вы уже мертвы, значит, так и должно быть! Вы не должны меня преследовать, и мешать мне жить своей жизнью!
    Я медленно открыла глаза, но Брат все еще сидел рядом, облокотившись на спинку скамейки и смотря вперед.
    - Исчезните… - я хотела закричать, но получился всего лишь слабый шепот.
    - Исчезните!
    Брат недолго думая, медленно поднялся, встал и посмотрел на меня. Что означал его взгляд, я не поняла. Через несколько секунд он развернулся и пошел по дорожке около пруда. Совсем немного и он пропал из виду в дожде, но все же очертания его фигуры, еще несколько минут удалялись к выходу из парка.
    Я проследила за ним взглядом, пока окончательно не перестала его видеть. Только после его ухода я поняла, что ужасно холодно. Сейчас меня стала бить дрожь, и я решила пойти домой.
    Пальто, от воды, стало тяжелым, но я решила побежать.
    До дома, я добежала быстро. Родители уже были там.
    - Наконец-то, - произнесла мама, открывая мне дверь, - я уже начала волноваться… Ты совсем промокла!
    Я не стала ничего объяснять. Так было бы даже лучше. Отец помог мне выжать пальто в ванной, остальные вещи я выжала сама.
    На улице было уже темно, но дождь лил все с той же силой. Уже сидя под теплым одеялом, я заметила кое-что.
    Быстро одевшись, я выбежала в коридор, натягивая сапоги.
    - Ты куда? Уже поздно.
    - Я кое-что забыла. Скоро вернусь.
    Нужно посмотреть адрес.
    Тут же я помчалась по знакомой улице. Машин уже было мало. И я рискнула перебежать дорогу там, где нет пешехода. Меня никто не остановил. Неужели Брат так сильно обиделся на мои слова?
    Половину дороги я уже перебежала, когда совсем близко стал сигналить грузовик. Только сейчас я увидела его фары, которые ослепили мне глаза. Но я вовремя опомнилась и ринулась бежать дальше, надеясь, что я все же успею.
    Мой крик стоял у меня в ушах даже тогда, когда я добежала до тротуара и уже перестала кричать. Оглянулась и увидела, что грузовик, уже проехал, а я стояла здесь.
    Со мной все в порядке.
    Я резко повернулась и снова побежала.
    Моя голова закружилась и я упала. Какой-то дикий звон в ушах, все кругом плывет… Когда же все закончится? Через какое-то время все снова стало приходить в норму. С трудом поднявшись, я поплелась дальше.
    Через несколько минут я уже была возле клиники. Дверь в нее оказалась открытой даже в такой час, что показалось очень странным. Зайдя внутрь, я увидела, что охранник задремал. Я подошла к нему, стараясь не разбудить.
    Должен же где-нибудь быть записан его адрес. Компьютер был включен, и когда я задела мышку экран засветился. Может быть, там есть?
    После нескольких минут копания в папках, ничего хорошего я не нашла. Решила проверить его кабинет. Дверь и там была открыта. Они совсем не беспокоится о безопасности?
    Стол был хорошо освещен: за окном ярко светил фонарь. Я тихо подошла к столу. Сперва проверила все бумажки, лежавшие на столе. Их было ужасно много. Творческий беспорядок перерос в самый настоящий бардак. Где-то в глубине одной из папок я нашла его визитку, с обратной стороны которой был от руки написан адрес.
    Черт! Это ведь далеко! Автобусы не ходят, все деньги оставила дома, на такси из-за этого не выйдет. Придется пешком.
    Я так же легко вышла из клиники, как и зашла. Охранник все спал, похрапывая во сне. Выйдя на прохладную улицу, сразу ринулась бежать в противоположную сторону от дома. На улице все еще моросил дождь, только уже еле заметный.
    Через час я была возле его двери.
    Я позвонила первый раз. Никакого ответа. Позвонила второй. Решила не ждать больше десяти секунд, и стала громко стучать в дверь. Вскоре он открыл дверь, с заспанным лицом. Но как только он меня увидел, его лицо за мгновение прояснилось.
    - Эйприл? Ты что тут делаешь?
    - Они пропали! – сразу выпалила я. – Их больше нет!
    Ландерс нахмурился и жестом пригласил войти.
    Его квартира была скромно обставлена, лишь только то что нужно: небольшой удобный диван, напротив письменный стол, который был так, как и в его кабинете завален папками и листками, только тут рядом с ними стояла кружка. Небольшой светильник и рядом большой книжный шкаф.
    Он встал возле стола, я села на диван.
    - Так что произошло?
    - Они исчезли. После того, как я сбежала от вас в больнице.
    - Ты что-нибудь сделала?
    - Я лишь сказала, чтобы они ушли. Затем я пошла домой, и лишь там через некоторое время, я поняла, что мой разум пуст…
    Меня перебил звонок на его мобильном.
    - Твои родители, - нахмурился он и поднес трубку к уху.
    Я совсем забыла про родителей, ведь я сказала им, что скоро вернусь и вот уже часа два как где-то пропадаю. Без всего. Ночью. Я встала с дивана, чтобы уже идти домой, как только доктор договорит.
    Я бросила на него взгляд. Он полностью переменился в лице. Побледнел, как будто что-то случилось. Ну, конечно, ведь звонки ночью, редко бывают хорошими.
    - Мне приехать? – спросил он у кого-то.
    Через пару секунд разговор закончился. Ландерс, так резко, даже не посмотрев на меня, с размаху снес все со стола. Кружка упала и разбилась. Все листы медленно упали на пол уже после того, как я вздрогнула и отпрыгнула назад. Да он псих!
    Сам же он стоял и смотрел в пол.
    Через несколько минут я решила нарушить молчание.
    - Мне нужно идти.
    - Хочешь чаю? – произнес он, видимо уже придя в себя.
    - Нет, спасибо, - я развернулась к выходу, но потом кое-что вспомнила, - Вы не одолжите мне деньги на такси?
    Ландерс посмотрел на меня, медленно подошел протянул было руку к моему плечу, но осекся.
    - Они тебе больше не понадобятся.
    Я промолчала. Очень странно он себя вел.
    - Этот звонок… только что…
    Снова говорил со мной, не глядя в глаза.
    - Эйприл, тебя сбил грузовик полтора часа назад.

Поделиться этой страницей