Необитаемый город

Тема в разделе '1 Группа', создана пользователем Знак, 27 янв 2013.

  1. Знак Administrator

    Необитаемый город

    День первый.

    Выйдя поутру на улицу, обнаружил нечто странное – полную неподвижность города. Утренний город всегда раздражал суетой авто и пешеходов. Люди с сосредоточенно-хмурыми лицами, бездушные машины, шум, толкотня, давка. Ничего этого не было. Вообще ничего. Город как будто вымер. Слегка удивленный, я шел от дома к дому, от улицы к улице, от магазина к магазину. Везде все как обычно, кроме одного – нет людей. Совсем нет. Еще вчера были, а сегодня нет.
    Я сел в первую попавшуюся машину – она стояла незапертой, с ключами в замке зажигания. Кругом было полно таких бесхозных машин, как будто брошенных владельцами в одночасье. Синхронно, неожиданно, неизбежно.
    Поехал на работу – там прогнозируемо никого не оказалось. Побродил по офисам, посидел в кресле босса, покопался в его компьютере. Ничего интересного не узнал, кроме того, что шалун любит жесткое порно – ссылочка в браузере на профильный сайт.
    Ушел с работы через полчаса. Это хорошо. Плохо то, что я ни черта не понимаю. Что случалось? Куда девались все люди? И почему я остался?
    Зашел в первый попавшийся супермаркет, набрал продуктов на неделю. Деньги оставил на кассе. Завтра заберу сдачу. Если будет у кого.
    Вернулся домой, вечером решил посмотреть бейсбольный матч. Не судьба – по ящику только белый шум. Похоже, во всей стране, во всем мире не осталось ни одного человека. Не работают телеканалы, не отвечают телефоны. Я специально обзванивал всех друзей, знакомых, родных. Ничего. Нет решительно никого.
    Ложусь спать. Завтра проснусь, и все это испарится, как ночной кошмар.

    День второй.

    Не испарилось. Все осталось так, как и было. Пустота, полная всепоглощающая пустота. Не все так плохо, мне начинает нравиться эта пустота, эта тишина, это отсутствие докучливых друзей и знакомых. Это отсутствие суеты на улицах, и пробок на дорогах. Серые, влажные после дождя дороги и тротуары. Ветер гонит неубранный мусор. Он скоро сам все уберет и станет чисто – некому будет сорить. Ну, кроме меня. Но что я один в огромном городе?

    День седьмой.

    Кажется, жизнь налаживается. Сегодня закупил продуктов еще на неделю, в том же супермаркете. Закупил – слово не точное. На сей раз просто взял. Прошел через ту самую кассу, где раньше оставил деньги за предыдущие покупки. Купюры, прижатые монетой, лежали на месте. Я забрал их – они больше никому не нужны. Набрал в видеомагазине кучу дисков с фильмами последних лет. Интересно проведу время.

    День пятнадцатый.

    Я подобрал собаку. Серую, лохматую – глаз не видно. Добрую и тупую. Только сейчас я обратил внимание, что исчезли только люди. По-прежнему в небе летают птицы, на улицах пасутся вороны и собаки. Их становится как-то все больше. И они ведут себя все наглее. Но эта спокойная, не агрессивная. Я назвал ее Вул.

    День двадцать первый.

    Теперь я каждый день гуляю с Вулом. Утром и вечером. Он весьма сообразительный пес. Только боится бродячих собратьев, что стаями рыщут по улицам. На всякий случай, подстраховался – разбил витрину в оружейном магазине и набрал разных стволов впрок. Теперь не выхожу на улицу без дробовика. Но пока он не понадобился ни разу. Но не расслабляюсь. Черт знает, что может случиться.
    Люди так и не появились, да честно говоря, я их уже и не жду. «Оставь надежду», как говорится в писании. Я и не надеялся. И так не плохо, хотя начинаю временами раздражаться.
    Переломал в супермаркете несколько полок, опрокинул огромный стеллаж с молоком. Запах кислятины распространился по всему залу. Буду теперь ходить в другой магазин. Неприятная мысль – продукты в лавках рано или поздно испортятся. Но это не беда – перееду в сельскую местность, буду охотиться на домашних животных – глупых коров и коз. От них можно будет брать молоко. Вул его очень любит – странная псина.
    Провожу время за фильмами и чтением Библии. Если дальше так пойдет – превращусь в Симеона. Впрочем, я уже – он.

    День тридцать четвертый.
    Сегодня произошло чрезвычайно странное событие. Я нашел человека. Женщину. Молодую, симпатичную, в сине-розовом костюме тонкого льна, почти прозрачном, не скрывающем приятных глазу очертаний тела. Тело! Какое манящее слово!
    Она поначалу испугалась, но потом, ее убедил в своих мирных намерениях. Она из восточного района города, куда я не догадался заглянуть. Ее зовут Лиззи. Прекрасное имя! Пригласил ее к себе на ужин. Приготовил праздничный стол со свечами. Мы поели, а потом, в общем, жизнь прекрасна!

    День тридцать восьмой.
    Теперь мы ходим гулять втроем: Лиззи, Вул и я. Солнце, кажется, стало светить ярче, редкие деревья стали зеленее, и даже пыльные витрины как будто стали чище. Вот только собак все больше и они все наглее. Подходят все ближе, большими стаями до двух дюжин. Я убил одну, остальные бежали.
    Я все больше подумываю об отъезде в сельскую местность, на какую-нибудь ферму. Но Лиззи почему-то не нравится эта идея. Она мало о себе рассказывает. Больше о том, как заметила Исчезновение. Так я назвал это явление.

    День пятидесятый.
    Собаки и даже вороны стали совершенно невыносимыми, при нашем появлении сразу стараются нас атаковать стаями. У меня в избытке боеприпасов. Пока они, оставляя трупы собратьев, ретируются.
    Их поведению есть логическое объяснение – вся еда в магазинах, кроме консервов, протухла. Раньше они, так же как и я, грабили мясные лавки. Теперьжрут друг друга.

    День пятьдесят восьмой.
    Жертвой собачьего каннибализма пал Вул. Он слишком далеко от нас отбежал, и я не смог ничем ему помочь.
    Вернувшись, я стал собирать вещи в дорогу. Бензина на автозаправках должно быть много, его хватит, чтобы доехать до ближайшей фермы. А там посмотрим. Если собаки не съели всех коз и коров, у нас есть шансы пережить зиму в каком-нибудь заброшенном сельском доме. Теперь все дома заброшенные.
    Когда все было готово, Лиззи вдруг наотрез отказалась ехать. Не понимаю ее совершенно, но она панически боится покидать город. Мы спорили три часа, но я так и не смог ее переубедить. Злые, легли спать в разных комнатах.

    День шестьдесят первый.
    Мы каждый день ругаемся из-за отъезда. На улицах уже как в фильмах про апокалипсис. Собаки захватили город и делят его с воронами. На улицу выхожу вооруженный, как Рембо. Питаемся одними консервами. Из крана все еще идет вода – водонапорная станция работает на автоматике. Но это, пока есть электричество. Скоро автономный ресурс электростанции иссякнет, и город погрузится во тьму. И тогда нам конец.

    День семьдесят второй.
    Лиззи похудела, под глазами у нее тени. Взгляд лихорадочный. Смотрит на меня как-то странно. Иногда мне кажется, что она хочет меня убить. Об отъезде не хочет и слышать. У нас давно не было секса, а теперь еще и не разговариваем. Кажется, что я вновь совершенно один в целом мире. Один на один с собаками.

    День восемьдесят четвертый.
    Это произошло. Электростанция встала. Электричества больше нет. Я успел запастись водой и едой дня на четыре. Надо срочно уезжать. Даже без Лиззи, если она все еще против. А она по-прежнему не хочет об этом слышать.

    День восемьдесят пятый.
    Теперь я точно знаю – она решила меня убить. Я проснулся и застал ее стоящей у моей постели с ножом. Якобы, резала лук и пошла посмотреть, не проснулся ли я. Как это ни тяжело думать, она сошла с ума и очень опасна для меня – опасней собак. От них я скроюсь на ферме. Она же может меня найти. Или убьет прямо здесь, узнав, что я решил сегодня уехать.
    Да, я сделаю это. Использую лучше дробовик – он снесет голову наверняка. Она ничего не успеет почувствовать. Сегодня вечером. Точно. Решено.
    День восемьдесят шестой.
    Я сделал это. Я убил Лиззи. Что я испытываю? Жалость, тоску, сожаление. Но больше всего – облегчение. Теперь я сам хозяин своей судьбы. Я – последний человек в этом необитаемом городе. Последний в этом мире. Вечером я уеду на ферму. Все уже готово.

    Эпилог.

    - Ну что ж, доктор Смит, этот испытуемый прошел тест. Из него выйдет отличный десантник. Недоверие, жесткость в принятии и выполнении решений, рационализм и торжество разума над чувствами. Отличный солдат!
    - Да, доктор Адамс, вы совершенно правы! Хотя момент с собакой мне показался сомнительным. Я даже боялся, что он к ней слишком привяжется, но он пережил ее гибель достаточно легко.
    - Резюмируя, в обществе такой человек был бы скорее опасен. Являлся бы потенциальным преступником. Но в армии все его сомнительные качества превратятся в достоинства. Годен!
    Магуа нравится это.

Поделиться этой страницей