МедКонтроль

Тема в разделе 'Александр Сигида', создана пользователем Vilmind, 26 окт 2011.

  1. Vilmind Реальный пластит

    Впереди, на фоне мрачного, вечернего неба возвышаются корпуса заброшенного машиностроительного завода. Чёрные провалы смотрят пугающе, как глазницы черепов. Двумя рядами старых клёнов к центральному входу тянется аллея, осень позолотила кроны деревьев. Ветер гоняет по асфальту обрывки бумаг и сухие листья. Из заросших сорной травой газонов выглядывают пивные бутылки и банки. Место давно уже стало пристанищем всякого сброда.
    Руки Бориса подрагивали, сжимая шершавую рукоять пистолета. Горячая кровь пульсирует в висках, готовая разорвать сосуды. Ярость и жажда мщения заливают мозг кипящей волной.
    - «Артериальное давление превышает норму! – услышал Борис предупреждение модуля Медицинского Контроля. – Пульс аритмичный, сто десять – сто двадцать ударов в минуту! Уровень адреналина в крови на грани допустимого! Рекомендую прекратить преследование и вызвать силы подкрепления!»
    В слое доп-реальности, наложенном поверх поля зрения, возникло три шкалы, две предупреждающего, оранжевого цвета, одна пока ещё жёлтая.
    - Не нужно, - процедил сквозь зубы полицейский и двинулся к корпусам.
    - «Команда отмены принята! – подтвердил МедКонтроль.»
    Чёртова железяка понятия не имеет, что твориться на душе, подумал Борис, всё больше ярясь, ей не понять что такое – терять близких! Жена, дочурка… Теперь их нет… Движением мысли Борис в тысячный раз вызвал на периферию зрения файл с досье Косыгина Сергея Андреевича по прозвищу «Тесак», серийного убийцы, маньяка, настоящего психа. Всмотрелся в фотографию, чувствуя, как ярость захлёстывает сознание.
    - «Артериальное давления растёт! – снова предупредил медицинский модуль. – Частота пульса приближается к критической отметке! Настоятельно советую…»
    - Заткнись! – рявкнул Борис.
    Сейчас он был готов впиться ногтями в шею, на границе с затылком, чтобы выдрать пластинку коннектора и вслед за ней микрочип, лишь бы не слышать навязчивый и злящий голос Системы. Но что-то холодное и расчётливое внутри подсказало - электроника поможет быстрее настигнуть цель.
    Вход центрального корпуса приблизился. Из широкой дверной рамы с выбитыми стёклами пахнуло мазутом и запахами металлической стружки. Подошвы ботинок простучали по ступеням с обвалившимися пластинами керамической плитки. Те хрустели и растрескивались когда Борис наступал на них. Держа «ствол» наготове, Борис вдвинулся в темноту помещения.
    Система «Киберкортекс» отправила запрос в базу данных, и спустя пару секунд, перед глазами полицейского возник поэтажный план здания в трёхмерной проекции.
    - Запрос: проверить работоспособность системы безопасности завода! – дал команду Борис.
    - "Запрос принят! - ответила Система. – Здание обесточено! В помещении «Б-5» расположен генератор, вероятность функционирования восемьдесят три процента!"
    На схеме, в слое доп-реальности, подсветилась комната в левом крыле здания. Борис двинулся туда. Если генератор не запустится, то на поиски подонка уйдёт немало времени, завод огромен. И нет оснований считать, что он не успеет уйти, почуяв приближение полицейского. Впрочем, подумал Борис, этот не из тех кто сбежит в данной ситуации. Из окон видно, что у территории завода стоит всего лишь одна машина с синими полосами на боках и «плафонами» проблесковых маячков. Возможно, он уже увидел её. Убить одинокого полицейского, что может быть приятней для такого психопата как Косыгин?
    Продвигаясь в полумраке коридора, Борис запнулся ногой обо что-то мягкое. Он опустил взгляд и увидел изувеченное тело. Руки и ноги отсечены грубыми ударами чего-то острого, всё тело изрезано и исколото, лицо – сплошная кровавая маска. Судя по засохшим пятнам обильно натёкшей крови, человека убили около двух дней назад. Именно тогда, если верить сведениям, Косыгин укрылся здесь. Не повезло местным бродягам и наркоманам.
    Нужная комната оказалась за тяжёлой металлической дверью. Борис толкнул холодный метал. Дверь не поддалась. Взгляд скользнул по замочной скважине. Полицейский направил дуло пистолета на замок и принялся судорожно вдавливать спусковой крючок. Тёмное помещение озарилось вспышками, звуки выстрелов эхом взметнулись под потолок. Борис толкнул дверь носком ботинка и та со скрежетом распахнулась.
    Генератор стоял справа у стены. Борис осмотрел его и ткнул в кнопку пуска. Раздался вялое шуршание стартера. Звук стал таким, будто машина медленно пережёвывает метал, и наконец затих.
    Борис чертыхнулся, ещё раз осмотрел генератор и увидел сбоку пластиковую рукоять ручного пускача. Спрятав пистолет в кобуру, он взялся за рукоять и дёрнул. Внутри генератора что-то завращалось, но тут же стихло. Возможно, не осталось бензина, а возможно просто застоялся… Борис дёрнул ещё раз, сильнее. Снова дёрнул. Генератор зачихал и спустя несколько секунд принялся уверенно тарахтеть поршнями. Чуть в стороне от генератора, на стене загудел электрощиток. Борис открыл крышку и принялся щёлкать тумблерами. Под потолком вспыхнули лампы дневного света, в коридоре, откуда пришёл тоже разлился голубоватый неоновый свет.
    - Подключиться к системе безопасности завода, - дал команду, полицейский, - проверить работоспособность датчиков и камер наблюдения.
    - «Система безопасности активна на семьдесят шесть процентов. Исправных камер наблюдения – одиннадцать процентов, исправных датчиков движения – сорок четыре процента, исправных датчиков температуры –сорок девять процентов!»
    Перед взором Бориса возник поэтажный план помещений завода с разноцветьем «просматриваемых» зон. Той или иной аппаратурой, что осталась исправной и не была свинчена бомжами, в совокупности просматривалось почти всё здание. Борис ухмыльнулся, поиск отморозка не должен занять много времени. Ладони зачесались, пальцы начали подрагивать в предвкушении.
    Полицейский вытащил пистолет и дал команду:
    - Поиск живых объектов внутри периметра здания!
    - «Есть, поиск живых объектов…»
    Борис был уверен, что кроме Тесака тут никого быть не может. Если кто и был, Косыгин давно порешил бедолаг, как того, который попался в коридоре - просто так, для удовольствия.
    Наконец, на схеме, в одном из помещений третьего, предпоследнего этажа возникла красная точка.
    - «Объект найден!» – подтвердила Система.
    На губах Бориса заиграла плотоядная улыбка. В мыслях возникли образы, как он голыми руками разрывает ублюдка на куски, а тот корчиться, молит о пощаде…
    - «Предупреждение! – подала голос МедКонтроль, - Значительное увеличение частоты пульса! Критический выброс адреналина! Когнитивные датчики фиксируют эмоциональную нестабильность!»
    - Заткнись, - проревел Борис, и бросился в коридор и дальше по лестнице, к ненавистной красной точке на схеме.
    - «Предупреждение! Дальнейшая работа недопустима! Будет вызван отряд подкрепления и медецинская служба!»
    - Плевать! Я успею сделать то, что хочу!
    Он взбежал на третий этаж, глаза выхватили нужный дверной проём и он бросился туда. Ворвавшись, Борис замер, огляделся, водя пистолетом. В помещении царит тишина. От одного конца к другому, в три ряда, тянутся какие-то металлообрабатывающие станки. Сверившись с картой, полицейский понял, что преступник находится в дальнем конце помещения, прячется за станками. Борис медленно двинулся туда, держа пистолет наготове. Красная точка на схеме помещения пришла в движение, видимо Косыгин решил подкрасться сзади, не зная что каждое его движение передаётся на «Киберкортекс» Бориса.
    Полицейский ухмыльнулся и решил подыграть. Делая вид, что не знает о перемещениях Тесака, он двинулся мимо станков к центру комнаты. Красная точка оказалась слева и чуть сзади… И тут из за станка выскочила мускулистая фигура с голым торсом и безумным взглядом и метнулась к полицейскому. В руке блеснуло отточенной сталью.
    Борис резко обернулся и выстрелил. Пуля ударила в плечё, преступника чуть развернуло и отбросило в сторону, но тут же он перегруппировался и прыгнул снова. Раздались выстрелы, мускулистая туша с неимоверной ловкостью ускользнула от пуль и ударила полицейского. Борис в последнее мгновенье отшатнулся, и длинный нож Косыгина скользнул по рёбрам. Но ударом Бориса швырнуло спиной на станок, пистолет выскочил из руки и звякнул о пол в паре метров от полицейского.
    Тесак, видя, что противник потерял оружие, замер. Борис наконец смог разглядеть его вблизи: Высокий, бритоголовый, мускулы будто выкованы из железа. На самом деле так и есть – в раёоне плеч виднеются кольцевые бугорки, такие бывают при имплантации механизированных протезов. В том месте, где попали пули, из раны выглядывают чёрные жгуты искусственных мышц. А ниже локтей кожа и вовсе содрана, открывая нечто напоминающее хромированные кости обтянутые чёрными жгутами. Из правой руки торчит длинный клинок на выдвижном механизме. Тесак ухмыльнулся и из второй руки тоже выдвинулся клинок. Скрежещущий звук с которым сталь медленно выползла из паза заставил Бориса вздрогнуть. Спятивший поддонок самостоятельно модифицировал свои протезы. Плотоядно улыбаясь, он двинулся на Бориса.
    - «Повреждение кожи и мышечных тканей! – вопила МедКонтроль, - Лёгкое кровотечение! Необходима первичная медицинская помощь!»
    Борис покосился на пистолет, лежащий на полу, в двух шагах от него, и, увидев, как взгляд Тесака скользнул туда же, понял, что тот не даст ему сделать рывок. Пальцы лихорадочно ощупывали станок позади, и вдруг наткнулись металлический прут. Тесак подошёл уже почти вплотную и медленно поднял руку для удара.
    Пальцы Бориса стиснули прут и изо всех сил ударили. Удар обрушился на левую руку Косыгина, тот отшатнулся, но успел ударить в ответ. Борис ахнул от боли, клинок пропорол левое плечо. Полицейский крутанулся и, сжав прут обеими руками, саданул Косыгина по голове. Тот покачнулся, и завалился на одно колено. Борис ударил снова, и Тесак повалился навзнич.
    Борис подобрал пистолет и подошёл к распластавшейся туше. Веки Косыгина задрожали и медленно открылись. Дуло пистолета смотрело ему прямо в середину лба.
    Лицо Бориса исказилось яростью. Наконец-то поддонок убивший жену и дочурку лежит перед ним, беспомощный. Палец на курке напрягся.
    - «Нестабильное эмоциональное состояние! – заорал модуль МедКонтроль. – Уровень адреналина на критической отметке! Пульс – сто пятьдесят ударов…»
    - Заткнись! - рявкнул Борис, и палец на курке напрягся сильнее.
    - «Нестабильное эмоциональное состояние» - повторила МедКонтроль, - Опустите оружие! Ваше состояние не стабильно!
    - Что ты можешь знать, железяка? Тебе не знакома эта боль!
    - Если Вы его убъёте, легче не станет, - сказала вдруг Система.
    Удивившийся Борис чуть расслабил кисть на рукояти пистолета, никогда раньше он не слышал, чтобы МедКонтроль разговаривал подобным образом. Это же всего лишь программа!
    - Почему я должен слушать тебя? – спросил он.
    - Во мне эмоции сотен тысяч полицейских подключённых к МедКонтроль. А ещё призраки эмоций тех кого уже нет в живых. Пульс, артериальное давление, химический состав крови, нейронная активность мозга, мысли множества людей, их чувства и эмоции всё сплетается в причудливую информационную массу рождающую меня…
    - Что ты мелешь? Ты всего лишь медицинская программа!
    - «Уже нет. Я концентрат чувств и эмоций множества людей. И мой опыт, опыт тех, кто ко мне подключён, подсказывает, что если ты убьешь этого человека, легче тебе не станет.»
    - Он не человек, - процедил Борис и его палец вновь напрягся на курке, - я должен его наказать!
    Косыгин застыл на полу, в расширенных глазах читается страх смерти.
    - «Ты его не накажешь, ты его всего лишь убьёшь, - ответил МедКонтроль, - и станешь преступником, таким же, как он.»
    С улицы, послышался вой сирен. Вызванное Системой подкрепление уже близко. Перед взором Бориса возникла улыбка жены и смеющиеся глаза дочки, их смыла кровавая пелена, оставив лишь пустоту в душе. Где-то на границе сознания и электронных модулей «Киберкортекса» возник отголосок чьих-то мыслей. Боль, ненависть, вина, страх, печаль, пустота. Борис опустил руку с пистолетом, из его глаз пролегли мокрые дорожки, с подбородка сорвалось несколько капель.
    - Но просто так я не могу уйти, - процедил он сквозь сжатые зубы.
    Дуло пистолета полыхнуло огнём, снова и снова. Звуки выстрелов раскатились по пустому помещению. Когда закончилась обойма, Борис заученным движением сменил её и продолжил стрелять.
    Борис повернулся спиной к Косыгину и направился к выходу, там уже слышался топот ботинок по лестничным ступеням. Косыгин остался лежать, в выпученных глазах застыл ужас. Его руки, отстреленные почти у плеч, валялись рядом с туловищем, чёрные жгуты искусственных мышц разлохматились в местах, где пули отделили их от тела.
    На выходе Борис обернулся и едва слышно прошептал:
    - Мой внутренний голос подсказал, что смерть, это не наказание. Смерть – это бегство от наказания.
  2. Знак Administrator

    Подошвы ботинок простучали по ступеням с обвалившимися пластинами керамической плитки. Те хрустели и растрескивались когда Борис наступал на них.(слишком много о плитках)


    Генератор зачихал и спустя несколько секунд принялся уверенно тарахтеть поршнями.

    «Система безопасности активна на семьдесят шесть процентов. Исправных камер наблюдения – одиннадцать процентов, исправных датчиков движения – сорок четыре процента, исправных датчиков температуры –сорок девять процентов!»
    (откуда в этом заброшенном заводе с провалами окон вообще что то функционирует?)
    ______________________
    ПР: но вообще то написано хорошо. Так и видится какой то шутер от первого лица. )) Медкомплекс слишком болтливый, ну да это дело автора. Ну и выводы тоже дело автора.

    Смерть это не наказание, а мера пресечения.
  3. Atlas Генератор антиматерии

    И эти люди называли мои опусы антиутопией!
    Прах и тлен...

Поделиться этой страницей