Манускрипт Иосифа Крестова

Тема в разделе '2 Группа', создана пользователем Знак, 3 фев 2013.

  1. Знак Administrator

    Манускрипт Иосифа Крестова
    (Сохранившиеся фрагменты данной рукописи, датированные 2142 годом н.э., найдены среди обломков [данные удалены], изначально принятого за крупный метеорит. Два года назад дайверы-любители обнаружили на дне одного из озер западной [данные удалены] оплавленную породу, характерную для кратера. Поднятый на поверхность образец передали представителю Национальной Аэрокосмической Службы. После предварительного анализа камня штаб снарядил экспедицию с целью детального исследования озера.
    В ходе водолазных работ обнаружили несколько фрагментов необычной породы, идентифицированной как сплав кремния с особо прочной керамикой, на которой даже невооруженным глазом различались следы механической обработки.
    При помощи кранов с глубины подняли три крупных осколка и доставили вертолетом в мобильную лабораторию, развернутую неподалеку от города [данные удалены]. Радиоуглеродный анализ определил возраст керамики в несколько миллионов лет, а кремний оказался гораздо старше самой Земли.
    После ряда дополнительных тестов, подтвердивших первоначальные результаты, была приглашена бригада ксеноархеологов, несколько недель кропотливо изучавшая «метеорит». В процессе изысканий из толщи кремния извлекли несколько [данные удалены], предположительно имеющих земное происхождение. На одном из артефактов рентгеноскопия проявила клеймо изготовителя, датированное 2053 годом н. э.
    Самой интересной находкой стал скелет гуманоида, покоившийся в толще наибольшего куска породы. Кости, похожие на человеческие, лежали в позе зародыша внутри керамической скорлупы. Рядом с ними нашли треснувший тубус из неизвестного материала, на ощупь напоминающего обожженную глину.
    Специалисты восстановили облик покойного – мужчины европеоидной внешности современного типа. Поиск по фотографии в доступных базах данных выявил стопроцентное сходство с неким Иосифом Кирилловичем Крестовым, профессором Российской Гуманитарной Академии, пропавшем без вести в 2142 году. В поданном женой заявлении указано, что гражданин Крестов якобы отправился в Азию на конференцию и больше не вернулся.
    Каким образом ученый оказался замурованным в кремнии древнее самой планеты, было неясно до вскрытия тубуса. В капсуле нашли несколько свитков, большинство из которых за долгие годы превратились в труху. В удобочитаемом виде сохранились только первые и последние главы.
    Анализы показали, что вначале гражданин Крестов писал на специальной «космической» бумаге, созданной для нужд лунных колонистов и снятой с производства более трехсот лет назад. Данный вид бумаги сделан из особых полимеров на основе нанотехнологий, потому не тронут временем и читается без проблем. Последние строки выжигались на неизвестном органическом материале, предположительно пропитанной смолой или маслом шкуре - точный состав не удается распознать из-за отсутствия аналогов среди земной флоры и фауны. Материал сохранился ничуть не хуже высоких технологий и подлежит дешифровке.
    Криптографы и лингвисты восстановили доступную часть текста, написанного ныне мертвым русским языком.
    Перевод прилагается в оригинале, без цензуры.

    Из доклада Владислава [данные удалены],
    старшего научного сотрудника НАС,
    12.07.2576).
    Пролог
    Меня зовут Иосиф Крестов, и я пишу эту рукопись с надеждой, что когда-либо ее прочтут представители рода человеческого.
    В настоящий момент я нахожусь так далеко от дома, что не существует живого разума, способного вообразить подобное расстояние. Луч света, быстрее коего нет во Вселенной, пройдет его за десятки, если не сотни тысяч лет; мне же удалось затратить на дорогу несоизмеримо меньше времени. Я пересек бесконечный вакуум быстрее, чем моргнул, ослепленный яркой вспышкой.
    Я оставил семью и навсегда распрощался с родной планетой не ради любопытства или научного эксперимента – от успеха миссии зависит судьба Земли, и второго шанса у человечества нет.
    По возможности я буду описывать все подробно и последовательно, дабы история не потеряла эти бесценные знания. Ведь в случае успеха никто не будет помнить о тех ужасных днях вторжения, изменившего весь мир.
    1
    На планету с условным обозначением Т-2, согреваемую лучами Тау Кита, меня доставили способом, разительно отличавшимся от всех гипотез и теорий межзвездных перелетов. Я слабо разбираюсь в технических аспектах, так как по образованию и роду деятельности историк и теософ, а не астроном или покоритель далеких миров. Знаю только, что небольшую керамическую сферу разогнали подобно Гаусс-снаряду и запустили в искусственно созданную червоточину.
    Внутри сферы в специальном кресле располагался я, а весь багаж составляли синтезатор пищи, универсальная аптечка, средства гигиены и некоторые мелочи, значительно облегчившие мое существование в незнакомом мире.
    Больше всего меня озаботил тот факт, что и без того крошечный грузовой отсек занят чемоданом со странными нарядами, подобные которым не носили ни представители моего времени, ни кто-либо из ушедших эпох и культур.
    Весь перелет, если таковым можно назвать проникновение в эпицентр пространственной аномалии, длился не дольше доли секунды. Я не почувствовал ровным счетом ничего – иллюминаторы в сфере отсутствовали, а все возможные перегрузки гасились креслом и защитным комбинезоном.
    По прилету сдерживающие тело путы самопроизвольно расцепились, передняя стенка сферы рухнула вперед. По этому подобию трапа я первым и последним из людей шагнул в атмосферу неизвестной планеты, воздух и среда которой, по расчетам ученых, были значительно благоприятнее для человека, нежели земные
    Я приземлился на небольшом каменистом плато, одной стороной нависшем над океаном, а другой полого стекавшем к обширной саванне. За полями желтовато-зеленых трав, изредка разбавленных кустарниками и низкорослыми толстыми деревцами, сплошной стеной стояли непроходимые джунгли.
    Немного подышав теплым воздухом с терпкой примесью йода (как оказалось, аромат источали прибрежные водоросли), я вернулся в сферу и переоделся.
    По непонятным причинам скафандр после высадки потрескался и начал линять, а многочисленные гофры сочленений рассыпались в труху. Белая мантия, расшитая искусственными бриллиантами, оказалась лучшим вариантом для местного климата, несмотря на кажущуюся громоздкость.
    Ученые снабдили одежду ударостойкой подкладкой с функцией поглощения вредных излучений и системой терморегуляции, работающей от компактного генератора. Этот же источник, стоило мне воздеть руки к небесам, посылал на каменья мантии мощный ток, заставляющий украшения вспыхивали ярчайшим светом.
    Множество подобных приспособлений хранилось в багаже, ибо они служили инструментами реализации моего плана.
    После смены наряда и небольшого перекуса молочно-белой пастой из синтезатора (запаса которого, по заверению изобретателей, хватало на сто лет умеренного потребления), я вооружился шокером на длинном древке и спустился к подножию плато.
    Не знаю, как со стороны выглядело приземление сферы, и какими эффектами сопровождалось, но внимание местных жителей не заставило долго ждать.
    Аборигены прятались за камнями и периодически выглядывали из-за укрытий, демонстрируя зеленые головы, украшенные острыми гребнями. Плоские безносые лица с огромными черными глазами могли внушить нечеловеческий страх, но воспринимать туземцев как источник угрозы мешал карликовый рост – самые крупные особи едва доходили мне до пояса.
    Я насчитал около десятка любопытствующих субъектов, но, судя по не стихающему волнению травы, посмотреть на иноземца спешило все больше зрителей.
    Смельчаков среди них не нашлось – никто не решался встать предо мной, но вскоре некоторым пришлось покинуть укрытия под напором набегавших со всех сторон сородичей.
    Большинство с громким чириканьем тут же скрывалось в траве, но пара существ осталась, замерев в первобытном ужасе, что дало мне возможность как следует их разглядеть.
    Аборигены сильно походили на прямоходящих ящериц. Строение конечностей имело много общего с анатомией приматов, за исключением ярко выраженных особенностей вроде вогнутых коленей или трехпалых ног с острыми шпорами на пятках.
    Существа не носили одежд, но я не заметил ни первичных, ни вторичных половых признаков.
    Видя, что я не проявляю агрессии, аборигены один за другим стали выходить из-за камней, шаг за шагом сокращая расстояние до меня.
    Один особо ушлый ящер попытался ухватить подол мантии, но тут же получил удар шокером. По неизвестной задумке изобретателей разряду предшествовал столь громкий хлопок, что я невольно вздрогнул.
    Существа, огласив окрестности испуганным клекотом, в панике разбежались кто куда.
    Так закончилось мое первое знакомство с местными жителями.

    2
    Ящеры вернулись лишь на третьи сутки моего пребывания на Т-2. Я сидел на камне недалеко от сферы, когда заметил в траве знакомое движение. На этот раз гостей было меньше – пять особей.
    Четверо передвигались по склону короткими прыжками, последний – толстый и обрюзгший, с шелушащейся шкурой, медленно брел позади.
    Я сразу распознал в нем старца, возможно, мудреца или шамана племени, если аборигенам, конечно, знакома подобная форма социального строя.
    Свита остановилась на почтительном расстоянии от меня, пропуская старика вперед. Он прошел не более двух метров, поклонился и что-то коротко произнес. Если голоса молодняка напоминали воробьиное чириканье, то пожилые издавали нечто среднее между курлыканьем цапель и лягушачьим кваканьем.
    Разумеется, я ничего не понял, но интонация старика выражала почтение и любезность.
    Я поднялся и подошел ближе. Посол напрягся, но не сдал позицию, в то время как спутники ощутимо занервничали. Ерзанье и чириканье на камнях затихло после сердитого клекота вождя.
    Бессмысленно было говорить им стандартные фразы вроде «я пришел с миром». Следовало показать свое величие и благонамеренность, но сделать это так, чтобы не распугать аборигенов окончательно. Как это сделать я еще не придумал, потому мы молча стояли и глазели друг на друга.
    Грозившую обратиться патовой ситуацию сдвинул с мертвой точки случай.
    У подножия плато послышался тревожный гул. С высоты я видел, как сминается трава под тяжелой поступью существа значительно более крупного, нежели ящер. Спустя мгновение из-за камней, служивших укрытием при первом контакте, бросилась врассыпную горстка аборигенов.
    Следом из густой травы выскочило животное, больше всего походившее на мускулистую поджарую свинью. Про себя я окрестил создание мясорубкой из-за длинных розовых хоботков, свисавших с широкого, словно чайное блюдце, пятака. А также за мелкие острые зубки, торчащие из челюстной кости.
    В молниеносном прыжке создание схватило одного из ящеров, и до моих ушей долетели премерзкие звуки раздираемого мяса и перемалываемых костей. Адская свинья проглотила бедолагу в мгновение ока и едва не откусила голову следующей жертве, но та успела забраться на обломок скалы.
    Как назло, я забыл пистолет в капсуле. Не смог предугадать, что смертоносное оружие, припасенное на крайний случай, понадобится так скоро.
    Мой шокер предназначался главным образом для отпугивания мелкой дичи и совершенно не годился для отражения атаки крупного животного. Припасенный на случай экстремальной ситуации пистолет до сих пор покоился в прочном стеклянном ящике, который открывался тревожной кнопкой. Я бы успел добежать до сферы, но тогда престарелого ящера ждала неминуемая смерть.
    От перманентного шока я совсем забыл про волшебную мантию. Мои руки взлетели к лазоревым небесам, и мантия ослепительно вспыхнула, на секунду лишив меня зрения. Когда радужные бабочки перестали застилать взор, я увидел согнутый крючком хвост убегающей мясорубки. Сидящие на камнях ящеры с радостью и задором что-то чирикали ей вслед.
    Переговоры могли продолжаться.
    Несмотря на языковой барьер, мы наладили коммуникацию с помощью простейшего невербального общения, в коем туземцы проявили недюжинный талант.
    Несмотря на лишенные мимики лица, ящеры весьма эмоционально выражали чувства телодвижениями, порой срываясь в забавные танцы.
    Вождь складывал ладони у рта и возбужденно шевелил пальцами, рычал, крутился вокруг оси. Затем вскидывал руки и падал на колени, благодаря за спасение.
    Жестом приказав старцу ждать, я принес из сферы электрическую дубинку. Тонкая эбонитовая трубка пришлась ящеру впору, и он, опираясь на нее как на посох, поспешил восвояси.

    3
    Той ночью мне впервые снилась Земля. Залитые полуденным солнцем мостовые родного города, по которым лениво разъезжали автомобили. Густой тенистый парк, где на газонах отдыхали влюбленные парочки, скамейки занимали пенсионеры, а по тропинкам носилась детвора с воздушными шарами.
    Спокойствие и безмятежность царили в городе, и никто не ждал беды, которая пришла также внезапно, как грозовая туча майским вечером. Мир погрузился в полумрак, Солнце навсегда скрылось за огромными черными облаками. А затем прилетели они.
    Я проснулся за час до рассвета, наскоро оделся и покинул сферу, даже не позавтракав. Путь лежал вниз по склону к широкому океанскому пляжу. Именно здесь, по моим предположениям, обитали ящеры.
    Пляж встретил меня покоем и пустынностью, только прибой лениво лизал обкатанные валуны. Восходящая звезда окрасила водную гладь в темно-розовый цвет, запах йода заметно усилился. В тот момент я услышал шуршанье гальки за спиной. Из искусно замаскированных нор выползали ящеры и выстраивались цепочкой предо мной. Я мысленно усмехнулся, представив себя глазами аборигенов – высоченного, ослепительно белого и бородатого, озаряемого лучами Тау Кита.
    Неудивительно, что приблизиться ко мне осмелился лишь Вождь. Старик не был наг, а щеголял в длинных пальмовых листьях, подпоясанных обрывком лианы.
    Я улыбнулся. Аборигены стали подражать мне гораздо раньше чем планировалось, что давало надежду на успех моей миссии. Определенным авторитетом в племени моя персона уже располагала, следовательно, пришла пора приступать к следующему этапу. Я поманил за собой Вождя и направился в саванну.
    Там, на небольшой проплешине сгоревшей травы, посреди которой одиноко торчало обгоревшее дерево, я познакомил главаря ящеров с магией огня. Я учил его до заката, пока не убедился в правильности действий старика. После мы вернулись на пляж, озаряемые светом факела.
    Ночью побережье украсила россыпь огненных точек, будто стая светляков слетелась к полосе прибоя. Я нашел небольшую площадку на отвесном склоне плато, откуда наблюдал за результатами своих трудов. Не зря интуиция подсказала сделать ставку на Вождя – старик оказался самым мудрым среди соплеменников, продолжительность жизни которых оставляла желать лучшего. Ящеры погибали в самом расцвете сил, едва успевая оставлять потомство – кто пропадал на охоте, кто тонул в океане, а кого сжирали местные хищники. Не умея строить надежные жилища, не имея представления о металлах и оружии, первобытные существа быстро возвращались в лоно породившей их планеты. Благо, что пара десятков икринок в месяц от каждой самки с лихвой компенсировали потери, несмотря на низкую выживаемость головастиков.
    В этот день я дал им огонь, потом научу созидать простейшие инструменты. С их помощью ящеры будут возводить дома и плавить металлы, коими (как показало сканирование почвы) очень богата Т-2. А там рукой подать до изобретения письменности, не без моей, конечно, небольшой подсказки.
    Но самое главное в моих планах – религия, искру которой я, сам того не ведая, разжег появлением на далекой планете.

    4
    (Точный номер главы неизвестен в связи с невозможностью восстановления текста.
    Для удобства чтения присвоен следующий порядковый номер.
    Прим. переводчика).

    С момента первой записи в журнале прошло ни много ни мало – двадцать лет. Все это время я посвятил заботам о чешуйчатой пастве и развитию племени.
    Чудодейственные инъекции бессмертия давно перестали действовать. Возможно, виноват местный климат, возможно, земные шарлатаны вкололи мне обычный витаминный комплекс, подтасовав результаты клинических испытаний – не знаю, да и нет смысла выяснять правду.
    Так или иначе, таймер возвратного механизма сферы запущен, и я готовлюсь к отлету домой. Цель моего прибытия за миллионы лет и миллиарды километров выполнена, и большего от меня никто не вправе требовать.
    Два года назад плато обнесли по периметру массивной стеной, выложенной из огромных валунов и скрепленных весьма необычным для здешних мест раствором. Когда-нибудь мой величественный Храм станет предметом научных споров и теорий заговоров, ибо громадные глыбы перемещались по воздуху с помощью антигравитрона, а основным компонентом «цемента» послужила паста из синтезатора пищи.
    Разумеется, мои маленькие зеленые друзья ничего не ведали о технических достижениях далеких миров. Первые несколько лет я, согласно плану, творил чудеса и разыгрывал невинные сценки из библейских сюжетов. Ходил по глади океана, «воскрешал» смертельно больных ящеров средствами земной медицины. Отражал атаки мифических чудовищ, на роль которых шли без разбора представители местной плотоядной фауны.
    Меня боготворили, обожали и не представляли дальнейшей жизни после моего ухода. У ворот Храма денно и нощно возносились молитвы и оставлялись щедрые дары.
    После серьезного ухудшения здоровья я приказал возвести стену, разделившую постройку на две части.
    Внешняя комната предназначалась для высшего духовенства и жрецов – они непосредственно общались с паствой или слушали молитвы через едва заметные дырочки в камнях. Внутреннее помещение, где стояла керамическая сфера, использовалось мной для обучения самых умных ящеров – апостолов.
    Им открылись секреты письма и чтения, был подарен алфавит и постепенно выдавались мои трактаты и тезисы.
    После сбора информации от жрецов, прохладными ночами я поднимался на крышу обители и творил чудеса не столь явные, как на первых порах.
    Мог наслать проливной дождик на обширные поля, в которые постепенно превращалась саванна - благо, что транспортный отсек сферы был снабжен необходимыми устройствами. Порой распылял лекарственные вещества над усеявшими пляж каменными хижинами, если паства жаловалась на эпидемию.
    Я не жалел сил и средств для поддержания ореола божественной святости своей персоны, но при этом оставался простым смертным.
    В последнюю ночь на Т-2 я стоял на крыше и рассматривал плоды двадцатилетнего труда. При помощи сошедшего с небес божества прогресс шел колоссальными шагами. Зерно было посеяно.
    Несмотря на то, что мои трактаты строго запрещали убийства разумных существ, меня не покидало тревожное чувство. Спустя тысячи лет после моего ухода аборигены все равно пустят в ход смертоносные арсеналы – так было у нас, так будет и здесь.
    Но надежда, как пелось в древней песне далекой родины, умирает последней.
    Едва Тау поднялась из вод, я созвал апостолов и передал им главную рукопись – о далекой голубой планете, населенной ослепительной красоты ангелами и богами, каждый из которых гораздо могущественнее и мудрее меня. И ведущих праведную жизнь, соблюдающих заповеди и законы Снизошедшего ожидает вечное блаженство среди его Отцов.
    Затем я изгнал всех из Храма и замуровал дверь. Богу пора возвращаться домой.
    Сквозь толщу камней я услышал протяжное, полное скорби пение. Под эти траурные ноты я запечатал сферу и активировал генератор червоточины.

    Постскриптум
    Не знаю, что пошло не так. Сканер показывает, что я на Земле, но возможности покинуть сферу нет – люк намертво заблокирован. Я пытался разрушить капсулу выстрелами, но за треснувшей керамикой чувствуется лишь горячий камень. Кажется, меня забросило в какую-то пещеру или вообще под землю. Сигналы бедствия не находят отклика, воздуха остается все меньше.
    Сожалею, что умираю в безвестности об исходе операции. Если вы найдете мою рукотворную могилу – передайте записи жене. Она знает, как ими правильно распорядиться.
    Крестов И.К.
    2142 г.

    Комментарии к расшифровке
    Доскональное изучение архивов новостных источников того времени не обнаружило никаких заметок, касающихся межпланетной агрессии или какой-либо другой формы контакта с инопланетянами (желтая пресса исключалась из выборки). В виду наличия неопровержимых доказательств, основанных на передовых методах возрастного анализа, мы не можем считать рукопись мистификацией или фрагментом утерянного фантастического произведения (базы данных всемирной Библиотеки также проверялись).
    Доподлинно известно, что сплавление кремния и керамики произошло в результате направленного детонирования термического заряда – распространенной в то время взрывчатки. Капсула звездного странника утонула в расплавленной кумулятивным извержением породе перед тем, как оказалась на Земле.
    Восемь месяцев интенсивного поиска не дали никакой информации об ученых, сумевших реализовать столь грандиозный даже для нашего времени проект. Штаб в силу экстремальной важности находки получил доступ к секретным правительственным архивам, но и там не нашлось ни единого упоминания о разработке машины времени или вторжении инопланетян, что навело на мысль о группе энтузиастов, спонсируемых частными фондами. Однако из-за давности лет отыскать подтверждения данной теории невозможно.
    Осколки сферы и артефакты передали в [данные удалены], сопровождающие документы засекретили. Лично мне кажется, что стоит спрятать находку за семью замками и не касаться даже десятиметровым щупом. Одному Богу известно, с чем мы столкнулись.

    Искренне Ваш,
    А.Н.
    Генеральный директор НАС.

Поделиться этой страницей