Лунный старт

Тема в разделе '1 группа', создана пользователем Знак, 27 янв 2012.

  1. Знак Administrator

    “ЛУННЫЙ СТАРТ”

    Они были в пути уже два с половиной часа. За это время вездеход выехал из городского шлюза, промчался, не останавливаясь, мимо беспорядочного скопления людей и машин вокруг “затвора” гигантской “пушки” и успел добраться до середины ее “ствола”. Здесь это сооружение, больше похожее на металлический акведук, выглядело бесконечным – оба его терявшихся вдалеке конца уходили за горизонт. Сто километров. Сотая часть экватора. Три градуса долготы.
    - Знаешь, что мне это напоминает? – взволнованно сказала Агнета. – Кадры какого-нибудь вестерна: просторы дикого Запада с кочующими индейскими племенами, и проходящая по ним одинокая железная дорога – единственный признак цивилизации.
    Николай оторвался от мелькавших на мониторе мировых новостей и, хоть и замечательно представлял себе, как выглядит пересекавший лунную пустыню рельсотрон, тоже посмотрел в окно.
    - Да, - согласился он, поморщившись. – Только вместо индейцев – виртуальные банды экономистов и инженеров Лунного Магната.
    Он не стал добавлять: “Ненавижу их”, но по его взгляду и так все было ясно. Для людей, причастных к строительству ускорителя, Френсис Морган, часто называемый просто Лунным Магнатом, был чем-то вроде современного Аттилы, варварски уничтожавшего их многолетний труд.
    - Ну, что поделать? – слегка рассерженно ответила Агнета, которой уже стало надоедать угрюмое настроение мужа. – Прогресс неумолим. После парусников появились пароходы, а после пароходов – суда с дизельными моторами. Это совершенно естественно. Если у Моргана получится доставлять в космос грузы дешевле, чем у “Лунного старта”, от этого выиграют все – в том числе и мы.
    - Ты это уже говорила – только вместо пароходов там были реактивные самолеты... И дешевле, боюсь, не получится: похоронив “Лунный старт”, Морган тут же задерет цены и заставит платить втридорога за свои услуги. Разве не так было после того, как он стал качать гелий-3 с Сатурна?
    - Да ему спасибо надо сказать за то, что он обанкротил этих мерзавцев, которые готовы были всю Луну испоганить! – воскликнула Агнета. - И к тому же его монополия долго не продержалась - цены уже через два года пошли вниз.
    - Естественно, - кивнул Николай. – Технологии добычи гелия-3 с планет-гигантов были всем известны, и конкурентам нужно было только некоторое время, чтобы организовать свое производство. А как устроен двигатель его суперкорабля, никто не знает.
    - Узнают рано или поздно. Купят лицензию или украдут. Или изобретут сами. Этот корабль ему ведь не инопланетяне подбросили – наука уже была к этому готова.
    Николай хотел сказать, что наука долго не могла объяснить вещи куда более простые – типа секрета китайских зеркал, например, но, увидев нечто необыкновенное, схватил со стола малый пульт управления и остановил вездеход. Правда, до полной остановки тяжелая машина успела проехать почти сотню метров, поэтому ее пришлось отогнать назад.
    - Нет, ты посмотри на это, - проговорил Николай потрясенно. – Какая наглость!
    К одной из опор ускорителя был приделан рекламный плакат компании “Морган спейс транспортейшн” – той самой, которая должна была эксплуатировать антигравитационный корабль Моргана. Причем половину этого полотнища размером примерно два на три метра занимала самодовольная физиономия самого Лунного Магната.
    - Пойду, сорву эту дрянь, - решительно сказал Николай, вставая.
    - Тебе что, делать больше нечего? – крикнула Агнета, тоже вскочив.
    В другом конце вездехода зашумел вакуумный унитаз.
    - Терпеть такое я не собираюсь, - резко ответил Николай и направился к шлюзовой камере.
    - Эй, подожди!
    Агнета попыталась схватить его за руку, но тот не дался.
    - Что случилось? – спросил Алекс, буквально выпрыгнув из туалета.
    - Наш папа спятил с ума! – ответила Агнета и, повернувшись к Николаю, добавила:
    - Это просто неумно! Ты будешь походить на этих идиотов экологистов.
    - Да хоть на луддитов – мне все равно.
    Не спрашивая больше ни о чем, Алекс подбежал к окну. Увидев плакат, он чертыхнулся и гневно проговорил:
    - Папа, не стоит этого делать!
    - Почему? – спросил Николай, открывая входной люк скафандра.
    - Потому что я собирался идти просить его о поддержке нашей группы, а ты теперь все испортишь.
    - Да! – охотно подхватила Агнета. – Зачем осложнять жизнь этим ребятам?
    - Перестаньте, - усмехнулся Николай. – Если Морган порядочный человек, он не будет мстить сыну за отца. А если нет – тогда нечего с таким вообще связываться. И к тому же он не единственный на свете миллиардер.
    - Но на Луне он единственный! - ответил в отчаянии Алекс.
    Видя, что и этот аргумент не подействовал, Агнета сказала:
    - Тебя же посадят, если ты сорвешь этот плакат.
    - Ха-ха, пусть попробуют!
    Николай залез в скафандр и через десять минут вышел из вездехода.
    - Все пропало, - уныло проговорил Алекс, опустив голову.
    - Ты все о своей дурацкой группе? – спросила Агнета. – Только это тебя волнует?
    - Она не дурацкая, - раздраженно ответил Алекс. – И в данном случае меня действительно волнует только это. Неужели ты думаешь, что этот плакат висит тут на законных основаниях? В “Лунном старте” еще не до такой степени деградировали, чтобы позволять Моргану так глумиться над собой. Это все равно, как если бы он разместил рекламу “Лунного старта” на своем корабле.
    Агнета задумалась и, тревожно поглядывая в окно, достала мобильник и набрала какой-то номер. Николай уже добрался до эстакады и, вероятно, прикидывал, как лучше взяться за трехметровое полотнище, натянутое на легкий каркас.
    - Здравствуйте, - сказала Агнета. – Это служба маркетинга? На одной из опор вашего ускорителя висит плакат, рекламирующий “Морган спейс транспортейшн”. Вы что – заключили с ними контракт?
    Наступила пауза, после чего Агнета вновь поздоровалась и повторила свой вопрос. Очевидно, ее соединили с более сведущим специалистом. Выслушав его, Агнета выключила телефон и немного растерянно сказала:
    - Контракта у них нет. Они были возмущены.
    Алекс только усмехнулся – дескать, а я что говорил... Николай между тем попытался допрыгнуть до нижнего края плаката, но ему не хватило нескольких десятков сантиметров. Тогда он полез по опоре вверх. В этот момент и Агнету, и даже Алекса пронзило чувство... нет, не страха, а, скорее, жалости, и отчасти даже вины. Издали фигурка Николая казалась такой крошечной и одинокой – а ведь противостоял он сейчас не кому-нибудь, а самому Лунному Магнату. Почти всемогущему человеку-планете.
    Забравшись, наконец, на достаточную высоту, Николай схватился одной рукой за каркас плаката, и сильно дернул его. Цветастое полотнище затрепетало, а лицо Моргана как будто ожило и скривилось в гримасе отвращения. Николай дернул еще – и, не удержавшись, свалился вниз вместе с оторванным плакатом. Агнета слабо вскрикнула. Впрочем, падение оказалось достаточно мягким. Николай быстро вскочил на ноги и принялся яростно затаптывать плакат в лунную пыль, так что вскоре тот стал походить на грязную тряпку.
    - Да хватит уже, - проговорил вполголоса Алекс и, словно услышав его, Николай тут же развернулся и пошел к вездеходу.
    Его жажда мести была утолена, однако бурной радости он не испытывал. Может, это и вправду повредит сыну? Николаю, поклоннику русского рока, не очень нравились легкие песенки, которые исполняла группа Алекса, но все же он отдавал должное почти героическому энтузиазму этих совсем еще юных мальчиков и девочек. Всем было трудно в начале пути, но битлы и роллинги жили, как-никак, на одной планете. А члены “Юниверс” не могут даже собраться вместе, что сильно осложняет их сотрудничество. Так зачем же еще и создавать им дополнительные проблемы? Да и такой ли уж это подвиг – сорвать какую-то бумажку?
    Агнета и Алекс были удивлены тем, что вернувшийся Николай выглядел не торжествующим, а каким-то поникшим, словно от усталости, и даже избегал смотреть им в глаза.
    - Ты не ушибся? – спросила Агнета с тревогой.
    - Нет, - ответил Николай, мотнув головой, и ушел в кабину. Вездеход способен был сам собой управлять, но Николаю хотелось уединиться. Там, в кресле водителя, он и просидел весь оставшийся путь, наблюдая за тем, как сверкающий солнечный блик скользит по гигантскому рельсу, похожему на памятник давно исчезнувшей лунной цивилизации. Да... По сравнению с изящными кораблями Моргана, рисунки которых усиленно распространялись по всему миру, этот неподвижный индустриальный монстр массой в миллион тонн казался таким же грубым и бессмысленным, как китайская стена. За последние месяцы акции “Лунного старта” обесценились вдвое. Скоро ускоритель будет вообще никому не нужен. Николай понимал, что Агнета права, и его неприятие нового порядка вещей выглядит столь же забавно, как сожаление фаната граммофонных пластинок о том, что весь мир давно перешел на более совершенные способы звукозаписи. Как ни крути, Морган делает людям добро, закрывая неудачный конкурирующий проект. Но примириться с этим было все же трудно. Шесть лет отдал Николай строительству ускорителя, и это были его лучшие годы. Он гордился своей причастностью к этому грандиозному и, как тогда казалось, такому нужному всему человечеству делу. А как приятно было, установив очередную сотню метров “дороги в космос”, вернуться домой и, поцеловав сына и красавицу-жену, увидеть по телевизору репортаж о “стройке века”... И все это, получается, было зря? Проклятый Морган!
    Через полтора часа вездеход остановился в пяти километрах от конца ускорителя. Именно здесь легкий контейнер с полезным грузом должен был отделиться от разгонной платформы и выйти на отлетную траекторию. Агнета и Алекс в это время как раз доигрывали шахматную партию. У Николая, который все еще чувствовал себя виноватым, не хватило духу предложить сыну совершить выход вместе с ним. Но тот, увидев, что отец направляется в шлюз, сказал:
    - Ладно, мама – признаю свое поражение.
    После чего тоже пошел одеваться...
    Выйдя из машины, они установили в ближайших окрестностях несколько скоростных видеокамер, которые должны были запечатлеть первые мгновения долгожданного космического полета, после чего распаковали ровер, походивший в сложенном виде на раскладушку с торчащими тут и там колесами. Это была точная копия легендарного лунного электромобиля, на котором ездили экипажи “Аполлонов”. Разумеется, навигационное и прочее оборудование у машины было самым современным, а заряда ее аккумуляторов хватило бы на многие сотни километров пробега.
    Рядом с элегантным и комфортабельным вездеходом репликар выглядел, конечно, сущим уродцем. Казалось, что и ездить на нем будет очень неудобно. Сначала Николай и Алекс прокатились вдвоем, потом последний уступил место Агнете.
    - Понравилось? – спросил Алекс, когда машина, сделав круг, вернулась.
    - Нет, это не для меня, - ответила Агнета, спрыгивая на землю. – Хотя что-то в этом есть. Пожалуй, в качестве аттракциона для экстремалов сойдет.
    До старта оставалось еще больше часа. Алекс уселся на освободившееся место командира и сказал:
    - Я еще немного покатаюсь – доеду до конца ускорителя.
    - Будь осторожнее, - сказала Агнета. – И докладывай регулярно обстановку.
    - Хорошо.
    Он крепко взялся за рукоятку управления и погнал машину вдоль эстакады. Гигантские опоры мерно проносились мимо. Маленький автомобильчик сильно трясло, но в этом и был самый кайф. К тому же приходилось все внимание концентрировать на управлении, так что неприятные мысли временами переставали лезть в голову. И все же... Алексу было жалко отца. История с плакатом показала, до какой степени он был обижен этой страшной несправедливостью. Алекс помнил, с каким энтузиазмом папа впервые рассказал ему об ускорителе, и продемонстрировал с помощью пластмассовой линейки и двух магнитиков, как будет разгоняться платформа с грузом. А с какой гордостью мама всегда говорила, что папа работает инженером на этой великой стройке... Маму теперь тоже было жалко. Единственными, на кого не распространялась его вездесущая жалость, были земные корпорации, затеявшие проект, чтобы не надо было строить нелепо дорогие и жутко опасные ракеты для подъема грузов с Земли. Алекс даже гордился иногда Лунным Магнатом, который утер нос землянам со своим почти бесплатным антигравитационным кораблем. Но пострадают-то теперь свои же, селениты. Ведь обслуживать ускоритель должны были в основном местные... Спохватившись, Алекс включил связь и доложил:
    - Мама, все в порядке. Я еще жив.
    Потом он свернул влево и поехал прямо между опорами, оказавшись как бы в гигантском бесконечном коридоре, ажурные стены которого вдалеке казались почти сплошными.
    Пять километров тормозного пути разгонной платформы – не такое уж большое расстояние. Конец металлического коридора приближался, и когда до него осталось совсем немного, Алекс увидел прямо впереди по курсу какой-то очень большой, нет – просто громадный луноход. Сначала он немного испугался, подумав, что это дежурят работники “Лунного старта”. Кто его знает, как они отнесутся к тому, что он так нахально ехал прямо под ускорителем... Но сворачивать было поздно, и Алекс решил выдержать характер. Луноход приближался, и вскоре Алекс начал сильно сомневаться в его принадлежности к “Лунному старту”. А потом, узнав эту машину, он и вовсе испытал шок. Это был всем известный “Оверлорд”, принадлежавший Френсису Моргану. Что, черт возьми, тут делает Лунный Магнат? Неужели его привело сюда простое любопытство? Или он собирается вывесить здесь еще парочку рекламных плакатов?
    Алекс остановил ровер метрах в пятидесяти от гигантского самоходного дворца. А что, если использовать этот неожиданно появившийся шанс? Конечно же, это дерзость невероятная – вот так, запросто, постучаться в двери такого небожителя и попросить аудиенции. Но, может, именно это-то и сработает? Лунный Магнат должен оценить его смелость - он ведь и сам такой.
    Очень осторожно, чтобы охранники (живые или электронные), которые наверняка просматривали все пространство вокруг, не заподозрили его в чем-нибудь нехорошем, Алекс подъехал ближе к луноходу и, выключив ровер, неторопливо подошел к огромному бамперу. Водитель, сидевший за толстым стеклом высоко поднятой кабины, смотрел на нежданного гостя с удивлением. Алекс приветственно помахал ему рукой и, отойдя в сторону, указал на дверь шлюза. Лениво включив связь, водитель что-то кому-то сказал.
    - Что вы хотите? – прозвучало у Алекса в шлемофоне. Голос был, как ни странно, женский.
    - Я бы хотел поговорить с господином Морганом, - ответил Алекс. – И мне бы хотелось, чтобы этот разговор состоялся с глазу на глаз.
    - Вы, вероятно, очень молоды, - сказала женщина с чуть заметной иронией. – Сколько вам лет?
    - Семнадцать.
    Наступила пауза. Алекс ждал, затаив дыхание.
    - Хорошо, - ответила женщина. – Входите.
    Алекс шагнул к шлюзу, но, вспомнив о маме, остановился и сказал:
    - Я доехал до конца. Побуду немного здесь, так что не беспокойтесь.
    В шлюзе, который был просторнее, чем бытовой отсек их вездехода, Алекс избавился от скафандра и, слегка дрожа от волнения, отправился на поиски. Как ни относись к Лунному Магнату и сколько ни рассказывай про него анекдоты, все же он был самой главной “визитной карточкой” Луны, и побывать у него в гостях было довольно серьезным приключением.
    В коридоре его встретил стюард и вежливо проводил к двери, на которой было написано: “Френсис Р. Морган”. Поправив волосы и выдохнув воздух, Алекс переступил порог огромного кабинета и в недоумении остановился. За столом, который, судя по размерам, явно должен был принадлежать Лунному Магнату, сидела бледная девушка в пугающе черном платье.
    - Здравствуйте, - сказал Алекс. – А где господин Морган?
    - Добрый день, - ответила девушка тем самым голосом, который звучал у него в скафандре. – Господин Морган сейчас далеко отсюда – на Земле. Но вы можете обратиться ко мне – это практически то же самое, поскольку моя фамилия тоже Морган.
    Алекс все понял. Хотя Морган и не афишировал существование своей дочери, тайной это не являлось. Ее звали, кажется, Диана.
    Пройдя в кабинет, Алекс сел в кресло, стоявшее возле стола. Теперь он мог разглядеть единственную наследницу миллиардера более подробно. Первое впечатление, скорее, не свидетельствовало в ее пользу. Каменная неподвижность и надменное выражение ее не очень красивого лица заранее предупреждали, что общаться с ней будет нелегко. Не понравился Алексу и мрачный готический стиль, который она себе почему-то выбрала. Мало того, что в ее наряде не было ни одной светлой нитки. Ее прямые длинные волосы были выкрашены в черный цвет, и даже лак для ногтей был черным. Только кожа осталась контрастно-белой, да не просто белой, а с каким-то мертвенным, почти вампирским, оттенком. Эту кожу хотелось осветить лучом ультрафиолета, чтобы увидеть, как она задымится. Про себя Алекс назвал эту особу “Черной принцессой”.
    - Вы – Диана Морган, - сказал он, чтобы начать разговор.
    Девушка утвердительно качнула ресницами. Представившись, Алекс окинул восхищенным взглядом помещение и сказал:
    - Классная машина. Ваш папа вам ее покататься дал, или она теперь ваша?
    Несколько секунд Диана, видимо, размышляла, как, не теряя достоинства, ответить на этот вопрос, и стоит ли вообще на него отвечать.
    - Ни то, ни другое, - ледяным тоном сказала она, наконец. – И давайте побыстрее перейдем к делу.
    Алексу стало немного обидно. И чего она, в самом деле, так высокомерно ведет себя? Прямо высший чиновник какой-то. Голос у нее как у зрелой женщины, но лет ей вряд ли намного больше, чем ему. Да и велика ли заслуга случайно оказаться дочерью такого крутого папаши?
    - Ну, к делу, так к делу, - вздохнул Алекс. – Мы – ну, то есть, я, один парень на Земле и две девушки с Марса, создали поп-группу. Девушки поют, а мы с Куртом пишем песни, и иногда немножко подпеваем. Вживую мы друг друга никогда не видели. Между прочим, работать в таких условиях довольно трудно – можете мне поверить. Но получается у нас, как мне кажется, неплохо. Потенциал у нас большой. Единственное, чего нам пока не хватает – это мощной раскрутки. Студии нас отшивают. Поэтому я решил обратиться за помощью к вашему отцу.
    Говорить ему было тяжело – слова словно уходили в пустоту. Диана не умела слушать. По ее виду невозможно было понять, следит она за речью собеседника, или думает о чем-то о своем. Или просто спит с открытыми глазами.
    - Едва ли мы сможем вам чем-то помочь, - сказала она равнодушно. – У нас нет своей студии звукозаписи.
    - Мне это известно, - ответил Алекс. – Но вы могли бы помочь нам оплатить запись альбома и сделать его рекламу в средствах массовой информации.
    - Зачем нам это?
    - Как зачем? Это будет работать на ваше доброе имя, на вашу славу...
    - Вы считаете, что ваша группа сможет что-то прибавить к славе нашей компании? Я в этом сомневаюсь.
    “Нет, ну какая она все-таки дура!” – подумал с возмущением Алекс и решительно достал свой мобильник.
    - У вас здесь есть мощные колонки? – спросил он. – Я, конечно, мог бы дать вам послушать и так, но с колонками было бы эффектнее.
    Несколько секунд Диана смотрела на его мобильник.
    - Колонки имеются, - сказала она. – Но вы уверены, что стоит производить такой опыт?
    - Уверен.
    - Хорошо. Но все песни я слушать не буду – только одну.
    Алекс был согласен и на это. Песни действительно хватит и одной - надо только выбрать самую лучшую. Возможно, Диане не понравится стиль их группы, но понять, что это талантливо, она все равно должна – если, конечно, она вообще хоть что-то понимает в музыке.
    Включая запись, Алекс сильно волновался – слишком многое было поставлено на карту. Она сказала “опыт”? Да уж, действительно: любопытно будет посмотреть, какое воздействие окажет настоящее искусство на ее замороженную душу. Правда, лучше бы смотреть на это со стороны, испытывая лишь спортивный интерес...
    Песня звучала три с половиной минуты. Как ни странно, самому Алексу она вдруг показалась вовсе не такой замечательной, как раньше. Грубоватая аранжировка оставляла желать лучшего, да и мелодия как будто выдохлась от усталости... Правда, пели девочки все же неплохо. Алекс избегал смотреть на Диану, боясь преждевременно прочитать на ее лице суровый и несправедливый приговор. Он решился взглянуть на нее лишь после того, как музыка плавно стихла, и увидел, к своему изумлению, что Диана пребывала в некотором замешательстве.
    - Кто автор этой песни? – спросила она. Даже голос у нее как будто слегка изменился.
    - Мы с Куртом, - ответил Алекс.
    Диана усмехнулась:
    - Но одну мелодию ведь не могли придумать двое. Так кто же?
    Алексу не хотелось выпячивать свои заслуги, но на прямой вопрос надо было отвечать прямо.
    - Мелодия была моя. А слова написал Курт. У него это всегда лучше получалось.
    - А что-нибудь еще можно послушать?
    - Да, конечно. Мы не группа одной песни.
    Диана устроилась поудобнее, и Алекс снова включил музыку. Поглядывая искоса на девушку, он мог наблюдать за ее реакцией. Временами Диана до того расслаблялась, что начинала кивать в такт головой. Сердце Алекса бешено колотилось от предчувствия удачи. И в то же время ему не давала покоя мысль о родителях, которые остались возле эстакады в пяти километрах отсюда. Подождав, когда закончится очередная песня, он извинился и позвонил им.
    - Я, наверное, не успею к старту – тут... Как бы это сказать... В общем, у меня появилось очень важное дело. Мне нужно быть здесь, а не там.
    - Что за дело? – удивился Николай.
    - Потом объясню.
    - Ну, смотри.
    В голосе отца прозвучала скрытая обида. Устыдившись, Алекс решил хотя бы вкратце рассказать ему, что происходит, но было поздно – в трубке зазвучали гудки.
    - Ваши родители где-то рядом? – спросила Диана.
    - Да, - ответил Алекс, чувствуя раздражающий дискомфорт из-за своей промашки. - Наш вездеход остановился возле того места, где контейнер взлетит над эстакадой. Мы хотим снять его в полете.
    - Понятно, - ответила Диана, слабо улыбнувшись. – А я думала, что вы приехали на этой машинке прямо из города, и поражалась такому авантюризму.
    - Если бы было очень надо, то доехал бы и из города – нет проблем, - ответил Алекс, пожав плечами.
    - Много там еще осталось? – спросила Диана, взглядом указав на мобильник.
    - Еще четыре, - ответил Алекс. – Вы торопитесь?
    - Нет, - ответила Диана и, посмотрев на монитор компьютера, добавила:
    - Кстати, вам тоже торопиться некуда – старт только что отложили на один час по техническим причинам.
    Алекса слегка покоробил ее презрительный тон. Можно подумать, их суперкорабль всегда отчаливал вовремя... Прослушав оставшиеся песни, Диана спросила:
    - Неужели вы действительно живете на разных планетах?
    - Да, - подтвердил напрягшийся в ожидании Алекс.
    - Удивительно... Ведь такого, кажется, еще не было?
    - По крайней мере, я о таком никогда не слышал.
    Алексу не очень нравились эти ее вопросы. Неужели в их песнях ее заинтересовало только то, что они были написаны и спеты людьми, разделенными огромным расстоянием?
    - Это надо сохранить, - сказала Диана.
    - Что сохранить? – не понял Алекс.
    - Вашу разобщенность. Вы не должны встречаться. У вас хорошие песни – мне действительно очень понравилось. Но то, что вы разбросаны по Солнечной системе, вызовет к вашей группе еще больший интерес. А потом, спустя много лет, можно будет организовать вашу первую встречу – и это будет мировая сенсация.
    Алексу такая перспектива не показалась особенно привлекательной, но пока он решил не возражать. Возможно, Диана еще передумает.
    - Так вы можете нам помочь? – напрямую спросил он.
    - Да, - ответила Диана. – Я вам помогу. Возможно, для этого придется создать или приобрести собственную звукозаписывающую компанию. Впрочем, посмотрим...
    Она встала, оказавшись довольно высокой. Алекс тоже встал. Диана отвела его в соседний отсек, оказавшийся просторной столовой с огромными, от пола до потолка, окнами. Они сели за стол друг против друга. Официанты принесли обед. Не привыкший к подобной роскоши, Алекс вдруг остро почувствовал себя не в своей тарелке.
    - Не стесняйтесь, - сказала Диана ободряюще. – Вы ведь не на приеме в Букингемском дворце. И расскажите немного о себе.
    Алекс начал рассказывать. На этот раз его слушали с видимым интересом. Когда речь зашла об истории группы, Диана начала задавать много вопросов, показав себя неплохим интервьюером. Да и в музыке она разбиралась на удивление хорошо, то и дело употребляя термины, известные только профессионалам. Скорее всего, у нее было какое-то музыкальное образование – не очень нужное ей самой, но обязательное для девушки из высшего общества. Возможно, это был первый случай, когда оно ей по-настоящему пригодилось.
    - Расскажите и вы о себе, - попросил Алекс, закончив.
    - Ну, рассказывать особо нечего, - ответила Диана, помедлив. – В моей жизни было мало ярких событий.
    - В такое трудно поверить. Жить с таким отцом – это, наверное, очень интересно!
    Диана задумалась. Очевидно, слова Алекса заставили ее совершенно по-новому взглянуть на многие факты своей биографии.
    - Не знаю, - ответила она неуверенно. – Наверное, нет. Для меня все, что меня окружало, было в порядке вещей, поэтому субъективно моя жизнь была ничуть не интереснее, чем у других. В прошлом году папа решил отправить меня на летние каникулы в систему Сатурна, чтобы я изучила на месте, как работает индустрия по добыче гелия-3. Некоторые друзья и знакомые говорили: “Ой, как здорово!” А мне лететь в такую даль вообще не хотелось. Я даже плакала. Хотя поездка была, конечно, полезной – с чисто практической точки зрения. Да и на кольца Сатурна посмотреть стоило.
    - А на Земле вы бывали?
    - Конечно, много раз.
    - Вы очень смелая! Тяжело было переносить земную тяжесть?
    - Ну, сейчас-то с этим проблем не бывает – надо просто пройти курс интенсификации. Я чувствовала себя немного странно – и только.
    - Понятно... И на вашем суперкорабле вы тоже летали?
    - Нет. Это опасно и совершенно не нужно. Я только сфотографировалась, сидя в кабине.
    Глаза Дианы загорелись, а на бледных щеках выступил слабый румянец. Она открыла было рот, чтобы сказать что-то еще, но тут же словно спохватилась и прикусила себе язык.
    - Этот корабль займет подобающее место в истории – вот увидите, - сдержанно сказала она.
    Несколько секунд они молчали. Алекс давно хотел задать ей один вопрос, и сейчас, наконец, решился.
    - Вы, видимо, любите черный цвет?
    - Терпеть его не могу, - ответила Диана, и лицо ее вновь стало каменным.
    Такого ответа Алекс не ожидал.
    - Тогда почему же...
    - Я девушка со странностями, - слегка раздраженно оборвала его Диана. – Сама себя иногда не понимаю.
    У нее вдруг зазвонил мобильник.
    - Да, папа, - сказала она. Морган что-то ей сообщил, после чего Диана бросила Алексу: “Извините, я выйду”, и ушла, видимо, в кабинет. Алекс встал из-за стола и подошел к окну, из которого был виден ускоритель. Нет, хорошо все-таки, что он не попал к самому Моргану. Ведь неизвестно, как тот отнесся бы к его просьбе – если вообще стал бы его слушать. А Диана... Да, она, конечно, не чета этим дуракам из звукозаписывающих компаний. А может, он ей просто понравился? Это было бы, конечно, приятно, но Алексу не хотелось, чтобы все объяснялось исключительно этим. Вдруг она потребует, чтобы он стал ее любовником? Быть содержанкой дочери хотя бы и Моргана казалось ему довольно унизительным. “Э, да о чем это я размечтался? - подумал он смущенно. – При своих-то миллиардах она и получше красавца себе найдет”.
    Ему не терпелось рассказать об этом невероятном успехе своим товарищам. Достав телефон, он набрал сообщение: “Привет, Курт! Вижу свет в конце туннеля. Подробности расскажу потом – сейчас некогда”. Отправив его, он вспомнил упомянутый Дианой Сатурн, вспомнил забавную историю, связанную с именами Галилея и Кеплера, и набрал еще один текст: “Привет вам, близнецы, Марса порождение! Кажется, синие жадины наконец-то будут посрамлены. Потом расскажу подробнее. Эх, только бы не сорвалось!” Лурдес и Аннабель сразу поймут, в чем дело: “синими жадинами” участники группы называли воротил музыкальной индустрии, которые их отвергали.
    Едва он успел нажать на кнопку “Отправить”, как в столовую вошла Диана.
    - Ну, вот и все, - с необычайно довольным видом сказала она, садясь за стол. – Дело сделано.
    По ее лицу ясно было, что ей очень хочется услышать от Алекса вопрос насчет того, что же это за дело такое.
    - Заключили какую-то сделку? – вежливо поинтересовался Алекс.
    - Да, - ответила Диана. – Купили “Лунный старт”. Теперь все это наше...
    Она по-хозяйски посмотрела на эстакаду. Ошеломленный Алекс промямлил растерянно:
    - Ну, что ж – поздравляю... Только что вы будете с ним делать? На металл разрежете? Или переделаете его в железную дорогу для туристов?
    - Что за странные идеи? – удивленно ответила Диана. – Мы будем использовать его по прямому назначению - запускать с Луны спутники, изготовленные на Луне же.
    - У вас же есть суперкорабль – он гораздо эффективнее.
    - Суперкорабль был блефом, который помог нам сбить цену на ускоритель. Уверить всех, будто мы овладели антигравитацией, да еще готовы начать ее промышленное использование, было, конечно, весьма дорого, но эти затраты полностью окупились.
    - Да уж – ловко...
    Сказав это, Алекс долго смотрел на ускоритель, пытаясь уловить в нем какие-то перемены, но никаких перемен не замечал. Все было как прежде. Да уж... И как ему теперь, интересно, на это реагировать? Проведенная Морганом операция вызывала, конечно, восхищение. Показал, что называется, мастер-класс... А с другой стороны – это ведь попросту грандиозное жульничество. Они украли этот ускоритель, который его отец строил шесть лет. Алекс почувствовал к Моргану сильнейшее отвращение. И к Диане тоже. Она оказалась достойной наследницей этого пирата.
    Он медленно перевел взгляд с эстакады на “Черную принцессу”. Та смотрела на него со сдержанным любопытством. Понимала, видимо, что сейчас происходит у него в душе, и жаждала узнать, что он будет делать.
    Алекс лихорадочно думал. В случившемся было одно положительное обстоятельство: ускоритель все-таки будет работать, и труд отца не пропадет впустую. Хотя то, что он попал в руки Моргана, отца не обрадует. Морган поступил непорядочно – но когда это, интересно, такие, как он, поступали порядочно? Да и кто виноват, что бывшие хозяева “Лунного старта” оказались такими идиотами? Палец о палец не ударили, чтобы разоблачить этого негодяя. Купились, как и все, на его дешевку. Так им и надо.
    Но плохо это или никак – быть обязанным Моргану? Вот главный вопрос. Когда-то многие творческие люди искали покровительства у преступных правителей. Правда, в те давние времена у них зачастую не было выбора. Но, может быть, стоит взглянуть на проблему немного иначе? Для Моргана оказать помощь их группе - это возможность сделать доброе дело и хоть немного искупить свои многочисленные грехи...
    Нет, все это чушь несусветная. Алекс даже поморщился. Но что-то надо было отвечать, и он сказал то единственное, что в этой ситуации приходило на ум:
    - Спасибо за то, что проявили к нам такое внимание. Но я не могу решать один – мне нужно посоветоваться с остальными.
    Само по себе это было вполне логично, однако выглядело все равно как неловкая попытка увильнуть от ответа.
    - Пожалуйста, - улыбнулась Диана. – Я ведь не требую немедленного согласия или немедленного отказа.
    “А может, я все-таки зря парюсь? – подумал Алекс, немного выбитый из колеи таким благородством. – Ну, придумал человек аферу века, облапошив кучку таких же, в общем-то, аферистов. Бизнес есть бизнес – чего уж там... А “Лунный старт” может еще раз попытать счастья, построив рядом новую “пушку”. Места на Луне, что ли, не хватит? Да и вообще, Морган тут не причем – я же не с ним имею дело, а с Дианой”.
    Диана, правда, отнюдь не выглядела бедной девочкой, которую жестокий отец насилием и угрозами заставляет делать то, против чего восстает ее совесть. Так радоваться успеху Лунного Магната мог только его добровольный соучастник. И еще неизвестно, была ли она здесь только на подхвате. Может, и сама идея принадлежала ей?
    Тем лучше, конечно. Раз уж Диана смогла провернуть такой глобальный проект, то уж группу-то раскрутить сможет и подавно. А обретя известность, они станут сами себе хозяевами, и пошлют этих Морганов подальше.
    - Хотя лично я согласен, - сказал Алекс.
    - Ну, вот и замечательно – я думаю, ваши друзья вас поддержат, - ответила Диана, и Алексу приятно было почувствовать в ее голосе скрытое облегчение.
    Официант принес настоящее земное шампанское и осторожно разлил его по лунным бокалам-непроливайкам. Алекс попытался прикинуть, на сколько порядков подорожала после доставки на Луну эта и без того не дешевая бутылка, и вновь остро ощутил свою второсортность.
    - Мне хочется выпить за успех нашего дела, - сказала Диана.
    - Вашего дела, - любезным тоном уточнил Алекс.
    - Ну, за это, - Диана кивнула в сторону ускорителя, - я, наверное, выпью с папой. А сейчас - за “Юниверс”! За будущую великую группу!
    Алекс выпил шампанское, и тут зазвонил его телефон.
    - Ты где? – спросил Николай.
    - Папа, со мной все в порядке, - ответил Алекс. - Просто я веду важные переговоры.
    - Переговоры? С кем?
    - С Дианой Морган. Ладно, папа – я скоро приеду. А сейчас мне некогда, извини.
    Выключив телефон, Алекс тяжело вздохнул, посмотрел на Диану и сказал:
    - Спасибо за гостеприимство, но мне пора возвращаться.
    - Я вас подвезу, - сказала Диана.
    Алекс растерялся.
    - Да стоит ли? – смущенно спросил он. – К тому же мой ровер...
    - Мы возьмем его с собой – если он не может вернуться в автоматическом режиме.
    - Эта функция у него есть...
    “Ладно, - подумал Алекс, - смущаться мне совершенно необязательно. Я устроил для нее концерт и занял ее интересной беседой, так что передвинуть свою мобильную резиденцию на пять километров будет с ее стороны всего лишь ответной любезностью. Надо принять это как должное”.
    Заметив краем глаза какое-то движение за окном, он обернулся и увидел пустую разгонную платформу, которая, плавно сбросив скорость, остановилась у самого конца рельсотрона.
    - Первый запуск прошел успешно, - сказала Диана, почему-то грустно вздохнув.
    - Да, - задумчиво ответил Алекс. – Получилось...
    В иных обстоятельствах он обрадовался бы этому, но теперь ему было по большому счету все равно. Хорошо, конечно, что ускоритель не подвел. Папа все-таки молодец! Ну, а если бы и подвел, это были бы уже проблемы Морганов.
    ...Пять километров неторопливый “Оверлорд” преодолел за пятнадцать минут. Этого времени Алексу как раз хватило, чтобы проститься с Дианой, спуститься в шлюз и надеть скафандр. Стоя перед люком, который вот-вот должен был открыться, он вспоминал, как оказался здесь впервые, чувствуя себя шпионом во вражеской крепости. Каким все вокруг было чужим и враждебным... А теперь принесшие неслыханную удачу стены суперлунохода казались ему почти родными. Как же все идеально получилось! Успех явной авантюры превзошел все ожидания. Воистину, кто не рискует, тот не пьет шампанское... По крайней мере, столь дорогостоящее – по несколько тысяч за бутылку. “Да, обидно будет, если шампанским все и ограничится”, - подумал с усмешкой Алекс. Нет, он не подозревал Диану в гнусном коварстве (так шутить – это уж слишком), но ее настроение могло перемениться, да и неизвестно ведь, насколько она независима от своего отца. А в том, что Морган ее не поддержит – по крайней мере, морально, Алекс был почему-то уверен.
    Да и сама Диана... Собственно, он до сих пор не мог понять, как она вообще впустила его в свой луноход, да еще стала с ним разговаривать. Он вспомнил, какое неприятное впечатление она произвела на него в самом начале. А может... Ему трудно, конечно, было представить Диану плачущей, но ведь она, по ее словам, плакала, когда ее отправляли к Сатурну. И внезапно Алекс понял, что означал ее черный наряд. Разумеется, это была никакая не готика, а просто своеобразная самоирония. Скорее всего, Френсис Морган – весьма деспотичный отец, и методы, которыми он выковывает из своей дочери наследницу своего дела, наверняка очень жесткие. А Диана – нормальная девушка, и ей все это уже вконец осточертело, пусть даже она и неплохо справляется с навязанными ей обязанностями. Измученная бесконечной муштрой, она решила сделать так, чтобы даже ее облик служил Моргану молчаливым укором. Дескать, вот до чего ты меня довел, папочка дорогой. Я же бледная как поганка и вся в трауре по своей жизни... И чего удивляться, что она впустила к себе незваного гостя? Возможно, это был спонтанный протест против тяготившей ее рутины и надоевших ограничений. Быть принцессой – это ведь и в самом деле очень скучно. А ее совершенно искренняя радость по поводу удачной сделки тоже не должна вводить в заблуждение. Во-первых, Морган и его предприятия – это ей все-таки не чужое. А во-вторых, люди – это такие сложные существа, что самому черту в них не разобраться...
    Луноход остановился. Открывшийся люк находился так высоко, что их маленькая семейная машина оказалась где-то внизу. Родители стояли рядом с ней. Алекс не мог видеть их лица, закрытые светофильтрами, но хорошо представлял, с каким изумлением они смотрели сейчас на него, не понимая, что происходит. У него чуть слезы не навернулись от любви и жалости, а “Оверлорд” и засевшая в нем мертвенно-бледная Диана вдруг опять стали до отвращения чужими. Даже если эта несчастная девушка испытывает к нему симпатию, ее поддержка все равно будет не бескорыстной. Она прибрала к рукам очередной актив, и постарается выжать из него как можно больше. Френсису Моргану лавры мецената, может, и ни к чему, а вот ей такая реклама не помешает... “И только эти двое людей, - подумал Алекс, - будут всегда любить меня, что бы ни случилось. Будут любить меня, даже если я не оправдаю их надежд... Но я оправдаю!”
    - У меня хорошая новость! – крикнул Алекс, едва спрыгнув с последней ступеньки трапа.
    - Подожди, - пробормотал Николай. – Но ведь это луноход Лунного Магната... Как ты туда попал? И он что – там?
    Он сделал движение, как бы собираясь подойти к огромной машине, чтобы залезть внутрь и поискать там своего врага. Но Агнета удержала его за руку.
    - Его там нет, - ответил Алекс. – Он сейчас на Земле. Он купил твой ускоритель, и будет сам запускать спутники. Поэтому все будет так, как вы хотели. А суперкорабль – это туфта. Они его придумали только для того, чтобы обанкротить “Лунный старт”.
    Николай долго молчал, а потом очень медленно повернулся к эстакаде и сдавленно прошептал:
    - Подумать только - шесть лет... И для чего? Чтобы все досталось ему?
    - Да не переживай ты так, - сказал Алекс, понимая, что у него творится на душе и чувствуя себя предателем. – Компании часто переходят из рук в руки. Может, через пару лет “Лунный старт” опять вернется прежним хозяевам...
    “Оверлорд” тронулся с места и задним ходом поехал обратно. Глядя на то, как он все ближе подбирается к горизонту, чтобы перевалить через его линию, Алекс проговорил:
    - Там Диана Морган. Дочь Лунного Магната.
    - Ты говорил, что вел с ней переговоры? – спросил Николай. Голос у него был тихий и безразличный. – О чем же?
    - О лунном старте. О моем собственном лунном старте.
    Через несколько минут луноход начал исчезать из вида, и вместе с ним словно начала уходить, начала казаться все менее реальной и мечта Алекса. Он понимал, что это всего лишь неприятная иллюзия, но чувство тревоги от этого не уменьшалось. Но если Диана его обманула – может, это и к лучшему? Он до сих пор не был уверен, что поступил правильно, впутав наследницу Моргана в свои дела. Впрочем, будущее покажет. И он хотел, чтобы это будущее наступило как можно скорее...
    Mарат и fannni нравится это.

Поделиться этой страницей