Ласковый белый туман

Тема в разделе '1 группа', создана пользователем Знак, 21 янв 2012.

  1. Знак Administrator

    Ласковый белый туман

    Поколебавшись секунду, он снова нырнул в кольцо. Такого прежде еще не бывало. Воздух сгустился, обтекая тело теплой пузырящейся сметаной, пронизанной редкими ледяными нитями. Он дробился на бутылочные полутона и запахи, тревожащие обоняние тонким предвкушением грядущего наслаждения. Наполнял слух то траурным шелестом утекания мира в пропасть, то ликующим гимном телу, вздымающемуся к небесному куполу, и дальше, в черноту вечности. Внезапно мазнул по губам влажным поцелуем и впился в плоть. Больно…. Хорошо… Боже, как хорошо… Больно… Хорошо… Больно-хорошо… больно-хорошо, больно! Больно! Какое… какое блаженство!
    Выбравшись из кольца, Ник распластался на полу. Ощущение влаги на коже постепенно оставляло, дыхание выравнивалось с трудом. Нет, на сегодня определенно хватит. По крайней мере, до вечера. Он решительно поднялся, свернул кольцо, и запер в сейф, вмурованный в стену. Затем оделся, устроился за письменным столом и придвинул к себе серую папку с документами. По унылому картону змеилась корявая надпись: «Дело No 2-2043-К Детектив: Симоненков Николай». Ребята в агентстве недоумевали, зачем он дублирует на бумаге материалы по делам. Ник не обращал внимания, ибо давным-давно возвел информационный анализ в ритуал, где неотъемлемыми составляющими были одиночество и шуршание листов под пальцами. Погружаться в мысли, перекладывая одну за другой страницы дела – завораживающее состояние, своего рода наркотик. Сложность задачи порождает азарт. Не тот, что сопутствует погоне. Поиск решения составленных кем-то замысловатых пасьянсов куда сильней будоражит кровь и ярче разжигает огонь в глазах. При нынешнем раскладе тузами легли кольца, оттого и кажется, что решения нет: разум, предъявивший задачу, не подчинен человеческой логике. Но другой, увы, взять негде.
    Ник перевернул очередную потрепанную страницу дела, взялся за другую и снова погрузился в размышления, глядя то ли перед собой, то ли внутрь себя.
    Кольца Росса вот уже пять лет вне закона. Все транспорты, уходящие с Антарктиды, чуть наизнанку не выворачиваются при досмотре. А каналы поставок действуют бесперебойно, несмотря на все усилия стражей порядка. Впрочем, Ник не полицейский, он сотрудник частного детективного агентства. И поиск канала – не его зубная, тьфу, головная боль.
    Ник глянул на часы и включил новости. Святейший патриарх Московский и всея Руси вещал о том, что человечество шагает в бездну, что зависимость от колец это самая страшная чума, когда-либо падавшая на род людской, что сие есть наказание свыше, искупление первородного греха. Патриарх прежде казался Нику человеком здравым и рассудительным. Заметные нотки паники в голосе владыки, проблески страха во взгляде нагнетали куда больше тревоги, чем все истерические вопли СМИ, вместе взятые.
    Пискнул замок входной двери, и в квартиру вплыла соседка, полтора центнера добродушия и неизменно хорошего настроения, увенчанные седеющими кудряшками.
    - Доброе утро, Коленька. Сделать вам завтрак? – поинтересовалась соседка, кокетливо приложив пухлый пальчик к среднему подбородку. Ей выплачивалась еженедельно небольшая сумма, за которую вменялись в обязанность приготовление еды и легкая уборка.
    - Благодарю, Мария, не стоит. Я скоро ухожу. На вечер, пожалуйста, приготовьте что-нибудь мясное и побольше. Может, ребят с работы зазову посидеть, пулю расписать. Давно собирались…
    - Ох, Коля, Коля, такой видный мужчина, а я только и слышу, что коллеги зайдут. Когда порадуете мое сердечко известием, что к ужину ожидается барышня? – Мария, будучи счастлива в браке, хотела загнать в него весь мир. - Я такой стол сделаю, что ваша гостья все тарелки оближет.
    Ник усмехнулся, представив вылизывающую тарелки нарядную тетку. Ладно уж, пусть Мария считает, будто ее речи со временем возымеют действие. Не рассказывать же ей про кольцо в сейфе. Доносить она, разумеется, не побежит. Но ее не особенно навязчивые намеки на обзаведение дамой сердца враз снесёт ниагарой воплей о вреде порока.

    Утренние пробки на дорогах уже рассосались. Ник выехал на проспект и не спеша порулил вторым рядом. Что-то в сегодняшней речи патриарха не давало ему покоя. Мысль тревожила, ускользала, мешала сосредоточиться на более насущных темах. Ник погрузился в размышления, машинально следя за дорогой.
    Впервые о кольцах заговорили десять лет назад. На них наткнулась группа сейсмологов, проводивших исследования на острове Росса. В один далеко не самый прекрасный день при бурении шурфов была обнаружена многокилометровая подземная полость, заваленная кольцами. Мировые державы ухлопали не один денежный эверест на изучение находки. Но в итоге не родилось даже мыши: назначение колец Росса так и осталось неизвестным. Преобладала теория об их внеземном происхождении. Размеры всех колец совпадали с исключительной точностью, материал почти невесомый, но чрезвычайно прочный, прежде на Земле не встречался.
    Шумиха по поводу находки постепенно улеглась. Ученые вписали в таблицу периодических элементов еще один, назвав его «россий», и успокоились. Время от времени люди, побывавшие в Антарктиде, привозили кольца в качестве сувениров. Никакой эстетической ценностью они не обладали: черные матовые браслеты из легкого материала, внешне похожего на камень. Цена им была две копейки в базарный день. Пока, согласно народной версии, некой девице не стукнуло в голову с чувством подышать на свое кольцо. Видимо, из гигиенических соображений - чтобы затем подолом протереть. Кольцо раскрылось: увеличилось в диаметре до полутора метров. Внутреннее пространство заволокло белесым туманом… Кто тот храбрец, первым сообразивший погрузиться в него, осталось неизвестным. Ощущения, испытываемые в кольце, редко повторялись, но всякий раз доставляли острейшее наслаждение. Ник знал не понаслышке.
    Привыкание наступало постепенно. Ник обзавелся кольцом два года назад и поначалу пользовался два-три раза в месяц. Тогда еще встречался с Антониной... Но, с появлением кольца, всё реже и реже. Разочарование от времени, проведенного с подругой, усиливалось раз от разу. Вероятно, Тоня догадывалась про кольцо, потому что к его огромному облегчению сама оборвала их связь. К концу года потребность в кольце стала ежедневной. Дальше – больше. Уезжая по делам из города, он брал кольцо с собой либо пользовался услугами подпольных салонов проката. Правда, ходили слухи, что, погрузившись в чужое кольцо, рискуешь столкнуться с тем, кто однажды не успел выбраться и остался внутри. Дескать, верная смерть. Однако в полицейских сводках случаев, связывающих пропажу людей с кольцами, не значилось. До последнего времени. Две недели назад было зарегистрировано четыре исчезновения в течение одной ночи. Все пропавшие – одинокие люди, весьма небедные, жившие довольно близко друг от друга. В квартире каждого из них было найдено свернутое кольцо, лежащее на полу рядом с одеждой хозяина. Кольца собрали и отправили в центральное экспертное бюро полицейского управления. Однако перевозившая их машина исчезла по дороге. Вместе с двумя полицейскими.
    Через сутки одного из них, Ниязова Алика, нашли за городом в лесополосе, абсолютно невменяемого. Врачи решили, что причиной такого состояния мог послужить сильный шок. Надежды добиться от Ниязова хоть каких-нибудь сведений, пока нет. А может и не пока.
    Нику предстояло выяснить судьбу второго полицейского по поручению его жены. Что ее больше волновало, судьба мужа или сложности с выплатой страховки при недоказанности его гибели, это еще большой вопрос. Пару раз пообщавшись с клиенткой, Ник склонялся ко второй версии. К тому ж внутреннее чувство подсказывало, что о кольцах дамочка знает не понаслышке. А значит, в ее интимной жизни муж был ходячим атавизмом с претензиями. Для кармана же мертвый он мог оказаться куда прибыльней живого. Ник не исключал, что обращение дамы в агентство есть элемент некоего сценария, и планировал попристальнее присмотреться к клиентке.
    Впереди показался нужный поворот, и, подмигнув девушке на рекламном щите, вечно молодой, как кока-кола в ее руке, Ник свернул на нужную улицу. Через пару минут он подкатил к зданию, в котором располагалось детективное агентство «Бампо». Дежурным в холле сидел Чернов, мрачный тип, из бывших прокурорских. Скосив взгляд на Ника, он кивнул. И снова уставился на монитор, внимая последним новостям.
    - Есть новости, Саныч? – кинул Ник.
    - Откуда бы в нашем болоте? – Чернов подергал себя за вислый ус, демонстрируя таким образом легкую степень негодования. – Снова вопили про катастрофическое падение рождаемости. Что колец развелось не меряно, что народ в них удовлетворяется и трахаться более не желает. И что становимся мы постепенно нацией дрочил. Можно подумать, другие страны отстают. Но я бы по любому этим извращенцам окольцованным все хозяйство пообрывал, не достойны они болт носить.
    - Крут ты, брат, на приговоры.
    А нечего! Нам свыше заповедано плодиться и размножаться. Однако сдается мне, в новостях сильно загибают. Вот у нас, гляди, все ребята в порядке. У Митрича трое ребятишек, а Лерка уж опять беременна. Сонька моя на меня не жалуется, ты вон какой орел, наверно не меньше трех осчастливливаешь. Или больше?
    Ник улыбнулся в ответ и отправился к себе в кабинет. Снова то же ощущение, что и после речи патриарха, но… Но что такого было сказано-то? Разговоры про падение рождаемости велись давно. Ну да, прогнозы были ужасающими. Впервые за всю историю мировые религии сплотились, пытаясь противостоять угрозе вымирания человечества. Однако, продавцы колец по-прежнему вели в счете. Где только берут? И цена невелика, Ник на одну зарплату не торгуясь штук пять мог купить.
    - Тебе Звягинцева звякала, - отрапортовал Жорка, сосед по кабинету, о звонке клиентки - оставила сообщение. Я записал, тебе переслал. Хороша фемина, однако, повезло Звягинцеву.
    - Жор, насколько я понимаю, завидовать ему не стоит. Ну сыщем его, а может он овощ почище Ниязова. Если еще сыщем, а то я не уверен. Кстати, тебе не кажется, что хорошая фемина слишком уж старается демонстрировать свои действия всем подряд? Куда логичней было позвонить мне. Словно в пьесе играет.
    - Может оно и так. Или просто глупая курица, помешанная на деньгах и собственной внешности. Или в обратном порядке. Ну а насчет «повезло», так это скорее тебе. Фемина выслала тебе альковную оферту. Ладно-ладно, молчу.
    - Ну хорошо, посмотрим, чего хочет донна Анна Звягинцева… - Ник вывел на экран текст сообщения. Клиентка просила его приехать, дескать, хочет сообщить ему важные сведения, но только при личной встрече. Будет ждать дома. Черт ее дери, не могла раньше позвонить. К ней по проспекту еще через три светофора поворот. Так или иначе, Ник намеревался побывать у Звягинцевых дома. С Анной он встречался один раз в офисе, а второй – в кафе напротив.
    Ник нажал кнопку домофона, вошел в подъезд и, не ожидая лифта, взбежал на четвертый этаж. Дверь в квартиру оказалась приоткрытой. Сотрясавшие стены вопли ультрамодной музыкальной группы оборвались, и раздался голос хозяйки:
    - Николай Викторович, проходите, располагайтесь, налейте себе чего-нибудь, я через пару минут буду готова, - и музыка взревела снова.
    Квартира казалась довольно большой. Ник прошел в гостиную и поморщился. Жуткий беспорядок, разбросанные по всей комнате предметы женского туалета, горы осколков на полу. Или это новая форма гостеприимства? И интересно, откуда такая хороминка? Не на Звягинцеву же зарплату...
    Наконец музыка смолкла.
    - Николай Викторович, зайдите в комнату, пожалуйста, - послышался голос Анны.
    Ник решительно направился в комнату, но перешагнув порог, остановился, ощутив в горле тошнотный спазм. Голые стены, из мебели лишь шкаф. Посреди пола лежало окровавленное развороченное тело женщины. Несмотря на изуродованное лицо, Ник узнал свою бывшую подругу Антонину. Рядом с ней валялся кусок арматуры с тремя приваренными крючьями, похожий на абордажную кошку из пиратских фильмов. Анна сидела на полу, левой рукой придерживая на своих коленях голову Тони, а правой направляя на Ника пистолет. Тело клиентки покрывали синяки, одна бровь рассечена, лицо в крови.
    - Два шага вперед, - скомандовала Анна.
    Ник подошел. Клиентка быстро сунула руку с пистолетом под голову Тони и тут же сверху мигнула фотовспышка. Анна снова направила пистолет на Ника.
    - Детектив, вам ничто не угрожает, если будете себя вести хорошо. Ваша дамочка подошла ко мне в кафе на прошлой неделе, после нашего разговора. Помните, вы ушли, а я осталась? Она, наивная, решила, что вы соскочили с кольца и снова интересуетесь женщинами. Пыталась почву позондировать. За глупость и наказана. Теперь о главном: поскольку вид мой к прогулкам не располагает, как вы понимаете, я посижу в укромном уголке и подожду новостей. От вас. А вам сутки на то, чтобы доказать смерть моего мужа. И кстати, касательства к ней я не имею, на эту версию времени не тратьте. Если не сделаете, будете обвинены в нашем с дамочкой убийстве, скажем, на почве ревности… Вам подходит?
    Анна протянула руку к стоящей рядом с ней спортивной сумке и потянула молнию. Сумка оказалась набита кольцами. Анна бросила одно Нику.
    - Открывайте. Теперь опустите дамочку в кольцо. Пусть ей там будет вечное блаженство, - Анна усмехнулась собственной шутке, встала и отошла в сторону.
    Ник поднял тело Тони и опустил в кольцо. Странно, подумал он, Тоньку по-человечески жаль, разумом, но не душой, хоть она и не посторонняя вроде. Кольца выхолащивают чувства владельцев, кастрирует их души. Изуродованное тело, пусть и любимое в прошлом, сейчас внушало отвращенье, сильное, до тошноты. И это… могло сработать.
    - Теперь сверните кольцо. Можете взять его себе на память. Когда все кончится, поместите в колумбарий, - хохотнула Анна.
    Но Ник уже согнулся в приступе тошноты. Он опустился на колени, надсадно кашляя. Анна, скорчив брезгливую гримасу, отвела взгляд. В тот же миг Ник со всей силы швырнул в нее абордажную кошку. Анна упала, выронив пистолет. Ник подскочил и нанес удар, от которого тело Анны обмякло. Он подтащил ее к кольцу. Рукав скользнул по лицу Анны, смахнув шрам с брови. Театральный грим. Что ж, finita la commedia. Ник опустил Анну в белый туман вслед за Тоней. Вот и ты не избежала вечного блаженства, подумал он и свернул кольцо.
    Ник бегло обследовал комнату. В шкафу лежали несколько альпинистских присосок, мотки толстой веревки, куча теплой одежды и еще две сумки, набитые кольцами. На полу валялась черная стеганая шапка с завязками. Ник подцепил ее, замотал кольцо, ставшее последним пристанищем Анны и Тони, и, прихватив в прихожей ключ, вышел из квартиры.

    Ниязова в палате не оказалось. Отсутствовал и дежурный полицейский у входа. Медсестра предложила Нику спуститься во внутренний дворик, где пациенты «дышат» перед обедом. Ниязов сидел на скамейке у маленького павильона, видимо предназначенного для выгула больных в дождь. В павильоне в кресле-каталке дремал старик, явно пребывающий в глубоком маразме. И более ни души вокруг. Ниязов выглядел удручающе: все тот же испуганный затравленный взгляд, дрожащие пальцы, безмолвное шевеление губ.
    - Здравствуйте, Алик, - Ник вложил в голос максимум приветливости и участия, - я очень нуждаюсь в вашей помощи. Вы меня слышите? Понимаете? Пожалуйста, хоть намекните, что произошло тогда? Помните, вы перевозили кольца? Кольца… вот… такие. Видите? - Ник вынул из шапки кольцо и протянул больному.
    Дворик огласился криками ужаса. Больной вопил, съёжившись и закрыв лицо руками. Со всех сторон бежали люди. Ник быстро закинул кольцо в открытое окно павильона. Сидящий внутри старик не шелохнулся. Подбежали санитары, подхватили Ниязова и повели в палату. Ник сделал несколько шагов следом, но остановился. Надо было всё же забрать кольцо. Он повернулся к павильону. Внезапно белые оштукатуренные стены потекли наземь серой пылью, и через пару секунд на том месте уже не было ни павильона, ни старика, ни кольца. Лишь темная кучка праха.
    Ник спешил к машине, лихорадочно соображая. Значит, если в кольце кто-то заперт, оно саморазрушается и уничтожает заодно то, что вокруг себя. Ниязову довелось увидеть, как машина с его напарником превратилась в прах. И от меньшего у людей крышу сносит.
    Сзади доносились тревожные крики. Стоило поскорей уносить ноги. Чтобы пока хоть немного изменить внешность, Ник натянул шапку. Звуки пропали, изоляция была абсолютной. Зачем Звягинцева хранила все эти предметы? Альпинизмом занималась? Об этом знали бы коллеги ее мужа, и сообщили Нику. Похоже, предложив забрать кольцо, Анна вполне представляла последствия. И как погиб ее муж, не было для нее секретом. Видимо, она панически кого-то боялась и хотела исчезнуть, не вызывая подозрений. А доказательством вины к тому времени уже покойного Ника послужили бы снимки… Камера, чёрт! Ник погнал машину к дому Звягинцевых.
    Зайдя в квартиру, он первым делом снял камеру и стер память. Комната хранила следы кровавой расправы. Имело смысл всё убрать, ведь клиентка позаботилась оповестить полмира, что Ник едет к ней. Когда работа уже близилась к концу, раздался настойчивый звонок в дверь. Затем пискнул открываемый замок. Ник схватил пистолет Анны и притаился у входа в комнату. Через минуту в дверном проеме показалась щуплая фигурка в черной одежде.
    - Стоять… - Ник приставил пистолет к голове визитера. – Кто такой?
    - Не твое дело… - визитер оказался темноволосым подростком. Отчаянье в серых глазах мешалось с ненавистью.
    - Мое. И я сильно подозреваю, что хозяйка квартиры собиралась смыться во избежание встречи с тобой. Ну не с тобой конкретно, а с тем, кто дилеров в кольцах закрывает. Твоя работа?
    - И что теперь? – с вызовом произнес мальчишка. – Убьешь меня за это?
    - Нет, но грамоту давать тоже не собираюсь. Кстати, Анна, хозяйка квартиры, оказалась случайно запертой в кольце. Извини, что отнял у тебя лавры, но так уж сложились обстоятельства. Давай знакомиться. Я – Николай Викторович, частный детектив. Можно просто Ник. Мы сейчас идем в гостиную, где ты мне все толково расскажешь. Пистолет я, смотри, убираю, но давай без фокусов.

    Подросток назвался Женей. Усевшись в кресло, поначалу бросал на Ника настороженные взгляды, но постепенно успокоился.
    - Нас четверо детей в семье, я самый старший. Отец с матерью все вечера в кольцах своих сидят, на кухне шаром покати. Младшей сестренке четыре года. Худая, как спица. Хорошо еще, я стипендию получаю…
    - Какую стипендию? Тебе лет пятнадцать от силы…
    - Шестнадцать. Я… в универе, за третий курс экзамены сдал. У меня способности к математике, программированию… в общем, повезло.
    - Слушай, пару лет назад в СМИ было шуму про школьника, доказавшего…
    - Ну да, про меня. Премию научную получил для одаренных детей. Родители кольцами обзавелись. Да пожили годик шикарно. На том все и кончилось. Теперь на степуху мою живем. На следующий год закончу уже, работать пойду. Я быстро учусь.
    - Если доучишься. Ты вроде в бэтмены подался…
    - Это случайно вышло. Я в лес пошел недели три назад, хотел грибов набрать. Заблудился и в сумерках к дому какому-то вышел, думал лесника изба. В окно заглянул. А там хмырь в шубе, из кольца лезет. Рукавицей железяку с крючьями держит, такую же, как там,- Женя махнул рукой в сторону комнаты,- всю кольцами увешанную. Стряхнул их в сумку и обратно сиганул, за новыми. А потом еще. Я тут посмотрел, на веранде стекла не все. Пролез в одну дыру, пробрался в дом. А когда хмырь в очередной раз занырнул, сумку ему вдогонку швырнул и кольцо свернул. Сам деру дал. Ненавижу этих козлов. Потом искал других продавцов. Узнал у отца, где он купил. Типа для приятеля. По той же схеме пацаны знакомые у родаков своих выведали. Кое-кого по сети вычислил. Сначала четверых. И позапрошлой ночью еще двоих в частном секторе на окраине.
    - Еще двоих? Ну тогда понятно, почему госпожа Звягинцева вдруг всполошилась. А двери--то как открывал?
    - Запросто. У них у всех же наворочанные ключи с кодом. Какая разница, откуда код считывать, с ключа или с замка? Все думают, что код на три тысячи знаков защищает лучше, чем на десять. А если думать не про количество, а про принцип, задачка выеденного яйца не стоит. Вот… - Женя вынул из чехла на ремне небольшую коробочку с выступающей серебристой пластинкой, - собрал недавно. За полсекунды считывает код.
    - Эх, Женечка, жулики тебе за твою отмычку не одну стипендию выписали бы. Значит, говоришь, в шубе?
    - Ага, как дед Мороз укутанный, еще рукавицы. А шапка на нем была танкистская.
    - Вот что, дружочек, мне надо будет спуститься сейчас в кольцо, проверить кое-что. И мне нужны твоя помощь и обещание, что ты не выкинешь фортель, свернув кольцо, пока я буду внутри.
    -Угу…
    - Да не угу! Тварь, которая тут жила, убила мою знакомую. На куски ее рвала, чтобы на меня потом повесить два убийства: в том числе свое. Удрать она хотела. Не знала, что на дилеров охотится не шайка мстителей, а сопливый ботан. И не в этом дело, Жень. Ты не задумывался, что цивилизация гибнет?
    - А над чем тут еще-то задумываться? Я давно посчитал. Взял статистику в сети. Через сто лет останется пятнадцать процентов населения планеты.
    - Есть над чем. Мы сами себя уничтожаем. В силу слабости, глупости, неустроенности… в силу разных причин, но ни одна не оправдывает того, что творится. Я хочу понять, можно ли это остановить. И прошу тебя помочь.
    - Хорошо. Я всё сделаю, не волнуйтесь.
    Ник надел шлем и, раскрыв кольцо, погрузился в белый туман. На этот раз никаких ощущений не возникло, разве что земное тяготение действовало намного слабее. Тумана внутри почти не было. Стенки кольца имели мелкосетчатую структуру. Наверняка оттуда идет какое-то излучение, влияющее на мозг, подумал Ник. Пространство снизу ограничивалось полусферой. С очень близкого расстояния можно было заметить на ней микроскопический зазор, очерчивающий круг диаметром чуть более полуметра. Ник выбрался из кольца, подошел к шкафу и вытянул альпинистскую присоску. Затем спрыгнул обратно, опустился вниз, и, приладив присоску внутри окружности, потянул за ручку. Диск, оказавшийся крышкой люка, откинулся в сторону. Тут же резко упала температура, от сильного холода перехватывало дыхание. В свете фонаря Ник увидел то, что находилось по другую сторону люка. Желтый круг света скользил по горам наваленных колец. Бесконечное количество. Только руку протяни. Бросай крюк и греби. Он резко захлопнул люк и начал карабкаться наружу.
    Ник лежал на полу, его била крупная дрожь. Долго не мог согреться. Женька навалил на него все одеяла и простыни, что нашлись в квартире Звягинцевых. Потом стало немного отпускать. Ник глянул вверх и увидел Женьку, открывающего рот и гневно жестикулирующего. Он стянул с себя шлем.
    - … полный шкаф. И я не догадался, придурок.
    - Жень, успокойся. Ничего не случилось, я в порядке, - Ник приподнялся и сел, навалившись на стену. - Должен был сам подумать. Ты же талдычил мне про мужика в шубе, а я… Сейчас важно другое: там сотни тысяч этих колец. Близко, в любое время можно натаскать сколько потребуется. А еще каждое кольцо, по сути, распахнутые ворота в дом его владельца. Мы можем запирать двери и окна железными ставнями и амбарными замками. Те, кто захотят войти в наши дома, смогут сделать это в любой момент.
    - В каком смысле? В кольце что, выход в ту самую пещеру на Южном полюсе? Но это ж бред какой-то…
    - Да, Женя, уверен, что именно так. Я понимаю теперь, что постоянно тревожило меня в словах других людей. Они говорили о том, что несчастье пришло свыше. Женя, кольца – это, я чувствую, я знаю, начальный этап экспансии другой цивилизации. Нас не убивают. Нас просто стерилизуют. Нашими же руками. В ответ на наше же настойчивое «еще хочу». Что ж делать-то? Даже если смогу я раздобыть гранату, две пусть, двадцать, сто – это капля в море. Весь этот склад не уничтожить.
    - Послушайте, я кажется… я не уверен, надо считать, надо разбираться, но может… Когда родители зависли в кольцах, я дикие мегабайты инфы перелопатил, всё пытался накопать рецепт отвыкания. Эти кольца нашли совсем рядом с вулканом. Эребус называется. Он действующий. В кратере Эребуса лавовое озеро. Вот если бы можно было пробить ход между жерлом и хранилищем колец, лава залила бы там всё.
    - Правильно, Жень, ты умница, но кому это под силу? Надо привлекать военных. А вдруг они решат приспособить кольца для своих нужд? Это ж заманчиво-то как? Да и не знаю я никого. Или… Знаешь, надо к патриарху идти, Женя.
    - К кому? Какому патриарху?
    - Патриарху всея Руси, Кириллу Второму. Кажется, ему можно довериться. Только как бы попасть-то к нему неофициально, чтобы никто не знал, кто мы и зачем?
    - Я там, в маленькой комнате, комп видел. Пойду в сети гляну, - Женька, не дожидаясь ответа, шмыгнул за дверь. Через минуту прокричал: - Он в Третьяковке сейчас, на передаче церкви иконы. Вот тут написано, что в два часа состои.. Ой, так надо нестись со всех ног, уже вовсю идет…

    Действо близилось к завершению. Охрана бдела. Ник лихорадочно ломал голову, пытаясь придумать хоть сколько-нибудь действенный план.
    - Дайте мобилу, - Женя ткнул его в бок и, получив аппарат, юркнул в толпу фотографов и репортеров. Церемония передачи церкви иконы Святой Троицы собрала множество журналистов. Под занавес патриарх согласился ответить на несколько вопросов прессы. Поднялся шум, нерядовое событие породило массу вопросов у представителей СМИ. Взметнулся лес рук с микрофонами и без, забликовали вспышки камер. Внезапно от толпы журналистов отделилась щуплая мальчишечья фигурка, обтянутая черной футболкой. Взъерошенные волосы, нерешительный взгляд порождали трогательное ощущение беззащитности… Патриарх сделал жест охране пропустить ребенка.
    - Могу я попросить вашего благословения, святейший? – произнес Женя. Патриарх улыбнулся, подошел к нему и поднял руку для благословения. Камеры защелкали. Женя начал быстро говорить что-то патриарху. Лицо того посерьезнело. Мальчишка вынул из кармана телефон Ника, патриарх нажал на нем несколько кнопок и вернул Жене. Ник с восхищением наблюдал за своим помощником. То, что вначале казалось ему обузой, проблемой на хребет, внезапно обернулось удачей.
    - Пойдем на улицу, - Женька дернул Ника за рукав, и потянул к выходу. – Он позвонит попозже, когда это все закончится. Если что, у тебя последний исходящий – его личный. Ой, то есть, у вас.
    - Перестань, Жень. Не надо церемоний. Куда нам, к Патриархии?
    - Да, к Данилову монастырю давайте… давай.

    За окном вечерело. Ник спокойно и последовательно излагал события. Ну разве что насчет бэтменства своего юного друга умолчал. Так оно пока к делу особого касательства и не имело. Святейший патриарх слушал, не перебивая, только покачиваниями головы выдавая свое отношение к услышанному.
    - Предположить, кто именно за этим стоит, невозможно. Но я абсолютно уверен, ваше святейшество, что это начало колонизации планеты другой цивилизацией. Они подождут, когда народонаселение существенно сократится, и начнут действовать. Я не знаю, к кому обратиться за помощью. Во-первых, я опасаюсь простой человеческой жадности, ведь эта информация - все равно что пресловутый ключ от квартиры, где деньги лежат. Во-вторых, я не исключаю, что среди нас уже находятся представители колонизаторов. Посмотрите, как умно было выбрано место для складирования колец: «ничейная» земля, где можно спокойно приземлиться. Ни военных баз, ни боевых кораблей. Для такого выбора нужен был определенный уровень информированности. Я не знаю, случайно ли экспедиция обнаружила кольца. И если нет, что в чем заключалось стороннее вмешательство, насколько сильно они уже проникли в нашу жизнь…
    - Хорошо, я понял. Вы пришли ко мне, ожидая помощи. Что я могу для вас сделать?
    - Проникнуть в хранилище проще простого. Нам нужно взрывчатое вещество и совет знающего человека, куда заложить мину, чтобы открыть путь для лавы. Если это, конечно, возможно.
    - Все возможно, с Божьей помощью. Доводы ваши видятся мне верными. Завтра утром я буду вас ждать здесь. Ну а кольцо раздобыть для вас, как я понимаю, не проблема?

    Ник рулил по темному городу. Женька, пробормотав свой адрес, задремал, свернувшись на сидении нескладным вороненком-недокормышем. Не по силам мальчишке выпал груз: и семью кормить и планету спасать. Ник остановился у гастронома, вышел, набрал полную тележку продуктов. Подрулив к Женькиному дому, он растолкал мальчишку, и, невзирая на протесты, помог дотащить продукты до квартиры.
    - Ты завтра заедешь за мной? – серые глаза тревожно смотрели на Ника, голос просительно вздрагивал.
    - Это то, дружок, что бы мне меньше всего хотелось делать. Но с тобой у нас очень ладно получается складывать два и два. Завтра в девять подъеду.

    Впервые за долгие годы одолела бессонница. Присутствие неведомого врага, пусть даже запертого в тесном бронированном чреве сейфа с хитрейшими запорами, не давало возможности расслабиться и отдохнуть. Наконец рассвело. Ник собрался, выдернул из принтера чистый лист, написал на нем несколько слов, свернул бумагу и сунул в карман. Затем открыл сейф и вынул кольцо.
    Женька переминался от нетерпения у подъезда, с большой сумкой в руке.
    - Что там у тебя? – спросил Ник.
    - Одежда теплая. Ты же в кольцо лезть собрался. Я решил, что про одежду ты снова не вспомнишь. Здесь отцовы вещи. В Антарктиде август – самый холодный месяц, зима лютая.

    В кабинете патриарха находились двое посетителей. Один, крепкий, коротко стриженый мужчина, сидел в кресле спиной к вошедшим и тихо переговаривался с владыкой. Монах сторонке, за рабочим столом, что-то внимательно изучал на мониторе, время от времени пробегая пальцами по клавиатуре.
    Владыка сделал приглашающий жест. Стриженый обернулся. Ник не поверил глазам: собеседником патриарха оказался сам президент. Алексей Байкалов, глава государства, собственной персоной. В народе о нем разное болтали. В должности он находился всего полгода, пришел к власти из бизнеса. Капитал, по слухам опять же, получил в придачу к жене. Затем серьезно приумножил его. Был образован, изъяснялся хорошим языком. Иногда появлялся на публике с сыном, Женькиным ровесником. Следуя традиции бизнесменов и политиков, занимался спортом и был в отличной форме.
    Президент поднялся и протянул руку.
    - Здравствуйте, Николай Викторович…
    - Просто, Николай. Коллеги зовут Ником, так даже привычней.
    - Ну так и мне позвольте. Я посвящен в суть дела. Не знаю, как и благодарить вас. И вас… - он обернулся к Жене. – Вы, если я понял, Женя Пустовой, юное математическое дарование. Спасибо за все, друзья мои. Посмотрим, что у нас вместе выйдет.
    - Будем уповать на помощь Господа, - промолвил патриарх. - А мне позвольте представить иеродиакона Матвея. Раньше работал в институте физики Земли. Разными путями люди приходят к Богу.
    Отец Матвей, высокий мужчина с умным взглядом глубоко посаженных глаз, присоединился к остальным.
    - Времени у меня было немного, но, думаю, что информации в сети я нашел достаточно. Кое-что запросил у британцев, они проводили исследования Эребуса, их группа и обнаружила пещеру с кольцами. Там пространство почти правильной эллипсоидной формы. Причем, не лавовая труба: вполне вероятно искусственное происхождение. Вот карта, смотрите. С одного края, ближе к жерлу, вот тут, имеются многочисленные узкие расщелины. Думаю, образовались совсем недавно, в результате сдвига тектонических плит. В прошлом году были зарегистрированы слабые толчки… Ладно, нет смысла утомлять вас лишними подробностями. На карте отмечено место для установки мины в расщелине и направление взрыва. Если все проделать с расчетной точностью, пещеру зальет лавовый поток. Выход его на поверхность более чем вероятен. Это меня волнует вот почему: в паре километров от шурфа, выше по склону расположилась новозеландская исследовательская группа. Скорее всего, лава их не затронет, но рисковать я бы не хотел. Через неделю они снимутся. Мы можем подождать?
    Все замолчали. Ник нарушил тишину.
    - Мы оказались перед выбором: или подвергнуть маловероятному риску нескольких исследователей, или рискнуть всем человечеством. Если случайно о наших планах станет известно кому-то еще, последствия могут оказаться самыми непредсказуемыми. И что тогда полезет из каждого кольца в каждый дом? Мы очень мало знаем об устройстве, функциях кольцах... Ничего почти. А если они информацию транслируют? О противнике мы и вовсе знаем только то, что он действительно противник.
    Ник обвел взглядом собеседников. Святейший, казалось, ушел в себя. Или молился. Лицо отца Матвея изображало скорбь. Байкалов одобряюще кивнул Нику, обратился ко всем:
    - Друзья мои, моё официальное положение может оказаться для нас серьезной проблемой. Не пройдет и полусуток, как просочится информация, что президент посетил неофициально Данилов монастырь, встречался там с какими-то людьми. Не в моих силах пресечь утечку. А о вероятных результатах уже нам в красках поведал Николай. Так что у меня вопрос, где мы всем займемся и что нам нужно?
    Присутствующие обратили взоры к патриарху.
    - Так прямо здесь, пожалуй. Господь в своем доме не оставит нас своей помощью.
    - Вот, - отец Матвей потянул из рук у Женьки и подал президенту лист, - здесь расчеты на гексанитробензол. Само собой, радиоуправляемую мину. И понадобится спутниковый навигатор.
    Президент вынул переговорное устройство и произнес коротко:
    - Зайди.
    Появился военный без знаков отличия. Байкалов протянул ему листок с расчетами.
    - Секретность высшая, срочность тоже. Изготовить, доставить. Задействуй любые силы и средства. Я жду. Кроме того, два комплекта зимнего снаряжения для полярников, шлемы звукоизолирующие. Размеры мой и… - он взглянул на Ника, - оба одного размера. Две альпинистских присоски. Ну и спутниковый навигатор. Звучит бредово, - президент усмехнулся одними губами, но тут же снова стал серьезным: - Выполнять.
    Ник, выждав, когда военный удалится, поднялся:
    - Нет, так не пойдет. В кольцо я полезу один. Ну или отправьте со мной ребят из вашей охраны. Рисковать президентом нельзя, тут речь не о человеке, а о государстве. Да вы просто права не имеете…
    -Всё верно, - перебил Байкалов, - речь о государстве. А как я иначе докажу стране свою любовь? Натягивая улыбку перед объективами камер? Разводя сварливые партии по углам политического ринга? Произнося новогодние речи к салату оливье с шампанским? Да полстраны на новый год по кольцам рассядется. Я свой шанс не упущу. Это моя страна, и я за нее отвечаю.
    - Принесу кольцо из машины, - Ник поднялся и направился, было, к двери.
    - А два кольца найдутся? - остановил его Байкалов. – Не хочется забираться вдвоем в одно, вдруг оно на это не рассчитано? Никто ж не проверял.
    Ник кивнул. Президент снова вынул переговорник и скомандовал:
    - Сейчас выйдет человек, проводить до машины и обратно без досмотра.
    Ник вернулся с сумкой Звягинцевой, и бросил ее на пол.
    - Откуда дровишки? - усмехнулся президент, заглянув в сумку.
    - Дама одна поделилась. Возможно, лично встретит нас на складе… Простите, владыка, вырвалось, - Ник смутился: неловко получилось.
    Байкалов тоже обернулся к патриарху.
    - Я попросить вас хотел, если что со мной случится, поддержите семью. Объясните им…
    - Не беспокойтесь, я сделаю всё, что смогу.
    Ник вынул из кармана листок, что приготовил утром.
    - Послушайте, пожалуйста, это важно. Мне важно, очень. У меня нет семьи. С Женей я познакомился недавно… вчера. И вот тут моя, как бы это… последняя воля. Оформить не успел. Если погибну, он мой наследник. Женька, не спорь, я решил. Вот, держи пока ключи: это от машины, это от квартиры, с кодом, как ты любишь, - Ник подмигнул мальчику.
    Пискнул переговорник. Доставили экипировку. Пока мужчины облачались, привезли и взрывное устройство, вложенное в небольшой чемоданчик. Президент взвесил его в руке и вздохнул:
    - Ну что ж, святейший, благословите нас и, как говорится, cum Deo. Раскрывайте кольца, Ник. Я не умею.
    В этот раз было иначе: тело защищала теплая и легкая одежда. Ник скользнул в люк и встал на кучу колец. В сотне метров он заметил луч фонарика президента и направился к Байкалову. Груды колец были ненадежной опорой, передвигаться оказалось очень трудно. Наконец мужчины встретились и направились в конец пещеры. Дорога заняла почти два часа. Однажды заметили сбоку бледное пятно люка, через который кто-то тянул крючьями кольца. Расщелина оказалась довольно широкой. Президент жестом велел Нику подождать и скрылся с чемоданчиком в расщелине. Через некоторое время вернулся. «Камни» - прочел Ник по губам. Они таскали в расщелину камни, пока Байкалов не сделал знак, что довольно.
    Выбрались обратно уже почти без сил. Только Ник показался из кольца, Женька бросился к нему.
    - Мы тут все переволновались уже. Я молитву выучил…
    - Все хорошо, дружок. Далеко было, и ковровой дорожки никто не постелил. Не уважают, что ли? Попробуем, значит, заставить. Ох, коньяку бы сейчас глоток…
    - Предлагаю вечером напиться. Поддерживаешь? - Байкалов, уставший, с перепачканным лицом, радостно улыбался. - Ну что, кто будет на кнопку жать?
    - Ладно, жми, - вздохнул Ник с притворно унылым видом.
    Все замолчали, патриарх с Матвеем перекрестились, Байкалов надавил на кнопку … Никаких последствий. Кольцо не пропускало сигнал.
    - Где там, говорите, экспедиция? - Ник взял пульт и сунул в карман. - И где выход наверх?
    - Шурф был в середине пещеры, - отец Матвей подошел к монитору. - Там неглубоко. Подъемник, конечно, уже не работает. Да и вход занесло. Огнемет бы… А потом веревку с крюком бросить.
    - Ясно, - Байкалов приказал в переговорник, – огнемет, гарпун-кошку. Срочно.
    Он скинул теплую одежду и нервно ходил по кабинету. Когда нужное принесли, спросил Ника:
    - Ты уверен?
    - Конечно. Ты со всем миром на короткой ноге, и сможешь организовать мое спасение от белых медведей, а я твое – нет.
    - Какие еще медведи? Откуда там… Хватит шутки шутить. Ты, главное, доберись до лагеря новозеландцев, я сразу же организую спасателей.
    - Хорошо. Как спущусь, сворачивай кольцо. Женька знает, как. Обратно не вернусь. И надо сразу вынести кольцо из помещения. До встречи.
    Ник обнял Женьку, кивнул остальным, натянул шлем и, подхватив оружие, прыгнул в кольцо. С Богом, как говорится. Он зашагал в нужном направлении, освещая дорогу фонариком. Спустя полчаса внезапно почувствовал толчок в спину. Ник резко обернулся и, не удержав равновесие на кольцах, сел. Рядом стоял Женька в зимней одежде не по размеру.
    - Ты что, очумел? А ну быстро назад!
    Женька оттянул шлем сбоку и улыбнулся. Точно, звукоизоляция же. Ник последовал его примеру.
    - Куда идти? Кольца свернуты... Я с тобой. Мы ведь напарники, ты сам говорил. За сестренками святейший приглядит. Пошагали. И не спорь с гением. Мы – ранимые.

    На поверхности было темно. Над ледяной пустыней величественно возвышался Эребус.
    - Только бы сработало, - Ник нажал кнопку на пульте. Они явственно ощутили толчок. И стали карабкаться вверх по склону. Еще толчок. Еще… Расплавленный поток вырвался наружу и пополз вниз блестящей дорожкой. Ник с Женей, склоняясь от холода и ветра, продолжали движение в темноту, туда, где должен был находиться лагерь ученых.

    Лента.Ру 26.08.20х5 года.
    Наши источники сообщают, что сегодня, в два часа три минуты по московскому времени, все кольца Росса свернулись и перестали функционировать. Несмотря на глубокую ночь на большей части страны, в них оказались запертыми свыше тридцати тысяч человек. Выражаем семьям наши соболезнования.

    Лента.Ру 19.03.20х6 года.
    В Москве сегодня состоится торжественное открытие монумента Спасителям Цивилизации. На его изготовление каждое государство выделило один килограмм чистого золота, как дань уважения двум людям, спасшим планету от чумы двадцать первого века – колец Росса. Наш корреспондент встретился с автором изваяния, скульптором Валерианом Антоновым. Знаменитый мастер сообщил, что монумент был изготовлен по снимку, переданному ему самим президентом. Это фотография, сделанная спутником НАСА. На ней мужчина и подросток в мешковатой одежде поднимаются по заснеженному склону. Кто эти люди и как сложилась их судьба, нам выяснить не удалось.

    Москва 30.06.20х6 года.
    - Ник, алло, слышишь? Всё, отстрелялся, защитился на «отлично»... Да, только что… Ты помнишь, что обещал, если я за год универ закончу?.. Нет-нет, без вариантов, едем в Париж: говорят, там самые красивые девчонки.

Поделиться этой страницей