Конкурс с денежным призом (приём работ)

Тема в разделе 'Проекты и предложения', создана пользователем Atlas, 15 июл 2011.

Статус темы:
Закрыта.
  1. Atlas Генератор антиматерии

    В понедельник 18 июля в 23часа 59минут заканчивается прием работ.
    Судей нет, всё происходит по времени форума, так что будьте внимательны!
    До этого мига вы должны выложить текст объемом не менее 3-х тысяч знаков с пробелами.
    Читатели голосуют своими симпатиями, что так же заложено в движок форума, и 21 июля подводится итог.
  2. ulalume Искра

    Константин Ситников

    ЗА КЕМ БУДУЩЕЕ?

    Колдун - старый динозавр с посеревшей от дряхлости чешуей - жил отшельником на берегу океана. Единственным существом, которое скрашивало его одиночество, был маленький зверёк с длинным голым хвостом и глазками-бусинками.

    Часто колдуна навещал сын вождя, юноша по имени Ах-Арх. Как-то они спустили на воду пирогу, отплыли подальше и, покачиваясь на волнах, завели беседу. Зверёк, которого колдун всегда таскал с собой на верёвочке, стоял на задних лапках на носу лодки и, казалось, прислушивался к их разговору.

    - Разум — удивительный дар, - говорил колдун. - При помощи разума мы придаём миру форму.

    - Как это? - не понял Ах-Арх.

    - Мы называем вещь, и она становится тем, чем мы её назвали. Ибо вещь — ничто, имя — всё. Грядёт эпоха увядания. Уже теперь я вижу начало конца. Господство динозавров продлится не вечно. Появились иные существа, они пока не названы, но, как только они обретут имя, их будет уже не остановить.

    - Кто же они? - спросил Ах-Ахр. - Кто будущие хозяева мира?

    - Попробуй угадать. Оглянись вокруг - и природа подскажет тебе ответ.

    Ах-Арх послушно покрутил головой, словно и вправду ожидал найти ответ в окружающем его мире, а потом весело рассмеялся. Вот такие головоломки и нравились ему в беседах с колдуном больше всего.

    - Ну, ну, смелей, мой мальчик, - подбадривал его старик. - У кого в этом мире ещё нет имени? Кто обретёт господство после нас? Каким будет их мир?

    - Летающие ящеры? - предположил Ах-Ахр. - Они сильны и красивы. У них острое зрение — и острые когти. В их мире не будет долин — только высокие голые скалы. И очень много воды, кишащей рыбой. Но вы смеетесь, учитель, - значит, я ошибаюсь? Хорошо, тогда представим другую картину: океан затопил сушу, динозавры и летающие ящеры вымерли. А истинные хозяева мира - ихтиозавры и акулы, свирепые и беспощадные. Да, это будет мрачный и жестокий мир. Однако разве не жесток любой разум?.. Но, я вижу, вы опять смеётесь... Что ж, если не ящеры и не рыбы, тогда, возможно, - насекомые?.. Дай им волю — и они всё покроют сплошным шевелящимся ковром... Признаться, я не нахожу других существ, достойных господства.

    - Ты глядишь слишком высоко, - с улыбкой сказал колдун, - и слишком глубоко. А ответ у тебя под самым носом. Он не на вершинах скал, не в морских глубинах и не в лесной чаще. Он сидит рядышком с тобой в этой самой лодке.

    Ах-Арх удивленно огляделся. Никого в лодке, кроме их двоих, да ещё маленького безымянного зверька на верёвочке, не было. Зверёк тоже, казалось, с немалым изумлением воззрился на колдуна: он даже почёсываться перестал, повернув к ним острую любопытную мордочку.

    Видя это всеобщее удивление, колдун расхохотался.

    - Да, да, и первое из этих удивительных существ сидит прямо перед тобой. Мы настолько привыкли не замечать их, что даже не удосужились дать им имя.

    - Я не верю своим ушам! Неужели будущее — за этими ничтожными... за этими жадными и трусливыми... за этими... этими...

    - Да, мой мальчик, - ответил колдун, смеясь и ласково почесывая за ушком прирученного зверька, - будущее Земли за крысами.
    Знак, fiatik, Atlas и еще 1-му нравится это.
  3. Ромка Коктейль Молотова

    Два кило

    В детстве, классе в третьем, я как то ненадолго увлекся химией. Не той, что с книжками, формулами, реактивами, а детской, фантазерской. Химичить начал с еды. Смешивал огурец с селедкой или арбуз с хлебом, например, и пробовал на вкус. Лучшим моим опытом в этом деле была смесь молока и лимонной кислоты. Оказывается, молоко сразу прокисает. Обыкновенное кислое молоко получается. Моментально, не надо ждать. Правда, это не пригодилось до сих пор ни разу. Отец с интересом поглядывал на мои эксперименты. Каждый раз он весело приговаривал: «Да, сынок, если смешать килограмм варенья с килограммом дерьма, то получится два килограмма дерьма». Желудок у меня сильный, но иногда, когда удавалось проглотить свое варево, в туалете постреливало. И меня заинтересовали взрывчатые вещества. Захотелось соорудить даже ракету. А для начала, конечно, нужно топливо. Украдкой от родителей я перепробовал, как горит вся их парфюмерия. Неважно горело. До ракетного топлива на мой детский взгляд не дотягивало. Тогда попробовал смешать ингредиенты в разных пропорциях. Конечно же было страшно: вдруг взорвется. И я, держа в руках майонезные баночки с капельками одеколонов и каких-нибудь лаков для ногтей, перед смешиванием зажмуривался – защищал глаза. И когда стало понятно, что такой метод к топливу не приведет, родители обнаружили под ванной в баночках причину своих недостач. Купили мне книжку по химии. А она даже без картинок! Какие-то палочки с кружочками только нарисованы. И там ничего не взрывалось! Я честно почитал немного и положил на полку. Завязал с химией. На время.

    Потом, уже в армии, я познакомился с одним интересным человеком. Вообще-то в армии все интересные, но по своему – не каждому подходят. Этот был интересен тем, что в детстве тоже химичил. Ему с детством повезло больше, попалась правильная книжка. На той книжке, в верхнем углу обложки сурово красовалась печатная надпись: «строго секретно! только для служебного пользования!». Или как то по-другому, но страшно таинственно. Есть, оказывается, такие! В книжке рассказывалось, что именно надо смешивать, где брать, в каких пропорциях, как нагревать или остужать. Для военных химиков-диверсантов. Чтоб могли подручными средствами дом взорвать или поезд под откос, ага. Вот такая книжка упала с неба прямо в руки двух старшеклассников. Но мальчишки – молодцы, читали с самого начала. А в начале была техника безопасности. Потом про всевозможные взрывчатки, отравляющие газы и разное интересное для души: усыпить, взбодрить, рассмешить – всякие есть вещества. Все как положено, с формулами. Целая история из этого получилась. Со взрывами, усыплениями, с бандитами. По настоящему, всамделишно. Но кончилось благополучно, даже в милицию никого не забрали, книжку только изъяли и всё. Мальчишка этот, уже боец красной армии, говорил: «Правильно мы тогда не согласились, дураками прикинулись. Не мешались с дерьмом. Потом не отмылись бы, сидели бы в тюряге с ними, как миленькие». А я ему про скорость детонации рассказывал и про ударные волны. Объяснял, почему у него взрывчатка взрывалась не вся, а кусками разлеталась. Меня же в армию из универа забрали. Но он и без меня знал, чувствовал – эмпирика.

    Прошло уже времени. Вспоминаю свою детскую химию, общение друга-химика с бандитами. И вижу, что люди также химичат в своих душах. Смешивают светлое с темным, водку с портвейном, добро со злом. И есть среди этих ингредиентов человеческое душевное дерьмо. Его тоже примешивают. Хороший вроде бы человек, и умница и красавец, но что-то пахнет от него странно. Пованивает. Можно не нюхать, но тогда уж и не трогать – руки потом вонять будут. С мылом, с мылом! придется отмывать свою душу от такого контакта. От таких людей. Разлагают ум, эмоции пустые злые вызывают, занимают место в памяти. Хотя можно не мыться, стать таким как они. Трудно же касаться этих заморышей и не пачкаться.

    А дерьмо есть в реальности – есть и в языке. Противное слово, но куда деваться. Отмыться не все торопятся, химичат. Вдруг что ценное все же получится. Наперекор. Пытаются перепроверить, всегда ли «если смешать килограмм варенья с килограммом дерьма, то получится два килограмма дерьма».

    Или не всегда?

    Ведь если в Вашем языке такого слова нет, то его нет и в Вашей реальности. А окружающие морщатся, потому что сами недалекие. Да, сами.
    fiatik нравится это.
  4. 1211 Искра

    Она зашла с парнем. Я сидел в дальнем углу, и чуть не поперхнулся пивом, когда увидел ее. Тут же опустил голову, изучая дно своей кружки. Вадим что-то говорил, но я его не слушал. Девушка напротив, радостно улыбнулась и потянула своего друга в сторону нашего столика. Я сделал вид, что только заметил ее, и приветливо помахал рукой. Стоило бы мне подняться, но я не стал.
    - Привет, - сказала она. – это Коля.
    Коля, в клетчатом пиджаке, давно вышедшем из моды, протянул руку. Я заметил тенденцию, что в наше время в таких пиджаках ходят либо очень незаурядные люди, либо полные кретины. Этот походил и на того и на другого.
    - Очень приятно, - пробурчал я, а затем также, в тон пробурчал Вадим.
    - Давно не виделись, - сказала она.
    Она была немножко навеселе. Я всегда знал, когда она немножко навеселе. Она сразу становилась такой жизнерадостной и пышущей здоровьем, с румянцем на щечках. Просто без ума был я, когда она была немножечко навеселе.
    - Присаживайтесь, - предложил Вадим, отодвигая стул для нее. Парень в клетчатом заметив это сделал какой-то неловкий жест, пытаясь забрать инициативу Вадима и опрокинул бокал с пивом прямо на моего друга.
    - Ну *б твою мать, - крикнул Вадим.
    Пару официанток кинулись к нашему столику. Пока они наводили порядок, друг моей бывшей девушки извинялся.
    - Случайно вышло, очень виноват.
    - Ничего, - сопел Вадим, вытирая рубашку полотенцем. – С тебя, пиво.
    Когда все расселись и успокоились, Виктория заказала коньяк, какое-то пирожное, и шоколадный коктейль. Официантка принесла коньяк, и стала выгружать на стол четыре рюмочки, расставляя их напротив клиентов.
    - Я не пью, - сказал Коля.
    Я недовольно покосился на него. Ну, где ж она его нашла? Ей как обычно? Этот малый владел сетью бензозаправок по городу, был кем-то вроде соучредителя, или что-то в этом роде, конечно у него были деньги, не такие деньги, как те, на которые мы по четвергам пили пиво в этом баре. Деньги совсем другие. Деньги, которых не было ни у меня, ни у Вадима.
    Мы выпили коньяк. Виктория не пьянела, а я вот наоборот стал замечать, что цветомузыка больше не раздражает, и проигрыватель играет значительно тише обычного. Вадим что-то шептал ей на ухо, а она поднимала голову, как в экстазе и казалось, от всей души смеялась.
    Николай что-то рассказывал мне про бизнес, о том какой дешевый бензин в Африке, о том, что у него дядька в Африке шестой год «гонит» бензин к нам. Не сказать, что внимательно, не сказать, что уважительно, но я его слушал. Слушал и смотрел, как смеется Виктория. И все его слова казались нереальными, какими-то незначительными, по сравнению с первобытными человеческими эмоциями.
    И мне хотелось садануть его локтем.
    Наверное, там, в Африке, бензин продают, за бесценок, потому что не понимают, как на этом можно заработать. Там другие вещи реальные, самые обычные плач и смех, горе и радость, племенная война. Деньги вертятся вокруг этого, вокруг слов, которые нашептывает в ухо Виктории молодой соучредитель, вокруг войн за нефть, вокруг последних терактов, вокруг нашего столика и талии официантки. Крутятся, крутятся, крутятся. Путешествуют из одного кармана в другой, из одного банка в другой, и так редко задерживаются у меня. Но это все херня, по сравнению с тем, что говорит Виктория. Они должны пожениться.
    И это слова звучат так же нереально, как рассказы про африканский бензин.
    Мне снова хочется его садануть.
    Они уходят. Встают и уходят. Здесь и сейчас. На самом деле.
    А я не нахожу, что сказать.
    fiatik нравится это.
  5. Знак Administrator

    Не в тему, но так лег расклад. (на приз не претендую, просто навеяло. Нужно было выбросить, чтоб в оперативной памяти не мешалось)

    Тяжёлыми осенними ночами всегда приходят трудные мысли. Старые, давно сросшиеся переломы в такие ночи начинают ныть. Суставы гудят словно в резонанс тяжёлым мыслям. Но боль не занимает - она понятна; отложения солей, избыток кальция, перепады давления. Трудные мысли, вовсе не от этого…
    Константин Ксенофонтович сжал зубами мундштук понс-трубки. Она изрядно оттягивает челюсть, и чтобы как следует затянуться, приходится поддерживать ладонью. Изготовители оригинальной вещи, перемудрили с достоверностью стилизации – в трубке булькало и сипело, как некогда в древних деревянных. Холодный дым, казался кислым и бестолковым, даром, что с никотином.
    В электрокамине подрагивает фольга – разбрасывает сполохи по стенам. Внутри камина гудит вентилятор – веет жаром. Толстые шерстяные носки сохнут на верёвке, равномерно раскачиваются в потоках воздуха. На улице не мудрено наступить в лужу, в кромешной темноте.Тёмные, тяжёлые и трудные мысли, ползут через мозг, как ночные тучи по небу. Не обойти их, не отстраниться…
    Почему, сколько живу, всегда попадаются люди полные дерьма? Абсолютное большинство понятно и не интересно, их дерьмовость легко определить с первого взгляда, по кривой усмешке, по бегающим глазам. Но встречаются и особые. Начинаешь изучать таких и в душе нарастает восторг. Хочется верить, что да, вот, наконец, попался чистый человек, украшающий человечество. Переполняешься радостью, дышать становится легче, хочется осчастливить весь мир и со всем миром подружиться… Так, наверное, чувствовал себя Господь, когда узнал что есть вообще-то праведники среди людей. Обрадовался так, что обещал за десяток пощадить целый город грешников...
    Как та, нежная, воздушная девушка… почти девочка. Её удивлённо распахнутые навстречу миру глаза, потрясли до глубины души. Что ни слово, то музыка, что ни улыбка, то чудо. Казалось, вот! Вот оно совершенство! Тем больнее было разочарование. Стоило начать общение, как и она сначала начала странно пахнуть, а потом выплеснула поток дерьма.
    Контраст с её нежной оболочкой было столь разителен, что долго не мог придти в себя. Вот, только совсем недавно рыдания разочарования перестали сотрясать тело, а опухшие натёртые кулаками глаза перестало щипать от слёз. Что ж… Такова жизнь.
    Понс-трубка захрипела и очередной клуб дыма, унесло в темноту.

    *****
    - Валимов! Чёрт бы тебя побрал!
    Пригоршни ледяной крупы звонко хлещут длинный коричневый плащ. Мужчина ёжится, поднимает плечами воротник, почти до ушей, красных, натёртых злым ветром. На бугристом черепе быстро тают снеговые крошки.
    - Валимов! Ты задолбал там блевать! Как сопляк, право слово.
    В кустах тяжело заворочалось, захрустели сучья. Оттуда вывернулся громадный мужичина. От него несёт кислятиной, широченная ладонь трясётся, трёт рот. Толстые губы прыгают, но в карих глазах такая злость, что все мысли о «недоперепил» сгорают, как комары в огне паяльной лампы. Он рычит:
    - Я убью эту тварь! Разорву нахрен!
    Физиономия лысого стала сочувственной. Он приподнялся на цыпочки, похлопал громилу по широкому плечу:
    - Лано, я тебя понимаю. И если что я обеими руками за вооружённое сопротивление и попытку к бегству. Но сейчас соберись, возьми себя в руки. Бегом!
    В удивлённо распахнутых глазах девушки, серое небо. Снежные крошки присыпают лицо, но ветер, тут же стряхивает их с гладкой кожи, чтоб не мешали любоваться на прекрасное лицо. Губы приоткрыты, словно она пыталась что-то спросить… напоследок.
    Валимов тяжело вздохнул, забубнил:
    - …брюшная полость потерпевшей, вскрыта острым предметом. Желудок, с частью пищевода лежит в сорока сантиметрах справа. Тройной разрез открывает пищевую массу внутри. Тонкий кишечник лежит параллельно телу, изогнут двумя петлями. Разрезан острым предметом вдоль всей длинны. Химус разбросан и разбрызган до полуметра с преобладанием масс слева. Толстый кишечник лежит в ногах, изрезан короткими, поперечными разрезами…
    За спиной скрипнули зубы лысого:
    - Изрезал, как колбасу… Смотреть на настоящую уже не могу, всё время это вспоминается. Ты то первый раз, а я этот почерк давно вижу; мужчины, женщины, дети, старухи… Говорят, если маньяка понять, то можно и поймать… Но мне уже давно достаточно его лишь увидеть.
    fiatik и Саша Рид нравится это.
Статус темы:
Закрыта.

Поделиться этой страницей