История второго имени

Тема в разделе '3 группа', создана пользователем Знак, 27 янв 2012.

  1. Знак Administrator

    Осень. Даже у давно закончивших школу людей это время ассоциируется с окончанием отдыха, хотя отпуска, как такового, могло вообще не быть. И вот в эту, традиционно «унылую» пору, я, Приезжев Олег, бодро возвращался из университета. Я только-только поступил на первый курс, и во мне еще не остыло ожидание удивительных перемен, обещанных нам во «взрослой жизни». Желая сократить дорогу до дома, я свернул в сквер. Я не мог представить, что безобидное желание срезать путь приведет к таким сокрушительным последствиям…
    Очнулся я через несколько часов. Оказалось, что я лежу на полу какого-то деревянного сарая ( вон, через щели между досками пробивается яркий свет), со стянутыми за спиной руками и болью в районе затылка. Качественно меня связали, гады, так просто не выпутаться. Внезапно тишину за стеной наполнили радостные выкрики на незнакомом мне языке. Приветствие? Не знаю, но стоило ему стихнуть, как дверь моего сарая раскрылась и на пороге появилась массивная фигура. Вот это мужик! Высоченный, плечи - не во всякую дверь пролезут, длинные, почти до колен, руки с внушающими уважение мышцами, и темная, коричнево - бурая кожа. Я в изумлении уставился на него. Заметив мою реакцию, он довольно оскалился, и бросил себе за спину какое-то рычащее непонятное слово. Затем поднял меня с земли и, будто не замечая моего веса, легким шагом вынес наружу. Пока он нес меня, перекинув через плечо как барана, я офигевал еще больше. Сарай оказался одним из многих однотипных строений, чья линия вытянулась вдоль каменной многометровой стены. Впереди простиралось обширное вытоптанное поле, занятое сейчас, приглушенно галдящими существами ( при их разнообразии цвета кожи, пропорций тела и часто даже количества конечностей назвать их людьми язык не поворачивался). И все эти личности с интересом, надеюсь, не гастрономическим, разглядывали меня. Тем временем меня уже донесли до места назначения. Мне буквально кинули к ногам какого-то серокожего старика в пыльной хламиде. Толпа вокруг радостно загоготала. Приземление было болезненным и, тем не менее, я постарался поскорее встать на ноги. Меня стала наполнять злость. Поиздеваться решили?
    Старик в хламиде что-то тихонько бормотал себе под нос, осматривая меня. Потом, уже громче спросил:
    - Гарриен?
    Я уставился на него в недоумении. Дедок пошевелил складками на лбу ( видимо подбадривая мыслительный процесс) и извлек из своей поясной сумки небольшую черную пластинку. Он что-то скомандовал, и до сих пор стоявший за моей спиной «переносчик» одной рукой цепко схватил меня за плечо, а другой повернул голову влево. Старик подошел и проткнул острой пластинкой мочку моего уха. От неожиданной боли я вскрикнул. Народ вокруг снова рассмеялся. Я сжал зубы: ненавижу насмешки. А дед уже тянул к многострадальному уху еще одну пластинку, четь более толстую, чем первую.
    - Имя? – закрепив вторую серьгу в моем многострадальном ухе, спросил он.
    - Олег.
    - Еще, – потребовал он.
    - Приезжев.
    - Не по- нашему. Будешь откликаться на имя Золер, - приказным тоном сообщил мне старик. – Грол, это чудище за твоей спиной, все тебе объяснит.
    С этими словами он кивнул держащему меня мужику и направился в добротное каменное строение неподалеку.
    - Ну, что, малыш, будем знакомы, - хмыкнул Грол, поворачивая меня к себе лицом.
    Рядом с ним я, пожалуй, и вправду сойду за малыша.
    - Первая цацка, которую на тебя нацепил наш маг Хорх, - это накопитель знаний о нашем мире. Именно благодаря ему ты сейчас понимаешь меня, а не недоуменно лупаешь глазами, как несколько минут назад. Вторая серьга – это маскировка. Как видишь, человечков среди нас нет вовсе, и твое происхождение желательно скрыть, для твоей же, кстати, пользы..
    - А.. ,- попытался задать вопрос я.
    - Не перебивай старших, - рыкнул он, - находишься ты в крепости владетеля Анмоа. Здесь готовят бойцов для осенних боев. Воинов, не работающих на одного из владетелей сейчас найти почти невозможно, и частенько недостающее количество набирают в ближайшем мире. Тебя вот, Золер, и еще с десяток поймали совсем недавно. А теперь давай свой вопрос.
    То, что он мне сообщил меня, мягко говоря, шокировало. Нет, в принципе, наличие других разумных во вселенной я не отрицал, но чтобы я, ничем не примечательный человек, вот так запросто попал к иномирянам? Так, надо отвлечься от невозможности происходящего ( например, до того момента, когда никто не сможет помешать) и заняться более насущным.
    - Руки развяжи..те, - с заминкой попросил я.
    - Слушай, малыш, мы, воины - народ простой, и манерам не обучены. Да и ты, я смотрю, не из владетелей. В общем, обращайся на ты, а всякий этикет выкинь из головы.
    Потирая начавшие синеть запястья, я задал самый животрепещущий вопрос:
    - Я смогу вернуться домой?
    - Не раньше, чем после окончания боев, - твердо отрезал он. – сейчас идем за мной я все здесь покажу, кое с кем познакомлю. До вечера можешь отдыхать, а с утра я тобой займусь.
    Мне ничего не оставалось, кроме как поплестись за Гролом.
    ***
    Уже пошло около полугода, с тех пор, как я живу и тренируюсь в крепости Анмоа. Постепенно я втянулся в ритм здешней жизни, но поначалу …
    Утро у Грола началось с первым лучом солнца. Это часов пять, не позже. В качестве будильника он использовал ведро холодной воды. На мой возмущенный вопль, почему нельзя разбудить нормально, он объявил, что на «нормально» еще один из новичков с первого раза не реагировал. А время терять нельзя, нас ждет большая работа. Он кинул мне в руки серую рубаху и штаны и посоветовал через минуту быть переодетым на улице.
    - А иначе, использую кое-что похуже безобидной водички, - многообещающе оскалился он.
    Проверять на своей шкуре это «кое-что» мне не хотелось. На улице меня ждал Грол с дрыном в руке.
    - Для начала, двадцать кругов по полю. А эта штучка поможет тебе держать нормальный темп, - добавил он, многозначительно покачивая дрыном, - Вперед!
    Я встряхнулся и удивленно посмотрел на него. Всю ночь меня донимали мысли о моем сумасшествии, нереальности происходящего и предстоящие бои. Я естественно не выспался и сейчас задремывал на ходу.
    - Устал, бедняга, - сочувственно сказал Грол, и тут же рявкнул мне в ухо, - Живо побежал!
    И сопровождался этот крик чувствительным ударом полкой понижу спины. Боги, убейте того, кто придумал это чудовищное упражнение – кросс. Я считал себя довольно выносливым, но после пятого круга в небольшом, по мнению Грола, темпе, мои икры стало сводить. После десятого я уже почти не чувствовал ног. Пару раз я спотыкался и падал, и мне огромных усилий ( стимулируемых неизменной палкой) стоило подняться. Наконец, под фразу : « Пока что хватит с тебя», я замер на месте, осознавая, какое это блаженство, просто стоять, не шевеля ни мускулом. Но отдохнуть мне не дали. Мой «учитель» погнал меня на некоторое подобие турников заставил меня подтягиваться, отжиматься и делать еще кучу упражнений на пресс, силу, растяжку и тому подобной. Где-то около полудни, перестав рычать и требовать от меня еще несколько подходов, ехидным тоном Грол произнес:
    - Дохляк. В моем народе и детишки повыносливее будут. Ладно, иди пообедай, а потом продолжим.
    До обеда я так и не дошел. Не было ни сил, ни желания двигать хоть чем-нибудь. Лучше бы меня в сквере оглушили воры и ограбили. Один раз перетерпел и все, а эти тренировки, как я понял, будут ежедневно, вплоть до боев.
    Через час вернувшись, Грол застал меня безвольно валяющимся на том же месте, где и оставил.
    - Значит так, - произнес он, скептически оглядывая мое безвольное тело, - хоть кровь из носа, но находи силы доползти до нашего повара. Если жрать не будешь, окачуришься еще до боев, а это нашему нанимателю не выгодно. Понял?
    - Да, - еле слышно выдохнул я.
    - А раз понял, то вперед, двадцать кругов по полю.
    Целый месяц этот громила, по его словам, приводил меня в состояние «в первом бою от усталости скорее всего не сдохнешь». Следом – уроки рукопашного боя. Я, наверное, уже забыл, что такое тело без синяков и боли. Затем начались тренировки с оружием. Нет, кросс по утрам и минимум силовых упражнений я выполнял в обязательном порядке ежедневно, но теперь большее количество часов занимали занятия с шестом, деревянными мечом и кинжалом, и метательным оружием. Вообще-то, использование метательных предметов в боях строго запрещалось, но Грол считал, что это полезно для общего развития. Около двух месяцев назад я перешел на настоящее железо.
    Вспоминал ли я о доме? Сначала от усталости я просто не мог думать о чем-то, кроме отдыха. А потом.. По семье я скучал, а по самой жизни там - нет. На Земле, в принципе, все будущее расписано: учеба, работа, завести собственную семью, растить детей и доживать старость в окружении родственников. Там я вряд ли бы так подтянул свою физическую форму и овладел оружием. Как бы то ни было, вернуться я мог только после боев ( при условии, что выживу), и много размышлять о том, что мне сейчас не подвластно, я не стал. И еще я привык к новому имени.
    Бойцы, а по-моему скорее гладиаторы, оказались нормальными так сказать людьми. Они подначивали друг друга по любым поводам, и не находили это обидным. Однако от некоторых особенно бойких на язык я старался держаться подальше. Например, Фэр – небольшого роста, четырехрукий туземец с пепельного цвета кожей. Если ты чем-то заляпал штаны, он способен раздуть это в занимательную историю так, что глядя на тебя все начинают фыркать от смеха. Как-то раз я не выдержал, и высказал, что некоторые коротышки могли бы попридержать свой язык. Фэр предложил разобраться, раз у меня есть претензии. А разбираются в этой крепости просто – рукопашка. Грол был одним из лучших наставников и в схватках с новичками я почти всегда выигрывал. Но Фэр то был далеко не новичком, да и четыре руки немного смущали. Бьюсь об заклад, наблюдавший за поединком ( а точнее избиванием меня) Грол прекрасно знал, что мне не выстоять. Как он потом сказал: «Фэр отменный боец, и ты получил хороший урок. А то ишь, возгордился, побеждая таких же сопливых новичков». Но не смотря на позорный проигрыш, Фэр протянул мне руку и произнес:
    - А ты крепче, чем я думал, малыш.
    - Я – Золер, - беззлобно огрызнулся я.
    - Ха, не дорос еще, - насмешливо подмигнул Фэр и оправился по своим делам.
    С того раза мы частенько спарринговались вместе. Все также сокрушительно для меня, но постепенно сложнее для Фэра. И не только с голыми руками. Грол обучал меня владению ятаганом. Я то надеялся как какой-нибудь рыцарь пощеголять эспадоном, и, когда гигант кинул к моим ногам изогнутый клинок, крайне удивился. Учитель сказал, что не с моими силенками таскать почти метровый меч. Ему виднее, да и переспорить его в том, что касается оружия – невозможно. Дрались всегда всерьез, до колотых и резаных ран и потери сознания от сильного кровотечения. Но это не Земля, маг Хорх и его помощники исправно латал гладиаторов. Это было не безболезненно, но заращивать раны несколько недель никому не хотелось.
    И вот, долгожданный миг скоро настанет – через неделю начнутся бои. Они проходили в три этапа. Первый – так называемая «свалка». По несколько десятков бойцов от каждого владетеля произвольно рассыпался по площадки и по сигналу они атаковали ближайшего противника. Причем с одинаковым успехом атаковали как «своих» так и «чужих». Правило свалки очень простое: каждый сам за себя. Бессмысленно? Жестко? Возможно, но не я устанавливал правила, не мне и судить. В этом мире давно не было крупномасштабных войн, и, чтобы стравливать негатив из народных масс и задумали бои. Люди могут кричать, делать ставки и наслаждаться кровавым зрелищем, и, пресытившись разрушением, остальной год вести размеренную жизнь. Второй этап – групповые бои. Среди специально выстроенных баррикад команды демонстрировали свои возможности как стратеги и тактики. Как зрители могли наблюдать все происходящее? Маги проецировали иллюзию действий обеих команд . Третий этап – личные поединки.
    Меня готовили к участию в «свалке» - в самом простом и опасном этапе. Именно свалка уносила большее количество жизней бойцов. Именно для первого этапа набирали «добровольцев» в ближайших мирах. Обидно, конечно, но я видел как бьются личники. Мое владение оружием и рядом не валялось.
    Бои проходили в специально отстроенном силами всех владетелей комплексе. Анмоа был далеко не последним в сложной местной иерархии, и поэтому нам предоставили особняк, несколько казарм и даже тренировочный зал.
    В день боев я слегка позавтракал, сделал полную разминку и почувствовал, что мандраж, донимавший меня по поводу возможного печального исхода постепенно отступает. Я уже столько живу в этом мире и несомненно мио взгляды на неприкосновенность своей и чужих личностей, и драк в целом изменилось. И точно не в сторону человеколюбия.
    Я уже собирался отправиться к арене, как Грол ( участник одиночных боев, кстати) окликнул меня:
    - Эй, Золер!
    О, даже по имени позвал, а не обычным «малыш». Значит, что-то серьезное.
    - Да, - ответил я, подходя к нему.
    - Ты, кажется, уже забыл, что в твоем ухе висит не только магический переводчик?
    Если честно, я и про переводчик уже забыл. Привык.
    - Так вот, пощупай хорошенько второе кольцо, вдоль всего обода должно идти чуть заметное углубление.
    - И правда, что-то есть, - ответил я, тщательно изучив сережку.
    - Ага, а теперь ногтем проведи по всему углублению туда, и обратно. Только не ослабляй нажим.
    Я удивился его просьбе, но выполнил как велено. И с удивление наблюдал, как кожа приобретает красновато- коричневый, как у Грола, оттенок, а ногти и волосы становятся почти белыми.
    - В начале нашего знакомства я упоминал, что с маскировкой безопасней. – довольно оглядев меня, произнес громила. – Хорошо что ты своих глаз не видишь, они сейчас без радужки и зрачка, белые, под стать волосам. Качественная маскировка, Хорх постарался. Ты теперь вылитый житель горных долин.
    - Это так обязательно? – вяло поинтересовался я.
    Этот мир не перестает преподносить мне сюрпризы.
    - Это для твоей безопасности, Зол, - уже серьезно сказал Грол. И более боевым тоном добавил, - Тебя учил я, поэтому только попробуй опозориться и сдохнуть в первом же бою.
    В ответ я оскалился. В устах Грола это фраза бодрит лучше любых пожеланий удачи.
    Меня учили, что разуму достаточно воспринимать противника и пытаться предугадать намеренье противника. А отвечать на удар будет уже тело. Мысли вроде «я должен уклонится» или «еще немного и я вскрою его защиту» замедляют реакцию. Свободное от постороннего сознание и обостренное до максимума восприятие – это залог не только боя, но и твоей жизни. Вот прозвучал гонг. Часть поединщиков приняла оборонительную позицию, часть стала готовиться к атаке. Арена почти идеально круглая, и загнать врага в угол не выйдет. Я замер с обороняющимися. Я не умел, как Фэр, на глаз, по шагу определять бойцовский уровень противника, и мне оставалось только ждать. Один из нападающих, болотного цвета житель пустоши, сочтя меня легкой добычей, ускорил шаг. Так вышло, что именно мы первыми скрестили клинки. И началось. Немедленно начали сражение и другие пары. Взревели трибуны. Вот я дотягиваюсь мечом до сухожилий противника. Его место тут же занимает другой. Меня задели в левую руку, неглубоко, но чувствительно. А Хорха рядом нет, и некому остановить кровь. Мне удалось свалить противника на землю и я спешно ухожу в сторону. «Постоянно перемещайся, ты слабее и тебе нужно брать маневрами» вспомнилось наставление Грола. Короткий взгляд вокруг. Пары давно распались. По несколько существ загоняли одиночек, а после брались кромсать друг друга. Бессмыслица, но додумать мне не дают. Удар. Еще удар. Бесконечная череда атак. Все тяжелее дышать. Уже хромаю на одну ногу. Ятаган давно потерян, бьюсь подобранным в спешке мечом. Крики толпы оглушают. В воздухе носится безумие и запах крови. Кажется, что прошла уже вечность. От потери крови я теряю подвижность. Мозг уже почти не воспринимает окружающее. Пульс бьется в ушах. Все тело саднит. Я пропускаю удар и от мощного толчка ногой в грудь я отлетаю к стене. Теряю сознание.
    Уже позже, когда я очнулся в казарме, мне рассказали, что я не дотянул до конца какой-то десяток минут. Чувствовал я себя как после первого дня тренировок. Однако я цел, руки и ноги га месте поэтому стоит порадоваться. А еще подумать. Мне внушали, что в «свалке» каждый сам за себя, но стоило мне попасть в окружение, и один из бойцов Анмоа как бы случайно оказывался рядом и атаковал моих противников. Да и в спину мне почти не пытались ударить, что при общем хаосе схватки крайне удивительно. Не один из «своих» не нанес мне глубокой раны. Из этого следует вывод, что меня берегли. Потому что я младше их всех? Ой, вряд ли. Еще в лагере я понял, что многие туземцы людей вообще никогда не видели. К тому же, по данным, хранящимся в первой серьге я знал, что мо мир один из самых труднодоступных для здешних магов. Что же задумал владетель Анмоа, решив затратить гигантское количество энергии на доставку одного слабого человечка? Напрямую не спросишь, владетелю невместно разговаривать с рядовым наемником. Попробую вытрясти хоть что-то из Грола: я все же не умер и, не опозорив его, заслужил объяснение. Стоило подумать о гиганте, и его фигура уже загораживала дверной проем.
    - О, очнулся мелкий,- довольно пробасил он, - ты провалялся на койке два дня, и пропустил все бои. Однако, спасибо моему усердию в обучении, ты жив и даже вовремя пришел в себя. Собирайся, скоро объявят победителей.
    - Я если бы я не очнулся? – спросил я, натягивая форму со знаком Анмоа.
    - Мне пришлось бы снова таскать твою тушку.
    - А что, без меня никак не наградят?
    - Все узнаешь на месте. – предвкушающее произнес здоровяк.
    Пришлось подчинится. Награждали победителей на той же арене, где проходила «свалка». Но теперь все следы крови убрали, в центре полукругом расставили двадцать семь кресел, в которых уже восседали владетели. За креслами спинами стояли их лучшие бойцы. И меня Грол поставил точно за спиной Анмоа. Это за какие заслуги?
    - Когда я подам знак, снимай маскировку, - шепнул стоявший левее Хорх.
    Я не буду приводить витиеватую речь глашатаев эр-влдетеля ( то есть верховного правителя). Самое интересно для меня произошло после слов «Победителем объявляется..»
    - Прошу немного внимания, - внезапно прокричал Хорх.
    От наглости нарушителей церемонии, глашатай даже поперхнулся.
    - Я смиренно прошу эр-владетеля Лезара и всех собравшихся здесь выслушать господина Анмоа.
    Знаком руки Лезар остановил поднявшийся шум и заинтересованно глянул на Хорха.
    - И что хочет такого важного сообщить нам твой владетель, что рискнул остановить церемонию?
    - Все собравшиеся хорошо знают законы боев. – утвердительно произнес Анмоа, оглядывая окружающих, - и один из них гласит, что если в боях участвовал человек, и выжил, то наниматель его, при любых условиях получает победу.
    - Снимай маскировку, быстрее, - прошипел мне в ухо Хорх.
    Я немедленно послушался.
    - А где ты возьмешь человека? – изумился Лезар, - по моим данным не один из них не прибыл на бои.
    До меня начало доходить…
    - Возможно, твои осведомители ошиблись…
    …что все это время я тренировался, просто чтобы выжить ….
    - ..однако, как мой боец…
    … так как козырная карта, приносящая победу…
    -…в сражениях участвовал…
    …должна уцелеть до конца.
    - человек по имени Золер! – победно закончил Анмоа.
    Трибуны взревели. В этот мире людей не было вообще, как и в ближайших. Уже много лет никто не рисковал приводить людей на бои, ведь зная об их особом значении, их убивали при первой же возможности. Что в свалке на него нападали все недружественные команды, что при личных поединках его часто атаковали запрещенным оружием. Конечно, нарушители выбывали, но человека было уже не спасти.
    Фактически, в законах не сказано, что людей нельзя маскировать, но, видимо, никто еще не пытался это провернуть. Человек был гарантом победы для Анмоа, и он сделал все, чтобы этот гарант уцелел.
    Я предстал перед глазами эр-влвдетеля. Народ был в восторге, несостоявшийся победитель кипел злостью и явно строил планы мести. Покачав головой, Лезар подтвердил правоту Анмоа.
    Еще во время тренировок краем уха я слышал, что победа в боях дает на один год такие огромные власть и привилегии владетелю. Ну что ж, каждый играет как может, и если хитрость вовремя не обличили, она становится просто продуманным ходом. Меня интересовало только одно.
    - Грол, а почему ты мне не рассказал про мою почетную роль? – спросил я уже по возвращении в крепость.
    - Видишь ли, - весело блеснув глазами, ответил тот, - ты вполне мог отказаться от своей принадлежности к Анмоа и он не смел бы даже слово против сказать. А кому охота позориться.
    - Что?! Я мог вообще отказаться от боев?
    - Да, тебе достаточно было бы подойти к судьям и объявить свое решение.
    - Вот …
    - Ты чем-то недоволен? Ты жив и почти здоров, скоро отправишься в свой мир, и вроде не особенно ужасно провел здесь время? – спросил Грол.
    - Доволен, недоволен.. просто злит когда меня в темную используют.
    - А ты разве спрашивал о роли людей в боях? Нет. А то, что мы не рассказали – так замотались, забыли сообщить небольшую подробностью – посмеиваясь, осадил меня гигант.
    - Ну уж, маленькая подробность. - раздраженно отмахнулся от насмешника я, и направился в свой, ставший почти родным, сарай.
    - Эй, Золер, - неожиданно мощно окликнул меня Грол.
    - Чего? – обернулся я.
    - Пока. – помахал он рукой.
    - Э.. – в изумлении произнес я.
    И темнота поглотила сознание.
    ***
    Я открыл глаза. «Что за шутки?», - подумал я, и тут меня осенило, что я лежу на асфальте с рюкзаком в руках, а если скосить глаза, то вполне смогу рассмотреть деревья злосчастного сквера. Я сел, потряс головой и оглядел себя. В той же одежде, в которой я возвращался из вуза, в кроссовках. Однако руки хранят на себе следы знакомства с оружием – мозоли и порезы, и ухо по-прежнему слегка оттягивают два кольца. О, как я сразу не заметил, в руке зажата записка. Ну-ка, и что же тут.
    «Надеюсь, еще встретимся».
    Подведу итог. От путешествия в другой мир я вынес такую физическую форму, о которой многие доже и не мечтают, записку, намекающую та повторное приключение, и огромное количество впечатлений. Ах, да, еще есть переводчик и маскировка. Я провел ногтем по серьге и довольно наблюдал за постепенно темневшей рукой. Все отлично работает, и это открывает кое-какие перспективы.
    Я поднялся с кален и отряхнулся. У меня теперь есть второе имя. А еще у меня изменились некоторые взгляды на жизнь, а значит, перемены в ней неотвратимы. Ничего, я выдержу.

Поделиться этой страницей