Император в кирзачах

Тема в разделе '1 группа', создана пользователем Знак, 22 янв 2012.

  1. Знак Administrator

    Император в кирзачах.

    Этот молодой раб больше других не нравился Селевку: покорный, предупредительный. Явно что-то задумал! Надо за ним приглядеть.
    - Шевелись! – надсмотрщик огрел плетью пожилого ливийца.
    - Да, господин, - прошептал раб, поднимаясь с колен. Поправив короб за спиной, он побрел дальше.
    - Сволочь! – выплюнул наблюдавший издали чернокожий. Тело его было покрыто шрамами, на губе запеклась кровь. – Совсем загнобил старика.
    - Он убьет тебя, если ещё раз вмешаешься.
    - Я сам убью его, если он хоть раз меня тронет! – негр сплюнул. – И мне все равно, что ты скажешь, – теперь его взгляд полоснул по собеседнику почти с такой же ненавистью, с какой он секунды назад смотрел на Селевка.
    - Шако, - молодой раб коснулся его плеча.
    - Отстань! – негр стряхнул руку. – Не знаю, какие порядки там, откуда ты прибыл, а в моем народе трусов не было.
    Напарник потупил глаза и молча поднял с земли полный камней короб. Ливиец уже возвращался к ним.
    Юноша взял несколько камней и пытался сложить их за спину старику.
    - Не надо, - покачал тот головой, отвергнув помощь. – Я сам, - он наклонился, перекосившись от боли, и нагреб обломков.
    - Пойдем, Вахр, - Шако жестом остановил раба, порывавшегося поднять старика.
    Надсмотрщик проводил их взглядом, постукивая сложенной плетью по ладони левой руки. На кисти правой красовалось вытравленное клеймо.

    Вечером, у очага, похлебывая ячменный суп из глиняной миски, косой пергамец затянул обычную песню:
    - Бежать надо, бежать. Пока всех нас не прикончили.
    - Кто прикончит дорогостоящих рабов? Где они новых наберут? – никогда не унывающий, вечно подмигивающий парень лет двадцати, происхождения которого никто не знал, отобрал кусок у вертящего хлеб в руке соседа. – Отдай! Сам не будешь, я съем. – Тот опустил голову и покорно согласился.
    - Зачем ты так?
    - Да он всё равно есть не будет! – небрежно парировал парень. – Он это не жрет! Верование у него такое, – покосился на смуглого соседа. – Я вообще подозреваю, что они людей едят.
    - Кто? – встрепенулся вдруг сидевший поодаль мальчишка, которого использовали для мелких работ. Сын хозяина каменоломни получил его в счет уплаты долга. Так он и таскался теперь вместе с взрослыми рабами.
    - Да народ его, - мотнул головой парень.
    Глаза мальчугана расширились от ужаса, и Шако поспешил его успокоить:
    - Враки все это. Не слушай.
    Малец вроде бы и поверил, но на всякий случай отодвинулся подальше, время от времени косясь на подозрительного сотоварища.
    - Не понимают его, вот и выдумывают всякое, - мягко добавил Шако. – Люди боятся того, чего не понимают.
    Вахр с уважением посмотрел на приятеля. Временами он жалел о том, что не может забрать его с собой: мудрый и великодушный человек пропадает зря на задворках этого мира. Да ещё и в шкуре воина. Юноша невольно вздохнул, и подмигивающий парень толкнул его в бок:
    - Что, думаешь, как бы тебя ночью не съели?!
    Молодой человек взглянул на него, как на идиота, но тут же опустил голову.
    - Да ничего он не думает! – раздраженно встрял пергамец. – Только и смотрит, как бы хозяину угодить! Лизоблюд! – вставая, он толкнул Вахра так, что миска вылетела у него из рук и содержимое выплеснулось. Пергамец захохотал: - Так тебе! Иди, проси добавки у господина!
    Шако проводил его взглядом, ничего не сказав, а Вахр снова вздохнул и пошел к лежанке.



    - Побег! Побег! – раздавалось на весь лагерь. Заспанные, ничего не понимающие рабы выстроились в шеренгу, подгоняемые плетками.
    - Кто сбежал? – раздавалось тут и там.
    - Молчать! – визжал толстый Ракх, сменщик Селевка. Сам из бывших рабов, он был ещё более злобным, и не жалел ударов.
    - Молчи, что бы у тебя не спросили, - прошептал Шако. Вахр удивился:
    - А что могут спросить?
    - Кто?! – Ракх вращал глазами. – Кто знает о побеге, немедленно сообщить! Ты! – он ткнул рукоятью в грудь раба. - Перс, а глаза голубые! Отвечай, что ты знаешь?
    Вахр прямо смотрел в глаза соглядатая, но, вспомнив о предупреждении, помотал головой и уставился на плетку. Надсмотрщик наотмашь ударил, но, замахнувшись в ухо, промазал и попал по шее. Раб слегка скривился, ещё ниже опустил голову и сгорбился.
    - Что? Что ты знаешь?!
    - Я ничего не знаю, господин, - отвечал раб, не поднимая глаз. – Я спал.
    - Спал?!! – взвился дознаватель. – Кто дал тебе право спать?! Будешь работать на чистке нужника. Умный какой нашелся! Спал он! – круто повернувшись, Ракх двинулся вдоль строя. – Кто ещё надумает умничать? Отвечать!!!
    Так и не дождавшись ответа, он отхлестал плеткой первого попавшегося раба, а его помощники добавили остальным причитающуюся порцию.
    Работа продолжилась, и каменоломня, успокоившись, зажила своей обычной жизнью. Когда Солнце клонилось к закату, привезли повозку, остановили посредине лагеря, и отбросили покров. Три распростертых тела, на одном не хватало руки, два других изуродованы.
    - Львы постарались! – довольно прокомментировал стражник. – Не отбились.
    - Ты их знаешь? – тихо спросил Вахр.
    - Да, один из них планировал побег с начала года. Не получилось, - слегка качнув головой, Шако продолжил путь. Приятель поплелся следом.

    Из-за того, что никто не сообщил о побеге, половины порции их лишили. С недовольным видом пергамец вычерпывал со дна похлебку:
    - Говорил я, надо бежать всем вместе. Чем больше народу, тем безопаснее.
    - Чем безопаснее?! – не выдержал Махуз, проданный в рабство собственной семьей, за строптивость, чтобы не смущал других детей и не подбивал на «подвиги». – Тем, что толпу издалека видно?
    - Хватит! – прервал их Шако. – Спать пора!


    Селевк избивал лежащего на земле старика-ливийца. Тот прикрывал скрюченными руками голову, стараясь не попадать под удары ноги, а надсмотрщик вовсю отводил душу:
    - Развалина! Не можешь работать, отправляйся кормить шакалов!
    Не обращая внимания на окрики, Шако с ходу налетел на Селевка, свалил с ног ударом в челюсть, и два атлета, вцепившись друг в друга, подняли тучу пыли.
    В отчаянии Вахр бросился на помощь, но единственное, что он смог сделать, это получить удар по голове от подоспевшего охранника.
    - Все! – Селевк вытирал с губы кровь. – Конец! – прохрипел он, исподлобья обводя всех собравшихся. – Последний день твоей жизни!
    Шако, в пыли, крови, с рассеченным подбородком, в бешенстве рвался из рук державших его людей - трое едва справлялись. Он тяжело дышал, ноздри раздувались, лицо искажено гримасой ненависти.
    - Увести! – рванул рукой в сторону ямы. – Хозяину не сообщать!
    Помощники спешно утащили своего пленника.
    - А ты! – надсмотрщик обратился в сторону Вахра. – Ты у меня ещё получишь, - потрясая направленной на него сложенной плетью, он перевел дух. – Ступай отсюда!
    И Вахр поплелся чистить нужники.

    Когда стемнело, к яме, закрытой толстыми, крест-накрест связанными между собой ветвями, подобрался человек.
    - Возьми, - протягивая другу еду, Вахр заметил, что кровь на подбородке всё ещё сочится. – Надо обработать рану.
    - Плевать! – борец явно не отошел от битвы.
    Сев на землю и опершись на врытый рядом столб, раб уставился в небо. Вечное, свободное, оно никогда не знало ни побед, ни поражений, и сколько будет существовать этот мир, столько будет оно смотреть сверху вниз на тех, кто имеет несчастье жить под небосводом.
    - Зачем ты здесь? – Шако взялся за решетку, обхватив перекладины могучими руками. – Почему остаешься?
    - О чем ты?
    Он усмехнулся:
    - Думаешь, я дикарь, который ничего не понимает?! – в голосе слышалась некоторая досада и горькая усмешка. – Ты отличаешься от всех, кого я когда бы то ни было видел. Откуда ты?
    - Я перс. Ты же знаешь, - Вахр изогнулся, и, развернувшись вокруг столба, откинул голову и вновь устремил взгляд в небо. – Ты когда-нибудь мечтал о звездах?
    - То есть? – негр нахмурил брови.
    - Ты мечтал когда-нибудь побывать там? – он подвинул поближе колени, скользнув потертыми подошвами сандалий по желтой земле, мечтательно закатил глаза и поднял вверх палец. – Там, где светят звезды?
    - Да ты, видно, повредил голову! – Шако даже повеселел. – О чем ты говоришь?
    - Ну вот, а говорил, что не дикарь, - это прозвучало несколько укоризненно, и Шако уловил в голосе приятеля нотки разочарования. – Прости! – спохватился Вахр. - Прости, пожалуйста!
    - Какого демона ты все время извиняешься?! Ради чего?!
    - Ради трона, - грустно улыбнулся Вахр.
    - Ради чего?! – челюсть у Шако вытянулась настолько, что, казалось, в темноте он приобрел облик одного из выточенных из дерева африканских божеств.
    Парень засмеялся. И этот смех настолько диссонировал с обстановкой, этим жарким климатом, каменной пустыней вокруг, что Шако поневоле решил, что его друг окончательно свихнулся. Такой чистый, звонкий, прозрачный, как лесной ручей был смех, что ночное небо, казалось, ответило на него золотистым отзвуком звезд.
    - Я должен стать императором. Здесь я прохожу очередной курс подготовки.
    Шоколадное лицо почти прильнуло к деревянной клети, Шако весь обратился в слух.
    - В мое обучение входит очень многое. Здесь, - он обвел руками площадь, - я учусь смирению. Пока у меня не всегда получается.
    Снизу раздался свист:
    - Ничего себе! Так ты император!
    - Не совсем, - вновь улыбнулся юноша. – Если я провалю экзамен, то не смогу править. Я должен знать все горести и напасти моего народа, на себе испытать, что могут почувствовать мои подданные. Только тогда я буду хорошим императором.
    Недоуменно Шако посмотрел в вышину, в темное небо:
    - А причем здесь звезды?
    - При том. Моя империя очень велика. И она там, - он ткнул пальцем вверх, - во множестве миров. – Немного задумавшись, Вахр опустил голову вниз. Руки упали на колени, и взгляд замутился. – Я не могу взять тебя с собой, - почти прошептал он, - но очень хотел бы. У меня никогда не было такого друга, как ты, - лицо парня повернулось, склонившись на бок, и Шако увидел слезы в его глазах. – Я родился на Земле, но мое предназначение – звезды. - Будущий император опустил голову, и сильному, покрытому шрамами многих битв негру вдруг почему-то стало безумно жаль его.
    - Я многому научился, отступать некуда. Я должен добыть свой срок здесь до конца, - продолжил юноша. – Моя империя ждет правителя.
    - Когда ты вернешься? Туда, - Шако подбородком указал в небо.
    - Еще очень нескоро.
    Узнику показалось, что его собеседник вздохнул. А может, это был легкий порыв ветра.
    - Пора идти, - Вахр просунул руку сквозь решетку, забрал протянутую ему миску, и медленно побрел в сторону палаток.


    Каким-то образом хозяин прознал о самовольстве обслуги, и на следующее утро Шако был еще жив. Как и на следующее, и несколько дней спустя. Через пять дней терпение Селевка иссякло, и негр был выпущен на «волю». Надсмотрщик и бровью не повел, чтобы высказать недовольство. Все продолжалось, как обычно, как будто ничего и не случилось.
    - Выпусти его! Людей и так не хватает, а ты сажаешь здоровых рабов под замок. Пусть работают, дармоеды, - был приказ. Кто посмеет ослушаться хозяина?

    В скором времени финикийский купец, что приезжал за партией камня, отвел в сторонку одного из стражников и передал ему сверток. С тех пор жизнь в поселении значительно изменилась. Стражи стало больше, надсмотрщики нервничали, а рабам выделили дополнительный паек.
    - Что случилось? – спросил Вахр у одного из помощников Селевка. Этот парень весьма терпимо относился к рабам, а сам Вахр однажды помог ему выбраться из-под завала. С тех пор им удавалось иногда переброситься парой слов.
    - В соседней провинции восстание. Наши боятся, что вы к ним присоединитесь. Я тебе ничего не говорил!
    Вахр кивнул.

    - Рабы восстали! Мы будем свободны! – пергамец оживился не на шутку, и никто не мог его утихомирить.
    - Откуда сведения? – посмеялся кто-то.
    - Птичка на хвосте принесла! – косой хитро улыбнулся. – Пора, пора!
    Шако с Махузом переглянулись.
    - Давай, давай, - не унимался вечный подстрекатель. – Пока нас не заковали в кандалы, для пущей надежности.


    - Караванщик мой друг, - высокий, бритый наголо раб оглянулся. – Через пару дней они будут здесь. Останется только отвлечь охрану.
    - Хорошо, - согласился Шако. – Будет проще под шумок.
    - Под шумок нас распнут как соучастников. – Вахр удрученно ковырял землю носком сандалии.
    - Тьфу! Ну и сиди тут. Главное, не сдай!
    - Не бойся, он не сдаст, - твердо заверил бритоголового Шако. – Ты все подготовил?
    - Да, хлеб, воду. Все спрятано надежно.

    Вахр безумно волновался. Он знал, что вмешиваться, отговаривать или тем более помогать не имеет права, но и оставаться спокойным не мог. «Смирение, главное смирение!» - звучали в ушах слова наставника. Он хорошо его обучил, учел все черты характера будущего императора, превратив в достоинства недостатки. Но иногда казалось, что чего-то он все-таки не учел.

    - Что, - подмигнул веселящийся от каждого лучика солнца раб, - когда бежим?
    - Кто взял этого идиота? – возмутился бритый.
    - Он сам увязался, - сегодня Шако был мрачен, как никогда.
    - Лично убью тебя, если что испортишь! – пригрозил Махуз. – Начинаем!
    Тележка с камнями рухнула с верхнего «этажа» склона, деревянные леса проломились. Пока Ракх с подручными искали виновных, четверо рабов выскользнули из лямок и легко побежали по заранее намеченному маршруту. Вахр кивнул им вслед и потащил короба в тень.
    - Пора прощаться, - сказал ему Шако утром. – Ты уверен, что хочешь остаться?
    - Я знаю. Я должен. Удачи тебе!
    - Спасибо! Надеюсь, ты твердо веришь в то, что делаешь.
    Вахр утвердительно кивнул.
    - Прощай!
    - Прощай!
    Они обнялись, и Шако отправился договариваться с подельниками.

    Тревогу подняли не сразу. Сначала заметили отсутствие бритого, а потом и всех остальных. Стражники отправились в пустыню, Ракх в негодовании стегал всех подряд. Особо досталось Вахру.
    - Где, где твой приятель?!! – гнев его был беспощаден.
    Следующие пару дней парень провалялся в горячечном бреду, а когда пришел в себя, первое, что вспомнил, это побег друга.
    - Да все с ними нормально, - уверял пергамец, – раз до сих пор не нашли, ни живых, ни трупов, значит, сбежали.
    - А ты-то почему не сбежал?
    - А зачем? Здесь и так хорошо. Крыша есть, и неплохо кормят.
    Вахр немного удивился, но ничего не сказал. Лишь выпил предложенную воду.

    На следующий день стражники привели в лагерь повозку. С небьющимся сердцем Вахр вышел во двор, подошел поближе. Сглотнув комок в горле, подождал, пока откинут покров. Три распластанных тела лежали в солнечном блеске. Свет словно бы отражался на голове одного из них. Заливал и слепил, выжигал след на памяти. Вахр пригляделся. Стражники стаскивали тела вниз… Шако среди них не было.
    - Отчего они умерли? – поинтересовался кто-то.
    - Двое убиты нами, а этот, - кивнули на весельчака, - был укушен змеей еще два дня назад.
    - А где Шако? – спросил один из рабов любопытства ради.
    - Там же, где ты скоро окажешься, - шикнул на него страж. На дне ущелья!
    - Да врет он, врет, - шепнул на ухо Вахру посочувствовавший стражник, - его не нашли. Ушел, наверное.

    - Выставить тела на всеобщее обозрение, - распорядился хозяин каменоломни. – Чтоб другим неповадно было.
    - Но четвертого-то не нашли, - заметил Селевк. – Могут пойти слухи…
    - Хорошо, - резко обернулся господин, - закопать всех!
    Рабы покорно отправились выполнять приказание.

    - Еще одна партия рабов сбежала! – Селевк с досады сломал рукоятку плети. – Если так пойдет дальше, хозяин с нас шкуру спустит.
    - Пора закрывать карьер, - помощник налил начальнику вина. – Пока есть, кого продавать, распродать рабов. Когда все успокоится, можно будет продолжить.
    - Заковать всех! Пусть работают в цепях. Так далеко не убегут.



    - Что ты здесь делаешь!? Я думал, ты сбежал!
    Шако приложил палец ко рту:
    - Я пришел за тобой.
    - Я не могу уйти, ты же знаешь. Почему ты?..
    Темная рука закрыла ему рот. Мимо прошел стражник.
    - Идем, - Шако мотнул головой.
    Они зашли за выступ скалы.
    - Караванщик нас предал. Сначала спрятал в сундуках с тряпьем, а потом решил продать подороже. Мне пришлось вернуться, когда других перебили. Ни воды, ни еды не было. Зато я кое-что прихватил с собой, этого хватит, чтобы подкупить кого угодно. Выкупим тебя из кандалов и возьмем лошадей.
    - Нет, - Вахк помотал головой. – Я не могу!
    - Хватит уже! Тебя убьют, если ты останешься. Всех убьют.
    - Я уже думал, что мне придется смириться с твоей смертью. Теперь, когда я знаю, что ты жив, уходи, пока не поздно. Иначе твоя гибель будет моим следующим уроком.
    - Это жестоко! Неужели такие страшные порядки на твоей родине, что ты должен умереть как раб, вместо того, чтобы быть императором?
    - Нет, - он снова мотнул головой. – Я не умру. Все происходит не так. Просто отправлюсь на следующий урок.
    - И что будет следующим? Сострадание?
    - Нет, состраданию я учился в Сибири во время Гражданской войны. Следующим уроком будет подчинение.
    - Как? – не понял Шако. – А здесь ты не подчиняешься?
    - Нет, - улыбнулся Вахр. – Только смиряюсь. С неизбежным, с обстоятельствами, с участью раба. Нужно смириться с тем, что не можешь изменить. А также с тем, что менять можешь, но не должен. Потому что таков порядок вещей, мироустройство… Да что я тебе этим голову забиваю?! Это долгий путь. Твоя жизнь коротка. Так проведи ее на свободе! Купи лошадь, еду и воду, и будь свободен!
    Такой огонь загорелся в его глазах, такой дух просквозил сквозь завесу смирения и покорности, что Шако понял – из парня получится хороший император! Достойный сын своего народа!
    - Если ты будешь императором, я готов быть твоим рабом. Никого другого! Мне не нужны хозяева, я воин. Но за тебя я готов отдать жизнь! – он протянул руку, Вахр обхватил ее повыше запястья:
    - Мне не нужен раб. Ты был мне другом. Другом и останешься. А теперь иди! Не теряй времени!

    Стройная темная фигура скрылась из вида. Пустыня приняла нового обитателя, небеса безмолвно взирали на все происходящее внизу.
    Юный император стоял на скале и смотрел вниз. Его обучение здесь было закончено. Он закрыл глаза и шагнул вперед.

    - Ах, ну надо же! – сокрушался пергамец. – Сколько я его лечил, сколько лечил! Как же он так?!
    - Знал я, что парень что-то затевает! – досадливо сжал кулак Селевк. – Но чтоб такое!
    - И он тоже сбежал, - усмехнулся хозяин, глядя на окровавленный труп. - Закрываем каменоломню!
    Господин пошел прочь от подножия скалы, его верные слуги последовали за ним.

    * * *

    «Каждый император должен знать, что такое подчинение. Иначе какое право он имеет требовать этого от своих подданных?» - звучал в голове голос наставника.
    - Иванов!
    - Я!
    - Поедешь в Читинскую область, Атамановская.
    - Хорошая часть.
    - Ты был там?
    - Нет, слышал, в военкомате говорили. Красиво, горы кругом.
    - Отставить разговоры!
    - Так точно, товарищ капитан!
    Побритый наголо молодой парень улыбнулся детской наивной улыбкой. Целый мир открывался перед ним, и он был рад этому миру. И какие бы трудности не ожидали его, он встретит их достойно. Как и подобает императору!
    Mарат, zubr и kxmep нравится это.

Поделиться этой страницей