Выгодный контракт

Тема в разделе '3 группа', создана пользователем Знак, 26 янв 2012.

  1. Знак Administrator

    Выгодный контракт

    - Вы активировали линию связи с посольством планеты Земля. Если вам нужен отдел виз, скажите: «Виза»….
    Грохнуло где-то совсем рядом, так близко, что на несколько секунд слух почти пропал. «Какого чёрта меня понесло на эту идиотскую планету?!» - думал я, стараясь бежать как можно быстрее в противоположную взрывам сторону. Голографическое изображение девицы в деловом костюме болталось перед глазами, беззвучно разевая рот. Я мотнул головой, хлопнул себя ладонями по вискам, вздохнул поглубже.
    - … оставайтесь на линии, и наш сотрудник ответит вам, как только освободится.
    Да чтоб их! Бомбы, казалось, рвались уже прямо за спиной. Стоявшие вдоль улицы гнездобашни раскачивались, как земные деревья в бурю, висевшие на них жилые гнёзда ходили ходуном. Я посмотрел вверх и поспешно отвёл глаза, стараясь не думать о том, что от меня останется, если один из этих гигантских шаров рухнет прямо на голову.
    Голограмма изменилась. Девица трансформировалась в плюгавого человечка с невыспавшимися глазами и помятым лицом.
    - Василий Ривера? - спросил он, считав с невидимого мне экрана информацию.
    - Да, да, Ривера!
    - Что там у вас, Ривера? - он ткнул пальцем поверх моего плеча.
    Я обернулся. В паре километров позади меня кружили над кварталом боевые летательные машины правительственных войск, поливавшие сверху огнём прижатых к поверхности повстанцев.
    - Вы что, сами не видите?! Они рвут друг друга в клочья! Прямо у меня за спиной!
    - Да, - слегка оживившись, заметил плюгавый. - Похоже, вы оказались гораздо ближе остальных землян к эпицентру событий! Не побудете ли на месте, я соединю вас с каналом новостей? За подобную любезность можно получить неплохой гонорар.
    - Вы что, издеваетесь? - взвыл я. - Или рехнулись? Какой, к вашей бабушке, гонорар?! Мне надо унести отсюда ноги и как можно скорее! Вы проводите эвакуацию?!
    - Разумеется, - голос сотрудника посольства звучал слегка обиженно. - Жёлтая секция космодрома, третьи ворота. Отправление назначено на раннее утро,у вас в запасе ещё почти половина планетного оборота. Всё понятно?
    - Нет! Куда мне идти? Эй, послушайте!
    Но плюгавый уже отключился.
    Я был единственным живым существом, метавшимся зигзагами между титановыми стволами местных жилищ. Аборигены, рукокрылые твари, напоминавшие летучих мышей с поросячьими головами, ещё в самом начале переворота разлетелись кто куда. Транспорт, разумеется, не работал. Как найти дорогу в городе, больше всего похожем на лес из одинаковых гигантских деревьев, я не знал.
    Ничего не оставалось, как потратить драгоценное время на ещё один сеанс связи. Если посольство оказалось таким бесполезным, то, может быть…
    - Василий, мой мальчик! - региональный координатор сбыта Нелли Фью, весьма субтильная пожилая дамa, обладала басом, который мог заставить лошадь присесть от страха. - Как твои дела?
    - Повстанцы! - выпалил я без всяких предисловий. - Попытка переворота!
    Нелли слегка нахмурилась.
    - Что значит попытка? Кто побеждает?
    - Да какая разница?! Мне срочно нужно убраться отсюда, а я не успеваю на последний космолёт! Не могли бы вы связаться с консулом и …
    - Стоп-стоп-стоп! Что значит - убраться? Сейчас, когда возможна смена власти? Даже и не думай! До сих пор нам никак не удавалось заключить договор на поставку нашей продукции вооружённым силам. Это, видите ли, против традиций! Представь, что к власти придут зачинщики переворота! Революционерам обычно наплевать на традиции, a ты будешь первым, кто предложит им наш товар!
    Нелли необычайно воодушевилась. Её крашеные в сиреневый цвет кудряшки тряслись надо лбом, сухонькие ручки оживлённо жестикулировали:
    - Василий, ты обязан остаться! Нельзя упускать такой шанс! Подумай о фирме!
    Позади опять ухнуло. Судя по всему, бой приближался и довольно быстро.
    - Плевал я на фирму!
    - Что?!! - Нелли хотела было возмутиться, но, будучи женщиной очень неглупой, оценила обстановку и моментально сменила тон:
    - Тогда подумай о комиссионных!
    Мне очень хотелось высказать своё отношение к фирме, её никому здесь не нужному товару, гипотетическим комиссионным и к самой госпоже Фью, однако у меня не было времени. Пришлось просто отключиться.
    Рассчитывать оставалось только на себя. Но что можно было сделать? Бежать? Куда? И как опередить стремительно несущуюся по небу армаду рукокрылов? Я в отчаянии огляделся по сторонам в поисках укрытия. Вокруг были только уходящие в небо гладкие металлические колонны, по которым не смог бы вскарабкаться даже шимпанзе. Ни гаражей, ни сараев, ни подвалов - раса летунов все подсобные помещения лепила в средних ярусах, столь же недоступных, как жилые верхние. Хотя, постойте… Впереди, в паре десятков метров от меня, находился канализационный колодец. Через несколько минут я уже спускался по слишком узким для человеческой ступни скобам. Bнизу маслянисто мерцал подземный канал.
    Убежище подвернулось вовремя - я не прошёл вдоль канала и сотни метров, когда своды тоннеля затряслись от глухих разрывов. C потолка посыпался мелкий и крупный мусор. Чёрт, а что, если взрывом обрушит тоннель?
    Неожиданно откуда-то сбоку раздался громкий звук, больше всего похожий на кашель. В тоннеле кто-то был.
    Я прижался к стене и замер, затаив дыхание. Звук раздался опять, на этот раз - совсем близко. Из бокового коридора высунулась свинячья морда с седой щетиной вокруг носа и уставилась на меня. Нервы, без того уже взвинченные до предела, не выдержали. Пальцы сами сжались в кулак. Бац! Рукокрыл выпучил глаза и, хватая пастью воздух, повалился в боковой канал, подняв фонтан грязной жижи.
    - А… а….кхы… кхы… ууууууууу…. Идиот!!!
    Не спуская глаз с аборигена, я медленно пятился, пытаясь развернуться на узком бортике и удрать. Впрочем, при ближайшем рассмотрении свин оказался безоружен. Это меня слегка расслабило.
    - Идиоты в лужах барахтаются, - назидательно сообщил я. - Счастливо оставаться!
    - Подожди!
    - Ну, чего ещё?
    - Помоги! Я сам не встану!
    Ох, хитрец! Знаем мы эти трюки. Я подойду, а он мне врежет.
    - Встанешь, - хмыкнул я. - Здесь неглубоко. Извини, мне надо идти.
    - Да говорю же тебе, не могу! Травма у меня! Плечо не двигается. Думаешь, почему я не улетел вместе со всеми?
    Из одежды все местные, независимо от пола, носили только штаны. Верхняя часть тела оставалась открытой, чтобы не стеснять широких перепончатых крыльев. У незнакомца одно из них висело, как тряпка - похоже, он не врал.
    Посомневавшись немного, я решился - подошёл, рывком поднял его из воды, пихнул на бортик и сразу отпрянул к стене. Всё-таки лучше держаться подальше. Рукокрыл выглядел жалко. Шерсть его намокла, по всему телу налипли ошмётки склизкой грязи. На правой скуле наливался здоровенный синяк, из ноздри шла кровь.
    - Ну, чего смотришь, примат? - свин осторожно потрогал опухающую морду. - Справился с калекой и радуешься? Псих… Мог бы я двумя руками двигать, отделал бы так, чтоб твоя мама-обезьяна только по отпечаткам пальцев опознала.
    - Заткнись, - беззлобно посоветовал я. - А то спихну обратно в канал, и на этот раз будешь выбираться сам.
    Абориген повёл глазками в мою сторону и ничего не сказал. Морда у него была сосредоточенная, нос подрагивал, словно принюхивался к сырому воздуху тоннеля.
    - Не злись, - мне было и смешно и чуть неловко. - Представь себя на моём месте - разве не врезал бы?
    Свин снова глянул исподлобья.
    - Врезал бы, - подтвердил он. - Но одно дело, когда я кому-то морду бью, другое дело - мне. Ладно, проехали. Из какой ты системы, примат?
    - С планеты Земля. Меня Василий зовут. .
    - А меня Чиффр.
    Я обвёл глазами сырые своды и стены мрачного, воняющего сточными водами тоннеля.
    - Ну, вот и познакомились. Хочешь знать, что я думаю, Чиффр? Нам надо поскорее выбираться наверх. Здесь ни еды, ни питьевой воды. Холодно и сыро. Ещё сутки в этом подземелье - и твоё плечо может воспалиться.
    Чиффр угрюмо помолчал.
    - Что молчишь? Я ведь серьёзно. Через пол-оборота моё посольство закончит эвакуацию. Ты местный, ты знаешь больше меня о том, как пробраться до космодрома. Хотя, - я окинул аборигена взглядом, - будь ты способен придумать хоть какой-то план, ты бы тут не сидел.
    - Да я тебе хоть сто планов придумаю! - Чиффр, цепляясь за стену, с трудом начал подниматься на ноги. - Что толку? С одной рукой я даже наверх выбраться не могу.
    - Как раз это не проблема - помогу и подстрахую. А вот что мы будем делать на поверхности? Ты, - я окинул взглядом его коротенькие ножки, - не можешь ходить на длинные расстояния, а я не знаю дороги.
    - Транспорт нужен, - свин напряжённо думал. - Лучше всего - вертушка. Я когда-то на них работал, перевозчиком.
    - Вертушка? - идея мне понравилась. Вертушки были малогабаритными пассажирскими машинами, брали не больше четырёх седоков, летали быстро, горючки жрали мало, и, по слухам, были просты и надёжны в управлении. - Годится. Знаешь, где можно её позаимствовать?
    - Здесь недалеко станция была. Не знаю, цела ли.
    - Под землёй дорогу найдёшь?
    Чиффр кивнул.
    - Тогда пошли. Сам идти сумеешь?
    - Может, конечно, у меня не такие ходули, как у некоторых, - обозлился свин. - однако пока на ноги не жаловался!
    - Да ну? Это здорово. Не придётся всю дорогу на себе твою тушку тащить. Ладно, не обижайся, шучу я… показывай, куда идти.
    Шли недолго, хотя рукокрылу и этого хватило, чтобы вконец выдохнуться. Все его гордые речи на тему «мои ноги ничем не хуже твоих» оказались на поверку сплошной бравадой - слабые задние лапки явно гораздо больше привыкли болтаться в воздухе, чем топтать грешную землю. К тому моменту, когда мы наконец добрались до станции, Чиффр хромал на обе задние конечности и постанывал от боли в изнеженных ступнях.
    - Здесь, - он махнул здоровой рукой в сторону круглого резервуара, от которого тянулись вверх шланги и трубки,. - Отсюда они брали воду для мойки машин. Где-то должен быть подъёмник для слесарей.
    Подъёмник нашёлся в боковом тупиковом коридорчике. Mы залезли в кабинку и рывками поехали вверх. Hа поверхности звуки боя опять стали слышны так, как будто снаряды рвались в двух шагах от нас. Нас резко тряхнуло. Рукокрыл, не удержавшись на многострадальных ножках, с размаху плюхнулся на пол. Сначала он взвыл, потом сказал что-то, чему меня забыли научить на ускоренных языковых курсах для торговых представителей фирмы «Смелая мечта».
    Клетушка подъёмника с лязгом остановилась. Я выбрался наружу сам и помог Чиффру.
    Здание станции отличалось от стоявших вокруг жилых домов, как развесистый куст отличается от мачтовых сосен. В высоту оно едва достигало средних ярусов, зато диаметр ажурной «кроны» был гораздо шире. Площадку, на которой мы стояли, окружала бесчисленными витками спиралевидная труба. Подвешенные к ней вертушки раскачивались под ударами взрывных волн подобно лодкам на гребнях прибоя.
    - Машины целы! - радостно крикнул свин.
    - Ага! Только как мы до них доберёмся с одним крылом на двоих?
    Чиффр озадаченно взглянул на меня. Он, видимо, забыл на радостях, что временно утратил способность летать.
    - Что же делать?
    Я указал себе на лоб:
    - Думать!
    Но времени на раздумье нам не дали. Большой бронелёт, с рокотом вылетев из-за соседней башни, завис высоко над нашими головами. Я отчётливо представил, что видят пилоты: выступающий из середины «кроны» серебристый металлический круг центральной площадки и на нём две великолепно различимые на светлом фоне тёмные фигурки - я и Чиффр.
    Очевидно, мой товарищ по несчастью представил ту же картинку.
    - Бежим! - заорал он, и с никак не ожидаемой от его опухших лапок прытью рванул обратно к подъёмникy. На площадку упала стремительно движущаяся тень. Я вскинул голову. Машина, заложив крутой вираж, заходила сбоку. Дуло небольшого орудия уставилось на меня.
    - Ложись! - одним прыжком догнав свина, я всей тяжестью повис на нём, увлекая вниз. Видимо, больному плечу при этом не поздоровилось, потому что Чиффр издал душераздирающий вопль, тут же заглушённый воем снаряда и, в следующую секунду, - оглушительным взрывом. Уши заложило тишиной.
    Я чуть поднял голову. От подъёмника осталась дыра с оплавленными краями и размётанными вокруг неё обломками конструкций. Просто чудо, что ни один из них не рухнул нам на голову. В небе чёртов пилот опять начал снижаться, заходя на новый круг.
    - Чиффр! - я потряс рукокрыла. Тот пошевелился, но глаз не открыл.
    - Чиффр! Вставай! - тень бронелёта накрыла площадку. Уже понятно было, что мы не успеем ни удрать, ни спрятаться. Я уткнулся лицом в горячий металл, прикрыв зачем-то голову руками в ожидании смерти.
    Время шло, а никто не стрелял. Небо наполнилось стрекочущими, тарахтящими звуками - в малахитовой зелени безоблачного неба целая стайкаоснащённых огнемётами вертушек храбро атаковала чуть не убившего нас бронированного тяжеловеса.
    Я сел, огляделся. Вдалеке между зданиями мелькали большие и маленькие летательные аппараты. Между ними сновали юркие крылатые фигурки.
    - Смотри-ка, отваки тоже догадались позаимствовать вертушки, - сказал позади меня Чиффр. - Потому армейский пилот в нас и стрелял - принял за бунтовщиков.
    - Ты жив! - обрадованно повернулся к нему я. - Ранен?
    - Нет, я в порядке.
    - Ты был без сознания.
    - Это из-за плеча. Когда ты бросился на меня, боль была адская.
    Тут он наконец-то заметил раздолбанный подъёмник.
    - Демоны седьмого неба, как же мы теперь спустимся?!
    Чиффр медленно пополз к дыре. Я следил за ним, не забывая посматривать вверх и по сторонам. Вертушки и бронелёт переместились дальше к западу, основные силы, наоборот, приблизились на пару зданий.
    Чиффр вернулся. На морде его застыло выражение предельного изумления, словно он поверить не мог, что всё происходящее не сон, а суровая действительность.
    - Что нам делать, Силий? - спросил он.
    Неожиданно завибрировал наручный браслет. Кому это понадобилось со мной поговорить? Я активировал канал связи.
    - Ээээ … Ривера, - уже знакомый плюгавый чиновник из консульствасделал попытку изобразить приветливую улыбку. Глаза его обшаривали пространство вокруг меня. - Вы, как я посмотрю, всё ещё недалеко от эпицентра… ээээ… конфликта?
    - Да, как видите, - зло сказал я. - А что это вы вдруг заинтересовались? Решили прислать на помощь спасательную шлюпку?
    Плюгавый слегка смутился.
    - Ээээ… я, видите ли, не имею полномочий распоряжаться транспортными средствами…
    - Тогда какого чёрта вам нужно?
    - Я хотел повторить предложение о подключении вашего личного средства связи к каналу новостей, - чиновник от дипломатии смотрел необычно умильно, и это ему шло не больше, чем пошли бы, скажем, косички с бантиками. Что-то тут было не так.
    - А вам-то зачем это надо? - спросил я в лоб. - Комиссионные? Карьера? Или вы сдуру вложились в акции этого канала?
    Плюгавый вскинулся, как от пощёчины. Приторное выражение бесследно исчезло с его лица.
    - Не я, - сказал он отрывисто. - Тёща.
    Я присвистнул.
    - И много акций?
    - Контрольный пакет, - обречённо ответил тёщин зять. Не успел я как-то откомментировать это признание, как Чиффр дёрнул меня за рукав:
    - Силий!
    Я резко обернулся.
    Пока консульский заморыш морочил мне голову своими семейными проблемами, передовые отряды повстанцев достигли станции и больше десятка вооружённых рукокрылов обоего пола опускались на площадку. Местные самки телосложением мало в чём уступали самцам и проходили такую же военную подготовку. Чиффр тихо вздохнул:
    - Отваки…
    - Боже мой, какие кадры, просто эксклюзив! - выдохнул у меня за спиной плюгавый. - Ривера, ну какая вам разница?
    Бойцы повстанческого движения «Отважные крылья», именуемые в просторечии просто «отваками», недоумённо переводили взглядыс голограммы на меня, а с меня - на Чиффра.
    Огнестрелы в их руках вели себя более уверенно и дружно смотрели дулами прямо на нас.
    - Ривера…
    - Заткнитесь, - прошипел я. - Хотите получить редкие кадры для семейного канала? Поддержите меня.
    - Что вы имеете…
    - Просто поддакивайте. Иначе - отключаю связь.
    Набрав в грудь побольше воздуха, я обратился к повстанцам:
    - От имени планеты Земля!
    Сзади тоненько хрюкнул от неожиданности тёщин зять. Отваки теперь смотрели на меня так же пристально, как их огнестрелы. Чиффр, кажется, перестал даже дышать от удивления. Чувствуя необъяснимый прилив вдохновения, я продолжал:
    - Земля до последнего времени сохраняла нейтралитет, предпочитая не вмешиваться во внутренние конфликты Снифа. Наш принцип - уважать суверенитет чужой планеты и законно выбранное её населением правительство. Но события сегодняшнего дня заставили пересмотреть нашу позицию.
    - Ривера, что вы несёте! - тихо простонал у меня за спиной консул.
    - Терпение, - шепнул я на терралингве. - Сейчас получите свой эксклюзив.
    И, снова перейдя на язык рукокрылов, объявил:
    - Мы хотим узнать о вас побольше, господа. Хотите дать краткое интервью нашему каналу новостей? Расскажите всему населению Земли о вашем движении, целях, идеалах. Объясните, почему вы пошли против правительства.
    Отваки заговорили все сразу, Чиффр шумно выдохнул, плюгавый торопливо забормотал что-то по другой линии связи.
    Через несколько минут всё было налажено. Крупный мордатый рукокрыл, за спиной которого отчётливо просматривались стрелявшие друг в друга вертушки и бронелёты, вещал о великой освободительной миссии «Отважных крыльев». Счастливый обладатель мультимедийной тёщи тихо млел от удовольствия, Чиффр потихоньку знакомился с остальными повстанцами, а я присел на обломок металлической конструкции и любовался делом рук своих.
    Долго расслабляться не позволил всё тот же браслет. Над площадкой повисла ещё одна голограмма.
    - Василий, мальчик мой, - подозрительно оглядела живописную картинку Нелли Фью. - Чем это ты занимаешься, золотце, вместо того, чтобы работать?
    - Как вы и велели, налаживаю связи с инсургентами, - скромно объяснил я. - Устроил для их руководства интервью с одним из земных каналов новостей - так, мелкая услуга, ничего особенного.
    Лицо миссис Фью заметно смягчилось.
    - Совсем другое дело, - довольно произнесла она. - Можешь ведь, когда захочешь. А то мне показалось во время нашего последнего разговора, что в нестандартной ситуации ты способен только паниковать. Действуй, Василий. Помни о комиссионных.
    - Никогда о них не забываю, - заверил я дорогую Нелли. - Однако, раз уж я выхожу на такой высокий уровень, не могли бы мы обсудить кое-какие изменения в моём контракте прямо сейчас?
    Миссис Фью стрельнула глазами на идущие у дальних башен воздушные бои.
    - Мальчик мой, у тебя сейчас, по-моему, не самый удобный момент для деловых разговоров…
    - Какие пустяки, Нелли, - беспечно отмахнулся я. - Вы сами всегда меня учили - бизнес прежде всего. Должен же я иметь реальный стимул! Зато представьте, какую огромную партию нашей продукции закупит новое правительство в случае успеха восстания!
    B конце концов старушка сдалась. Процент моих комиссионных удвоился, а командировочные теперь начислялись по особой ставке. Поставив лихой росчерк на виртуальной копии договора, я отключился.
    Как оказалось - вовремя. Интервью уже подошло к концу, голограмма плюгавого исчезла, а вместе с ней и надежда договориться о задержке рейса. Мысленно обругав худосочного пройдоху самыми нехорошими из известных мне слов, я обратился к мордатому:
    - Поздравляю вас! Позвольте представиться - Василий Ривера!
    - Фырр, - слегка склонил голову рукокрыл. - А с чем это вы меня поздравляете?
    - С выходом на межпланетный уровень, разумеется! - ляпнул я первое, что пришло в голову. - После этого интервью о вас заговорят повсюду!
    - Надеюсь, - с достоинством ответил Фырр. - Наше движение борется за высокие идеалы честности, добра и справедливости…
    - И это замечательно! - поспешно перебил его я. - Поверьте, теперь земляне будут с большим сочувствием и надеждой следить за вашей борьбой! Мы желаем вам скорой и абсолютной победы!
    - Спасибо, - кивнул повстанец.
    Пока я и Фырр обменивались дипломатическими любезностями, отваки занимались тем, ради чего они, собственно, и прилетели на станцию - запускали моторы и выводили машины в воздух. Одна из этих стрекоталок зависла рядом с нами.
    - Силий! - радостно прокричал из кабины Чиффр. - Залезай!
    - Ну, всего хорошего! - лопасти вертушки обдавали плотными упругими струями воздуха, ерошили волосы. - Очень приятно было с вами познакомиться, Фырр! Надеюсь, скоро увидимся!
    И, не дожидаясь ответа, я резво вскочил в кабинку. Машина вертикально взмыла вверх и, чуть качнувшись, развернулась к востоку.
    - Тебе помочь? - я с опаской смотрел, как Чиффр быстро перебирает здоровой рукой кнопки пульта управления, успевая при этом время от времени двигать локтем какие-то рукоятки.
    - Не надо! - мой новый приятель, судя по всему, от души наслаждался возможностью побыть пилотом. - Сам справлюсь!
    Убедившись, что Чиффр даже с больным плечом вполне способен удержать вертушку в воздухе, я немного расслабился и стал смотреть по сторонам.
    Мы постепенно удалялись от тех кварталов, где шли уличные бои. Жилые башни сменились развесистыми гроздьями административных зданий. Заходящее солнце красило их в густые розовые тона, казавшиеся неуместно нарядными в покинутом жителями городе.
    - Далеко отсюда до космодрома?
    - Не очень. Bскоре после заката будем там.
    Но день не исчерпал ещё своих сюрпризов. Сотрясая воздух оглушительным тарахтением, откуда-то вынырнули три правительственных бронелёта. Их сопровождала дюжина машин помельче. Вся стая зависла прямо перед нами.
    - По-моему, прилетели, - упавшим голосом сообщил Чиффр.
    Словно подтверждая его слова, из скопления разномастных тарахтелок начал вещать многократно усиленный мегафоном голос:
    - Вы находитесь в зоне повышенного контроля! Немедленно спуститесь к посту для установления личности! Попытка скрыться будет пресечена согласно законам чрезвычайного положения!
    - Чего?! - мой словарный запас был явно слишком беден для того, чтобы понять последнюю фразу.
    - Если попытаемся смыться - собьют, - мрачно перевёл Чиффр. - Придётся спускаться.
    - Ну и спустимся, - пожал я плечами. - Чем это может грозить? Я гражданин планеты, сохраняющей дружественный нейтралитет, а тебя представлю как своего проводника и пилота.
    Рукокрыл только покачал остроухой головой.
    - Не нравится мне всё это. Главное - не позволяй им отобрать у тебя браслет.
    - Браслет землянина невозможно снять, - успокоил я Чиффра. - Разве что вместе с рукой, но тогда им придётся отвечать в межпланетном суде за жестокость и членовредительство.
    Мы медленно снижались, направляемые плотным кольцом мини-бронелётиков. Их кабины щетинились дулами огнестрелов. Зависнув над крышей огромного здания, пилот ближайшей к нам машины жестом приказал садиться. Когда спуск закончился и лопасти над нашими головами перестали вращаться, один из облачённых в форменные галифе рукокрылов шагнул вперёд и хорошо поставленным армейским голосом пролаял:
    - Выходите из машины!
    - Меня зовут Василий Ривера, я гражданин планеты Земля, - поспешно сообщил я, протягивая военному руку для идентификации. Он поднёс к моей ладони портативный сканер, считал проступившую на дисплее информацию и равнодушно сообщил:
    - Вы интернированы. Пширр! Отведи его в распределитель.
    - Будет сделано! - тот, кого назвали Пширром, поманил меня за собой.
    - Как интернирован? - возопил я. - Вы не имеете права! Моя родина сохраняет нейтралитет! Это нарушение межпланетных конвенций, договора о ненападении, общегалактической этики, наконец!
    - Ваша планета не имеет больше статуса нейтральной, - небрежно махнул рукой проверяющий со сканером.
    - Почему? - опешил я.
    - Не знаю. У меня здесь только базовая информация. Спросите в распределителе.
    И он сделал нетерпеливый знак Пширру. Тот крепко взял меня за локоть и увлёк за собой. Чиффр растерянно смотрел мне вслед.
    Распределитель оказался небольшой будочкой на одной из оккупированных правительственными отрядами крыш. Там за девственно чистым столом сиделa старая грузная рукокрылка. Изобилие жира на голом торсе заметно усиливало её сходство с земными свиньями. Сразу после повторения процедуры идентификации я потребовал объяснений. Толстуха, чуть прищурившись, проверила базу данных.
    - Ваша планета выступила в поддержку повстанцев, - она брезгливо поджала губы. - Таким образом, все её граждане автоматически потеряли неприкосновенность.
    Сообщив мне эту замечательную новость, упитанная дама повернулась к моему сопровождающему:
    - Для землян отведён бокс номер восемнадцать.
    В круглом помещении бокса свет единственной лампы мешался с льющимся через окно закатным сиянием. В первую минуту я даже не разобрал, что там уже кто-то находится. Лишь услышав сдавленный возглас:
    - Ривера?! - я обернулся на звук и увидел так надоевшего мне за последние несколько часов плюгавого, на этот раз во плоти.
    - Вы?! - я вдруг сообразил, что не знаю его имени. - По-моему, вы так и не имели случая мне представиться…
    - Пугло, - с недовольной миной выдохнул он, и прежде чем я успел обидеться, добавил: - Эрнест Пугло.
    - Хорошее имя, - одобрил я. - Очень вам подходит. Это из-за него вас лишили дипломатической неприкосновенности?
    - Издеваетесь?! - засопел Пугло. - Какая, к демонам, неприкосновенность? Зачем я только вас слушал?! Ведь чуяло же моё сердце, что вся эта авантюра добром не кончится!
    - Авантюра?
    - Зачем я согласился на это дурацкое интервью? Мне нужно было всего нескольких эффектных кадров с места событий - выстрелы, взрывы, воздушный бой, парочка повстанцев крупным планом…
    - О чём вы, Эрнест?
    - О чём?! О выпуске новостей, снятом через ваш браслет, о чём же ещё! - визгливо выкрикнул он, и тут же опять перешёл на заунывно-жалобный тон. - О, господи, это же международный скандал! Конец моей карьере! А вдруг они начнут расстреливать военнопленных, что тогда?
    - Тогда вы умрёте как герой, - пообещал я. - А пока объясните, наконец, что произошло?
    Пугло вздохнул так горько, что на секунду я даже испытал к нему сочувствие.
    - Ну вы же слышали всё, что говорил этот парень, Фырр…, - убито сказал он. - О притесенениях со стороны правительства, нарушениях прав и свобод, попрании идеалов справедливости, тяжёлой жизни народа и самоотверженной борьбе отваков… Оратор он великолепный, слушателей пробрало так, что рейтинг канала подскочил сразу на несколько десятков пунктов! Ведущие выпуска не успевали отвечать на звонки в студию!
    Он опять вздохнул и добавил с отвращением:
    - Тёща была просто в восторге…
    - И что потом? - нетерпеливо спросил я.
    - Потом посыпались заказы от рекламщиков. Другие каналы, чтобы не отстать, один за другим обращались с просьбой продать им копию отснятого сюжета. Всего через полчаса после показа его уже крутили во всех политических обозрениях. В результате какой-то левый радикал, ни разу не сумевший преодолеть планку на выборах в сенат, срочно провозгласил помощь отвакам одним из пунктов своей предвыборной кампании и заплатил каналу за право сообщить об этом избирателям в прямом эфире. Тогда сенатор от правых выступил с предложением отстранить политических авантюристов от поддержки повстанцев и призвал правительство взять проблему под свой контроль. И эти недоумки… то есть я хотел сказать «господа сенаторы»… дружно проголосовали за его предложение! Сразу после этого Земля получила ноту протеста от местного посла.
    Он сокрушённо помотал головой.
    - И подумать только, я был на пути к космодрому…
    - Не вы один, - раздражённо бросил я. - Неужели ваша тёща не могла подождать до конца эвакуации?
    Пугло только развёл руками.
    - Понятно. А где сейчас ваша супруга?
    - Гостит на Земле.
    - Вы можете с ней связаться?
    - Уже связывался. Бесполезно. Она никогда не имела влияния на мамашу. Тем более сейчас, когда та мчится от одной выгодной сделки к другой, как лошадь, закусившая удила. Её просто не остановить.
    - Останавливать в любом случае уже поздно. Надо работать с тем, что есть. Если сможетевыпросить у неё бесплатный эфир под рекламный ролик, я попытаюсь что-нибудь сделать.
    - Вы это серьёзно? - во взгляде Пугло забавно смешивались надежда и подозрительность.
    Я пожал плечами.
    - Попробовать в любом случае стоит. У нас не так уж много шансов выбраться отсюда.
    Последняя фраза качнула чашу весов в мою пользу. Незадачливый дипломат поспешно схватился за браслет.
    - Я попробую, - сказал он. - Не обещаю, но постараюсь.
    Мадам Пугло оказалась дамочкой средних лет, единственным заметным достоинством которой был пышный бюст. Сначала она никак не могла взять в толк, чего хочет от неё дорогой зайчик, он же бедный пупсик. Однако настойчивость и терпение пупсика, видимо, поднаторевшего в подобных диалогах, принесли плоды - его прекрасная половина не только поняла поставленную задачу, но даже прониклась её важностью. Итогом беседы стало обещание уговорить мамочку выделить для спасения любимого котюнчика несколько минут эфирного времени.
    Отключившись, счастливый супруг вытер пот со лба.
    - Думаете, получится? - спросил я. - Вы говорили, ваша жена не имеет влияния на мать…
    - В важных вопросах - не имеет, - подтвердил Пугло. - Но по мелочам, надоедая достаточно долго, может выпросить что угодно.
    В это охотно верилось. Если бы сие щебечущее создание надоедало мне, я не выдержал бы и пяти минут. Тёща Пугло оказалась более стойким человеком - только через полчаса браслет её зятя принял наконец вызов с Земли.
    Получив от сокамерника заверения, что эфир будет предоставлен, я вызвал миссис Фью.
    - Василий, мой мальчик! - привычно прогремел знакомый бас. - Где ты? Я плохо тебя вижу.
    - B камере для интернированных, Нелли, здесь не очень хорошее освещение, но это сейчас не главное.
    - Что значит «не главное»? Как ты собираешься, сидя взаперти, вести переговоры с этими… как их,..- она на секунду запнулась и ловко вывернулась: - будущими потребителями нашего товара?
    - Я работаю над тем, чтобы поскорее отсюда выбраться. Но мне нужна ваша помощь. Точнее, это будет обоюдная услуга. Вы знаете о таком вещательносм канале - ПиДиДжи?
    Оказалось, моя начальница была уже наслышана об этом медийном феномене.
    - Отлично. Я договорился о размещении у них бесплатной рекламы…
    - Ты сделал что?????
    Я терпеливо повторил, и, переждав восторги миссис Фью, продолжил:
    - В обмен на эту любезность хочу, чтобы ролик был снят по моему сценарию и с моим участием. Сделаете?
    Нелли замялась.
    - Если бы ты мог дать хотя бы общую идею…
    В двух словах я объяснил, что именно хочу снять. Нелли просияла.
    - Будь на связи, мой мальчик, - торжественно пробасила она и отключилась.
    Следующий час я провёл, интенсивно общаясь сначала с бухгалтерией, потом со съёмочной группой рекламного отдела. Друг Эрнест сидел в углу, наблюдая за моей бурной деятельностью с выражением брезгливого скептицизма. Когда всё было закончено, он спросил:
    - Ну, и что мы будем делать дальше?
    - Ждать, - ответил я и сел в противоположный угол.
    Ожидание оказалось гораздо короче, чем я предполагал, и завершилось весьма неожиданно. Не прошло и десяти минут, как снаружи началось нечто невообразимое. Грохот взрывов, пальба, истошные крики были такими оглушительно-громкими, словно все сражающиеся выясняли отношения прямо под дверью камеры. Впрочем, может, так и было. Во всяком случае, когда стрельба закончилась, эта самая дверь распахнулась немедленно.
    - Силий! Я нашёл тебя!
    - Чиффр?! Как ты здесь оказался?
    - Меня отпустили, - радостно подмигнул свин. - Потаскали с крыши на крышу, провели несколько допросов и идентификаций. В конце концов поверили, что я простой таксист, и велели убираться с глаз долой. Я пытался получить обратно вертушку, доказывал им, что болен и не могу лететь без машины. Тогда они позвали какого-то громилу, который сначала вправил мне вывих, а потом дал пинка под зад.
    Следом за моим приятелем в дверной проём протиснулся Фырр, хлопнул Чиффра по плечу.
    - Он прилетел к нам, как только его отпустили. Всё рассказал - и сколько в этом районе боевых машин, и где расположены ангары, и какая поставлена охрана. Ну, мы и подумали - если можно помочь хорошим людям и заодно захватить центр города, то почему не помочь? - он довольно засмеялся. - Министерство обороны, центpы вещания и государственный банк! Моей группе есть чем гордиться! О нас будут писать в учебниках!
    Из угла донеслось многозначительное покашливание.
    - Друзья, - спохватился я, - позвольте вас познакомить. Эрнест Пугло - Чиффр, Фырр.
    - Очень приятно, - церемонно процедил сквозь тонкие губы тёщин зять. - А вытащить нас из этой крысоловки побыстрее никак нельзя?
    - Нет проблем! - Фырр высунулся наружу, пронзительно свистнул.
    Дюжие повстанцы, явившиеся на зов, подхватили нас с Эрнестом как мешки с мукой и помчали по воздуху. По пути я смог оценить изменения в окружающей панораме. Ни рукокрылов в галифе, ни зловещей стаи бронированных машин больше не было видно. Повсюду мелькали многочисленные, как пчелиный рой, отваки. Судя по всему, освободительное движение набирало силу. Фырр и впрямь был известной личностью - ему салютовали, махали руками-крыльями. Добравшись до крыши, мы увидели стоявшую наготове вертушку. C пилотского места довольно ухмылялся Чиффр. Можно было отправляться на космодром.
    - Фырр! - вспомнил я. - Подожди, у меня к тебе вопрос!
    Ещё полчаса ушло на растолковывание сути дела и улаживание формальностей. Наконец мы попрощались, и вертушка, взвившись в потемневшее небо, уверенно взяла курс на космодром.

    ***

    Не успев долететь до Земли, мы узнали, что попытка переворота оказалась самой настоящей революцией - отваки свергли правительство и пришли к власти. Наш приятель Фырр, смелая атака которого во многом обеспечила успех переворота, занял пост министра обороны. Вот теперь действительно было о чём поговорить с бухгалтерией. К сожалению, приходилось ждать - мой браслет больше не работал. На вопросы Пугло, как столь надёжное средство связи могло выйти из строя, я предпочитал недоумённо пожимать плечами.
    Дома я первым делом навестил филиал родной компании. Миссис Фью встала мне навстречу:
    - Василий! Это была великолепная идея! Продажи выросли на сорок восемь процентов и продолжают расти! Сообщение, что «Смелая мечта» является единственной фирмой, чей представитель участвует в движении отваков, сразу привлекло к нам всеобщее внимание! А известие о том, что ты попал в плен и прибыль от продаж направляется в фонд освобождения Василия Риверы, вызвало настоящий бум! Мы подняли цены на двадцать процентов, а товар всё равно разбирают, как горячие пирожки! Правда, мы теперь к каждой покупке прилагаем твою голограмму. Покупательницы очень довольны.
    Подождав, пока отзвучал последний раскат великолепного баса, я произнёс положенные слова признания своих выдающихся заслуг и перешёл к делу:
    - Итак, сколько средств находится в настоящее время на счету фонда моего освобождения?
    - Эээээ… - Нелли насторожённо посмотрела сначала на меня, потом на дисплей. - Там находится… некоторая сумма. А почему ты спрашиваешь?
    Я улыбнулся как можно дружелюбнее.
    - Полагаю, что часть этих денег должна быть передана мне. Половина меня вполне устроит.
    Нелли хрипло хохотнула, словно услышала забавную шутку.
    - На каких основаниях, мой мальчик?
    - Ну как же, - развил я свою мысль. - Деньги должны были пойти на операцию по спасению Василия Риверы. Василий Ривера спас себя сам. Следовательно, именно он заслуживает оплаты.
    - Подожди, подожди, - запротестовала Нелли. - Ты забываешь, что создавая фонд, фирма тоже вложила туда средства...
    - Какие? - спросил я насмешливо. - Реклама не стоила фирме ни гроша. А не было бы рекламы, не было бы продаж и, соответственно, не было бы прибыли. Если вы как следует обо всём этом подумаете, то согласитесь, что пятьдесят процентов от суммы - очень справедливое и умеренное требование.
    - Всё равно, - упрямо нагнула голову Нелли. - Тут что-то не сходится…
    - Всё сходится, - заверил я. - Если, конечно, вы действительно собирались меня спасать. Иначе это выглядит так, будто вы обманули всех, купивших товар по завышенной цене. Не думаю, что нашим покупателям понравится подобный трюк. Представьте, как они отреагируют, если этy историю расскажет один из вещательных каналов. Пи-Ди-Джи, например...
    Миссис Фью смотрела на меня почти неприязенно.
    - Чего ты хочешь? - спросила она отрывисто.
    - Денег, - лаконично ответил я. - Как я уже сказал - половина от поступлений в фонд имени меня плюс командировочные плюс гонорар за создание ролика плюс комиссионные за заключённый контракт.
    Мощинки на лице Нелли разгладились, глазки радостно заблестели.
    - Ты всё-таки заключил контракт?! - от волнения её голос даже зазвучал на пол-октавы выше, чем обычно. - Что же ты сразу не сказал?
    - Контракт вступит в силу только после того, как я получу свою долю, - жёстко сообщил я. - Или так, или никак. Если вас не устраивают мои условия, пошлите туда кого-нибудь другого и пусть он попробует добиться лучшего результата.
    - Василий, золотце, ты переутомился, - миссис Фью сочувственно покивала кудряшками. - Нас всё устраивает. Когда отдохнёшь, зайди в бухгалтерию, я дам им все необходимые распоряжения.

    ***

    Получив свою долю от фонда имени Риверы, я тут же перевёл Фырру то, что он запросил с меня при прощании за подпись на контракте. После этого оставалось только проследить, отправлен ли товар, дождаться получения платежа, забрать свои комиссионныеи навсегда распрощаться со "Смелой мечтой". Всё прошло быстро, гладко, без сучка, без задоринки. Во многом я был обязан этим помощи Чиффра - он заведовал в новом правительстве министерством транспорта, сохранял приятельские отношения с Фырром и всё время был на связи со мной. Вы спросите, каким образом? Очень просто. Браслет землянина действительно нельзя снять. Однако ещё в школе я обнаружил, что из него довольно легко достать приёмно-передающее устройство.
    Иногда, сидя на террасе своей виллы и попивая Мартини в тёплой душистой темноте тропического вечера, я пытаюсь представить, какое именно применение нашли отваки семи миллионам кружевных бюстгальтеров третьего размера? Впрочем, не всё ли равно….
    Птица Сирин нравится это.

Поделиться этой страницей