Второе пришествие

Тема в разделе '1 группа', создана пользователем Знак, 22 янв 2012.

  1. Знак Administrator

    Второе пришествие.

    На небольшой площади между двух зданий, у проспекта, вспучился асфальт, зазмеились багровые разломы, пахнуло жаром. Будто, из-под земли, прямо из кипящих магматических недр, выдавливается огромный пузырь, сама лава толкает его вверх, заставляет проламывать земную кору. Трещины расширились, багровость превратилась в оранжевость, задрожал перегретый воздух. Куски асфальта начали оплавляться и исчезать в пылающих недрах. К центру площади потянулись струи воздуха, вскоре задул крепкий ветер. Мутный пузырь, подсвеченный багровыми всполохами медленно показал верхушку. На противоположной стороне проспекта, чуть в стороне, багровые отсветы залили окна маленькой часовни.
    Рота срочного реагирования оцепила место ещё с утра, когда были получены первые данные о сейсмической активности, хотя, какая активность в этом равнинном регионе. Жителей района эвакуировали. Успели привезти и выложить в ряды мешки с песком. Теперь из-за них выглядывают лишь испуганные лица и стволы автоматов. Лица солдат бледные, выпученные глаза неотрывно смотрят на выдавливающийся пузырь. Командир роты, высокий и худой, как дрын, майор пытается выглядеть суровым, но даже у него проглядывает испуг в нервном подёргивании щеки.
    Сквозь треск раздираемого асфальта послышался надсадный рёв двигателей и шуршание тяжёлых шин. Из поворота, на проспект вырулила боевая машина модели «Тур-2», за ней показались ещё две. Плоские, как брюхо черепахи, башни пулемётов повернулись стволами в сторону разламывающего площадь пузыря, заблестели в лучах солнца короткие стволы ПТРК. На другом конце проспекта возникли ещё три Тура. Где-то позади пузыря, за домами, ревут двигатели третьей группы. Боевые машины затормозили, оставляя на сером асфальте чёрные полосы, замерли, недалеко от кольца заградительных мешков. Открылись широкие боковые люки. Из них тяжело ступили на асфальт армированными подошвами бойцы в экзоскелетах «Бер», по два из каждой боевой машины.
    Лейтенант Крамаренко, лидер первой группы «беров», бросил хмурый взгляд на происходящее, сквозь блики на округлом стеклодисплее экзоскелета, стало видно, как сдвинулись его брови.
    Пузырь выдвинулся почти наполовину, заняв всю площадь между домами. В этот момент одно здание не выдержало, накренилось. Над проспектом пронёсся грохот осыпающихся кирпичей и бетонных плит. Взметнулись клубы пыли. Обломки исчезли в раскалённом разломе у края пузыря.
    Следом за берами из командирского тура выпрыгнул полковник Чеберец. Плотного телосложения, с угловатым, будто высеченным из гранита лицом, виски и брови посеребрены сединой. Суровый взгляд серых глаз впился в пузырь.
    - Что скажешь? – тихо спросил Чеберец у возвышающейся рядом стальной громадины.
    Спросил вслух только по привычке, старому вояке трудно привыкнуть к нейроимпланту расширения, что позволяет общаться, не разевая рта по сотням разных каналов.
    - Крупный, - раздался голос Крамаренко в ушах у полковника, - таких ещё не видел.
    От солдатского оцепления отделилась высокая и худая фигура, подбежала, вытянулась в струнку.
    - Капитан Смольный! – отчеканил командир роты оцепления, глядя в суровое лицо полковника. – Какие будут приказания?
    - Вольно, капитан. Приказание такое – мои ребята стараются разобраться с нечистью, а вы стараетесь не мешать. Действуйте только в крайнем случае… но если «беры» не сдержат бесов… тогда никто не сдержит…
    - Так точно! – отчеканил капитан и трусцой бросился обратно, на ходу что-то крича, отдавая команды, жестикулируя.
    Последним из командирского «тура» выбрался экзорцист - хлипкий молодой парень в рясе католического монаха, поверх которой наброшен бронежилет. Жёлтые глаза ревностно посмотрели в сторону православной часовни, но тут же в них промелькнуло смирение, экзорцист опустил взгляд и забормотал молитвы. Явившегося в мир Спасителя очень расстроили распри между детьми его, но в своей безграничной любви он простил и призвал на Всемирном Соборе к покаянию и примирению. И снизошла тогда благодать на всех присутствующих иерархов разных религий и конфессий и покатились слёзы по щекам…
    Худое, вытянутое лицо экзорциста расслабилось, посветлело. Полковник Чеберец шагнул к нему, протянул католику шлем. Крамаренко лишь чуть повернул корпус «бера», вжикнув сервомоторами, и сурово покосился на чужеверца.
    - Падре, - обратился Чеберец на католический манер, но в голосе зазвенели металлические нотки, - наденьте шлем!
    Нейроимплант расширения с программой переводчиком ретранслировал слова командира на родной язык экзорциста, умная электроника передала и тембр голоса, экзорцист вдохнул, внимательно посмотрел в изрезанное морщинами лицо Чеберца.
    - Зовите меня просто Джоном, - понимающе сказал экзорцист на английском языке, но Капитан услышал его речь по русски, - распри и недопонимания между ветвями наших религий остались в старом мире, до Второго Пришествия. Иисус вновь уравнял всех своих детей.
    Капитан смутился, отвёл взор, руки, держащие шлем опустились. В душе вдруг что-то затрепетало и будто раскинуло крылья.
    - Вы были там, Джон, на Соборе, когда он…? – спросил старый вояка, не зная как выразить переполнившие его вдруг чувства, - …когда он снизошёл?
    Джон покачал головой.
    - Нет на Всемирном соборе меня не было… Но я видел его когда он благославлял мой выпуск школы боевых экзорцистов, полгода назад.
    - И… какой он?... Каково это стоять рядом с ним и смотреть в его лицо?
    Взгляд экзорциста стал отстранённым, на губах заиграла улыбка.
    - Он – святой. И это непередаваемое чувство.
    - Я ведь никогда не верил в Бога, - пролепетал Полковник вдруг севшим голосом, - хоть и крещённый в детстве… Тогда всех крестили… Но когда появились эти сатанинские твари, я подумал – раз есть ад из которого они выходят, то должен быть и рай? А значит и Бог? И он явился!
    - Все так подумали, кто раньше не веровал, - тихо сказал католик, - эта волна мыслей и призвала Его…
    - Возьмите, Джон!
    Чеберец вновь протянул круглую каску, но инквизитор жестом отклонил её.
    - От этих тварей шлем не защитит.
    - Но может уберечь от случайного осколка! Поверьте, я бывал в боях за свою жизнь, хоть и не супротив демонов, и знаю, как случайный осколок может оборвать солдатскую жизнь
    - Спасибо, но всё равно – нет. Смотрите, они сейчас вылезут.
    Полковник устремил взгляд на выдвинувшуюся половину пузыря, из под него в разломы и трещины льётся наружу раскалённая, ярко-оранжевая лава, плавит остатки асфальта, застывает неопрятными валиками.
    - Хорошо хоть их появление всегда заметно и предсказуемо, - пробурчал командир и рявкнул, - Рота! Занять боевую позицию!
    Нейрочип разнёс команду между тремя группами «беров». В голове Чеберца отозвались голоса лидеров групп, в том числе и Крамаренко, подтверждающих команду.

    За мутными стенками пузыря проступили светящиеся багровым фигуры. В одном месте выдвинулась, будто сделанная из раскалённого слитка металла голова, увенчанная изгибающимися рогами. На уродливом лице с приплюснутым носом и тяжёлыми надбровными валиками проступила ярость. Щёки демона раздулись, из ноздрей повалил чёрный дым, и пасть разверзлась в яростном нечеловеческом крике.
    Из пузыря выметнулась, будто брошенная порывом ветра, стая пылающих демонов. Они веером разлетелись в стороны, почти не касаясь земли. Застучал пулёмёт, за ним другой, третий. С другой стороны проспекта по демонам открыли перекрёстный огонь. Но пули не причиняли вреда, только тормозили тварей, иногда отбрасывали, заставляли пригибаться к земле. Солдаты оцепления в страхе сжались за мешками заграждения.

    Взвизгнули сервомоторы беров. Шестеро гигантов в стальной броне с одной стороны и шестеро с другой, бросились вперёд со стремительностью гепардов. Впрочем и настоящие беры, медведи, несмотря на свой массивный, неповоротливый вид и титул косолапых, очень быстры и ловки. Крамаренко в прыжке сгрёб рогатую, пышущую жаром, бестию. От удара взметнулись искры и гарь, две фигуры, одна из холодной стали, другая из раскалённой лавы, покатились. Обезумевший бес оказался сверху, принялся молотить когтистыми лапами по броне. В него ударила пулемётная очередь с броневика, сбила на землю. Крамаренко мигом вскочил, вжикнув сервомоторами, на тыльной стороне стальных перчаток засветились голубым светом окружности квантовых резонаторов, сияние охватило кулаки. Мощный удар обрушился на голову демона, её вбило в асфальт наполовину, чудовище пронзительно закричало, попыталось вскочить, но второй удар вернул на прежнее место.
    На одном из «беров», лейтенанте Ковальчуке, повисли две твари. Боец попытался сбросить их, сервомоторы надсадно визжат, но демоны сжали его руки, прочнейшая легированная сталь в местах захвата в один миг потемнела, стала синей, затем багровой… Крик боли разлетелся по радиоканалу, системы охлаждения не способны долго противостоять жару чудовищ. Крамаренко бросил взгляд на попавшего в беду товарища, метнулся к нему. Синий свет от кулака слился в полосу, одного демона отбросило. Ковальчук освободившейся рукой схватил второго демона за горло, квантовый резонатор в перчатке засветился синим кольцом, воздух задрожал вокруг пылающей морды, пышущие жаром глаза демона сузились, из пасти вырвалось рычание. Демон ослабил хватку, Ковальчук рванул его, швырнул наземь, и обрушил серию ударов кулаками.
    Дюжина «беров» рассредоточились по периметру, не пуская демонов с площади. Бойцы хватали тварей, бросали оземь и в стороны, сшибали друг с другом. То тут то там вспыхивали синим квантовые резонаторы, и тогда очередной демон вскрикивал не то от боли, не то в ярости, голосом от которого холодела кровь. Но из портала появлялись всё новые и новы твари. Уже на каждого бера по двое.
    - Третье отделение! – прорычал Полковник Чеберец. – вступайте в схватку!
    С тыльной стороны площади, между зданиями показались тяжёлые фигуры «беров» третьего отделения. Визг их сервомоторов вплёлся в шум битвы, как живые, ходячие танки они ворвались на площадь, перепрыгивая трещины и разломы из которых продолжала выплёскиваться лава. Третье отделение ввязалось в битву, оттянуло часть огненных противников на себя, но из портала продолжали появляться новые бестии.
    Джон сделал шаг вперёд, распростёр руки в сторону боя и принялся читать молитву. Вокруг него образовалась аура, в широко открытых глазах сияет плазменный свет. Полы рясы хаотично затрепетали, будто навстречу ветру, дующему к горячему разлому, задул ещё один воздушный поток. Полковник Чеберец с раскрытым ртом уставился на экзорциста, не первый раз видит его в работе, но не перестаёт удивляться странной силе. Православие не знает института экзорцизма, как и протестанты. Только католическая ветвь стала существенным подспорьем в борьбе с внезапно обрушившейся на мир нечистью. То, что считалось сказками и мракобесием, оказалось правдой. Мир и раньше сталкивался с демонами, но то были единичные случаи, и как правило демоны не проявлялись в физической реальности, экзорцистам средневековья удавалось справляться с ними своей святой силой и молитвами. Но в начале третьего тысячелетия от рождества Христова Сатана будто решил вывести своё воинство из глубин ада, и помощь древних школ экзорцистов оказалась весьма хорошим подспорьем новым технологиям и военным разработкам.
    Голос экзорциста усилился, обрёл мощь. Демоны на миг замерли, взор трёх десятков огненных глаз устремился на молодого католика со злобой и ненавистью. Сияние в глазах Джона стало ярче, руки задрожали. На висках вздулись и принялись мощно пульсировать рифлёные желваки. По толпе демонов прошла волна дрожи. Некоторые из них упали на землю и принялись корчится, но другие рассвирепели ещё больше, ринулись к экзорцисту.
    Крамаренко заступил дорогу сразу двум. Репульсаторы вспыхнули особенно ярко, два демона будто врезались в скалу. Но с боку налетел ещё один. Его лапа с размаха ударила в шлем, крамаренко упал на одно колено. Удар снизу подбросил вверх, перед глазами пару раз земля поменялась местами с небом.
    Джон видел как толпа демонов ринулась к нему, страх острым ножом вонзился в сердце, но экзорцист заставил себя стоять и читать молитву. Сейчас всё зависит от него. Демоны практически неуничтожимы, ни пули ни огонь ни холод, ни удары репульсаторных перчаток не могут их убить, только задержать. Лишь сила экзорцистов способна… И нужно верить в силу людей, что сейчас сдерживают адских тварей лишь для того, чтобы Джон закончил молитву… Верить в этих людей так же сильно как в Бога и Сына его, Иисуса Христа, который вновь явился в этот мир, чтобы помоч в войне с Сатаной.
    «Беры» держались из последних сил. Сервомоторы надсадно визжат, репульсаторы вспыхивают всё реже – батареи не вечны. Вся битва переместилась в ту часть площади, что ближе к замершему в сиянии плазменного света экзорцисту. Солдаты оцепления, пригибаясь за баррикадами из мешков с песком, рассыпались в стороны. Только один почему-то остался на месте и во все глаза следил за экзорцистом. Джон видел его голыбые распахнутые глаза и этот взгляд почему-то придал сил. Уставший голос загремел с новой мощью и демоны дрогнули. Исход битвы был определён. Экзорцист читал завершающую часть молитвы, что приносит демонам особенные страдания и лишает сил. «Беры» окружили их кольцом и не давали уйти тем, кто пытался прорваться, отшвыривали обратно.
    Спустя несколько минут все демоны корчились в судорогах, катаясь по жемле. Люди в экзоскелетах чуть расступились, наблюдая как адские твари погибают. Сначала обратился в прах один, потом другой, третий. Рассыпались в чёрную пыль сразу трое, а в следующую секунду не осталось никого из созданий сатаны, лишь ветер продолжающий дуть к порталу утянул за собой потоки чёрной пыли. А когда пыль вознеслась с тёплым воздухом, схлопнулся пузырь портала, оставив лишь уродливый разрыв в центре площади и остывающие магматические наплывы.
    - Молодцы, ребята, - разнёсся в нейросети хриплый голос Чеберца. – Сдюжили… и в этот раз…
    Он подошёл к экззорцисту. Широкая ладонь опустилась на плечо Джона, заставив чуть пригнуться.
    - Сдюжили, - повторил экзорцист, непривычное русское слово, и только после этого сообразил, что сказал его без переводчика в нейроимпланте.
    Полковник хмыкнул, хлопнул экзорциста ещё раз, и помолчав, спросил:
    - Когда мы победим?
    Джон пожал плечами.
    - Когда станем едины.
    - А сейчас мы разве не едины? – удивился полковник. – Объединились даже все религии и конфессии! Куда уж единей?
    Джон взглянул на православную часовенку на другой стороне проспекта, в сердце вновь кольнуло чувство ревности, католик сделал усилие чтобы подавить его.
    - Есть куда, - ответил экзорцист, - есть, куда…
    - А Иисус? – снова спросил Чеберец, на этот раз более робко.
    - Он нам поможет…
    - Но на поле боя его нет… если бы он своей мощью ударил по бесам…
    - Он всегда с нами, всегда…

    ***
    Худощавый человек распростёрся в центре крестообразной конструкции из хромированного металла. Из затылка тянется провод оптоволокна, разветвляется по перекладинам металлической конструкции, обрастает дополнительными жгутами, которые уходят в недра серверов, что возвышаются по периметру комнаты. Длинные волосы падают на плечи, веки закрыты и чуть подрагивают. Перед взором тускнеет лицо с пронзительно голубыми глазами солдата оцепления и чувство решимости, что рождается под этим взором, где-то в другой части сознания он смотрит этими голубыми глазами на молодого экзорциста, а в душе разливается вера в его силы. Другие грани восприятия вплетают бойцов в стальной броне, битва завершена, но в крови всё ещё бурлит адреналин. Нейроинтерфейс передаёт всю гамму чувств, всех кто подключён, переплетает в причудливую картину восприятия. Ответные коды летят фотонами по оптоволокну, конвертируются в радиосигнал и через орбитальные спутники дают людям веру и силы сражаться.
    - Да, я с вами, - прошептал человек внутри крестообразной конструкции, - я всегда с вами…
    А где-то в другом конце света на поверхность пробивается новый портал, и сознание заполняется другими образами других людей…

Поделиться этой страницей