Взломщик 2.0 (фантастика)

Тема в разделе 'Ceniza', создана пользователем Ceniza, 16 окт 2012.

  1. Ceniza Генератор антиматерии

    Я и не знал, как это делается. Вышел из храма, и, когда тяжелая дубовая дверь со стуком захлопнулась, запрокинул голову, пытаясь разглядеть сквозь падающий снег небо. Невыразительное и тусклое, оно оставалось безучастным.
    – Ненавижу, – прошептал я.
    Аллея, заметенная ненадежным первым снегом, была пуста. Никто не слышал меня, но я все равно ощутил неприятный холод вдоль позвоночника. Так бывает, когда нарушаешь запрет.
    – Ненавижу и не хочу.
    Одинокий, безжизненный сквер. Никто не шел к храму, и я вдруг решился.
    Кажется, это у Ницше я читал про древний обычай побивания кумира. Человек, недовольный своим богом, привязывал к истукану веревку и таскал по селению, награждая пинками и проклятиями. Божок волочился по земле, взбивая клубы пыли, а соплеменники, вспомнив о собственных горестях, вовлекались в жуткий обряд: закидывали чура камнями, насмехались, проделывали с ним всяческие непристойные вещи – и вот, предав поруганию, несчастного оплеванного бога отлучали от сообщества, сказав заветное слово.
    Мир, который он сотворил, отторгал его, и он оставался один.
    Вина его была велика: неурожай, голод и мор уносили в те времена тысячи жизней, да и в самой основе Вселенной заключена червоточина, ошибка, баг. В таком мире за факт рождения уже должны даровать прощение. Но, представив ужас и позор, который ему пришлось пережить, и, главное, бездну одиночества, куда его низвергли, я неизменно протягивал руку над тьмой.
    Так было до сегодняшнего дня.
    Сжимая медзаключение с отчеркнутыми цифрами, я слушал врача.
    «Мы подошли к точке, когда лечение убивает быстрее, чем болезнь. Шесть-девять месяцев. При благоприятном течении – год. Вам будет легче поддерживать жену, если вы примите факт...
    «Вы больше не будете ее лечить? – наконец доходит до меня.
    «Так случается».
    «Ненавижу, не хочу и не люблю. Хочу, чтобы тебя никогда не было, тебя и твоего мира», – подумал я.
    Связки дрогнули и пробудили к жизни звуковую волну. Я подхватил и потянул ее из этого мира вместе со снегом и светом. Там, где я забирал материю, открывалась воронка. Из нее веяло темным, чуждым человеческому миру. Когда она свернулась, я почувствовал облегчение.
    Все. Слово произнесено. Неужели так просто?
    Не веря в содеянное, я прислушался. С проспекта долетал приглушенный гул автомобилей и гудки клаксонов, но здесь, в заснеженном парке, было все также тихо и недвижимо. Низкому серому небу было все равно. Слово ничем не отличалось от обычных слов, ничего не значило и не имело цены в этом мире, как и в том, в другом.
    Тихо валился снег…
    А потом за спиной хлопнула дверь. Я обернулся: на крыльце стоял священник. Глядя на меня сочувствующим взглядом, он протянул бланк, который я забыл, когда ставил свечу. На этом листке бумаги червоточина мира являла себя всего лишь в нескольких цифрах. Небольшое отличие, и нить жизни истончается.
    – Иди к ней и будь рядом, сколько потребуется, – сказал он.
    Я глянул в добрые глаза и хотел сказать, что из-за этих цифр ненавижу его треклятого божка. Знаю наперед все аргументы: нам не дают испытаний, которые не по силам, да? Дают, ох как дают – сколько сломавшихся! Да ведь и человек такая скотина, что будет терпеть, даже если и не по силам, даже если он не должен терпеть. Неужели, никто так и не осмелится сказать ему: стоп! хватит!
    Мой бунт далек от алгебраического уравнения: «тварь ли я дрожащая, или право имею», и даже от софистского резюме: «если бога нет, то все позволено». Я человек простой, и коза моя богу простая: ты мне должен. Должен – оплати.
    Нет, не поймет меня священник, начнет увещевать. Весь этот месяц он столько говорил о смирении, что я не вынесу больше ни единого слова.
    Я протянул руку, чтобы забрать листок, но пальцы прошли сквозь бумагу. Решив, что мне это кажется – я не спал всю ночь и по этой причине мог грезить наяву – попытался ухватить бланк. Моя рука увязла в предплечье священника. Он быстро глянул на меня, во взгляде забрезжила догадка.
    – Слово? – выдохнул он вместе с клубами пара.
    – Слово, – подтвердил я.
    Воздух у моего рта оставался холодным, я не выдыхал тепла. Я вдруг понял, что вообще могу не дышать. И как только я это осознал, ноги стали тонуть в бетонных ступенях, словно это был зыбучий песок. Сглотнув слюну и сделав над собой усилие, выбрался на твердую поверхность, забрал у священника листок и, повернувшись, стал спускаться вниз по лестнице.
    Слово работало. Мир отторгал меня, а я его. Прежде чем нас окончательно разнесет, нужно успеть сделать, что я задумал.
    – Иван, – позвал меня священник, когда я ступил на усыпанную снегом дорожку. – Верни слово.
    Я покачал головой.
    – Что ты хочешь сделать?
    Я улыбнулся. Мир выбрасывал меня вместе с огрызком материи. Совсем скоро в моем распоряжении окажутся задворки Вселенной, куда не проникает взгляд творца. Мой мир, в котором я могу устанавливать правила. Цифры на бланке там будут означать другую судьбу.
    – Погибнешь… – долетело до меня. – Несчастный! Несчастный…
    Я шел по собственным следам, один за другим они появлялись передо мной на дороге. Снег белым пушистым щенком бежал рядом. Он помнил, что я любил его приход в разгар слякотной поры, холодными пальцами касался лица, ознобной щекоткой проникал за воротник пальто, но я не имел права играть с ним. Я был вне этого мира, и крал его по глотку, как украл Слово из храма.
    Холодно, как же холодно быть одному. Плоское двумерное небо давит и сводит с ума.
    – Молодой человек! Вы не видели мальчика? Только что катался на велосипеде, – пожилая женщина смотрела на меня полными ужаса глазами.
    Одетая в легкий летний костюм, она начинала замерзать под леденящим ветром. В пластиковой корзине, которую она нервно сжимала побелевшими пальцами, лежали темно-красные вишни.
    Я не мог останавливаться, и не мог думать, как и откуда она сюда попала, где остался мальчик. Наверное, ее внук. Слово сказано, и ничего не изменить. Я должен успеть до того момента, когда ощущение одиночества сведет меня с ума.
    – Молодой человек, здесь должна быть улица Беленкова. Где она? Где?! – семья: отец, мать и две дочери в растерянности стоят возле старенького «Рено», беспомощно взирая на то место, где еще недавно стоял жилой многоквартирный дом.
    – Там наша бабушка…
    Воздвигнув между собой и ими стену отчужденности, я почти бежал к цели, рядом верно следовал снежный пес.
    Следы завернули за угол. Дальше, через дорогу, начиналась территория больницы: за чугунной оградой над сплетением голых кленов высилось многоэтажное здание лечебного корпуса.
    Вперед! Быстрее. Нужно забрать мою любимую, пока я еще существую. Я выбежал из-за угла: больницы не было. Города не было. Безбрежное заснеженное поле сливалось с белесым небом. Там, где они соприкасались, темнела воронка.
    – Туда, – сказал я псу.
    Перейдя через автостраду, мы ступили на поле. На пушистом белом покрывале я увидел узорный протектор женских сапожек.
    Без меня? В груди похолодело. Почему? Я вгляделся в мертвое небо, ответа не было.
    Ветер выл, поле рассыпалось снежной пылью под ногами. Я поднял воротник пальто, и там, где руки держали материю, остались знаки, обозначающие Слово.
    Мы дошли до цели на исходе дня. Белый пес скользнул в провал, и воронка с чавкающим звуком захлопнулась. Я последовал за ним, но меня отбросило прочь.
    – Слово! – выкрикнул я.
    – В доступе отказано, – прозвучало сверху.
    – Гад, ненавижу, – я сжал кулаки.
    – Пароль неверен.
    – Слово.
    – В доступе отказано.
    – …
    – В доступе отказано, отказано, отказано…
    Реальность теряла цвета и краски. Я распадался на мириады белых снежинок. А потом закончился свет, но мое тело еще что-то чувствовало, кажется, это была боль.
    Я совсем один, и я не успел…

    ***

    Двое: субтильный очкарик и темноволосый брутал появились из темноты.
    – Робби, смотри, мертвый бомж, – сказал брутал и склонился над телом, занесенным снегом. – Какая-то записка в руке.
    Он разжал скрюченные пальцы «бомжа» и вытащил из посиневшей руки листок. Цифры на нем были отчеркнуты красными чернилами. Брутал сунул их в карман, и заметил в центре ладони какой-то знак.
    – Что это, Робби? – спросил он.
    Очкарик склонился над замерзшим странником, рассматривая горящие знаки.
    – RePWL, – прочитал он и задумчиво потер переносицу. – Это не бомж, Люцик. Это взломщик. Примитивный, ориентированный на эмпатию.
    – Откуда тебе знать, – ухмыльнулся Люцик.
    – Ты слышал, как утром в бурсе говорили, что в зоне провала перехватили трехмерных: пса и женщину?
    – Этот, значит, третий? Не повезло ему.
    – Зато повезло нам. Представь взломщика в нашем мире, – сказал Робби.
    – Да-а-а-а, – протянул Люцик. – Он бы столько дел наворотил! Ну, потащили? Нам за него благодарность в дело внесут.
    Робби и Люцик взяли бомжа и поволокли по снежному полю в направлении к темнеющей у горизонта точке. За спинами у них болтались поникшие рваные крылья.
    – Тяжелый, – сказал один.
    – Ну, так, силен мужик. Взломщику никогда не удается пройти через портал, а этот смог.
    – Смог, да сдох.
    Оба заржали.
    Человек, которого несли два ангела, вдруг открыл глаза и застонал.
    Джинн, Dimtrys и Позём нравится это.
  2. fiatik Генератор антиматерии

    имхо - любопытная заявка
    мест для доработки имеется, образы хороши, но недостаточно детальны на мой непросвещённый, некоторая путаница
    дочитал с интересом
    как считаете, господа?
    galanik нравится это.
  3. Знак Administrator

    По моему начало-середина весьма и весьма, но концовка свернулась банальностью. Ждал чего-то более мощного.
  4. fiatik Генератор антиматерии

    ага, согласен
    есть протест и бунт, но причина неясна и устремления ГГ не раскрыты
    но и по ходу приходится додумывать детали
  5. Ceniza Генератор антиматерии

    согласна,
    надо думать дальше
    galanik нравится это.
  6. Позём Moderator

    Как-то сразу все согласились, словно и не писатели вовсе, а какие-то ролевики. :D А как же покричать о бездарностях и графоманах? Как же возмутиться насчёт "самобытного изложения не подлежащего изменению?" :D

    ПР: Мне рассказ понравился, тем что есть эмоции, я не понял к чему там этот чел там так жутко расстроился, что всё проклял, но сопереживание появилось такое крепкое и жутковатое. И... чёрт, я тоже соглашусь, что эти покоцаные ангелы и то что это оказывается банальный пароль взлома - попортили тему, которая заворачивалась эдаким мистическим инферно. Ну как если в какое то изящное фэнтези вдруг запихать летающие тарелки и пришельцев с носами дудочкой. :cool:
  7. Ceniza Генератор антиматерии

    А мне ангелы покоцанные и вороватые как раз почему-то нравились. И далее хотелось про них завернуть.:eek:
    С паролем, прокол да. Но как же в мистическом инферно без потусторонних сущностей?
    ?
    сэнкс, Позем :)
  8. Dimtrys Гремучая ртуть

    Стиль мне близок и нравится. Люблю такие рассказы. Как я всё понял? У героя неизлечимо больна любимая и он, отчаявшись вымолить у Бога другую судьбу для неё, решается на "взлом". Попытка провалилась - он умер для нашего мира, а в ином не прижился. Правда, то место, куда герой так стремился, не слишком похоже на райские кущи - там и бомжи есть, и оборванные ангелы. А Бог? Он действительно умер, как учил Ницше? Не похоже, чтобы он присутствовал по ту сторону портала.
    Конечно, стоит поработать над текстом. Не в том направлении, чтобы сделать понятным - по мне и так нормально. Слегка бы "ужать" и причесать. А в целом - хорошо.
    Хрустальный Феникс нравится это.
  9. Знак Administrator

    Отрицательные персонажи легче идут, ярче проявляются, соответственно и нравятся больше авторам. С ними проще работать, попросту говоря )) Это не хорошо, не плохо, но как верно выше сказали Фиатик и Позём, неуместно. Синица, не даю расклад подробный что к чему и почему, не уместно, но поверьте, он есть. ))
    Atlas нравится это.
  10. Ceniza Генератор антиматерии

    верую и понимаю - разные вещи))
    Позём нравится это.
  11. Позём Moderator

    Веруйте и воздастся вам. :D
  12. Ceniza Генератор антиматерии

    Э-э-э-э? Не понимаю :( Какая кукла? Какой роман?
  13. Ceniza Генератор антиматерии

    А-а-а-а, а то я нервно стало искать в недрах компьютера роман:D Вдруг сама не заметила, как написала.
  14. Ceniza Генератор антиматерии

    Надо же, Атлас в теме отметился))
  15. fiatik Генератор антиматерии

    йома, ну нификасе) Синичка шаббатным утром, в восемь)
    чуть свет вы на ногах и я меж ваших)
    Хрустальный Феникс нравится это.
  16. harrybook Спичка

    Доброго дня.
    Все ниженацарапанное исключительно моё мнение, никак не претендующее на истину.
    ***
    – невыразительное и тусклое, оно оставалось безучастным.
    так бывает, когда нарушаешь запрет.
    Лучше сделать их отдельными предложениями.
    Мир, который он сотворил, отторгал его, и он оставался один. Вина его была велика:
    дважды "его" и второе предложение чересчур длинное.
    в заснеженном парке было все также тихо и недвижимо. Низкому серому небу было все равно.
    Дважды "было все" и здесь "так же".
    ... так же тихо и неподвижно, как ...
    Но должен же кто-то наконец сказать ему: стоп! хватит!
    Но должен же кто-то, наконец, сказать ему:
    - Стоп, хватит!
    Мне нужен был свет, много света, очень много света. Прежде, чем этот мир начнет разрушаться, мне нужно успеть создать свой, где цифры на бланке будут означать долгую судьбу. Даже если мои не уложатся в норму.
    "мне", "мне", "мои"
    как и откуда она сюда попала, где остался ее внук.
    Откуда известно, что это её внук?
    Реальность, в которой я пребывал, теряла цвета и краски, выдыхаясь. Я чувствовал, что распадаюсь на мириады белых снежных хлопьев. А потом закончился свет, но я еще что-то чувствовал, кажется, это была боль…
    Трижды "я".
    – Робби, смотри, мертвый бомж,
    – Робби, смотри: мертвый бомж!
    на линейке говорили, что зоне провала перехватили трехмерных: пса и женщину.?
    в зоне (пропущен предлог). В конце точка лишняя.
    – Да-а-а-а, – протянул Люцик, – Ну, потащили?
    После "Люцик" точка.
    Робби и Люцик подняли тело и потащили его по снежному полю
    "его" здесь лишнее
    – Тяжелый, – сказал один.
    Раз их имена известны читателю, то вместо "один" лучше указать кто конкретно.
    ***
    А финал классный!!!
    Знак нравится это.
  17. Ceniza Генератор антиматерии

    спасиб за разбор
  18. harrybook Спичка

    Рад, если поможет в доработке рассказа. :)
  19. Ceniza Генератор антиматерии

    думаю, поможет
    этот текст мне хочется доделать
  20. Ceniza Генератор антиматерии

    текст только Знак может поменять? :(

Поделиться этой страницей