Болевой порок

Тема в разделе '1 Группа', создана пользователем Знак, 1 фев 2013.

  1. Знак Administrator

    Болевой порок


    "В боли столько же мудрости, сколько и в удовольствии: боль, подобно удовольствию, относится к наиважнейшим силам, направленным на сохранение рода"
    Фридрих Ницше

    I

    Вторник, восьмое января. Восемь часов утра. Как обычно в это время в квартирах людей класса "Б" (занятые строительством) прозвенел будильник. Слышал его каждый и просыпался моментально. Без всяких "полежать ещё 10 минут" или "голова болит, не пойду сегодня на работу". Вставали за милую душу. В том числе и Джойс, расписание дня которого не менялось уже много лет. Не считая маленьких нюансов. На сей раз он постриг ногти на четырёх пальцах ног, а также немного больше времени, чем обычно, провёл перед зеркалом.
    В старых книгах Джойс не раз читал о том, как главные герои спрашивали себя: "откуда мы взялись?" и "каков смысл жизни?". Как оказалось, вопросы эти не вечные. Вряд ли человек XXIIвека интересовался ими. Жизнь стала куда проще. Проснулся – выполнил работу – вернулся домой. Вот и всё. Никаких вам ухлёстываний за девицами, никаких нереализованных амбиций. Сослужил обществу – значит, благословлён.
    Хотя мы, конечно, и солжём, если скажем, что Джойс ни разу не мечтал. Напротив, иногда он представлял себя человеком, рождённым в другую эпоху. Интересно, кем бы он стал тогда? Исследователем, преподавателем? Или работал бы в этой фирме… как же её… Джойс всё время забывал название. Впрочем, не суть. Размышлениям об альтернативной реальности Джойс себя не занимал. Да и зачем? Где здесь рациональное зерно? Он ведь не мальчишка какой-нибудь, а уже сформировавший мировоззрение 30-летний человек. По нашим меркам высокий (под два метра), по меркам описываемого времени – среднестатистического роста мужчина. Красивый или нет – этого он сказать не мог. В зеркало на себя он смотрел без отвращения – и это главное. Само же понятие "привлекательность" к этому времени исчезло напрочь, ибо никто его не употреблял.
    После утреннего туалета и скромного завтрака он проверил e-mail. Письмо от врача: через неделю необходимо явиться на осмотр. Ежегодный – здесь с этим строго.
    Собрался Джойс за час с небольшим. Успел бы к строящемуся монорельсу, даже если бы угодил в пробку. Забавно, в 2177 году, по мнению огромного количества киносценаристов и писателей, машины должны были летать, а в закусочных карпатиться роботы. Но, как это частенько бывает, всё оказалось куда более иронично. В бездушные механизмы превратились сами люди.

    II

    Говорят, любовь на выдумку хитра. Чушь. В плане изобретательности влюблённый никогда не сравнится с жаждущим власти эгоистом, готовым прибегнуть к любым средствам для достижения цели. Оная у таких обычно одна и та же – мировое господство.
    Помнится, очередной конец света (во многих смыслах) предсказывали в 2000 году. На этот раз, правда, "пророчество" сбылось. Пусть и не так, как предполагалось. Именно тогда в ничем не примечательной венгерской чете на свет появился некий Дьёзё. Кем он был? Никто не знал, пока парнише не стукнуло 25. В этом возрасте он невероятным образом умудрился устроить переворот и прийти к власти в этом европейском государстве. Естественно, лишь усилив голод до завоеваний.
    Как появляется стремления к власти? Однозначного ответа нет. Кто-то укажет на увлечение идеями Ницше или простую слабость личности, как считал Фромм. Но всё это на деле имеет мало общего с реальным положением дел. Годами в школе, а позже и в университете, Дьёзё наблюдал, как учителя хвалили его одноклассников, как эти самые одноклассники в раздевалке перед уроками физкультуры хвастались любовными похождениями. Как девчонки игнорировали его приглашения погулять. Как его знакомые поступали в престижные европейские учебные заведения. Как его сверстники гребли форинты, пока он просил деньги у родителей. Как рок-звёзды, которые играли на гитаре ничуть не лучше, чем он, собирали стадионы и пускались в сумасшедшие туры. Как он за год едва-едва набирал интересных историй столько же, сколько другие собирали за неделю. Как постепенно рушились его мечты стать музыкантом, спортсменом, космонавтом. И кем он должен был стать после этого? Бакалейщиком? Крановщиком? Да, выполнять полезную работу, но в то же время оставаться в тени? Всё так же слушать отказы от девушек и наблюдать за тем, как объекты его грёз поочерёдно выходят замуж? Увольте.
    Рассудительность и злоба – поистине коварное сочетание. Дьёзё, одержимый идеей мирового господства, задал логичный вопрос: каким же образом ему добиться цели с такой маленькой державой? Заручиться поддержкой? Да, но ведь никто из сильных мира сего не пошёл бы на союз с Венгрией на равных условиях. И тут пришлось кстати давнее увлечение правителя идеями эволюции. Как известно, отдельные органы человека из-за ненадобности либо уменьшаются, либо исчезают вовсе. Тогда государю пришла в голову идея, предрешившая судьбу человечества – сделать физическую боль настолько привычной, что люди перестанут её чувствовать. Главное – уложиться в короткие сроки.

    III

    Домой Джойс обычно возвращался часам к одиннадцати вечера. Скромно ужинал в компании с телевизором. Особенно ему нравился ретроканал. В частности, старые фильмы. Джойс их обожал. Правда, многое не понимал. Вот ковыряется коренастый парень в пятке девушки, а та ему говорит: "Перестань, мне щекотно!". Интересно, как это, "щекотно"? Это больно? От этого умирали?
    В час ночи он всегда ложился в кровать. Не потому, что действительно хотел спать. Причина банальнее: смотреть по телевизору уже было нечего. Кроме ретро-ТВ ничего не любил, а там в это время шли спортивные трансляции. По записи, разумеется. Рейтинги у них падали ниже плинтуса, но руководителей телеканала это не смущало – чертовски дёшево ведь.
    Что ж, по крайней мере одного зрителя их задумка отвернула. Что это вообще за понятие "спорт"? Бегали люди с мячиками, как угорелые, или катались на льду. Какой в этом смысл? Где рациональное зерно?

    IV

    Кто знает, если бы в XVвеке "деятельность" Томаса де Торквемады распространилась на весь мир, то, может, боли не почувствовал бы ни Марат Казей, подрывающий себя на гранате, ни Курт Кобейн, стреляющий в голову. Правда, даже прегрешения великого инквизитора не шли ни в какое сравнение с деятельностью Дьёзё и теми стенаниями, которые десятилетиями переживали жители Венгрии.
    Сперва в Дебрецене обнаружили несколько случаев странного обморожения, приведших к летальным исходам. Что дело тем, кто провёл сутки в холодильных камерах, до "лёгкого холодка"? Холодок этот – -10 градусов по Цельсию. Не самая лучшая погода для прогулки в шортах и тонких свитерах. Тем не менее троица друзей весело шагала по улицам этого славного города, удивляясь, почему их соотечественники укутывались в шубы и шарфы. Сами они ничего не чувствовали. Не чувствовали, когда кожа краснела. Не чувствовали, когда она бледнела. Не чувствовали, когда падали без чувств, чтобы больше не проснуться.
    Спустя месяц после странного инцидента в "Magyar Demokrata" опубликовали заметку о мужчине лет 40, погибшего от потери крови. Вроде бы и ничего необычного, да только возникал логичный вопрос: почему бедолага так и не обратился к врачу, ведь истекал он медленно? Несколько часов. Более того, позже объявился и сосед жертвы обстоятельств, который заходил к нему незадолго до кончины последнего: "Выглядел он странно, но и не жаловался ни на что".
    На беду общественности, странные события оставались без внимания. Между тем Дьёзе продолжал экспериментировать. Через полгода после отмеченной публикации в одной из частных клиник он приказал проводить операции без наркоза. Кроме того, начисто отказаться от обезболивающих. Возражений не поступало. Как со стороны врачей, так и со стороны пациентов. Постепенно же уходившие прежде на медикаменты средства переправлялись в военный бюджет.
    Своего правитель добился. Получив армию невосприимчивых к боли и оттого неуязвимых солдат, вскоре Дьёзе заполучил и весь мир, беспрестанно продолжая дьявольские опыты. Но без последствий, разумеется, также не обошлось. Он лишил человечество боли, но слегка переборщил – и лишил всяких чувств. По крайней мере, физических. Что касается всех остальных… Джойс помнил, как ёкнуло что-то выше пупка, когда он не ел 10 часов. Тогда ему было лет 14. Других же чувств он у себя так и не заметил.
    Любовь, желания, страсть, похоть – всё ушло в небытие. Даже азарт – и тот пропал. Помнится, всё думали "верха", как бороться с обилием казино, да они и вовсе пропали. Самым простым способом – банально иссяк интерес. И не только к играм. Книги Джойс читал, чтобы выучить новые слова. Не было вопросов вроде "как тебе концовка того романа?", ибо людей будущего уже ничего не впечатляло.
    Индустрия развлечений, алкогольная продукция, словом, то, что направлено на релаксацию человека – всё стремительно уходило в небытие. Кинотеатры, как оказалось, также не вечны – учитывая малую популярность оных, фильмы распространялись только через всемирную паутину. Какое-то время. Вскоре их просто перестали снимать.
    Сперва учёные пытались найти решение этой нелогичной проблемы. Почему утратив восприимчивость к боли, люди утратили и всякие увлечения? Однако задавались этими вопросами недолго. Вскоре пропал интерес и к ним.
    Апогеем же человеческой деградации выступила, естественно, полная утрата либидо. Население планеты стремительно сокращалось, да только помочь роду людскому никто не брался. Зачем исследовать проблему, если тяга к исследованиям давно почила в бозе?
    Дьёзе до момента упадка человечества не дожил. При всей изобретательности секрет бессмертия он так и не открыл. Хотя и пытался. Было бы забавно, если бы государю открылась правда о будущем его некогда великой империи. Империи, в которой от людей осталось одно только название. То были бесхребетные существа без целей, грёз, стремлений, интересов. Словом – биологическая масса. Позор эволюции и клеймо на репутации Великого Создателя.

    V

    Ту ночь Джойс не пережил. Злокачественная опухоль всё же дала о себе знать, "спалив" организм за жалкие полгода. Даже если бы он и дожил до приёма у врача, вряд ли что-нибудь от этого изменилось бы. Сроки для возможного спасения давно прошли. Обратиться же к доктору заранее Джойс не смог. Ведь на боли он не жаловался.

Поделиться этой страницей